Предыдущая            Следующая

 СОЗРЕВАНИЕ 1.6

Я услышала, как подъехал Плащ на форсированном мотоцикле. Я не хотела, чтоб меня увидели удирающей с места схватки, – меня вполне мог принять за плохого парня еще кто-то, – но и спускаться на улицу не собиралась, а то вдруг Луну получшает. Раз идти было некуда, я оставалась на месте. Отдыхать и ничего не делать уже было приятно.

Если бы всего несколько часов назад меня спросили, что я буду чувствовать при встрече с матерым супергероем, я бы воспользовалась словами вроде «восторга» и «головокружения». В реальности же я оказалась настолько вымотана, что мне было почти по барабану.

На крышу он словно взлетел, однако его шестифутовое оружие при приземлении как будто дернулось. Я была уверена, что заметила, как в конец этой штуки убираются зубья кошки. Вот, значит, как выглядит вживую Оружейник.

Самая большая в мире организация супергероев называлась «Протекторат»; она контролировала всю Канаду и Штаты, и ходили разговоры о том, чтобы распространить ее деятельность и на Мексику тоже. Это была лига супергероев, спонсируемая правительствами и имеющая базу во всех «плащеградах». То есть – команда Протектората была в каждом городе, где обитало приличное количество героев и злодеев. Броктон-Бейская команда официально называлась «Протекторат востоко-северо-востока» и базировалась на окруженном силовом полем плавучем островке, который можно видеть с Бульвара. Этот парень, Оружейник, был главой здешней команды. Когда топовые члены Протектората со всей Канады и Штатов собрались вместе и выстроились этим их классическим V-образным строем для фотосессии, Оружейник стоял на фланге. Я видела экшен-фигурки этого парня. Оружейник, которому можно придать любую позу, и сменные вариации его алебарды.

Он реально выглядел как супергерой, не просто тип в костюме. Разница была ощутима. На нем были темно-синие доспехи с серебристыми вставками и визор в виде острой буквы V, закрывающий глаза и нос. На нижней половине лица, которая только и была открыта, я могла разглядеть бородку, подстриженную до состояния узкой полоски вдоль челюсти. Судя по видимой части лица, я бы ему дала где-то под тридцать или немного за тридцать.

Его оружием и фирменным знаком была алебарда – по сути своей копье с топором на конце, но только со встроенными прибамбасами и хайтековскими штучками, какие обычно встречаются только в фантастике. Оружейник был из тех, кто постоянно светится на журнальных обложках и раздает интервью на ТВ, так что о нем можно было с легкостью разузнать все, кроме его реальной личности. Я знала, что его оружие способно резать сталь как масло, что в нем есть плазменные резаки для того, с чем не справляется клинок, и что оно может испускать направленные электромагнитные импульсы, которые вырубают механизмы и силовые поля.

– Собираешься драться со мной? – спросил он.

– Я хороший парень, – ответила я.

Подойдя ближе, он склонил голову набок.

– А по виду не скажешь.

Это слышать было обидно, особенно от него. Как если бы Майкл Джордан сказал, что ты полный лох в баскетболе.

– Это… не нарочно, – сказала я довольно-таки оправдывающимся тоном. – Я сделала уже больше половины костюма, когда поняла, что он выглядит злее, чем мне хотелось бы, и я уже ничего не могла исправить.

Повисла долгая пауза. Нервничая, я отвела взгляд от его непрозрачного визора. Посмотрела на нагрудную эмблему – синий силуэт того же визора на серебряном фоне – и вдруг поймала себя на дурацкой мысли, что когда-то у меня были трусы с этой эмблемой спереди.

– Ты говоришь правду, – сказал он. Это было уверенное заявление, что меня удивило. Мне захотелось спросить, как он это понял, но я не собиралась говорить или делать ничего, что могло бы заставить его передумать.

Он подошел еще ближе, оглядел меня, сидящую обхватив колени, и спросил:

– Тебе в больницу не надо?

– Нет, – ответила я. – Непохоже. И это меня удивляет не меньше, чем вас.

– Ты новенькая, – заметил он.

– Я даже имя еще не придумала. Знаете, как трудно найти имя в насекомой тематике, чтобы с ним я не смахивала на суперзлодейку или на какую-то чокнутую?

Он хихикнул, и этот смешок прозвучал тепло, совершенно по-нормальному.

– Не знаю. Я вошел в игру достаточно рано, мне не пришлось беспокоиться по поводу того, что все хорошие имена уже разобрали.

Разговор увял. Я внезапно почувствовала себя очень неловко. Сама не знаю почему, но я вдруг призналась:

– Я чуть не погибла.

– Именно поэтому у нас есть программа Защитников, – ответил он. В его голосе не было ни осуждения, ни давления. Просто констатация факта.

Я кивнула – больше для того, чтобы просто как-то откликнуться, чем чтобы выразить согласие. Защитники – это подразделение Протектората для тех, кому меньше восемнадцати. В Броктон-Бее была команда Защитников, и называлась она аналогично команде Протектората: «Защитники востоко-северо-востока». Я думала подать туда заявку, но от мысли о том, что, сбежав от школьных стрессов, я брошусь в мешанину подростковых драм, присмотра взрослых и распорядка дня, у меня опустились руки.

– Вы подобрали Луна? – спросила я, чтобы увести разговор от темы Защитников. Я была уверена, что в его обязанности входит уговаривать новых героев вступать либо в Протекторат, либо в Защитники (в зависимости от возраста), чтобы распространять всю эту идею насчет организованных героев, полностью ответственных за свои деяния. И мне очень не хотелось, чтобы он на эту тему начал говорить со мной.

– Когда я прибыл, Лун был избит и без сознания. Я накачал его транквилизаторами для безопасности и временно изолировал в стальной клетке, которую приварил к тротуару. На обратном пути я его заберу.

– Хорошо, – сказала я. – Когда он окажется в тюрьме, я буду чувствовать, что чего-то достигла сегодня. Я и в драку-то влезла только потому, что подслушала, как он приказывает своим людям стрелять в детей. И только потом поняла, что он говорил о других злодеях.

Оружейник повернулся ко мне. И тогда я ему рассказала – про общий ход боя, про появление плохих парней-подростков и про то, как они в общих чертах выглядели. Еще до того, как я закончила, он принялся расхаживать взад-вперед по крыше.

– Эти типы – они знали, что я приду?

Я кивнула. Как я ни уважала Оружейника, повторять уже сказанное я была не в настроении.

– Это многое объясняет, – произнес он, глядя куда-то в пространство. Несколько секунд спустя он начал пояснять: – Они скользкие. В тех немногочисленных случаях, когда нам удается навязать им бой, они или побеждают, или уходят более или менее целыми, или и то, и другое. Мы очень мало о них знаем. Мрак и Адская Гончая работали в одиночку, пока не вступили в группу, поэтому о них кое-что есть, но остальные двое? Они просто пустота. Если у этой Ябеды есть какие-то способы выслеживать или обнаруживать нас, это очень способствует пониманию, почему они так успешны.

Я малость удивилась, услышав, как один из топовых героев признается, что они владеют ситуацией далеко не идеально.

– Это странно, – сказала я после короткого раздумья. – Мне они не показались такими уж крутыми. Мрак сказал, что они были вроде как в панике, когда узнали, что Лун собрался на них напасть, а когда шел бой, они просто перешучивались. Мрак подкалывал Регента.

– Они говорили это все в твоем присутствии? – спросил он.

Я пожала плечами.

– По-моему, они подумали, что я им помогаю. Судя по тому, как говорила Ябеда, она решила, что я тоже плохой парень или типа того. Не знаю, может, костюм их на эту мысль навел.

Последнее я добавила с капелькой горечи.

– Ты могла бы одолеть их в бою? – спросил Оружейник.

Я пожала было плечами и тут же слегка дернулась. Плечо побаливало в том месте, где я стукнулась о крышу, когда меня отбросило огненной атакой Луна.

– Как вы сами сказали, мы мало о них знаем. Но я думаю, та девчонка с собаками…

– Адская Гончая, – произнес Оружейник.

– Думаю, она бы надрала мне задницу в одиночку, так что нет. Вряд ли я могла бы с ними драться.

– Тогда считай, что тебе повезло, что они ошиблись, – сказал Оружейник.

– Попробую думать под таким углом, – ответила я, поразившись, с какой легкостью он воспользовался принципом «брать все негативное и превращать в позитивное», которому я только пыталась следовать. Мне стало завидно.

– Хорошая девочка, – сказал он. – И, глядя в будущее, мы должны решить, куда нам сейчас двигаться.

У меня упало сердце. Я поняла, что он снова собирается поднять тему Защитников.

– Кто возьмет на себя победу над Луном?

Захваченная врасплох, я подняла на него взгляд. Начала было говорить, но он остановил меня, подняв руку.

– Выслушай меня. То, что ты сделала сегодня, великолепно. Ты сыграла роль в аресте крупного злодея. Нужно просто подумать о последствиях.

– О последствиях, – пробормотала я, пока в ушах у меня звенело слово «великолепно».

– У Луна очень большая банда в Броктон-Бее и окрестных городах. Более того, у него два заместителя с суперспособностями. Они Ли и Бакуда[1].

Я покачала головой.

– Про Они Ли я знаю, и Мрак упоминал, что они с ним дрались. А вот про Бакуду ни разу не слышала.

Оружейник кивнул.

– Ничего удивительного. Она новенькая. Нам о ней мало что известно. Впервые она появилась и продемонстрировала свои силы во время долгой террористической кампании против Корнеллского университета. По-видимому, когда Нью-Йоркский Протекторат сорвал ее планы, ее рекрутировал Лун и перевел в Броктон-Бей. И это… беспокоит.

– И какие у нее способности?

– Ты знаешь классификацию Механиков?

Я было пожала плечами, но вовремя вспомнила, что одно из них побаливает, и предпочла кивнуть. Это и более вежливо, наверное.

– Механики – это все, у кого есть способности, которые дают продвинутое научное чутье. Они могут делать вещи, которые опережают время на века. Лучевые пушки, ледяные бластеры, механизированные доспехи, крутые компы.

– Достаточно близко, – кивнул Оружейник. До меня вдруг дошло, что сам он, вероятно, Механик, если только его алебарда и доспехи о чем-то говорят. А может, он приобрел их у кого-то еще.

Он тем временем пояснил:

– В общем, у большинства Механиков есть специализация или какой-то особый прием. Что-то, в чем они особенно хороши, или что-то, что они умеют делать, а другие Механики нет. Специализация Бакуды – бомбы.

Я уставилась на Оружейника. Женщина со способностью, позволяющей изготавливать бомбы, опережающие время на десятилетия. Ничего удивительного, что это его беспокоило.

– Мне хотелось бы, чтобы ты приняла во внимание всю опасность славы победительницы Луна. Вне всяких сомнений, Они Ли и Бакуда будут стремиться достичь двух целей. Освободить своего босса и отомстить тому, кто его поймал. Думаю, ты уже понимаешь… что это страшные люди. В некоторых отношениях более страшные, чем их босс.

– Вы хотите сказать, что мне не стоит брать эту победу на себя.

– У тебя есть два варианта. Первый – присоединиться к Защитникам, где у тебя будет поддержка и защита на случай всяких столкновений. Второй вариант – не высовываться. Не распространяться о своем участии, быть тише воды ниже травы.

Я была не готова вот так принимать решение. Обычно я отправляюсь в постель около одиннадцати и встаю на утреннюю пробежку в полседьмого утра. Сейчас же, по моим ощущениям, было где-то между часом и двумя ночи. Взлеты и падения сегодняшнего вечера меня эмоционально опустошили, и мне с трудом удавалось прокручивать в голове все проблемы и геморрои от вступления в Защитники, тем более – от того, что за мной будут гоняться два безумно опасных социопата.

Кроме того, я была не настолько наивна, чтобы не заметить мотивацию Оружейника. Если я предпочту не заявлять, что это я сделала Луна, то, уверена, Оружейник присвоит эту честь себе. И мне не хотелось портить отношения с таким крупным игроком.

– Пожалуйста, не рассказывайте никому про мое участие в поимке Луна, – сказала я. Хоть я и понимала, что сделала разумный выбор, все равно из-за необходимости говорить это я ощутила болезненное разочарование.

Оружейник улыбнулся – неожиданно для меня. У него была приятная улыбка. Я подумала, что он вполне может завоевывать сердца женщин, как бы там ни выглядели остальные две трети его лица.

– Думаю, оглядываясь назад, ты поймешь, что это мудрое решение, – с этими словами он отвернулся и зашагал к противоположному краю крыши. – Если угодишь в беду, позвони мне в ШКП.

Он шагнул через край крыши и пропал из виду.

Если угодишь в беду, позвони мне. Фактически он говорил, хоть и не признавал этого открыто, что он передо мной в долгу. Конечно, он получит львиную долю славы за поимку Луна, но он передо мной в долгу.

Еще до того, как я успела спуститься по пожарной лестнице, до меня донесся рев мотора его мотоцикла – видимо, увозящего Луна навстречу пожизненному заключению. По крайней мере, я на это надеялась.

У меня ушло полчаса, чтобы добраться до дома. На полпути я сделала остановку и оделась в фуфайку и джинсы, которые спрятала. Я знала, что папа ложится спать еще раньше, чем я, и что спит он мертвым сном, так что тут мне тревожиться было не о чем.

Все могло получиться хуже. Как ни странно, эти слова послужили мне одеялом, в которое я завернулась, чтобы не думать о том, что завтра надо в школу.

 

Предыдущая            Следующая

[1] Имя происходит от японского «бакудан» (爆弾) – «бомба».

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ