Предыдущая            Следующая

ПАРАЗИТ 10.2

Тремя днями ранее

Я сделала глубокий вдох, потом выдохнула, медленно и протяжно.

– Я тебя прикрываю, – сказала Лиза. Я кивнула.

Потом толкнула дверь, и она открылась.

Внутренность здания абсолютно не соответствовала его внешности. Оно находилось в одной из низинных частей Доков, где наводнение еще полностью не ушло. Дома здесь были в таком плохом состоянии, что никто не решался искать в них убежище или добычу. Внутри, однако, все было укреплено брусьями и балками. Между толстыми металлическими прутьями и внешними стенами располагались металлические листы с отверстиями, прорезанными в качестве окон. Ручки на металлических ставнях предполагали, что при острой надобности фанеру можно отодвинуть в сторону. На уровне земли стояли пирамиды из мешков с песком несколько нестандартного вида. Поверх каждой пирамиды лежали листы пластика, прикрепленные к мешкам скобами.

Это место еще не было обустроено. В одном углу стояла пара кроватей, окруженная всяческой мебелью. Внутри здания было сухо, свежо и светло. Могло бы возникнуть ощущение стерильности, если бы не краска из баллончика, изрисовавшая почти все металлические листы, и не следы высохшей грязи на полу возле двери.

Наш приход был встречен яростным лаем полудесятка собак. Несколько закрытых дверец, установленных полукольцом вокруг входной двери, не дали им на нас наброситься. Брайан сидел в дальнем конце комнаты рядом с Айшей. На нем была обычная одежда для спарринга, на Айше – такая же, только шорты вместо тренировочных штанов.

«Его младшая сестра? Здесь?»

Алек сидел скрестив ноги на груде вещей, на его колене балансировала миска с цветастыми мюсли. Длинный порез сбегал от уха к плечу, уходя под рубашку. Алек смотрел телевизор, включенный в свисающий с потолка удлинитель. Услышав лай, он повернул голову в мою сторону, и я едва услышала, как он пробормотал: «Ни фига себе».

Одна из собак, похоже, меня узнала – она остановилась возле дверцы и завиляла хвостом. Некая часть меня сочла это добрым знаком. Но тут появилась Сука и сразу направилась ко мне. С ее мокрых волос разлеталась вода. Видимо, она была только из душа: на ней были свободные камуфляжные штаны и черный топ с темными пятнами там, где в ткань впиталась вода. На плечи было наброшено полотенце. Как только она увидела меня, лицо ее приняло жесткое выражение. По пути ко мне она сжала руки в кулаки. Прочтя агрессию в ее языке тела, я зажмурилась и попыталась расслабиться. Я припомнила слова Брайана во время нашего спарринга, что если напрячься, то станешь лишь более уязвимым.

Если это верно, то я была очень рада, что не напряглась. Сука была крепко сложена и ничуть не сдерживалась. Она пинком вышибла собачью дверцу, а в следующую секунду ее кулак врезался мне в скулу – я плюхнулась задницей на пол, основную часть удара от падения принял на себя копчик. Мне уже доставалось от Луна, Прославленной, Бакуды и даже Левиафана. Некоторые из этих типов били на порядки сильнее Суки, но все равно боль была адская.

Красноречиво было то, что Лиза шагнула вперед, чтобы за меня заступиться, а вот Брайан и Алек этого не сделали. Собаки осторожно вышли в открытую дверцу, но держались позади из почтения к хозяйке.

– Я… – мне пришлось прерваться на полуфразе: как только я открыла рот, правая половина лица взорвалась болью. – Я это заслужила.

Сука резко пнула меня в плечо – я охнула и упала навзничь.

– И это тоже.

– Урок усвоен, – сказала Лиза Суке. – Достаточно.

– Отвали, – огрызнулась Сука. Указала на Брайана и продолжила: – Меня достаточно бесит, что он хочет отдавать приказы и называет себя нашим лидером, я не собираюсь терпеть это еще и от тебя. Я делаю то, что хочу, а хочу я вбить ей рожу в затылок.

Сука развернулась, подошла к горе мебели и подняла полку от книжного шкафа. Это была деревянная доска фута в три длиной и в фут шириной. Лиза встала между Сукой и мной, чтобы помешать ей атаковать. Потом повернулась к Брайану.

– Эй, может, слегка поможешь?

Брайан нахмурился.

– Зачем ты привела ее сюда?

– Поговорить, – ответила Лиза. Когда Сука двинулась влево, чтобы ее обойти, Лиза сместилась, оставаясь между нами. Я села и, толкаясь руками и ногами, убралась подальше от Суки.

– Она собиралась нас всех сдать! – выкрикнула Сука.

Я замотала головой, но из-за движений Суки и Лизы не была уверена, что Брайан заметил. Тогда я воскликнула:

– Нет! Я не собиралась!

Брайан шагнул вперед и положил ладонь на руку Суки. Та нахмурилась, но опустила свое импровизированное оружие.

Брайан посмотрел на меня очень серьезно.

– Лиза говорила, что ты собиралась, а когда речь идет о вас двоих, я выбираю ее. То, что сказал Оружейник, было очень осмысленно, и несколько мелочей, связанных с тобой, тоже внезапно обрели смысл.

– Нет, я… в смысле, да, я собиралась вас предать…

– Я щас, блин, вобью зубы ей в глотку! – взревела Сука.

– В прошедшем времени! – повысила голос я. – Я передумала!

Сука издала какой-то низкий горловой звук. Подошли Айша и Алек – теперь вокруг меня и Лизы образовалось свободное полукольцо из людей и зверей. В воздухе повисло напряжение.

– Ты передумала, – по тону Брайана непохоже было, что он мне поверил.

– Когда я имела дело с Оружейником? И поняла, какой он жопошник? Это для меня было что-то вроде будильника. Я уже начала думать о вас как о друзьях. И то, что мы делали, было не так уж плохо. В основном мы дрались с бандой Луна…

Все, кроме Лизы и Айши, смотрели на меня со злостью в глазах. Я поднялась на ноги; Сука сдвинулась с места, и я слегка вздрогнула, боясь новой атаки. От моей щеки расходилась боль, словно кто-то загонял туда гвоздь. Плечо и вполовину так сильно не болело, но и не сказать чтоб радовалось жизни.

– Я… я передумала после того, как мы разнесли вечеринку и поговорили со Змеем. Я пошла домой и стала думать о том, чтобы послать мейл в Протекторат, и вдруг поняла, что не могу. Это значило бы, что мне придется все объяснить папе и уйти от вас. Я не могла сделать ни то, ни другое.

– Это было не очень-то давно и, по-моему, выглядит довольно неубедительно.

Я подняла руки в немного беспомощном жесте и уронила их обратно – они повисли вдоль тела.

– Я говорю правду. Мне плохо удается говорить с людьми или убеждать их. Все, что я могу, – рассказать вам, как это все виделось мне, и надеяться, что вы поймете, что я говорю искренне.

Брайан сложил руки на груди.

– Это все, что ты хочешь сказать?

Я сделала глубокий вдох, потом выдох.

– И я хотела бы вернуться в команду, если вы меня примете. Пожалуйста.

Он поднял брови.

– Вроде бы я припоминаю, что ты ушла от нас в обиде после нашей последней беседы со Змеем. Что изменилось?

– Вы должны понять, я была зла на себя не меньше… нет, больше, чем на вас. За то, что позволила случиться этому с девочкой, за то, что не смогла сообразить, что к чему. Но я подумала обо всем, поговорила с Лизой, и я готова все с вами обсудить, если вы захотите.

– И почему мы должны тебе во всем этом верить? – с вызовом спросил Брайан.

– Я могу поручиться… – начала Лиза.

– Тейлор сама может за себя ответить, – оборвал ее Брайан.

Я забарахталась в поисках ответа. У меня было четкое ощущение, что, если я сейчас его не найду, они не удовлетворятся. В животе у меня завязался узел мерзких эмоций, и он все распухал, пока я ощущала осуждение этих людей, с которыми совсем недавно была так близка.

Когда я это поняла, у меня возникла идея. Не особо ценная, правда.

Я повернулась к Брайану.

– Помнишь, что произошло, когда мы шли к тебе домой?

– Что именно? Та история с девчонкой, которая на тебя наехала, или…

– После этого. Тот, эмм, неловкий разговор.

– Эй, трехнутая, – вмешался Алек. – Тебе не только его надо убедить. Ты не можешь опускать детали и оставлять нас не в теме.

– Ага! – согласилась Айша. Брайан глянул на нее раздраженно.

Я посмотрела на него, потом уткнулась взглядом в пол, чувствуя, как лицо начинает пылать. Когда жар добрался до щек, половина лица запульсировала болью. Я ненавидела испытывать унижение, чувствовала, что слишком много отвратительных эмоций вспухает во мне давно выработанным условным рефлексом, и первой из этих эмоций была вспышка гнева.

Я зажато ответила:

– Я… дала Брайану понять, что он мне интересен. В романтическом смысле. Это была правда.

– Ахххх, – отреагировал Алек.

Я знала! Просекла в ту же секунду, как увидела тебя у него дома! – хвастливо выкрикнула Айша.

Я искоса глянула на Брайана и убедилась, что его выражение лица не изменилось ничуть. Когда он заговорил, то сопроводил свои слова легким покачиванием головы.

– Ты могла все это делать, чтобы я потерял бдительность.

– Херня, – уронил Алек.

– Что? – Брайан повернулся к нему.

– Херня, говорю, – повторил Алек. – Тейлор сама сказала, она сосет, когда надо гладко врать.

– Она врала достаточно убедительно, когда держала от нас в тайне, что она двойной агент.

– Я не то чтобы именно врала, – тихо произнесла я. – Я просто не говорила.

На это заявление никто не ответил. Я почувствовала себя дурой, что сказала это, какой бы правдой или неправдой мои слова ни были.

Алек добавил к своему предыдущему заявлению:

– Я никогда не обращаю внимания на всю эту драматическую хрень насчет командных отношений, но даже до меня дошло, что она в тебя влюблена. Это было настолько очевидно, что даже бесило.

Так странно – Алек за меня заступился. Оскорбил меня при этом, да, но все же заступился.

– Это все могло быть притворством, – с нажимом произнес Брайан. – И даже если нет, все равно это ничего не значит.

– Ты ведь на самом деле так не думаешь, – сказала Лиза. – Ты злишься на нас. Не могу тебя винить. Я бы тоже на нас злилась на твоем месте. Но ее ты зовешь лгуньей только потому, что тебе чертовски легче сердиться на нее, если считать, что твой друг оказался ненастоящим.

Брайан шумно вздохнул.

– Не применяй на мне свою способность.

– А кто сказал, что я применяю?

Рискнув кинуть взгляд на Суку, я увидела, что она ходит взад-вперед, шаги ее были короткими и нетерпеливыми. Непохоже, чтобы она хоть чуть-чуть успокоилась.

Мне и самой было не лучше. Я сказала всего лишь:

– Я хочу только одного: чтобы все снова стало так, как было.

– Это не так-то просто, – ответил Брайан. Когда я встретилась с ним взглядом, он отвернулся, насупившись.

Когда вообще все было хорошо? К какой именно точке во времени я так стремилась вернуться, когда меня не грызла вина или тревога? К тому времени, когда я разобралась со страхом, что меня поймают, я сбежала из дома и порвала с папой. Прежде чем я успела примириться с этим, я узнала про Дину, и это ударило по мне больше, чем что бы то ни было еще. Я терроризировала заложников, искалечила суперзлодея, ранила супергероев, но именно из-за Дины я не спала ночами, чувствуя себя беспомощной, чувствуя себя последней сволочью на земле.

Помочь ей извне я не могла. Это была главная причина, почему я пришла сюда. Я не обладала достаточной силой, чтобы сражаться со Змеем в одиночку, я не могла пойти к героям и положиться на то, что они это сделают, – только не против Змея с его способностью, дающей ему две попытки удрать, две попытки любой контратаки, две попытки выследить девушку, которая про него знает, и разобраться с ней, и возможность выбирать те результаты чего угодно, которые его устраивают. И это я еще не влезла в более сложные применения его способности – всего-навсего в использование одной из параллельных реальностей в попытке что-то сделать, причем раз за разом, пока он не получит результат, который захочет сохранить. Я не могла одолеть его ни на каком поле.

Лиза убедила меня. Я решу проблему, только если заслужу благорасположение Змея, если смогу говорить с ним как человек, которого он уважает и к которому прислушивается.

А этого я не добьюсь, если не сумею убедить ребят передо мной снова принять меня в команду.

– Да, – ответила я Брайану, – ты прав. Это не так просто. Но если вы меня возьмете, я буду пахать как прОклятая, чтобы все искупить. Я очень полезна как член команды, ты это знаешь. Если хочешь отслеживать каждое мое движение – валяй. Любые ограничения моих действий – валяй. Я даже откажусь от зарплаты Змея и от того, что он будет платить нам за все свои задания. Все, что хотите.

Брайан покачал головой, потом спросил:

Почему? Почему ты вернулась?

– Потому что я была в убежищах, я ходила по улицам и видела, что там творят «Торговцы» и «Избранники». Я хочу разрешить это дело с Диной. Нравится мне это или нет, но я знаю: самый быстрый путь туда, где все снова будет окей, – это сотрудничество со Змеем.

Лиза сказала:

– Я хочу, чтобы она вернулась, это ясно. Если мы голосуем, мой голос вот такой.

– Мой тоже, – произнес Алек. – Брайан, ты сейчас постоянно на взводе. Может, это из-за того, что ушла Тейлор, может, из-за того, что напали на Айшу и твоего батю, может, вообще из-за того, что в городе творится, но быть рядом с тобой паршиво. Тейлор всегда была с тобой на одной волне, и с ней ты сможешь хотя бы работать и говорить. Ты сам станешь счастливей в перспективе, если она будет рядом. А мы станем счастливей, если ты не будешь таким охренительным брюзгой. И потом, если она отказывается от платы, это нам даже стоить ничего не будет.

– Это будет нам много чего стоить, – тихо сказал Брайан. – Если недоверие и напряженность похерят химию нашей команды и особенно если из-за этого мы облажаемся на операции.

– Значит, ты голосуешь против? – требовательно спросила Лиза.

– А у меня есть право голоса? – вклинилась Айша, прежде чем он успел ответить.

– Нет, – хором отказали ей Брайан и Лиза. Айша скорчила гримаску, но, похоже, не расстроилась.

– Я не хочу ее в команде, – произнесла Сука.

Брайан покачал головой.

– Не знаю, что тебе и сказать, Рэйчел. Сейчас, для разнообразия, Алек прав. Она нам нужна. Как минимум нам нужна боевая мощь там, в городе. Глядя на все объективно, думаю, мне придется сказать, что мы должны ее взять.

– Значит, у нас три за, один против, – констатировал Алек.

Сука со всей силы швырнула свою доску в стену. Один из псов залаял – то ли в ответ, то ли просто встревожившись. Сука плюнула в мою сторону и стремительно зашагала в дальний конец комнаты, псы побежали следом. Раздался стук ее ботинок по металлическим ступенькам – она поднималась на второй этаж.

Лиза поколебалась, потом двинулась за ней. Алек кинул взгляд на нас, после чего положил руку Айше на плечо и увел ее, оставив нас с Брайаном наедине.

– Спасибо, – тихо сказала я Брайану.

Брайан покачал головой.

– Не благодари меня. Алек правильно сказал: наверное, когда-нибудь это все перемелется. Может, мы даже снова станем друзьями и доберемся до такого уровня, что сможем об этом говорить. Но это произойдет не сегодня и уж точно не здесь и сейчас.

– Окей, – ответила я. Но Брайан уже уходил, оставив меня одну возле входа.

Я уже сказала себе, что стану выше людей вроде Софии и Оружейника. Я очень хорошо осознавала их недостатки, первым и главным из которых была надменность, гордыня.

Поэтому я проглотила свою.

 

***

 

Сейчас

Столько всего могло пойти не так.

Ябеда, держа в руках бинокль, изучала здание перед нами.

– Есть движение. Можно идти.

– Пошли, – приказал Мрак.

Нанести удар было не так уж сложно. Мои букашки влились через окна, Сука взяла на себя вход. Анжелика была медленной, зато могла двигаться как хотела, остальные псы были на поводках. Мрак оставался в тылу вместе с Ябедой, Регентом и мной, а Чертовка двинулась вперед – не ворвалась внутрь, но держалась поблизости.

Самым трудным было все сбалансировать. Серьезный перекос в ту или другую сторону – и все станет очень плохо очень быстро.

Мародеры, наша цель, были хорошо вооружены, несмотря на то, что доставать патроны становилось все труднее и труднее. Змей обладал своими источниками, «Избранники» тоже, но эти типы были из «Торговцев». Это были бродяги, наркоманы и те, кто жил за счет паразитирования на системе. Когда система отказала, они прицепились к единственной группировке, согласной их взять. Еще больше народу присоединилось потому, что жить среди бандитов, мародеров, подметал и воров легче и безопаснее, чем среди жертв. Безопасность в численности.

Они не были ни сильны, ни обучены, и смелыми я бы их тоже не назвала. Однако их поддерживало нечто вроде отчаяния. Мне уже доводилось такое видеть: когда я напускала своих букашек на некоторых из своих врагов, одни паниковали или понимали, что драться с роем бессмысленно, а другие дрались, не обращая внимания на урон, который получали, и боль, которую чувствовали.

Это отчаяние представляло проблему и для нашего плана. Если мы дадим им шанс, они не постесняются ранить или убить нас.

Они врывались во множество жилых домов и офисов, забирая все ценное, что им удавалось обнаружить. Телефонные линии не работали, полиция реагировала намного медленнее прежнего из-за состояния дорог. Мародеры сколотили неплохое состояние из краденого добра, и у нас была информация, что хранили они его здесь. Вполне резонная мишень для атаки.

Мои букашки выгнали большинство мародеров на улицу. Там их встретила тьма Мрака и Сукины псы, отдавив их назад. Они оказались зажаты в угол, окруженные рычащими тварями.

Как только ситуация оказалась у нас под контролем, с неба свалилась Теневая Охотница с арбалетами в обеих руках. Секунду спустя Ябеда и Мрак получили по болту. Охотница мгновенно перезарядила оружие с помощью обойм, закрепленных на перчатках, потом всадила болты в Чертовку и меня. Когда болт воткнулся в броню моего костюма, Ябеда и Мрак уже оседали на землю.

Ткань костюма остановила болт, поэтому я не упала. Я выхватила дубинку, взмахом разложила на полную длину и ринулась на Охотницу.

Теневая Охотница попятилась, одновременно с этим перезарядив оружие и выпустив новую порцию болтов в Регента и ближайшего к ней пса. К тому времени, как я до нее добралась, она выпалила в пса еще раз, потом подстрелила Суку.

Моя дубинка, естественно, прошла сквозь нее. Охотница шагнула сквозь мою руку, очутилась за спиной и вогнала колено мне в бок. Я захрипела и упала; она извлекла болт и воткнула его мне в плечо прежде, чем я успела подняться.

«Полегче, Регент».

Суке удалось выкрикнуть приказ своим псам до того, как она «вырубилась»:

– Домой!

Трое новеньких заколебались, но Анжелика колебаться не стала. Она зарычала, пробегая мимо них, и остальные послушно побежали за ней по улице. Вскоре вся стая пропала из виду.

Я лежала в воде, чувствуя, какая она холодная, и стараясь не замечать, какая она грязная. Мои линзы оказали мне услугу, позволив смотреть, что происходит, не выдавая себя открытыми глазами. Я увидела, что Теневая Охотница прикоснулась к уху и что-то пробормотала. Ябеда заранее рассказала Регенту все, что он должен был знать об этой конкретной процедуре и о полагающихся приказах.

ОПП прибыл через три минуты. Я увидела зеленые и белые мигающие огни и услышала всплески еще до того, как кто-либо вошел в мое поле зрения.

– Ох, блин, – произнес один из ОППшников.

– Свяжите их и закиньте в автобус, – приказала Теневая Охотница.

– Джао, принеси арест-пену, – сказал один из них. Командир?

– Они усыплены, – равнодушным тоном произнесла Теневая Охотница. – Не тратьте ресурсы.

– Протокол требует использовать арест-пену, особенно когда среди задержанных есть неизвестный.

– Рогатая девчонка? Мобиль-три, телепортируется через тени, – солгала Теневая Охотница. – Никто из них не выберется из наручников самостоятельно.

– Но если Мрак применит свою способность…

Теневая Охотница развернулась и всадила в Мрака еще один болт.

– Достаточно?

Разумеется, снотворное мы заранее убрали. Тем не менее я готова была спорить, что у Мрака найдется что сказать Регенту после того, как это все закончится.

Офицер на попятную не шел.

– Нет. Я хочу знать, почему вы не хотите, чтобы они были обездвижены в полной мере.

– Потому что я на ногах с пяти утра, сейчас уже хорошо за полночь, а мне еще придется заполнять долбаные бумажки, как только эти типы окажутся в камере. Мне нельзя просто уйти, пока их не упакуют, так что, если я позволю вам их запенить, мне придется ждать еще полчаса или час, пока смешают и дадут им растворитель, и еще пять – десять минут, пока он подействует. В жопу, они и так вырублены. Послушайтесь героя, который только что завалил целую гребаную команду, и просто запихните их в машину.

На это ответа не последовало, но секунду спустя кто-то поднял меня и понес. Я глубоко дышала, расслабив все тело. Несколько насекомых собралось на мне и на несущих нас ОППшниках, и я ничего не делала, чтобы их разогнать. Может, они отвлекут этих типов и не дадут им понять, что кто-то из нас все еще в сознании.

Меня положили на холодный металлический пол арестантской машины и сковали руки за спиной. Через несколько секунд кого-то бросили поперек моей груди и плеч. Слишком легкий для Мрака или Суки. Скорее всего, Чертовка или Регент.

Металлические двери захлопнулись и заперлись с явственным щелчком внутренней механики.

«Столько всего может пойти не так».

У нас, конечно, имелись страховки, включая помощь Змея, но не ограничиваясь ей. И тем не менее было что-то глубоко тревожащее в том, чтобы позволить себя пленить и заковать в наручники.

– Нас никто не слушает, – прошептала Ябеда. – Можем спокойно говорить, только тихо.

– ОПП допрашивает оставшихся «свидетелей», которые задержались прибрать добычу после того, как сбежали собаки, – шепотом сообщил Регент. – Они подтверждают историю, которую мы хотим продать.

По крайней мере, один барьер мы преодолели. Наше актерство могло пройти по-всякому: если бы мы оказались недостаточно убедительны, ОППшники могли бы арестовать нас взаправду. Если бы мы накосячили с выбором момента или кто-нибудь из мародеров попробовал напасть на нас, когда мы притворялись усыпленными, могло бы случиться что-нибудь ужасное.

– Ты слишком сильно меня ударил, – пробормотала я.

– Мышечная память, – ответил Регент. – Охотницу вини, не меня.

– Чертовка, ты в порядке? – спросил Мрак.

– Дык, – ответила она.

Прошло несколько минут, прежде чем машина двинулась с места. Без слов договорившись друг с другом, мы все погрузились в молчание, просто чтобы быть абсолютно уверенными, что водитель нас не услышит. Прошло еще минут десять – пятнадцать, и мы наконец прибыли.

– Мы в их штаб-квартире, – приглушенно сказал Регент.

– Значит, мы в порядке, – ответил Мрак.

– Сплав и Защитники выходят встретить Теневую Охотницу. Внимание.

Задняя дверь автобуса открылась. Я ощутила, как в закрытое пространство входит относительно прохладный воздух. Раздался отчетливый звук взводимого оружия, словно они предчувствовали, что мы атакуем сразу, как только откроется дверь.

– Ух ты, – произнес один из парней. По-видимому, Малыш Победа или Хроноблокер. – Как тебе это удалось?

– Они меня не заметили, я их перестреляла по одному. Эта мелкая засранка, которая видела меня без маски, была в броне, и мне пришлось прибегнуть к ближнему бою, – Теневая Охотница произнесла это совершенно обыденным тоном.

– Ну да, конечно, – саркастично заметил еще один парень.

– Что-то ты молчишь, Сплав, – произнес женский голос. Виста?

Кто такой этот Сплав?

– Что, балдеешь от моей охренительной крутизны? – самодовольно заявила Теневая Охотница.

– Возможно, позже побалдею. А сейчас… – произнес мужской голос с акцентом. – Удовлетвори мое любопытство. Ты ведь знаешь пароли, которые мы запоминаем каждую неделю, и ты в курсе, зачем мы их запоминаем, правда?

– Ага, – ответила Теневая Охотница.

Один из других парней произнес:

– На случай любых контактов с любыми известными Перевертышами или… – тут он сделал паузу, – Мастерами. Ой.

– Так вот, – продолжил Сплав. – Принимая во внимание, что Регент является самым высокоуровневым Мастером в городе, я хотел бы услышать от тебя пароль на эту неделю.

Повисло молчание.

– Команч шесть-шесть-два, – ответила наконец Теневая Охотница.

Еще одна пауза.

– Верно, – подтвердил Сплав. – Так, берите их и отнесите в камеры.

Мне пришлось приложить все усилия, чтобы остаться неподвижной и не выдать своего облегчения. Ябеда предвидела это развитие событий и натаскала Регента, но все-таки она раньше, бывало, ошибалась.

С меня сняли Чертовку, потом подобрали лежавшую рядом Ябеду.

Меня подняли с пола машины одной из последних. Теневая Охотница поддерживала меня, пока двое ОППшников не подняли меня за подмышки на ноги. Мои ноги тащились по земле, голова свисала. Я рискнула приоткрыть глаза, зная, что линзы их спрячут, и искоса глянула на этого «Сплава». Металлическая кожа, металлические волосы и странные мусорные вплавления на плечах. Я пересекалась с ним перед боем со Всегубителем.

Он заговорил, причем настолько тихо, что, возможно, его слова предназначались только Софии.

– Где собаки?

– Стреляла в них снотворным, они не падали. Сбежали, когда вырубилась Адская Гончая.

Сплав кивнул.

– Хорошая работа, но это не оправдывает и не компенсирует того, что произошло раньше.

– Пофиг, – ответила Охотница.

– Нет. Это серьезно. Ты напала на товарища по команде. Я не собираюсь смотреть на это сквозь пальцы.

На определенном уровне я не удивилась услышанному. Умом я понимала, что у нее такой характер. Но эмоционально? Я не верила своим ушам. Совершенно не ожидала услышать, что для Защитников она тоже представляла серьезную проблему.

Прошло несколько секунд, прежде чем она наконец спросила:

– Что ты собираешься делать?

– После того как этих типов надежно запрут в камерах, мы пойдем поговорим с директором. Она почему-то хочет сохранить тебя в команде, так что я не думаю, что твой испытательный срок сорвется, но последствия будут точно.

– Твою мать, – огрызнулась Теневая Охотница.

– И кроме того, ты извинишься перед Малышом Победой. Я хочу, чтобы ты никогда больше на него не набрасывалась.

Теневая Охотница чуть помолчала.

– Кончай, блин, меня проверять. Я слишком устала для этой херни. Это был не Малыш Победа.

Сплав кивнул. Я от удивления несколько раз моргнула. Ябеда про это не говорила, не предвидела этого. Сплав только что попытался подставить ножку Регенту/Охотнице, а Регент это просек. Он увернулся.

Я увидела, что мы проходим мимо стола регистрации. В самом этом здании я не была ни разу, но несколько раз проходила мимо. Здесь было на удивление пусто. ОППшников вокруг тоже было немного.

– А кто тогда? – спросил Сплав. До меня только через секунду дошло, что он имел в виду.

– Да отцепись уже! – простонала Теневая Охотница. – Я это, я.

– Эй, – он повернулся, взял ее за плечо и остановил на середине шага. – Кто это был?

Она кинула взгляд на остальных. Хроноблокер, Малыш Победа, Виста и девушка из боя со Всегубителем, которая звала себя Флешеттой.

– Хроноблокер, – попыталась угадать Теневая Охотница.

Сплав даже бровью не двинул, и интуиция сказала мне, что Регент/Охотница промазал. Мое сердце сжалось.

Хроноблокер и Малыш Победа остановились и посмотрели на нас с любопытством.

– Тревога! Ловушка! – проревел Сплав.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ