Предыдущая            Следующая

ДОБЫЧА 14.3

– Не берут трубку, – сказала Ябеда, опуская телефон от уха. – Они уже в бою.

– Гребаная дура. Клянусь, – Плут ткнул пальцем в ее сторону, – если Баллистик умрет из-за того, что ты, нахер, проболталась…

Ябеда прищурилась.

– Моя способность сказала мне, что с чертовски хорошей вероятностью она просто побежит. От восьмидесяти до девяноста процентов.

– Ну так твоя способность ошиблась, скажешь нет? – огрызнулся Плут.

Ябеда, игнорируя его, повернулась ко мне.

– Ну как? Нашла его?

Я покачала головой.

– Нет. Думаю, он может быть на машине, чтобы удерживаться в темпе Сибирячки. До меня это поздно дошло, я все это время не искала машины, но сейчас прочесываю окрестности.

– Может, нам отправиться к ним? – спросила Солнечная Балерина. – Мы можем помочь Баллистику и вашей команде.

– Я бы с удовольствием, – ответил Мрак. – Но Сука предупредила нас насчет использования ее псов дольше пятнадцати минут. Ее эффекты выветриваются, собаки становятся мельче и слабее, и когда дойдет до того, что им станет неудобно нести груз, они могут сорваться на нас.

– Сколько уже прошло времени? – спросил Плут, кинув взгляд на Бентли.

– Достаточно много, чтобы я не рискнул, – ответил Мрак.

Я посмотрела на Сириуса. Пока мы на нем скакали, я не замечала, но он действительно стал меньше. Внешние покровы обвисали, как обвисает обычно кожа у человека, который был очень толстым, но недавно сбросил вес.

А левее я увидела Эми, которая пятилась, баюкая руку.

– Эми, – обратилась я к ней.

Она дернулась, будто я ее ударила. Все взгляды обратились на нее.

– Ты в порядке? – спросила я.

– Нет, я не в порядке, – ее голова слегка дрожала, когда Эми повернула ее, чтобы оглядеть остальных. Потом она снова развернулась ко мне. – Она откусила мне пальцы.

– Прости, – сказала я и подняла руки, показывая, что безоружна. – Мы пытались добраться до тебя как можно быстрее.

– Мои пальцы, – простонала она, глядя на свою руку. – Я бежала со всех ног, но все равно недостаточно быстро. Она меня догоняла и догоняла.

– Я знаю. Ты ничего не могла сделать, – ответила я.

– Это все неправильно, – покачала головой Эми. Она по-прежнему пятилась. – Не должно быть вот так. Суперспособности, и Всегубители, и всякие сибирячки… Все так вывернуто. Мы… должен быть какой-то способ от этого отбиваться, но, как правило, его нет.

– Есть, – ответила я. – Его трудно найти, но он есть всегда.

Ябеда повернула к ней голову.

– Послушай, Эми. Можно тебя спроси-…

– Заткнись! – рявкнула Эми, за долю секунды переключившись из режима жалости к себе в режим ярости. – Не говори со мной. Даже не смотри на меня, сука!

– Это важно.

– Что из того, что я сейчас сказала, тебе непонятно?!

– Такое впечатление, будто мы не спасли только что тебе жизнь, – заметил Плут, скрестив руки.

– Вы это сделали, чтобы задержать Сибирячку. Во всяком случае она так сказала, – Эми кинула взгляд на Ябеду.

– Это была одна из причин, – произнесла Ябеда. – Рой…

– Заткнись!

Это слово прозвучало как какой-то скрежет.

Ябеда развернулась на сто восемьдесят градусов, спиной к Эми, и посмотрела в сторону меня и Мрака.

– Я пас. К черту, это без толку. Попытаюсь снова связаться с остальными, пока вы тут разбираетесь.

Несколько секунд висело напряженное молчание. Мы просто стояли, Ябеда чуть поодаль держала трубку возле уха.

Я решилась разбить это молчание.

– Как твои пальцы? Ты своей способностью сдерживаешь кровотечение?

Эми кинула взгляд на руку, и ее лицо помрачнело.

– Ага.

– У меня есть аптечка, если тебе надо. Только базовые средства первой помощи, но, может, пригодятся?

– Окей.

Я достала из вещевого отсека маленькую аптечку и подошла к Эми. Она стояла неподвижно, пока я извлекала антисептик, бинты и пластырь и обрабатывала пальцы, которые Сибирячка укоротила на одну фалангу.

– Как вообще ты можешь быть с ней в одной команде? – спросила Эми. – Вы подруги?

– Да, подруги.

– Все, что со мной произошло, оно было как лавина, а началась она с того, когда вы, сволочи, ограбили банк.

У меня то же самое, подумала я. Я познакомилась с «Темными лошадками» и в конце концов присоединилась к ним из-за Ябеды, и все остальное пошло оттуда.

– Она не планировала это делать. Может, с этого все и началось, но она не была причиной всех последствий, – ответила я. Интересно, не пытаюсь ли я убедить саму себя?

Эми уставилась себе под ноги. Я кинула быстрый взгляд на Мрака, Плута и Солнечную Балерину – они всячески избегали вступать в наш разговор.

Эми заговорила настолько тихо, что я усомнилась, достигает ли ее голос остальных.

– Она мне снилась в кошмарах. Не хочу сказать, что я беру назад то, как я на нее орала, но она вытащила на свет дерьмо, и Виктория это слышала, и я не смогла от этого отмахнуться. Это повлияло на то, как я думала, как я жила. Виктория знала, что что-то не в порядке, она уважала мою личную жизнь, но у нее были подозрения. Если бы Ябеда ничего не сказала, может, я сумела бы справиться с Костерезкой, когда она заявилась ко мне домой, и принялась измываться надо мной, и в итоге заставила меня нарушить свой кодекс. Или Костерезка вовсе бы не пришла. Не знаю. Может, Виктория стала бы меня слушать. Не откидывала бы с ходу все, что я говорила.

– Мы не ожидали, что ты будешь в банке. Мы были в безвыходном положении, и Ябеда применила свою способность, чтобы вытащить нас. Мне жаль, что все так случилось.

– Она была катализатором того, что вся моя жизнь пошла под откос. Ябеда.

– Возможно.

– А ты можешь дружить с ней и при этом считаешь себя хорошим человеком?

– Я… не уверена, что думаю о себе в таком ключе. Возможно, своими попытками помогать другим я принесла больше вреда, чем пользы.

Дина, люди на моей территории, теперь вот Брайан.

– Но у тебя, значит, были хорошие намерения? Ты пыталась помогать?

– Ага.

– Тогда скажи мне, что делать, – она избегала встречаться со мной глазами. – Я сама уже не понимаю. Я так долго помогала другим, а теперь я так сильно боюсь, что уже ничего не соображаю. Мозг не работает. Не могу нормально думать. Я… я просто сама уже не понимаю. Я ничего не обещаю, я не буду сражаться, не буду стоять лицом к лицу с «Девяткой», не хочу разговаривать с Ябедой, но… – тут она увяла, не в состоянии закончить свою мысль.

Я сглотнула. Я с собой-то не могу разобраться, а она хочет, чтобы я наставляла ее?

– Окей, – ответила я. Мои мысли скакали бешеным галопом. Эми – один из самых сильных броктон-бейских Плащей. Как мне ее задействовать?

Одна идея возникла у меня в голове, и я возненавидела себя за это, потому что она привела меня в чистый ужас.

– Окей. Не буду тебя просить драться с «Девяткой». Но ты можешь дать нам способность атаковать их, сражаться с ними. У нас в мозгу есть место, которое Костерезка назвала… «корона что-то-там». Корона потенциал? Ты можешь добраться до моей? Подкрутить мою способность, дать мне больше дальности? Насколько сможешь.

Мысленный образ Костерезки, распиливающей мне череп своей пилой, был настолько ярок, что я чуть ли не ощущала это.

Но Сибирячку необходимо было остановить.

– Я не могу воздействовать на мозг.

– Ты не можешь… – и я вздохнула. У всех нас есть свои ограничения и барьеры. Я испытала облегчение и разочарование одновременно. Спорить не стала.

– Черт. Окей. Тогда собаки. Ты их можешь подкачать? Разобраться, как на них действует способность Суки, и либо снова сделать их большими, либо заставить их не уменьшаться?

Она покосилась на Сириуса. Я настолько привыкла к псам, что почти забыла, какие они кошмарные на вид.

– Мне придется к ним притронуться.

– Ага. Они не такие плохие, какими кажутся. Это обычные собаки, только облик и размеры другие.

– Обычные собаки тоже кусаются.

– Ага.

– Я не хочу терять еще пальцы.

– Я знаю. Тебе и не придется. Дай подумать. Мы сможем найти еще какой-нибудь вариант, чтобы ты могла внести свой вклад.

– Можешь отрастить нам крылья? – спросил Плут ехидным тоном.

– Я не могу создавать плоть из ничего, и очень медленно получается превращать что-то в то, что тело не отторгнет.

– Ну разумеется, – произнес Плут с ноткой сарказма.

«Он не помогает», – подумала я. Эми была готова что-то сделать. Это было хорошо. Не следовало ее обескураживать.

Не успела я додумать эту мысль, как Эми подошла к Сириусу и протянула ему руку, чтобы тот обнюхал. Но, едва он повернул голову, она вздрогнула и отдернула руку.

Я подошла к ней, встала рядом и положила руку на шею Сириуса, зарывшись пальцами в мясистое переплетение мышц. Стала чесать с такой силой, что на нормальной коже остались бы следы.

– Ну же, малыш. Ты ведь хороший песик, правда? Правда, хороший.

Его хвост в костяной оплетке заметался позади него, изображая нечто вроде виляния.

Эми снова выставила руку, и Сириус ее обнюхал. Эми робко положила руку ему на нос, пробежалась пальцами по обызвествленным мышцам, костяным шпорам, сплетениям мускулов и других тканей.

– Что за черт? – пробормотала она. – Не могу врубиться.

– Ты не сможешь сделать его больше?

– Вряд ли смогу. Не могу сделать что-то из ничего. Но, думаю, смогу остановить съеживание. Возможно, все, что я сделаю, отменится, как только он снова окажется в пределах досягаемости Адск-… Суки. Трудно описать словами. Я вижу последствия того, что она делает, но не сам процесс. Как будто ткань растет, потом, когда выталкивается из сердцевины, умирает, но какая-то часть остается функциональной… Там внутри обычная собака? Живая?

– Ага.

– Окей. Кажется, я уловила. В ближайшее время он не уменьшится.

Я подала Ябеде знак вернуться и сказала Эми:

– Спасибо.

Эми направилась к Бентли. Проходя мимо Плута, она глянула на него настороженно. Я присоединилась к ней, отчасти чтобы заверить Бентли, что этот сердитый незнакомец не так уж опасен.

– Готово, – сказала Эми. – Вы собираетесь спасти своих друзей?

– И если сможем, то разделаемся с «Девяткой». Мы вычислили уязвимое место Сибирячки.

При этих словах ее глаза чуть расширились.

– Что?

– Что, по-твоему, мы имели в виду, когда говорили про ее второе «я»?

– Секретная личность? Я… я не очень следила за разговором.

Ябеда взобралась на спину Бентли, старательно игнорируя Эми.

– Нечто вроде секретной личности. Она проекция, – ответила я. – Как дубликаты Крестоносца. Идеальный вариант – мы найдем ее реальное тело и свалим ее.

– Так вот просто? Возьмете и убьете?

– В идеальном случае, – повторила я. Мрак взобрался на Сириуса и потянул мне руку. – Не узнаем, способны ли мы на это, пока не припрет, но мне хотелось бы думать, что нам хватит смелости.

– Но вы рискуете жизнями.

– Да, – я тоже влезла на пса и обвила Мрака руками. Он никак не среагировал, не воспротивился. Я повернула голову, которая была в считаных дюймах от его спины, к Эми. – Видишь ли, очень помогает, что мы на них злы.

– Я тоже на них зла, – сказала Эми.

Я протянула ей руку, на случай если она хочет взобраться мне за спину и присоединиться к нам, но она сделала шаг назад.

– Но ты больше напугана, чем зла, – ответила я. Эми отвела глаза.

– Нам пора, – произнес Плут, когда Солнечная Балерина уселась у него за спиной. Мы все заняли свои места и были готовы отправляться на выручку.

– Еще секунду, – сказала я. – Эми. Послушай. Все нормально. Я придумала, как еще ты можешь помочь, и тебе это ничем не угрожает.

– И как? – она по-прежнему не смотрела мне в глаза.

– Раскрути свою способность на полную. Я буду снабжать тебя сырьем, а ты делай что сможешь. Ты ведь знаешь, как работает моя способность?

– Довольно хорошо.

– Тогда пошли букашек ко мне, когда закончишь с ними.

– Ты ведь злодейка. Ты просишь меня предать семью, в которой я выросла, а так и будет, если я стану тебе помогать.

Я уставилась на нее. Мы с ней были похожи в столь многих отношениях, однако я и близко не способна была понять ход ее мыслей.

И почему именно те, кто сильнее всех цепляются за представления о черном и белом, хуже всех понимают, что они имеют в виду?

Возможно, не мне это спрашивать.

– По-моему, не тебе говорить о предательстве семьи, – вмешалась Ябеда.

Я увидела, что кровь отхлынула от лица Эми.

– Эй, Яб, – начала было я.

– Нет. Прости, Рой, но теперь мой черед говорить. У нас мало времени, и нам действительно надо идти прямо сейчас, но, если мы все оставим как есть, ты будешь отвлекаться.

Я заткнулась.

– Эми? Я знаю, что ты сделала.

– Не смей… – начала Эми.

– Ты облажалась. Ты перешла черту, которую пересекают настоящие монстры. Ты это знаешь, и я это знаю.

Лицо Эми смялось. Не знаю, как это еще описать – то, как ее выражение лица исказилось, сменилось с бесстрастного на почти нечеловеческое от одних лишь эмоций.

Я едва не заговорила. Не уверена, почему не сделала этого.

– Ты думаешь, что ты худшая из худших, что ты отребье. Ты презираешь себя.

Эми была неспособна выдавить ответ.

– Ты ошибаешься. До такого ты еще не опустилась. Пока не опустилась.

Эми подняла на Ябеду широко распахнутые глаза. Сейчас она выглядела абсолютно беззащитной. Лишь на миг мне приоткрылось, какой может быть Ябеда. Образ лидера культа, раздирающего людей на части с почти хирургической точностью, а потом, когда они эмоционально и умственно беззащитны, собирающего их такими, какими хочет их видеть.

– Пока не опустилась? – переспросила Эми.

– Да. Тебе не следует ненавидеть себя за то, что ты сделала в минуту отчаяния. Ненавидь себя за то, что ты делаешь потом. Ненавидь себя за свою трусость, за отказ встать и помочь вот сейчас, за отказ участвовать в жизни этого мира, который ты никогда даже не пыталась понять. Это твое сознательное решение, и ты знаешь, что оно неправильное.

Эми обхватила себя руками. Она мелко мотала головой, словно отторгая слова Ябеды.

Та продолжила:

– Тебе нужно принимать правильные решения, и начинать нужно прямо сейчас, потому что ты приближаешься к точке невозврата. Начни искупать то, что ты натворила, начни делать свою работу, начни исправлять свои ошибки, и все это начни как можно скорее, потому что иначе ты упадешь со скользкого склона, на котором сейчас стоишь, и ударишься очень больно.

– Но…

Ябеда не дала Эми шанса произнести фразу. Она пнула Бентли пятками, и он понесся прочь.

Мрак приготовился двинуться следом, и я повернулась к Эми.

– Если я пошлю к тебе своих букашек, ты сможешь?..

– Я… я с вами.

Я моргнула.

Эми протянула руку в мою сторону, я поймала ее и усадила Эми позади себя. Сириус чуть дернулся, словно пытаясь сбросить нас. Мы слишком тяжелы для него?

Видимо, нет. Он рванулся следом за Бентли, и мы понеслись. Эми цеплялась за меня, как будто от этого зависела ее жизнь. Подозреваю, это было слабо связано с тем, что мы скакали на одном из Сукиных псов.

Когтистые лапы собак молотили по мостовой, прокладывая путь в сторону центра города.

Я ощущала, что Эми как-то вмешивается в мою способность. Она работала хуже, потом хуже некуда, а потом все-таки еще хуже. Когда способность испортилась настолько, что я уже была готова отцепить от меня руки Эми и позволить ей свалиться с Сириуса, способность начала вновь яснеть.

Я ощущала новых букашек, но они не были похожи ни на что, с чем я встречалась в Броктон-Бее. Внешне напоминающие стрекоз, но с более толстыми телами. Я не могла ухватить все процессы внутри них, из-за чего букашки ощущались странно пустыми и искусственными. Что я могла ощущать, так это нечто вроде эха в моей способности. Это затрудняло контроль.

У Эми наверняка были основания сделать то, что она сделала. Я попыталась заставить этих букашек двигаться, и они взлетели. Здесь никаких проблем.

Я не могла спросить у Эми, что она сделала, потому что мы скакали очень быстро, и ветер в ушах заглушил бы мой голос, плюс нас трясло настолько сильно, что я опасалась прикусить язык, если попробую заговорить.

Тогда я стала экспериментировать. Попыталась управлять их телами, заставить проделать обычную процедуру впрыскивания яда – пусто. Эти букашки не были оружием, я почти не сомневалась. Я даже поместила на них нескольких тлей, чтобы ощупать поверхность.

Лишь когда я поместила их по обе стороны от меня, до меня дошло, что это за эхо. Чтобы проверить свои подозрения, я послала букашек к самому пределу досягаемости моей способности.

Все сигналы, которые моя способность посылала букашкам, эти конкретные букашки перехватывали и распространяли вокруг себя. Каждая из них увеличила мою досягаемость футов на триста.

Одной рукой отцепившись от Мрака, я похлопала ею по руке Эми и, потянувшись за спину, показала ей большой палец. Затем усадила ей на тыльную сторону ладоней новых стрекоз и разных других насекомых.

Через минуту в моем распоряжении было еще четыре связных букашки. Я объединила их в пары и послала вперед, так что одна связная букашка могла передавать сигнал следующей. Плюс два квартала к досягаемости. Я начала собирать рой с помощью новых букашек.

Эми колебалась насчет идеи снабдить меня модифицированными букашками. Может, она остановилась на этих, потому что решила, что они особо не увеличат мой боевой потенциал?

Меньше чем через десять секунд после того, как они оказались размещены в нужных местах, я обнаружила едущую машину. Грузовик с пластиковыми листами в окнах, четырехколесный, с компактным кузовом. Маленький фургончик, какие используются при переездах? Он ехал на довольно небезопасной скорости, безумно виляя, словно пытаясь пробираться через затопленные и разбитые улицы, и направлялся он прямо к центру города. Прямо туда, где остальные.

– Нашла! – завопила я во всю глотку. Ябеда обернулась ко мне, и я подала знак, указав рукой на десять часов.

Переключая внимание на атаку, я ощущала странное спокойствие.

Раз до такого дошло, мне придется убить этого типа.

Мои букашки собирались толпами на хлопающем пластиковом «ветровом стекле». Более быстрые стрекозы и шершни таранили пластик, пытаясь пробить. Большинство погибало.

Водитель резко дернул машину вбок, чтобы стряхнуть букашек, но ни инерции рывка, ни потока воздуха не хватило. Другие летающие насекомые принялись таскать к этому листу черных муравьев-древоточцев, чтобы те прокусили пластик острыми жвалами. Они проделывали отверстия, однако попытки моего роя проникать сквозь них и расширять их для более опасных букашек оказывались неудачными из-за воздушных потоков и хлопанья листа. Любой сдвиг, даже самый маленький, заставлял меня терять расположение имеющихся дыр.

Мы точно знали, где он, и псы справлялись с неровной местностью лучше, чем автомобиль. Всего через минуту мы его нагнали. Как я и предполагала, это был мебельный фургон, белый, с громадным изображением сзади в виде ладони и девиза «Ваши вещи в надежных руках!».

Возможно, при чуточку других обстоятельствах это показалось бы мне забавным.

Он заметил нас вскоре после того, как мы заметили его. Сибирячка возникла в стоячем положении прямо на крыше фургона. Ее ноги шевельнулись, сохраняя баланс, когда машина наехала на трещину в мостовой и слегка качнулась вбок. Эми, увидев Сибирячку, взвизгнула.

Ябеда резко свернула влево, Мрак – вправо. Мы оказались в переулках, идущих параллельно улице с фургоном. Бентли чуть отставал, но я мельком увидела вторую группу, когда мы проскакивали крупный перекресток. В двух кварталах сбоку и чуть позади.

Я услышала взрыв, и Эми, реагируя на него, вцепилась в меня крепче. Кинув взгляд вниз, я увидела, что ее руки обвивают мою грудную клетку, при этом кисть с покалеченными пальцами отставлена чуть в сторону, чтобы ее ничто не задело и не толкнуло.

Плут открыл огонь первым. Предметы, которые он обменивал с гранатами, были по размеру даже не близки – уличные знаки, дорожные конусы, – так что точность была катастрофической. Сибирячка на своем «насесте» даже не двинулась с места.

Мрак заложил резкий левый вираж, и собачьи когти проскользили в поисках сцепления на затопленной дороге, прежде чем Сириус повернул. Через квартал мы свернули вправо и оказались прямо позади Сибирячки.

Я увидела, как Сибирячка напружинилась, будто собираясь прыгнуть, однако еще один взрыв от Плута удержал ее на месте. Она защищала машину, окружая ее своим силовым полем. Я плохо понимала, как фургон мог при этом взаимодействовать с дорогой, но взрыв гранаты прямо под его передком ничего не достиг.

Мы никак не сможем помешать ей оставаться на фургоне, пока он не приедет к остальным из «Девятки». Это раскроет истинную личность Сибирячки тем из них, кто до сих пор не в курсе, так что это не полное поражение, но в то же время ее появление застигнет наших врасплох.

Что-то стукнуло меня по кистям. Мрак держал цепи, идущие к носу Сириуса. Он стукнул снова, и я взяла у него цепи.

Мрак с силой откинулся на меня для упора и, вытянув свободные теперь руки вперед, накинул на Сибирячку и машину ковер тьмы. Тут же в эту тьму нырнули и мы.

В ту же секунду, как мы исчезли из вида, я скорректировала наш курс так, чтобы мы бежали по левой полосе, а не по центру дороги. Я не хотела, чтобы Сибирячка угадала наше местоположение и бросилась на нас.

Я ощущала окружение своими букашками, но моя способность ослабла. Я ощущала Мрака, Эми и Бентли, Ябеду, Плута и Солнечную Балерину немного поодаль – они держались в нашем темпе. Я видела Сибирячку и фургон.

Никаких признаков того, что Мрак проецирует что-то с помощью умения Сибирячки. Что бы она ни делала с машиной, это защищало ее от Мрака.

Плюс во всем этом был тот, что водитель ничего не видел.

Я это знала, потому что машину повело юзом. Постепенно, но все же этот тип смещался влево. Без каких-либо ориентиров он не мог знать, что должен поправить курс. Секундой позже он врезался в стену высокого здания. Благодаря способности Сибирячки машина не пострадала, и водитель двинулся в нужном направлении, но достаточно скоро его повело вновь.

Так мы ничего не добьемся, зато будем рисковать, что он кого-нибудь собьет, врежется туда, где живут люди, или просто проедет сквозь такое место.

Своим роем я ощутила, что Ябеда машет рукой. Вокруг нее тьмы не было, значит, продвигаться ей ничто не мешало. Чего она хотела?

Что еще важнее: как, черт побери, нам с ней общаться? Я потянулась к кварталу впереди нее и букашками изобразила слово. «ЧТО?»

Она похлопала ладонью по глазу, затем по темени.

Я снова собрала букашек в слово «ЧТО?».

Она хлопнула себя по темени еще несколько раз.

Меня разочаровало, что девушка с гипертрофированной благодаря суперспособности интуицией не смогла придумать сигнал получше. Чего она хочет? Глаза могут обозначать «видеть», голова – «думать»? Ее способность?

Держа поводья одной рукой, она потянулась второй Плуту за спину. Мне пришлось посадить букашек ей на палец, чтобы уловить ее жест. Она указывает? Указывает за спину Плута. На Солнечную Балерину.

Глаза, мозг, Солнечная Балерина.

Она хочет видеть, применить свою способность, воспользоваться Солнечной Балериной?

Ябеда снова замахала рукой. Нечто обратное подзывающему жесту. Черпающее движение, будто отталкивающее нас.

Она хочет, чтобы мы ушли? Чтобы вернулись? Она хочет воспользоваться силой Солнечной Балерины. В этом есть смысл. И она хочет быть уверена, что мы не попадем на линию огня? Она сможет делать это, только если будет видеть нас, а свою способность сможет применить, только если будет знать, что происходит.

Со своего места за спиной у Мрака я завернула Сириуса за очередной угол и вывела прямо позади группы Ябеды. Мы постепенно нагоняли.

– Давай! – крикнула я, когда мы поскакали бок о бок с ними. Если Мрак не будет находиться позади Сибирячки, постоянно восполняя и расширяя свою тьму, то Сибирячка выберется из нее мигом.

– Где она? – прокричала в ответ Ябеда. Солнечная Балерина сидела, откинувшись назад и отведя руку в сторону. Она создавала маленький огненный шарик.

Я указала направление.

Шарик рос. Он был с бейсбольный мяч, потом с пляжный мяч, потом с кресло. По мере того как рос, он отплывал дальше и выше.

К тому времени, когда он был прямо у нас над головами, он вырос достаточно, чтобы поглотить всю мою спальню.

– Их надо остановить! – крикнула Ябеда. – Ударим внезапно!

– Гражданские?! – выкрикнула Солнечная Балерина.

– Несколько!

– Дай знать… – она хэкнула, когда Бентли ступил в выбоину и покачнулся. – Дай…

– Ясно! – ответила я.

Я принялась отслеживать людей в ближайших домах, продолжая указывать рукой на Сибирячку.

– Сейчас снова применю способность! – предупредил Мрак.

– Подай сигнал! – крикнула мне Ябеда.

Мы свернули вправо и нырнули в черноту. Она истончалась, сквозь нее пробивались бледные столбики света. Мы направились через дорогу позади Сибирячки, и Мрак ударил по ней тьмой, восстановив полную мощь эффекта. Мы пересекли улицу и оказались за укрытием.

Впереди было совсем мало народу. Должно быть, группа Регента уже близко. Время поджимало.

Я нарисовала букашками картинки, чтобы указать Солнечной Балерине верное направление, а потом сформировала перед второй группой, продолжающей нестись вперед, слово «СЕЙЧАС».

Мы выскочили из тьмы как раз вовремя, чтобы я мельком увидела огненный шар. Он был еще крупнее. Достаточно крупный, чтобы, падая, задеть оба тротуара четырехполосной дороги. Несмотря на то, что между нами и местом удара было здание, я ощутила волну жаркого воздуха и увидела клубы пара. Мрак перехватил поводья и направил Сириуса прочь, пока это все не добралось до нас.

Солнечная Балерина не стала атаковать Сибирячку. Она бросила шар прямо на дорогу в сотне футов впереди них, причем не просто бросила, а с силой вжала.

Мои букашки передохли, когда Сибирячка приблизилась к месту удара, – их спалило раскаленным воздухом. Я вполне могла себе представить, что произошло. Мини-солнце прожгло дыру в дорожном полотне, расплавив или даже испарив мостовую.

Действовала или не действовала на этих двоих способность Сибирячки, гравитация-то действовала в любом случае.

Я не могла сказать, что произошло дальше. Может, они ударились о стенку или дно ямы и применили способность Сибирячки, чтобы сделать ее такой же неуязвимой, как они? А может, прошли сквозь поверхность, зарывшись еще глубже.

Соседнее здание горело. Я увидела, что Солнечная Балерина создает рядом с тем местом еще один шар. Не была уверена, что понимаю, что именно она делает, но языки пламени на здании стали съеживаться и гаснуть.

Это не была победа. Это был пат. Мы не могли остановить Сибирячку, пока она дает неуязвимость своему второму «я», но могли помешать ей добраться до своих за сколь-нибудь разумное время.

Довольно любопытно, мысленно отметила я, что Сибирячка воздействовала на грузовик, но не на своего создателя.

Ограничение? Дефект? Она не может применять способность к своему реальному телу?

Облака белого пара переплетались с черными нитями тьмы Мрака. Мы прекратили скакать, но к яме не приближались. Я сосредоточилась на подземных букашках. На муравьях, червях. Не прокапывается ли Сибирячка? Нет. Насколько я могла судить, в земле все было спокойно. Она не двигалась.

– Что вы сделали? – прошептала Эми у меня за спиной.

Мне не хватало дыхалки, чтобы объяснять.

– Уберешь тьму? – спросила я.

Мрак кивнул. Тьма исчезла, но из-за пара видеть стало не легче. Чуть поодаль я обнаружила туманный силуэт Ябеды. Мне пришлось чуть ли не отодрать от себя Эми, чтобы добраться до мобильника.

– Ябеда? – спросила я, как только она взяла трубку.

– Она все еще там, – ответила Ябеда.

– Почему? Ранена?

– Не знаю. Может, планирует следующий ход? Непохоже, чтобы она прокапывалась оттуда.

– Мои букашки тоже этого не чувствуют. Слушай, мне интересно: может ли Сибирячка воздействовать на свою реальную личность? Почему она просто не схватит его и не побежит?

– Хороший вопрос. Но сейчас беспокоиться надо не об этом.

– А о чем?

– О вон тех.

Секунды три-четыре у меня ушло, прежде чем я увидела, как они появились – выбрались из тумана и остановились поодаль от ямы. Идентичные костюмы, скрывающие тела полностью, с противогазными фильтрами напротив лиц и тонированными визорами. Костюмы были разных цветов. Четверо парили, один из них с помощью реактивного ранца. Пятый был на земле, по его скоростному стилю передвижения я узнала Батарейку. Довершал их группу призрачный силуэт медведя. Урса Что-то-там из отряда Легенды. У нее было три формы, или она дуплицировала себя в три состояния, или еще что-то типа того. Я не была уверена, как это принято называть. Одна форма – большой медведь, вторая – маленький, третья – женщина.

– Легенда, Батарейка, Схрон, – затараторила Ябеда по телефону, – Фаэтон, Прославленная.

Эми едва слышно пискнула – неудачная попытка что-то произнести.

Человек, летящий во главе отряда, указал рукой в сторону Ябеды. Если это Легенда, один его лазерный залп может вынести всю группу Ябеды. Я не была уверена, заметил ли он нас сквозь туман и дым.

– Мне применить способность? – спросил Мрак.

– Нет, – ответил голос Ябеды из моего телефона. – Рой? Проинформируй их.

Летающими насекомыми я изобразила стрелу, указывающую на кратер, и фразу, большую и жирную: «СИБИРЯЧКА + ЕЕ СОЗДАТЕЛЬ».

Легенда резко повернул голову от фразы к нам.

Дерьмо, – произнесла Ябеда. И в ту же секунду Сибирячка вырвалась из ямы, держа фургон над головой. Вырвала кусок дороги и швырнула. Легенда испарил его индиговой вспышкой света.

– Хром! – проревел он и принялся поливать Сибирячку лазерными лучами. Эти лучи были способны сносить дома, а Сибирячка их просто игнорировала.

«Хром»? Я увидела, что человек в черном костюме поднял руки. Темные линии начали окружать Сибирячку и машину, образуя сложный угловатый геометрический узор.

Практически тут же, как раз когда Сибирячка достигла высшей точки прыжка, между темными линиями возникли плоскости из блестящего черного материала. Получившаяся фигура сжалась, словно пытаясь раздавить Сибирячку. Но вместо этого она разбилась сама.

Сибирячка приземлилась на корточки, держа машину в одной руке, а человек в черной мантии покачнулся, и из носа его хлынула кровь. Легенда поймал его, не дав упасть.

Не «хром», а Схрон. Да. Он был мне смутно знаком, хотя я ни разу не видела его фото.

Сибирячка ринулась на героев, и они мгновенно убрались с ее пути. Тот, который был в силовых доспехах, Фаэтон, скользнул вбок по земле с помощью реактивного ранца и встроенных в костюм роликовых коньков. Легенда и герой в красном (методом исключения – Прославленная) взлетели. Урса Как-ее-там отпрыгнула в сторону. Это был мобильный отряд, благодаря чему он и добрался сюда раньше всех. Они увидели появление солнца, увидели, как оно ударило, и явились, чтобы вмешаться.

Сибирячка не стала задерживаться для нападения на врага. Она продолжила бежать прежним курсом, прямо сквозь первый этаж здания, размахивая фургоном – тот описывал ленивые дуги взад-вперед. Я увидела, как крыша здания просела, когда оно лишилось несущих конструкций.

Легенда передал Схрона Урсе и бросился в погоню. Я заметила, что Фаэтон прижал руку к правому уху и остановился.

Он, Батарейка и Прославленная повернулись и направились к группе Ябеды.

– Можно мы уйдем? – спросила Эми за моей спиной. – Я… я не думала, что…

Повисла пауза. Сражаться мы могли. Моя способность из-за этих костюмов оказалась бы в основном бесполезной, но у нас оставалась способность Мрака.

– Нет, – ответила Ябеда. – Идите сюда и возьмите Эми. Они хотят поговорить.

Эми дернулась назад, и я схватила ее за запястье. Прежде чем она успела спрыгнуть с Сириуса, Мрак направил пса через дорогу.

Фаэтон и Прославленная сняли шлемы, когда мы прибыли. Фаэтон оказался чернокожим парнем с узким, треугольным лицом, в основном укрытым в силовом доспехе. На подбородке виднелась реденькая подростковая бороденка.

Прославленная сильно изменилась по сравнению с нашими предыдущими встречами. Под глазами виднелись темные круги. Она смотрела на меня. Нет – на Эми. Этот взгляд кипел чистой, незамутненной ненавистью. Каждая черточка на ее лице застыла.

– Теперь, значит, ты с ними? – заговорила она, прервав краткое молчание.

– Я просто хотела помочь против «Девятки», – ответила Эми. Ее голос звучал тихо, обреченно. – Можно мне…

– Если ты разинешь пасть и спросишь, можно ли тебе применить на мне свою способность, я за себя не отвечаю, – прорычала Прославленная.

– Не ненавидь меня, пожалуйста. Мне неважно, что ты обо мне думаешь, но ненависть – это слишком близко к… – тут голос Эми увял.

– Слишком близко к чему? – спросила Прославленная. Затем пожала плечами. В ее голосе ощущалась ярость. – Ты не собираешься произнести это вслух? Не признаешь ли то, что натворила?

Эми опустила голову, уткнувшись лбом мне между плеч; волосы ее повисли. Она покачала головой, но вряд ли Прославленная могла это увидеть.

– Давайте отложим вендетты в сторону, – произнес Фаэтон и ухмыльнулся. – У нас есть добыча покрупней.

– «Девятка», – проронил Плут.

– «Девятка», – согласился Фаэтон. – Но разговоры о тактике – это не ко мне. Я всего лишь новобранец. Посланник.

Он вытянул руку в сторону Ябеды. На ладони его лежал наушник.

– Директор ОПП хотела бы с тобой поговорить.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ