Предыдущая            Следующая

ДОБЫЧА 14.5

За оставшееся время я попыталась поднять своего «скакуна» как можно выше. Моя способность поставляла информацию о высоте над землей. Границы моей досягаемости формировали вокруг меня размытую сферу, и чем выше я поднималась, тем меньше территории было под моим контролем, в буквальном смысле этого слова. Совсем скоро способность вовсе перестала добивать до земли подо мной.

Страшновато было лететь так высоко, обладая столь малым опытом полета.

Но я летела. Это было настолько близко к самостоятельному полету, насколько я вообще могла надеяться когда-либо испытать. Я ощущала то, что ощущал жук; каждое его движение было продолжением моей воли точно так же, как мои собственные: как я шевелила руками, моргала, управляла дыханием.

Царила почти зловещая тишина. Гудение сигналов и откликов моего роя стало таким тихим, как в самом начале, когда способность только проявилась. У меня в броне были капсаициновые букашки – несколько сотен в вещевом отсеке, под наплечниками и на внешнем слое ткани костюма. Для безопасности я подняла в воздух и держала поблизости связных букашек, а всех остальных отправила искать укрытия. По сравнению со смутным ощущением десятков тысяч букашек, которое я испытывала в любой точке города, это была почти что тишина.

Сколько времени я полагалась на букашек по части обеспечения сенсорной информацией? Сейчас я собственными глазами следила за сокомандниками, мчащимися прочь из опасной зоны. Ощущение было, словно это меня отвлекало, словно я хотела переложить эту задачу на букашек, пока оглядывала окружающее пространство в поисках потенциальных угроз.

Самолет летел не так быстро, как я ожидала. Появившись из облаков, он прочертил линию поперек неба поодаль от меня и на высоте ненамного выше моей. Позади он оставил приглушенный гул и бомбы. Черные точечки, меньше по размеру, чем я предполагала увидеть, но больше по количеству. Полсотни? Сотня? Со своей позиции точно сказать я не могла и сомневалась, что способна дать хорошую оценку.

Бомбы были нацелены на парковку, где Джек и Костерезка находились раньше. Детонация произошла по всей окрестности, ковер взрывов и пламени накрыл все. В мгновение ока квартал, совсем недавно утопавший в застоявшейся воде, вспыхнул огнями пожаров, поднявшимися выше меньших из домов.

Почти сразу после удара на меня накатила волна горячего воздуха. На летающее создание она подействовала так же, как на плавающее – водная волна или струя. Полное напряжение душевных сил мне потребовалось, чтобы удержаться от паники, сохранить концентрацию и продолжить контролировать гигантского жука. Я не сражалась с турбулентностью, а поддавалась ей, позволяла ей нести нас и мирилась с неустойчивостью. А когда она прошла, я сосредоточилась на том, чтобы выровняться и вернуть ориентацию в пространстве.

Бомбы ударили близко от места, где были наши, но не настолько близко, чтобы они угодили в эпицентр. С другой стороны, я не была уверена, что жар или взрывная волна (если она была) их не угробили.

Зазвонил телефон.

– Лягушка Р, – поприветствовал меня голос Ябеды.

– Лист Л, – ответила я. – Мы все в порядке?

– Да, все. Эми здесь.

– Как думаешь, это как-то достало Джека и Костерезку? Или Ползуна?

– Ползуну, думаю, доводилось испытывать и похуже. Могу представить себе, как он залезает в печь крематория и сидит там достаточно долго, чтобы потом выдерживать вот это.

– Огонь наверняка уничтожил шелк, которым я его связывала, – сказала я.

– Можешь еще раз так же сделать?

– Не здесь и не в ближайшее время.

– Окей.

– Каковы шансы, что Костерезка и Джек выжили?

– Достаточно большие.

Я устремила взор на творящийся внизу ад. Самые высокие столбы пламени уменьшились, но ковер огня покрывал все в радиусе пяти кварталов. Машины, прежде в основном исправные, превратились в обгорелые остовы, взрывами из некоторых зданий вырвало куски, у других пламенем выжгло все внутри.

– Как он мог выжить?

– А как бы ты выжила? – вернула она мне тот же вопрос. – Или – если бы ты не знала в точности, что происходит, где бы ты нашла самое подходящее укрытие?

Я вернулась мыслями к вариантам, которые сама рассматривала.

– Канализация? Или найти банковское хранилище? Не уверена, что канализация или ливневка не обрушится, а хранилище запросто может превратиться в печку.

– Так или иначе, их есть где искать.

– Если они реально там, мы до них не доберемся.

– И они не выберутся. Джек скользкий тип, но пока что он заперт. Погоди секунду.

Я услышала на заднем плане голоса.

Несколько секунд спустя Ябеда вновь оказалась на телефоне.

– Генезис уже формирует тело, которое может выдержать огонь. Солнечная Балерина считает, что может убрать часть огня тем, что выжжет кислород поблизости и втянет жар и огонь в свое солнце. Если ей удастся, мы получим какое-никакое пространство для маневра.

– А мне что делать? – спросила я.

– Займись разведкой. Посмотри, есть ли какие признаки передвижений противника. Если ничего в этом плане не вычислишь, найди сверху Ползуна. У них есть какое-то договоренное место для встречи, и он может привести нас к остальным четверым… Ты не видела Легенду?

– Нет.

– Значит, он наверняка все еще преследует Сибирячку. Или по крайней мере минимизирует урон, который она способна нанести. Он не может ее ранить, но она в невыгодном положении, пока вынуждена таскать грузовик и этого внутри. Легенда должен знать, как этим воспользоваться.

– Согласна.

– Значит, Ползун может привести нас к остальным троим.

– Приступаю, – и я повесила трубку.

Я сталкивалась с этим, когда дралась с Луном, я сталкивалась с этим, когда дралась со Жгуньей. Когда речь идет о моей способности, огонь становится некоторой проблемой.

Внизу выжило так мало букашек. Некоторые убрались под мостовую или в подвалы ближайших домов, но жар убивал их и там. Некоторые погибали быстро, другие медленно. Я приближалась с большой опаской, тщательно следя, чтобы мой жук не погиб или не потерял способность летать из-за повреждения крыльев высокой температурой.

Эми сделала его достаточно выносливым, но есть предел моего желания испытывать свою удачу, когда между мной и землей двести футов воздуха, а внизу море огня поджидает, чтобы приступить к делу, если вдруг я выживу при столкновении.

Это была та еще задачка – сосредотачиваться на полете (тут не было автопилота, как с остальными букашками) и одновременно отслеживать оставшихся букашек на земле. В канализации и ливневке было жарко, но не смертельно жарко. Джеку и Костерезке ориентироваться под землей было бы тяжело. После активного разрушения ливневки Левиафаном и более пассивного ее упадка по мере засорения обломками и мусором, да и затопления тоже, под землей оставалось немного мест, где злодеи могли бы пробираться.

Может, они погибли? Это было не исключено, и я быстро вычеркивала те места, где имелись и букашки в достаточном количестве, и пространство для укрытия «Девятки».

Ползун… Я видела, как он бродит по улицам, не обращая внимания на пламя. В целом он двигался в направлении парковки, где находились герои, но не торопился, движения его были ленивыми.

Герои, я заметила, все еще были заморожены во времени. Видела я их с трудом, так как они находились в эпицентре взрыва. Урса растворялась в воздухе, а Сплав…

Сплав сражался.

Схрон и Хроноблокер стояли неподвижно, а Сплав защищал их от многочисленных атак. Кожа парня светилась от окружающего жара, тонкие проволочки волос слились в единый гладкий слой. Возможно, он стал бы голым, когда пламя сожрало бы его одежду и костюм, но сейчас на нем был такой же огнеупорный костюм, как на его сокомандниках; рукава и верхняя часть были обвязаны вокруг пояса.

Сражался он с Манекеном. Из них всех его было труднее всего обнаружить: он двигался близко к земле, проскальзывая между машинами и сквозь языки пламени, периодически исчезая из поля зрения Сплава. У него было четыре руки, одна пара длиннее другой, что в сочетании с дергаными движениями создавало почти жучиное впечатление.

Пока я наблюдала, он приостановился у задней части одной из машин, подсел, держась обеими парами рук за бампер, потом резко выпрямился (струи пара забились вокруг него) и швырнул машину. Она пролетела недалеко, всего футов десять, но, перевернувшись в воздухе, врезалась в Сплава, отбросила его прямо на застывших напарников и придавила к ним.

Сплав нажал на горящий корпус машины, пытаясь высвободиться, но прилетела еще одна машина и упала на него и Схрона.

Пока Сплав колотил по машинам, продираясь сквозь их днища в попытках разбить на части поменьше, которые легче двигать, Манекен стал перемещаться по парковке и толкать другие машины ближе к Сплаву и его товарищам. Микроавтобус, седан, пикап оказались рядом со Сплавом.

Со стороны Манекена не было никакого пижонства, никаких речей – просто методичное осуществление его простого плана. Он подошел спереди к пикапу, отодрал капот и всеми четырьмя руками схватился за двигатель. Вновь струи пара и взрывная сила; Манекен поднял пикап над головой и опустил на вторую брошенную им машину, образовав своего рода башенку. Потом он согнулся под седаном и приготовился швырнуть его, как первые две машины.

Схрон и Хроноблокер не останутся в замороженном состоянии навсегда. Они могут вернуться хоть даже через тридцать секунд. Если кто-то из них, Схрон или Хроноблокер, освободится от воздействия способности Хроноблокера, а на них сверху две машины? Исход будет печальным.

Хуже того, у Схрона в персональном измерении прячутся другие герои. Что будет с ними, если он погибнет?

Они должны были предвидеть возможность того, что Ползун вмешается прежде, чем они все восстановятся, но Манекен? Меня удивило, что он способен функционировать посреди этого пламени.

Тут мне пришлось напомнить себе, что он специалист по враждебным средам – ненамного более враждебным, чем вот это. Он гений, спец по решению проблем и по выживанию. Он безжалостен, а что в наших предыдущих столкновениях мне удавалось одержать верх, так это потому, что он был не в своей стихии, атаковал в лоб.

Визитная карточка Манекена – атаки непрямые, в неожиданные моменты, чтобы бить по самым слабым. Он предпочитал Механиков – во-первых, потому что они часто уязвимы, если их застичь без снаряжения, а во-вторых, из-за собственных неврозов.

Сплаву удалось оттолкнуть машину, которая придавливала его сбоку. Держа башенку из машин над головой, он нашел место, куда мог упереть ногу, не вызвав обрушения обгорелых остовов, и пинком отшвырнул машину прочь.

Пока он пытался придумать, как разобраться с горой пылающих машин, давящих на него и на его товарищей, Манекен нанес удар. Словно пуля, он врезался в Сплава и отбросил в сторону, после чего вновь удалился под прикрытие пламени и дыма. Сплав скользил по мостовой, пока не врезался в машину, и те машины, которые он удерживал, посыпались. Как минимум одна наделась днищем на голову и торс Схрона. Верхняя перевернулась и завалилась боком.

Что я могла бы сделать? У меня не было дистанционного оружия. И я сомневалась в способности своего жука удерживать меня плюс что-нибудь тяжелое, что я могла бы сбросить на Манекена.

Я развернулась и полетела к своим. По пути достала мобильник.

– Нужна снаряга, – сказала я Ябеде. – Манекен атакует героев, Ползун на подходе.

– Ясно.

В небе появился шар Солнечной Балерины, мигнул и исчез. Световой сигнал. Я поспешила в ту сторону.

Как сказала Ябеда, Солнечная Балерина применяла огненный шар в попытке расчистить путь. Мрак тоже применял свою тьму, как ни странно. Остальные стояли наготове и наблюдали, контролируя все возможные пути нападения.

Я приземлилась. При этом мне не удалось заставить жука упереться ногами. Он ударился брюхом, подмяв ноги под себя.

– Что с ним? – я поспешно слезла. – Он в порядке?

– Это «он»? – поинтересовалась Ябеда.

Эми сделала шажок вперед.

– Его ноги работают на чем-то вроде гидравлики. Когда он летит, эти жидкости перекачиваются в полетную систему. Знаешь, как тяжело было сделать так, чтобы эта штука могла летать? Я не то чтобы упражнялась в таких вещах.

– Это просто фантастика, – ответила я. – Серьезно. Спасибо тебе. Как думаешь, ты сможешь сделать его покрупнее, пока я готовлюсь? Букашками я тебя обеспечу.

– Нет.

Я уже разворачивалась к Ябеде, когда Эми мне отказала.

– Нет? Если это физическое ограничение существа такого размера, то, может, нервную систему, или, если сможешь, скопируй ему какие-то летательные инстинкты, чтобы мне не надо было так сильно сосредота-…

– Нет, Рой. Дело не в том, что я не могу. Я не стану.

Я развернулась обратно к Эми.

Она покачала головой и продолжила:

– Это не роскошь. Не мой подарок тебе. Ты сказала, что тебе нужна помощь с бегством, нужна мобильность? Отлично. Ты ее получила.

– Прямо сейчас Манекен и Ползун атакуют Защитников. Там твоя сестра.

Я увидела, что при этих словах ее выражение лица изменилось.

– Она крепкая, с ней все будет в порядке.

– Не в этом случае. Способность Схрона отправила ее в какое-то другое измерение. Если он умрет, прежде чем вернет ее оттуда…

Эми побледнела.

– Дура, – пробормотала я. – Не могу больше тратить на тебя время.

Прежде чем она успела ответить, я повернулась к своим.

– Мне нужны бомбы. Гранаты, что угодно, чтобы я могла это кидать сверху и наносить какой-то урон.

– Держи, – отозвался Баллистик. Он отстегнул один из своих поясов и протянул мне. На нем было шесть гранат. Он был слишком большой для моей талии, так что я повесила его на шею.

Эми шагнула вперед и положила руки на моего жука. Я изо всех сил старалась ее игнорировать.

– Возьми вот это, – Плут достал маленький пистолет и дал мне. Тут же объяснил, указывая пальцем: – Десять патронов. С предохранителя снимаешь большим пальцем здесь, потом на рукояти. Это мой запасной ствол.

Он оказался тяжелее, чем выглядел. В нем также чувствовалась тяжесть, имеющая отношение больше к тому, что это оружие значило. Я просунула его в одну из петель в вещевом отделении, которой не пользовалась с самого начала карьеры в костюме, потом удостоверилась, что он надежно зафиксирован.

– Спасибо.

Я развернулась и влезла на жука.

– Не могу ничего гарантировать, но сейчас полет должен требовать меньше твоей концентрации, – произнесла Эми.

– Окей, – ответила я.

– Чтобы ты могла сконцентрироваться на помощи моей сестре.

– Я буду помогать всем, кто в этом нуждается, – ответила я. С первой попытки стартовать не получилось, со второй я взлетела. Держалась у самой земли как можно дольше, чтобы понять, что Эми сделала с жуком.

Тут чувствовалась некая логика, но это не было то инстинктивное поведение, к которому я привыкла. Насколько я могла судить, Эми настроила его продолжать выполнять последний мой приказ, так что мне не потребуется постоянно сосредотачиваться, чтобы он продолжал лететь.

Я нахмурилась и подавила этот инстинкт. В таком виде, как есть, он был опасен. Если я потеряю сознание, когда жук будет в полете, он, возможно, продолжит лететь и дальше. То же самое может случиться, если я буду поворачивать или вносить поправки для компенсации моего веса и отвлекусь в процессе.

Нет, после испытаний мне не понравилось, каким скользким стало ощущаться управление. Буду пользоваться этим только по ситуации. И потом, такое я и сама могла делать с помощью своей способности, причем с большей эффективностью и вариативностью. Один раз меня вырубило, а способность продолжала направлять букашек в соответствии с моим последним приказом.

Раздражает.

Я поспешила на поле боя. Способность Хроноблокера может длиться сколько угодно, от тридцати секунд до десяти минут. Когда я улетала, Сплав оборонялся, и только от удачи зависело, выберутся Защитники из этой передряги или нет.

Я услышала звуки боя до того, как смогла что-либо различить в дыму. Пожары еще оставались, но в основном огонь, похоже, сожрал все топливо, какое смог найти. Ну, помимо того, что было в самих бомбах.

Вдыхать слишком много дыма будет, скорее всего, вредно, причем как для меня, так и для жука, но я должна была находиться близко.

Раздался хруст и звуки ударов металла по металлу. Я направила жука в облет особо густого облака дыма и увидела, как Сплав рубит машины на куски; руки его представляли собой два громадных клинка. Манекен швырнул в него машину, и Сплав, бросившись вперед, обеими руками вогнал ее в землю. Манекен воспользовался этой возможностью, чтобы прыгнуть на Сплава. На мгновение его ноги очутились у Сплава на плечах, а потом он соскочил на землю. Следом за Манекеном развернулись цепи, которыми он стянул Сплава и потащил прочь от его союзников.

Сплав успел разобрать почти все, что наворотил Манекен, но к Схрону все еще был прислонен один горящий грузовик. Он был достаточно тяжел, чтобы раздавить сокомандника Легенды, если Хроноблокер не окажется достаточно быстр, чтобы коснуться машины и заморозить ее.

Я тщательно заняла позицию, сделав поправку на ветер, и выхватила с болтающегося на шее пояса гранату.

«Не следует мне это делать без тренировки», – подумала я.

Потом выдернула чеку и уронила гранату прямо вниз.

Ветер отнес ее дальше, чем я ожидала. Она упала в нескольких футах позади Схрона, покатилась и взорвалась. Машина, прислоненная к Схрону, отлетела в сторону и опрокинулась на крышу. Прочие обломки разбросало.

У меня гора спала с плеч: я сумела не подорвать их гранатой ровно в тот момент, когда они вышли из заморозки.

Манекен отступил от Сплава и уставился снизу вверх на меня. Сплав же поглотил металл цепей и отсоединил лишнее от своего тела. Когда он превратил свои руки в оружие, у него получилось быстрее, чем во время нашего нападения на штаб-квартиру ОПП.

Сплав салютовал мне рукой-ножом длиной с него самого.

Мы перешли в атаку на Манекена. Я кинула еще две гранаты, чтобы выгнать его из укрытия и помешать кидаться в героев следующими машинами, а Сплав прессинговал его, постоянно сокращая дистанцию.

И Сплав, и Манекен обладали, похоже, неистощимыми резервами выносливости. У обоих было снаряжение, которое он могли призывать из ниоткуда: у Манекена это скрытое оборудование и вооружение, у Сплава – базовое умение менять форму.

Но сказать, что они равны, я не могла.

Манекен мог бить Сплава всем, что у него было, и это вряд ли хотя бы замедлило его. Обратное не было столь уж верно – я подозревала, что от одного хорошего удара Сплава Манекену придется туго.

Проблема заключалась в том, что Сплав был хоть и сильным, но тяжелым, и это помещало его куда-то в район верхнего предела того, что можно ожидать от атлета. Манекен, с другой стороны, был быстрее любого олимпийского бегуна и проворнее любого гимнаста. Он мог изогнуться и проскользнуть под машиной, мог развернуться на пятачке, и это даже если не касаться других козырей в его рукаве. Я подозревала, что он может видеть сквозь огонь и дым, и, в то время как трансформации Сплава сводились в основном к умению лучше бить, Манекен мог использовать свои руки как кошки, чтобы передвигаться еще быстрее и держать нужную ему дистанцию.

Если у нас и было преимущество, оно заключалось в том, что мы выигрывали время. Манекен не мог остановиться, чтобы швырять машины в застывших героев.

Обратной стороной медали было то, что Ползун услышал шум и теперь направлялся сюда. В квартале от нас он перешел с прогулочного шага на галоп.

– Ползун! – крикнула я во все горло. Сплав вскинул голову и посмотрел на меня; я вытянула руку, указывая направление.

Проблема в том, что Манекен это тоже услышал. Он изменил направление движения и собрался метнуть в героев очередную машину.

Я выдернула чеку из еще одной гранаты и кинула ее в сторону Манекена.

Зовите это «химией», ритмом или просто нюансами, которые подхватываешь, когда сражаешься бок о бок с кем-то, – так или иначе, совместно с членом своей команды работается гладко; я могу доверять ему прикрывать мне спину, и наоборот. Со Сплавом у меня этого не было. В моем представлении, в моем предположении самый крепкий из команды должен взять на себя самого убойного противника, а остальные сосредоточат усилия на второстепенных целях, используя изобретательность и технику. Так обычно действуют «Темные лошадки».

Ну… не знаю, чего ожидал Сплав, но, возможно, он привык, что самыми проблемными и угрожающими врагами занимаются Хроноблокер и Виста, тогда как он сам бросается на вражеский отряд и отвлекает на себя второстепенный огонь. Возможно даже, это была тактика, которую он практиковал с предыдущей своей командой. Возможно, он слишком сосредоточился на защите своих товарищей от Манекена и не доверял эту задачу мне.

Не знаю, чем Сплав руководствовался, но он развернулся к Манекену в тот же момент, когда граната покинула мою руку.

Это была катастрофа в двух смыслах. Какого бы эффекта неожиданности я ни рассчитывала достичь, он пропал, когда мне пришлось крикнуть: «Граната!»

Манекен выпустил машину и отпрыгнул в сторону, чтобы очутиться подальше от места взрыва еще до того, как он произошел. Сплав резко затормозил и тоже избежал проблем.

Ползун ворвался на парковку сквозь горящую кабинку и атаковал Сплава внезапно. В плане чистой физической мощи юный герой со всеми своими оборонительными возможностями был рядом с ползуном все равно что обычный человек. Когти Ползуна впились в него, обнажив серебряные кости, медные и золотые органы.

У меня оставалось две гранаты. Одну из них я метнула вниз. Манекен попятился, а Ползун, хоть его голова и была обращена к Сплаву, поднялся на заднюю пару ног и махнул по гранате телом Сплава, как битой.

Через секунду после удара граната взорвалась, и Сплава выдернуло из руки Ползуна. Я увидела, как он, пошатываясь, поднялся на ноги; раны его затягивались благодаря способности к трансформации. С материалом, который был вырван из тела Сплава, он не мог поделать ничего.

Дела шли неважно.

Манекен обратился к Ползуну жестом: сведя вместе кончики пальцев на двух руках, приложил их ко «рту», потом отвел руки, одновременно растопырив пальцы. Ползун склонил голову набок, Манекен показал на застывших героев. Я услышала, как Ползун зарокотал своим гортанным смехом.

О нет.

Что я могу сделать? Я здесь, по сути, наблюдатель, бессильный, если не считать жука. У меня пистолет, но Ползуну он ничего не сделает, а в Манекена я с такого расстояния вряд ли смогу попасть. Оставалась последняя граната, но я понимала, что Ползун от нее даже не дернется.

Ползун выпустил едкую струю на Схрона и Хроноблокера. С высоты я видела, как слизь пенится.

Если я кину гранату, она снесет эту слизь? Или она слишком вязкая? Лишусь ли я того, чего не могу себе позволить лишиться?

Шанса выяснить это мне не представилось. Схрон ожил.

Я даже представить себе не могла, что у него сейчас было в голове. Он вышел из боя с Джеком и Костерезкой на затопленной парковке, а теперь внезапно перед ним Ползун и Манекен посреди моря огня.

Может, он это и предвидел, но едкую слюну он предвидеть никак не мог. В ткани огнеупорного костюма стали появляться дыры.

Ему удалось сохранить самообладание, я понятия не имела как. Я даже представить себе не могла, каково это – быть там, внизу, и ощущать, как жар и дым пробираются сквозь расширяющиеся дыры в ткани. Схрон начал применять свою способность, вызывать туманные геометрические фигуры, которые должны будут выпустить на поле битвы героев.

Двое членов «Девятки», похоже, не собирались предоставлять ему такую возможность. Оба ринулись на героя.

Хотя бы на этот раз Сплав взял на себя более убойного из них. Он прыгнул на Ползуна сбоку и вогнал руку, ставшую тонкой, как игла, в один из самых крупных глаз противника. Я знала, что Ползун способен уворачиваться от снарядов Баллистика.  Наверняка он видел атаку Сплава, просто ему было наплевать. Игла лишь слегка вонзилась в глаз, но Сплав воспользовался ей как рычагом, чтобы накрыть собой лицо Ползуна.

Я выхватила пистолет и навела на спину Манекена. Он бежал по прямой. Я вспомнила, что надо большим пальцем перещелкнуть предохранитель, сжать рукоять обеими руками, чтобы снять оружие со второго предохранителя, который сзади рукояти, и навести прицел чуть впереди врага. Вспомнила подсказку, которая часто мелькает в фильмах. Не давить со всей силы, нажать мягко. Когда нажимаешь, выдохнуть…

Образы мертвых людей, оставленных Манекеном на моей территории, вспыхнули у меня в мозгу. Парамедики, стервозная старая докторша, люди, которых он отравил газом. Мои люди.

Я почувствовала, как отдача прошла по рукам и заставила содрогнуться все тело.

Манекен упал.

Как, черт побери, мне это удалось? Из-за отдачи плюс шока от того, что я только что сотворила, я какое-то время могла лишь удерживаться на своем «скакуне».

Я прицелилась и снова выстрелила в лежачего Манекена; выстрел раздался за миг до того, как он вскочил на ноги. Я так и не поняла, попала или нет.

Ползун отвлекся как раз достаточно, чтобы Схрон выпустил первых героев. Прославленная, Призма, Мисс Милиция, Триумф…

Сплав соскочил на землю и переключился на отступающего Манекена. Возможно, он координировал действия с кем-то из остальных. Трудно сказать. Прославленная в своем огнеупорном костюме, скрывающем все тело, явно была готова служить первой линией обороны.

Я настолько увлеклась, следя за Манекеном и выискивая момент, чтобы снова в него выстрелить, что едва не пропустила то, что произошло дальше.

Ползун подобрался достаточно близко к Прославленной, чтобы та могла ударить. Она попалась на приманку и ударила рукой, а затем перекрутилась в воздухе и добавила ногой. Ползун отпрянул ровно настолько, чтобы оба удара не достигли цели, а потом открыл рот и окатил Прославленную слюной и желчью.

На ее костюм это подействовало так же, как на Схрона, только намного, намного быстрее. В считаные секунды она осталась в облегающем костюме, который носила под бело-золотым платьем; ее защищало лишь силовое поле.

Я вытащила гранату. Может, это отвлечет его достаточно, чтобы Прославленная…

Ползун ринулся вперед и ударил ее головой. Как посланный смэшем волейбольный мяч, она с силой врезалась в землю.

Я увидела, что там, где ее кожу покрывала слюна, она покраснела, затем почернела. Плоть растворялась, обнажая мышцы, а затем едкая слизь начинала растворять и их. Прославленная отчаянно закричала и забилась, не обращая внимания на огонь на земле, по которой она каталась.

По букашкам, помещенным мной на сокомандников, я знала, что они довольно далеко. Прославленная и Схрон вышли из игры и нуждались в срочной медицинской помощи – Схрон успел выпустить остальных членов Протектората и Защитников, после чего упал на руки кому-то из взрослых.

Ползун направился вперед с почти предвкушающей медлительностью. Я различила его язык, облизывающий губы.

Ситуация катилась в пропасть очень быстро, и я не знала, что вообще смогу тут поделать.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ