Предыдущая            Следующая

МОНАРХ 16.12

Отыскать моих товарищей было нетрудно: Калверт сам сообщил мне, где они.

Он не сообщил это прямо. Нет, это было просто-напросто следствие чрезмерной осторожности, слишком большого числа мер безопасности. Он расположил солдат в качестве часовых по широкому периметру вокруг «Темных лошадок». Я обнаружила одну группу, развернула грузовик, чтобы ее объехать, и вскоре нашла еще две. Они находились в трех кварталах от «Темных лошадок», окружив их, передвигаясь рывками, только половина за раз.

Я подивилась, сколько на самом деле у Калверта боевого опыта. Или он был, но слишком давно и уже не имеет значения? Он уже забыл, каково это, преследовать цель в городских условиях? Вероятно, он нагадил бы мне куда больше, если бы отказался от периметра и предоставил мне пытаться выследить сокомандников.

Не меньше трех раций одного из отрядов зажужжали шумом голосов. Три солдата взяли свои рации и ответили. Окей, стало быть, Калверт проверяет, как идут дела у каждого отряда. Это, возможно, для меня примерно так же неудобно, как пытаться найти своих товарищей посреди ничего.

Калверт отправил меня на территорию Генезис. Из всех мест, где я могла оказаться, она была дальше всего от того, где я хотела бы оказаться: минут десять езды по Лорд-стрит и еще приличное время в сторону моря, если вести машину быстро. Я вела не быстро: во-первых, долго проехала не на той передаче, во-вторых, неуклюже управляла, а в-третьих, мне приходилось вести еще медленнее, потому что дороги были ненадежны. Повреждения дорожного полотна прятались во все еще затопленных местах, где мои букашки не всегда их обнаруживали. Другие дороги были скользкими – там, где воды было как раз столько, чтобы через трещины в полотне поднимались всякие масла и заставляли колеса скользить.

Положительный момент состоял в том, что вести машину вслепую оказалось не так трудно, как я себе представляла. Конечно, я полагалась на свой рой, но даже при этом я ожидала, что отсутствие зрения будет мешать мне сильнее.

Отметив расположение отрядов и придя к выводу, что Калверт с помощью своих солдат отслеживает перемещение моей команды, я вынуждена была остановиться, чтобы подумать, а заодно отдаться наконец кашлю, копившемуся во мне уже несколько минут.

Если я рванусь туда напрямую, люди Калверта набросятся на меня. Три-четыре солдата на отряд, а отрядов наверняка восемь или больше, если Калверт приказал им двигаться и перед моей командой. Всего, значит, от двадцати пяти до пятидесяти солдат. Похоже, это почти все войска Змея, помимо тех, что были у дома. Я не упустила из виду и то, как они были оснащены. Я ощутила контуры, похожие на снайперские винтовки, и обнаружила нечто тяжелое, напоминающее миномет.

Вполне разумно, что он держал периметр для гарантии, что Дина не ускользнет от него. А если она исчезла, то он, возможно, оставил эту охрану, чтобы не дать мне воссоединиться с командой после бегства из его смертельной западни.

Однако имелась еще одна проблема. Калверт меня телепортировал. Я не понимала, как именно он на меня навелся, и выкинула телефон в качестве самой очевидной меры предосторожности, но меня беспокоило, что они, возможно, как-то пометят меня и отправят в какую-нибудь запасную ловушку, приготовленную для одного из моих сокомандников.

Короче, я не хотела давать солдатам возможность увидеть меня и доложить по радио мои общие координаты, чтобы потом меня закинуло куда-нибудь на другой конец города. Другая причина держаться подальше от вражеских глаз – знание, что способность Калверта наименее эффективна, когда он не знает в полной мере, что происходит в каждый момент времени.

Я хотела пойти в атаку. Просто не понимала, как именно. Если я атакую отдельные отряды, при очередной проверке по рации Калверт поймет, что кто-то их выбивает, и они перейдут в наступление. Возможно, они даже откроют огонь на поражение по моим товарищам. У Мрака, Чертовки, Суки и псов есть костюмы или собственная шкура, которые могут спасти им жизнь при обстреле, но у Дины ничего такого нет. Кроме того, есть вероятность, что пули из снайперских винтовок пробьют костюмы.

Или Калверт прикажет своим отрядам открыть огонь из минометов, чтобы стереть моих сокомандников с лица земли. Если исходить из того, что у солдат больше одного миномета, и добавить в уравнение способность Калверта, дающую ему два залпа с разными зонами покрытия, – вряд ли мои товарищи выйдут из этого целыми и невредимыми.

Тут я задалась вопросом: почему он не сделал нечто подобное в том доме? Ни гранат, ни минометов, ни заранее заложенных мин.

Если этот вариант не годился… в чем проблема с телепортацией? Почему Калверт просто не телепортировал меня обратно после того, как я ускользнула?

Он хотел сохранить мне жизнь? Или он рассчитывал, что я сбегу? Изучил все мои предыдущие бои и пришел к выводу, что я, вероятно, выберусь, а если не выберусь, то он не особо расстроится?

Черт, вполне возможно, что он применил свою способность, чтобы помочь мне сделать то, что я сделала, ради какой-то еще более грандиозной схемы.

Что бы я ни решила – разобраться с солдатами, вывести «Темных лошадок» из зоны поражения минометов, избежать какой-то более крутой ловушки Калверта, – мне нужно было больше информации.

«Темные лошадки» шли пешком, если судить чисто по тому, как солдаты меняли позиции. Я не знала, где Атлант, однако я уже проехала мимо того места, где мы подобрали Дину, и его там не было. К перспективе поехать на псе Дина вряд ли отнеслась с энтузиазмом, так что пеший ход был объясним.

Мои букашки заняли позицию на солдатах, чтобы я могла отслеживать их передвижения. Затем я подъехала ближе, припарковала машину и вылезла. Лучше идти пешком. Пока я медленно ехала по городу, я успела собрать много букашек, а теперь направила их как можно ближе к солдатам, ровно настолько близко, чтобы не выдать себя.

Тонировка моих линз совершенно не помогала и без того затуманенному зрению. Тем не менее, открыв глаза, я смогла разобрать, что сейчас вечер и что город не особо щедр в плане освещения, что и неудивительно в условиях перебоев с электричеством. Совместными усилиями моих букашек и собственного зрения я попыталась заметить вспышки ручных или налобных фонариков, но, похоже, солдаты действовали в темноте. Должно быть, у них приборы ночного видения.

Я дождалась, пока ближайший ко мне отряд пришел в движение, отметила, что отряды к северу и юго-востоку от него стоят на месте с оружием наизготовку. Калверт наверняка сообщил им, что я сбежала и что они должны сохранять бдительность. Их настороженность была объяснима.

Все-таки я смогла подобраться ближе, следуя за движущейся группой, сближаясь с ней, но так, чтобы между нами были здания и другие препятствия. Не самая простая в мире задача, когда приходится пользоваться букашками, чтобы оценивать зону видимости солдат, однако мне удалось сократить дистанцию до половины квартала и скрючиться за микроавтобусом. Мои рои ждали совсем рядом.

Но я не нападала. Нет, мне важно было приблизиться достаточно, чтобы дотянуться своей способностью до сокомандников. Калверт, похоже, расположил их, держа в уме досягаемость моей способности, однако не факт, что он знал, что при определенных обстоятельствах она растет. Подобравшись еще чуть-чуть ближе, я ощутила их, идущих посередине улицы. Я окружила себя букашками – не в форме человека, а с изгибами и выпуклостями, как у грузовика, возле которого я стояла на колене. Так мой силуэт не будет существенно выделяться.

Я ощутила Суку, по-прежнему сидящую на спине Бентли, который плелся в хвосте группы. Ублюдок лежал у нее на коленях и, похоже, спал.

Я ощутила Мрака и Чертовку, шагающих прямо перед Сукой и Бентли.

И я ощутила Дину, идущую рука об руку с девушкой, которая обладала моим телосложением, волосами такой же длины и костюмом, похожим на мой. Мне не хотелось выдавать себя, напустив на нее целый рой, чтобы понять, где наши костюмы отличаются, но в целом было чертовски похоже. У нее даже были букашки на костюме. Некоторые были привлечены феромонами, другие просто пришпилены. Вещевое отделение отличалось от моего. Там был нож, более длинный и узкий, чем мой, и два пистолета. Несколько гранат были размещены в отсеках возле плеч, где их скрывал короткий плащ.

Даже если бы то, что Калверт заранее подготовил дом, прежде чем телепортировать меня туда, не навело меня на мысль, что его предательство было обдумано заблаговременно, то это послужило бы окончательным доказательством. Скопировать мой костюм, найти человека, похожего на меня фигурой настолько, что этого никто не заметил? Да еще такого, кто явно умеет пользоваться огнестрельным оружием?

Дина по-прежнему была с ними. Они ее не оставили, хотя Змей вполне мог организовать что-нибудь вроде фальшивых родителей, которые бы забрали Дину. А может, кто-нибудь высказал такую возможность, и сейчас фальшивая Рой вела Дину на «свою» территорию, чтобы какое-то время присматривать за ней. Тогда, возможно, другие «Темные лошадки» удалятся, после чего Дина отправится прямиком к Калверту.

Хотела бы я лучше понимать общий план Калверта. Что должно случиться с остальными «Темными лошадками»? Что он планирует делать с фальшивой Рой? Не может же он рассчитывать, что этот обман будет ему удаваться сколь-нибудь долго.

Была какая-то причина, почему он просто не разбомбил их здесь и не стер всех своих врагов одним ударом. Какая доля плана, которым он с нами поделился, настоящая?

Ситуация не так уж сильно отличалась от той, из которой я только что выбралась. Имелась непосредственная угроза, минометы, и угроза более отдаленная, солдаты, готовые расстрелять моих товарищей. Сука могла бы спасти Дину, Чертовку и Мрака от минометов, будь у них шанс сбежать, а Мрак с Чертовкой могли бы разделаться со стрелками, но главная проблема, главное различие между их нынешним положением и моим тогдашним заключилось в том, что они не подозревали об угрозе.

Если бы мне удалось связаться с ними, возможно, я смогла бы как-то их координировать, что-то сделать. Но сейчас был вечер, так что черными и бурыми тельцами моих букашек на темном фоне ничего внятного не напишешь. Мой телефон был заблокирован, а присутствие фальшивой Рой означало, что я смогу им сообщить только что-то очень завуалированное.

Любая ошибка с моей стороны чревата риском спровоцировать кошмарное развитие событий. Калверт может приказать нанести минометный удар, а Дину и фальшивую Рой телепортировать прочь.

Нет, похоже, в плане коммуникации с Мраком вариантов особо нет. Чертовка? Возможно, эта идея получше, если учесть ее возможность исчезнуть, связаться со мной, а потом воссоединиться с остальными.

Вот только у меня не было в голове конкретной тактики, и я не хотела рисковать, делая ставку на то, что Калверт не принял в расчет способность Чертовки и не задействовал какие-нибудь средства наблюдения с электронным фильтром вроде экрана костюма Дракон.

Рэйчел? Нет. Я была вполне уверена, что она не настолько хорошо умеет читать и писать, чтобы следовать инструкциям, так что я не смогу даже объяснить ей что-то сложное, не проговорив это вслух, а это сделать будет трудно – как я смогу говорить своими букашками, не потревожив двойника в их рядах?

Можно оставить их сейчас, попытаться отыскать Ябеду или папу, но Ябеду, если она сейчас на подземной базе Змея, охраняют еще плотнее, чем их, а отправившись к папе, я просто отвлекусь, ничуть не приблизившись к решению проблемы.

У меня оставался один потенциальный союзник. Я послала к Дине божью коровку и посадила ее девочке на правую руку – не ту, за которую ее держала лже-Рой.

Дина покосилась на божью коровку, едва повернув голову, потом сдвинула руку, пряча ее от фальшивой Рой. Я ощутила, как она сжала кулак: кожа между ножками божьей коровки натянулась, так что они слегка разошлись.

Дина знала, что та Рой – не я. Иначе ей незачем было бы скрывать божью коровку.

Мы с ней ни разу не говорили. Никогда не беседовали, вообще никак не общались, кроме как взглядами. Дина уже много недель управляла моими действиями – точнее сказать, ими управляло мое стремление ее спасти. Наконец у нас появился шанс как-то взаимодействовать, и от этого будет зависеть все.

Букашка доползла до центра ладони, и девочка мягко сомкнула вокруг нее пальцы. Может ли она сейчас применять свою способность? Может ли подать мне сигнал? Уронить букашку? Убить ее?

Я ощутила перемещение букашки: Дина подняла руку к груди и стала ногтем большого пальца скрести по ключице.

Возможно, я слишком многого ожидаю от подсаженного на наркотики ребенка.

Возможно, я неправильно прочла мелкие сигналы, и на самом деле она не осознаёт, что Рой рядом с ней – не я.

А может, мелкое сомнение, которое сидело у меня на задворках сознания с того самого момента, когда я решила, что должна спасти Дину, оказалось верным. Запросто могло оказаться так, что Дина не хочет, чтобы ее спасли. Она зависела от наркотиков, она жаждала их, и, оставаясь с Калвертом, она их получала. Я чувствовала, что в некотором роде именно из-за этого я так сильно старалась ее вызволить: из-за подозрения, что Дина находится в плену более чем в одном смысле. Ее похитили и держат в плену физически, но также ее держат в плену в другом отношении. Я должна спасти ее, потому что, возможно, сама она спасаться не хочет.

Вот только если она не хочет спасаться, то с этой ситуацией справиться будет намного сложнее.

Дина уронила руку, махнула ей в сторону, потом снова поднесла к груди и царапнула.

Моя имитаторша это заметила и произнесла что-то вроде «Не царапай». Я уловила лишь часть звуков, остальное совместила по тону и контексту. И еще, подумала я, возможно, ее легче понимать, потому что она говорит знакомо. Для окружающих ее букашек ее голос звучал так же, как мой.

Это почти что пугало.

Второе, что я поняла, – что действия Дины, вероятно, были каким-то сигналом. Оба раза она прикоснулась букашкой к груди, поднесла ее близко к сердцу.

Поднесла букашку к себе?

Эта идея мне не нравилась. Если интерпретировать ее так, как, видимо, следовало, то она выглядела суицидальной. Дина хочет, чтобы я пошла туда, где находится она? Если так, то продиктовано ли это желание ее способностью, или она просто беспомощна и хочет, чтобы ее спасли?

Прорваться необнаруженной через вражеский строй, чтобы… что? Чтобы стать мишенью для минометов вместе с товарищами? В чем преимущество? Какова польза от того, что я окажусь в самой гуще?

Калверт наверняка предвидел, что я попытаюсь выручить товарищей. Иначе его солдаты не следили бы так бдительно за возможными угрозами извне. Каких действий он ожидал от меня? Что я не побегу в лобовую атаку на его солдат. Что я их увижу. Что найду способ их обойти и, возможно, обернуть какой-то аспект сложившейся ситуации себе на пользу.

Когда речь заходит о том, как я могу обратить что-то себе на пользу, вариантов становится очень много. Он не мог предвидеть, что я сделаю, потому что таков мой стиль. Разносторонность.

Каков тогда общий элемент? Я устала, мне больно, я сражаюсь с позывами к кашлю, чтобы не дать солдатам понять, что я здесь. Я не могла придумать надежный способ разрешить ситуацию, но в тех сценариях развития события, в которых я его придумаю, какие могут быть общие элементы?

Во-первых, я буду применять свою способность. Калверт ничего не может с этим поделать, если только Элит не смастерил ему какое-нибудь средство противодействия. Это тоже нельзя было исключить, но у меня не было времени рассматривать все возможности.

У меня не было времени.

Еще один общий элемент – недостаток моей способности, моего стиля – то, что я нединамична. Я не блицёр, не могу мгновенно бить и тут же отступать. Я могу быть агрессивна, импульсивна, могу импровизировать на лету, но мне нужно время, чтобы поставить под ружье своих солдат, приготовить инструменты и доставить вещи туда, где мне нужно быть. Так прошел мой бой с Манекеном – две долгих минуты я терпела порку, пока не доставила нужные предметы и пауков к месту сражения. Даже недавнее бегство из здания не было быстрым. Мне потребовалось пережидать, пока не накопится достаточно обманок, прежде чем самой вывалиться из окна.

Калверт изучил нас. Он все это прекрасно знает.

Дина и лже-Рой шли пешком. Как бы они ни объяснили, почему сейчас они не могут лететь на Атланте, они выбрали пеший ход, а не поездку на Бентли или на грузовике, который вел человек Калверта. Может быть, это вовсе не потому, что Дина боялась псов. Может, это предложила лже-Рой, исходя из какого-то большого плана.

Они хотели, чтобы я их нагнала. Они ставили на то, что я сюда доберусь, потом потрачу время на то, чтобы разобраться с отрядами и тем самым уберечь сокомандников от опасности. Сделав это, они… что? Какую пользу из этого извлечет Змей?

Определит, с какого направления я атакую, и бросит на меня всех солдат, которые у него были в доме-ловушке? Бросит «Странников»? Убера? Элита?

Дина стукнула себя по ноге кулаком с зажатой букашкой, резко. Мрак что-то произнес, но я не разобрала что.

Послание было предельно ясным. Сейчас. Если Калверт рассчитывает, что я буду медлить, действовать не торопясь и методично, а Дина требовала, чтобы я была агрессивна и бросилась вперед очертя голову, это наверняка что-то значило. Я решу, что, черт возьми, мне делать, уже по пути. С этой мыслью я побежала.

Я не могла двинуться к ним по прямой. Мне надо было отступить и найти такой путь, чтобы меня не увидел ни один из наблюдающих отрядов. Физическая активность вызвала новые приступы кашля, и мне пришлось подавлять его или как-то приглушать, когда я оказалась поблизости от солдат.

Прочесывая букашками весь диапазон своей способности, я нашла маршрут. Пришлось отступить еще немного, подойти ближе к воде, но я нашла стройку, а там – лестницу, ведущую вниз через дыру в земле. Спустившись совсем немного, я оказалась в ливневке.

Из-за акустики ливневки здесь было шумно, даже когда наверху не шел дождь. Уровень воды был где по колено, где по пояс, в зависимости от количества просочившегося вниз мусора, и она текла достаточно быстро, чтобы мешать мне бежать. Моя грудь вопила от боли всякий раз, когда мне приходилось наклоняться и опираться здоровой рукой о дно для лучшей устойчивости. А кашлять я не смела, чтобы та же акустика, которая наполняла воздух эхом от текущей воды, не донесла что-нибудь до ушей солдат наверху.

До меня дошло, когда мой рой дотянулся до второго миномета и сопровождающего его отряда. В том, чтобы очутиться в середине зоны поражения минометов, действительно было преимущество. Оставалось только туда добраться.

Я прибавила ходу, поспешила в направлении моих товарищей и Дины, поскальзываясь на склизкой поверхности и отстающей грязи, пытаясь не закашляться. Последнее мне не удавалось, но это не имело особого значения. Я уже прошла периметр и приближалась к цели, определяя с помощью букашек, где куда сворачивать и какими путями легче всего идти.

В считаные минуты я приблизилась настолько, что пора было искать путь наверх. Букашки обнаружили лестницу, и я поднялась, после чего, упираясь плечом и ногами, подняла крышку канализационного люка.

Я выбралась на поверхность как раз на достаточном расстоянии, чтобы звук сдвигаемой крышки, по моим прикидкам, до них не донесся. Когда я здоровой рукой вернула крышку на место, Бентли насторожил уши, но больше никак не отреагировал.

Тревога и беспокойство раздвигали дальность моей способности. Каждую букашку, которая мне не требовалась для ощущения окрестностей, я посылала на периферию своей досягаемости, собирая их возле минометов. Пауки свивали шелковинки в шнуры, другие букашки формировали массу. Находясь здесь, в самом центре, да еще с такой увеличенной досягаемостью, я смогу ударить по всем четырем минометам одновременно.

Я атаковала сразу все отряды, обрушив на каждый букашечное цунами. Я попыталась обвить шнурами стволы минометов и прицепить их к кому угодно, кто двигался, но они оказались слишком устойчивыми.

Один солдат схватил мину и двинулся к миномету. В мгновение ока я обрушила на него всю мощь роя. Букашки проникли под безыскусную, но высококачественную броню и маску, какими Змей снабжал своих наемников. Букашки кусали и жалили, пытались обвязать вокруг него шнуры, связать ему руки, за неимением более подходящего термина. Он выпустил миномет и попятился, и я сбавила давление на него, ограничившись общей формой атаки.

Снайперы не могли стрелять, минометы вышли из строя, солдаты были не в состоянии атаковать.

Лже-Рой чуть приподняла голову, выпрямила спину. Если бы я могла видеть и если бы была расположена так, чтобы видеть ее, то, возможно, упустила бы это, но благодаря букашкам на ней заметила. Она знала. Наушник под маской? Переговорное устройство в ухе, снабжающее ее информацией?

Я понеслась к своей команде. Букашки метались вокруг них – я пыталась взбудоражить их и привлечь их внимание.

Фальшивая Рой крутанулась на месте и, потянувшись за спину, выхватила пистолет. Другой рукой она обхватила Дину за плечи и прижала к себе.

Я пропустила первую часть ее фразы. Но значение было ясно. «…для меня теперь бесполезны».

И говорила она совсем как я. Я ощутила потрясение своих сокомандников.

А затем почувствовала, как захлопнулся капкан – словно переключателем щелкнули.

Букашки, которых я разместила на сокомандниках, чтобы ощущать их местонахождение, стали атаковать. Не по моему приказу.

Я попыталась заставить букашек остановиться, но моя способность оказалась задавлена. Не то чтобы команды, которые получали букашки, были сильнее моих – скорее дело было в том, что они поступали непрерывно; сплошной грубый поток команд через весь мой диапазон досягаемости, а может, и дальше, каждые полсекунды перекрывал все прочие инструкции моим букашкам. «Атаковать, двигаться сюда, атаковать, двигаться сюда».

Мрак что-то произнес, я не разобрала.

Предаешь нас?! – проорала Сука. Стоя рядом с Бентли, она страдала от атак букашек сильнее всех.

– Прости… – произнесла самозванка. Я пропустила, что было дальше, но закончилось все словом «планировала».

«Прости, Сука. Я с самого начала это планировала».

– Нееет! – выкрикнула я, и этот крик заставил меня кашлять, пока не подогнулись колени. Я почувствовала, что букашки скапливаются на мне, атакуют слепо, собираются на скальпе. Я вывернула короткий плащ, прикрывавший плечи, и натянула на голову как капюшон. Это не помогло убить тех букашек, которые там уже находились и были живы, но не дало скапливаться новым.

Я была слишком далеко, чтобы кто-нибудь из них услышал. В квартале. С равным успехом я могла быть и в нескольких милях.

Другая Рой дважды выстрелила в Суку. Мрак закутал все во тьму, и фальшивая Рой бросила оружие. Я ощутила, как Сука привалилась к Бентли; Ублюдок упал с ее коленей на землю и перевернулся.

Он что, клонировал меня?

Нет. Я ощущала перемещения букашек во всем моем диапазоне, хоть и не могла их контролировать. Они двигались громадной, медленной спиралью, дрейфуя против часовой стрелки и атакуя каждого, с кем приходили в контакт. А где был центр этого эффекта, куда они собирались в чудовищных количествах? Ящичек в глубине одного из зданий.

Необходимо добраться туда и отключить его.

Я с трудом поднялась на ноги и наполовину побежала, наполовину поковыляла; букашки собирались на мне тяжелым ковром. У меня кружилась голова, я вымоталась, продолжала кашлять, а тем временем начали прибывать первые букашки из тех, что атаковали солдат.

В гуще роя я ощущала Дину. Феромоны на фальшивой Рой перекрывали импульсы команд от ящичка, благодаря чему пчелы и осы наносили им обеим не очень много ущерба. Я не знала, как они собираются разобраться с более опасными пауками, но букашки, передвигающиеся по земле, задерживались: пробегая через здания и другие детали ландшафта, они вынуждены были то и дело подниматься или спускаться.

Фальшивая Рой швырнула банку в моих сокомандников.

Светошумовая граната. Я ощутила вспышку света и оглушительный грохот, сбивший букашек, которые на них собрались. Поскольку я уже направилась к управляющему роем ящичку, то была не настолько близко, чтобы это подействовало на меня.

Минометные команды собирали снаряжение и залезали в грузовики, чтобы отступить. Вот что затеял Калверт, поняла я. Он убеждал остальных, что «я» атакую их сразу же, как только заполучила Дину. Скорее всего, он устроил так, что затем я исчезну. Рой исчезнет так, что, с учетом моих предыдущих действий, в это очень легко будет поверить. «Темные лошадки» будут в ярости, будут оскорблены, но они по-прежнему будут его.

Но я оказалась здесь. Я могу убедить их, что это трюк. Либо отключить тот ящичек, либо повернуть влево, показаться там, где они, и все тут же обретет смысл: две Рой, одна из них фальшивая…

Нет, я должна отключить ящичек. Я ощущала кровь там, где букашки отыскали голую кожу на Рэйчел и псах. Если пчелиных или осиных укусов будет слишком много, кто-нибудь может серьезно пострадать, и ему понадобится эпинефрин.

Я ощутила, как Дина двигает рукой, целенаправленно водит ею по груди. От подмышки вниз, наискосок к другой подмышке, снова вниз…

Буквы. И. З. В. И. Н.

На последнюю «И» ей не хватило времени. Дина и другая Рой исчезли, сменившись кучей обломков и еще одной светошумовой гранатой. Она взорвалась, когда остальные еще не оправились от первой.

Опять заколоченные окна и двери. Я выстрелила из пистолета в дверную ручку, потом ударила ногой. Это повредило мне сильнее, чем двери: я рухнула в очередном пароксизме кашля.

Мои товарищи оправились раньше меня. Я ощутила, как Мрак встает и кричит что-то. Из-за воздействия его способности на его же голос я не разобрала, что именно. Не в первый раз уже у меня эта проблема. Рэйчел тоже встала, опираясь на Бентли и прижимая руку к боку. Я ощутила горячий кусочек металла в упрочненной куртке, которую я ей дала. Хорошо.

– Найти ее! – проорала она. – Найти Рой! Покалечить! Убить!

Бентли кинулся бежать зигзагом по улице, где они находились, в том направлении, где раньше была фальшивая Рой.

Они сделали так, чтобы она и пахла, как я? Должны были – иначе псы бы встревожились и стали лаять. Но как? Калверт что, велел своим людям украсть мои вещи? Воспользовался моей грязной одеждой?

Я чувствовала себя оскверненной – не только из-за возможного вторжения, но и из-за того, насколько полно они украли мою личность и злоупотребили ею.

Бентли поднял голову, потом свернул вправо и перешел на размашистый бег. При таком раскладе он окажется позади меня через несколько секунд. Тогда он возьмет мой след, нагонит… Я легко могла себе представить, что будет дальше. Я была не в той форме, чтобы сражаться.

Я поднялась на ноги, перезарядила пистолет и еще трижды выстрелила в дверную ручку. Ком мошкары, следовавший по спирали к призывающему его ящичку, прикоснулся к щеколде с противоположной стороны двери, и я выстрелила в нее тоже. На этот раз, когда я ударила в дверь ногой, она открылась. Я рухнула наземь и закашлялась так яростно и хрипло, что не удивилась бы, если бы оказалось, что маска покрылась изнутри пятнышками крови.

Бентли заметил меня и понесся в мою сторону. Я заползла внутрь, прижала ноги к груди, чтобы они не мешались на пути двери, и пинком захлопнула дверь.

Бульдог-мутант был слишком велик для этой двери. Когда он врезался в нее, она раскололась надвое, верхняя половина слетела с петли, и кирпичная кладка вокруг вдавилась внутрь, осыпав меня дождем штукатурки. Деревянная дверная рама не пустила Бентли дальше – все-таки ее вертикальные опоры были толщиной в фут. Логично, что Калверт выбрал упрочненное здание, чтобы спрятать ящичек, управляющий роем. Один лучик света – что заодно это дало мне хоть какое-то преимущество.

Бентли снова врезался в дверь головой, добившись не большего, чем в первый раз, затем попятился на несколько шагов и завыл. Сука и Мрак уже двигались сюда, на звук выстрелов. Я услышала, как Сука взвыла в ответ на призыв Бентли – вопль чистой ярости, предвещающий насилие. Ублюдок был рядом с Сукой. Он становился крупнее, отращивал костяные шипы и броню из обызвествленных мышц. Он-то пройдет сквозь дверь.

Я поползла к ящичку. Букашки покрывали меня толстым слоем, и, хотя они не могли проникнуть сквозь костюм, они заползали в складки капюшона на шее. Пусть не из-за чьего-то умысла, а чисто за счет числа, но они меня душили. Я едва могла дышать, а мне приходилось пробираться сквозь тучу букашек размером с танк, чувствуя, как они кусают и жалят, как осы и пчелы впрыскивают в меня яд…

Я приподнялась ровно настолько, чтобы ухватиться за брезент, покрывавший ящичек, а потом позволила себе рухнуть на пол, кашляя, но не выпустив брезент, и он упал вместе со мной. Перед глазами мелькали яркие искры, которых быть не могло, потому что я же слепая.

Я медленно поднялась на колени, чтобы добраться до проводов, идущих к ящичку. Сделать это было трудно из-за массы букашек на мне и вокруг меня. Здесь собрались все букашки как минимум на милю вокруг.

Я дернула за один из пучков проводов. Впустую. Это лишь вопрос времени. Судя по тому, с какой скоростью двигались Сука и Мрак, у меня оставалась еще минута или две.

Я потянулась к следующим проводам и ощутила на запястье чью-то руку. Чертовка отдернула мою руку, выведя меня из равновесия, потом пнула в грудь. Вряд ли она могла бы найти место для более болезненного удара.

Я повалилась на пол, то корчась, то катаясь от испепеляющей боли.

– Что, собачка до тебя добралась? – прорычала Чертовка. – Отлично. Теперь отруби свою гребаную способность.

В ответ я могла лишь беспомощно простонать.

– Я тебя предупреждала. Я предупреждала, что тебя ждет, если ты расстроишь моего брата. Ну так что, мне воспользоваться ножом, чтоб все было быстро? – она достала нож. Потом другой рукой достала шокер. – Или мне тыкать тебя этим, пока ты не прекратишь применять свою способность? Потом мы найдем местечко, где у тебя не будет букашек, и пойдем по медленному пути.

В дверь вошли Мрак и Сука, и я услышала, что Мрак пробормотал что-то. Сука держала Ублюдка за ошейник.

– Чертовка. Ты нашла ее, – произнес Мрак. Недавние события как будто на него совсем не повлияли. Голос звучал на удивление безэмоционально.

– Мы как раз обсуждали, что делать дальше.

– Я слышал. Шокер не поможет. Хуже всего, что она будет применять способность даже без сознания, – сказал Мрак.

Я раскрыла рот, чтобы ответить, но лишь закашлялась.

– А если дохлая? – спросила Сука. Ее голос не звучал безэмоционально. Он звучал разозленно. – Я могу это устроить, если у вас двоих кишка тонка.

Мрак ничего не ответил, и это тревожило. Он опустился возле меня на колено, поставив его на раненое запястье. Я закричала от боли, снова закашлялась. Он лишь смотрел. Не то чтобы он мог многое увидеть при том количестве букашек, которые заполняли комнату.

Когда он наконец заговорил, это было одно-единственное слово.

Почему?

Я изо всех сил пыталась перевести дух, собраться с мыслями. Голова была как в тумане.

Что я могу сказать? Сможет ли их хоть что-то убедить? Если я скажу, что это была не я, поверят ли они? Если я обращу их внимание на ящичек, не решат ли они, что это бомба?

Мрак терпеливо ждал, когда я оправлюсь достаточно, чтобы ответить.

– Сделай… тьму, – выхрипела я.

Я закрыла глаза, когда тьма накатила на меня. Я ощутила, как моя способность слабеет, и поняла, что все это время неосознанно отталкивала букашек. Сейчас их натиск усилился.

Мрак встал. Он раскрыл ладонь, растопырив пальцы, и тьма рассеялась. Он повернулся к Суке и указал на Ублюдка.

– Да? – спросила она.

– Да, – ответил он и указал на ящичек.

– Ты уверен?

– Уверен.

Сука свистнула, Ублюдок прыгнул, и ящичек смялся под передними лапами волчонка.

Весь рой тут же стих.

Мрак протянул мне руку, я ухватилась за нее, и он помог мне встать. Я не могла стоять ровно, у меня кружилась голова, и я привалилась к Мраку.

– Ты же не купишься на это, не? – спросила Чертовка.

– Это была не она.

– Она вешает тебе лапшу.

Это была не она.

Чертовка скрестила руки. Сука не пошевелилась.

Мрак прошептал:

– Объясни, что произошло. Потом нам надо будет позаботиться о тебе.

Я покачала головой.

– Нет?

Я коротко кашлянула.

– Ябеда. И Регент. Они в беде. Мы оставили их с Калвертом. Со Змеем.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ