Предыдущая            Следующая

МОНАРХ 16.2

– Нам не сделать Дракон без плана, – сказал Мрак. – Без дьявольски хорошего плана.

– Ты командуешь? – спросил Плут. Он шагнул вперед, чтобы открыть ворота и придержать, пропуская нас.

Я знала Мрака достаточно хорошо, чтобы заметить маленькую паузу перед ответом.

– Плана у меня нет, но я возьму на себя командование, если потребуется.

Он колебался? С тех самых пор, как Мрака захватила «Девятка», мы не просили от него многого. Лиза беспокоилась, что он может зашататься под прессингом, какой приходится испытывать лидеру, и другие с ней, похоже, были согласны. Они говорили о том, чтобы выдвинуть меня.

Я не была уверена, что гожусь на эту роль, но еще меньше была уверена в том, что это хорошая идея – доверить принятие решений Мраку, который в ключевой момент может отключиться или отвлечься. Я понятия не имела, какую форму может принять его душевная травма в подобной ситуации. Наша сторона состояла из Плута и Солнечной Балерины от «Странников», Регента, Птицы-Разбойницы, Мрака, Чертовки, меня и, возможно, Виктора. Инстинкт самосохранения или сильные чувства по отношению к Чертовке и мне могут заставить Мрака действовать слишком осторожно, когда потребуется нанести решительный удар.

– По правде сказать… – вмешалась было я, но слова застряли в горле, как только все повернулись ко мне. В особенности мне мешало обрести уверенность внимание Мрака. Я не хотела оскорбить его и пыталась понять, как сформулировать свою мысль, не раня его чувств, при этом поднять чувствительную тему и реально высказать то, что я хотела высказать…

Мы вышли наружу. Недостроенное здание, нависающее над входом в подземную базу Змея, укрывало нас; там, где дыры не были закрыты фанерой, пробивались солнечные лучи. Перемежающиеся пятна света и тени. Я обернулась на Мрака, пытаясь прочесть его, как-то понять, что он собирается сказать.

Заговорил Регент.

– Вываливай. «По правде сказать» что?

– Можно мне? – спросила я. – Можно мне взять командование?

Когда сомневаешься, иди простым путем.

– У тебя есть план? – поинтересовался Плут.

– Возможно. Нет, «план» – неподходящее слово. Лучше назвать это стратегией, – я изучала нашу группу, оценивая, какие средства есть в нашем распоряжении. – Но по мере того, как я о ней думаю, она превращается в план, и, по-моему, ключевую роль здесь сыграет Чертовка.

– Охеренно!

Чертовка? – переспросил Плут. – Но Дракон ведь может ее видеть, верно? Она здесь самая бесполезная. В смысле, я знаю, я сейчас не в той форме, чтобы сражаться, но моя способность хотя бы что-то дает.

– Иди в жопу, – прорычала Чертовка.

– Нет, – ответила я Плуту. – Мы точно сможем ее использовать.

– Давайте выслушаем план, – предложил Мрак. Слава богу, в его голосе не было ни гнева, ни раздражения – ничего, что показывало бы его недовольство моим самоназначением на роль командира.

– Наш приоритет – обеспечить безопасность Суки, Генезис и Баллистика. Думаю, самый простой способ этого добиться – нанести визит героям в штаб-квартире ОПП.

– Опасно, – заметил Мрак.

– Более того, думаю, Дракон это предвидит, – сказала я. – Можно с уверенностью сказать, что она умна, даже если реальные машины не получают ее полного внимания, либо если они глупее, потому что их искусственный интеллект не работает на том же уровне, что настоящий человеческий мозг. Тем не менее она управляет этими костюмами, и она наверняка предвидит, что мы, возможно, ударим по самому уязвимому элементу ее операции, местным героям.

– Думаешь, нам следует ударить по ним?

– У нас нет другого выхода. Каждый отдельный костюм уничтожить будет трудно, если вообще возможно. Зато возможно одолеть местных героев и таким путем получить какое-либо преимущество, информацию или хотя бы не дать им вмешаться, когда мы атакуем один или несколько костюмов Дракон.

– Звучит разумно, – произнес Плут. – Если только мы не столкнемся с худшим вариантом, когда придется иметь дело с несколькими костюмами плюс местными героями.

– Это возможно. Готова поставить свою левую руку, что один из костюмов Дракон припаркован на крыше того здания или где-нибудь рядом.

– И ты считаешь, что нам пригодится Чертовка? – спросил Мрак.

Я кивнула.

– Мы можем оставить ее там как диверсанта, например, или просто добывать с ее помощью информацию, или методично выводить из строя угрозы. Но это будет не так уж просто. У них в здании есть камеры видеонаблюдения. Значит, если мы хотим, чтобы она там ходила без проблем, нам придется их вывести из строя. Регент, Птица-Разбойница сможет убить все камеры и лампы в здании, не убив при этом никого из людей? Никаких взрывов.

– Ласково сломать? Мне придется быть близко. Еще ближе, если я не буду знать, где это конкретно.

– Под «мне» ты подразумеваешь Птицу-Разбойницу? – уточнил Мрак.

– Ага. Но я сам тоже не могу слишком уж от нее удаляться.

– Думаю, я своими букашками смогу найти, где они расположены. Но чтобы Птица-Разбойница подобралась близко, нам потребуется отвлекающий маневр. Так что этот план двузубый.

– Проблема тут заключается в том, – произнес Мрак, – что заодно это очень многоступенчатый план, в котором успех каждого шага зависит от успеха предыдущего, а также от успеха другого «зуба». Если мы облажаемся или где-то по пути уткнемся в стену, все развалится.

– Да, – согласилась я. – Кроме того, мы будем уступать в численности и в вооружении, даже если не учитывать ОППшников, которые наверняка там размещены. Но я думаю, что мы сможем обратить это себе на пользу.

– Маскировка под них? – предположила Солнечная Балерина.

– Нет. Никакой маскировки. Давайте поспешим. У нас жесткий лимит по времени, нам предстоит идти пешком, причем, пока мы идем, нам придется избегать открытых пространств.

 

***

 

Когда мы приблизились, Мрак залил окрестности тьмой, а потом очистил пятачок достаточного размера, чтобы мы могли говорить. При некотором везении это не даст им обнаружить нас при помощи всех бесчисленных устройств, которые Механики вроде Дракон, Фаэтона и Малыша Победы имеют в своем распоряжении. Радары, тепловизоры и прочие штуки, о которых я даже не слышала никогда.

С нашего последнего визита они модифицировали здание ОПП. Оконные стекла, уничтоженные при атаке на город Птицы-Разбойницы, были заменены заслонками и фанерой. На крыше стояли ОППшники, оглядывая окрестности. По периметру территорию окружали грузовики, рядом с каждым из них стояли полицейские в бронежилетах и еще ОППшники.

Один из костюмов Дракон примостился на крыше самого высокого здания поблизости. Его ноги, настолько длинные, что колени поднимались выше тела, оканчивались четырьмя остриями, и крыльевые панели, похоже, подсоединялись к этим ногам, как складки кожи между конечностями белки-летяги. Тело было приземистым, его длинный хвост обвивал крышу откуда-то с тыльной стороны и до передней, поглаживая ближайший ко мне угол. Голова медленно поворачивалась из стороны в сторону в поисках угроз.

Это был не тот корабль с дронами. Слава богу. Это была бы катастрофа. Но я не знала, что умеет этот костюм. Его особенностью, привлекшей мое внимание, было колесо. Колесо со спицами было не меньше в диаметре, чем сам костюм в длину, и располагалось вертикально, проходя сквозь плечи костюма. Оно медленно вращалось; время от времени электрические разряды проскакивали между центром и ободом, убивая всех букашек, примостившихся на спицах, и оставляя после себя насыщенный запах озона.

Я изложила остальным общий вид костюма.

– Кто-нибудь узнаёт то, что описала Рой? – спросил Мрак.

– Это не тот, который явился за мной, – ответила Солнечная Балерина.

– Он на моей территории, – сказал Плут. – Может, она выбрала его, чтобы атаковать меня?

– А как можно законтрить телепортатора? – спросила я.

– Очевидно, этой штуковиной, – подметил Регент. – Ну так что, мы разделяемся?

– Да, – ответила я. – Я отслеживаю вас с помощью букашек. Когда будете занимать позиции, не торопитесь. Лучше немного помедлить, чем встревожить их раньше времени. Мрак со мной. Плут, Чертовка, Солнечная Балерина, вы остаетесь здесь, не попадайтесь им на глаза любой ценой. Регент, ты и Птица-Разбойница остаетесь здесь под прикрытием тьмы, пока мы не начнем, потом выдвигайтесь и заходите с тыла. Когда мы будем на местах, я дам тебе знать.

Мы с Мраком выдвинулись. Мы шли переулками и мелкими улочками, делая достаточно большой крюк, чтобы не попадаться на глаза дежурящим на перекрестке. Мой рой проверял окрестности на предмет посторонних, тьма Мрака укрывала нас от радара бронированного механоида. Я начала отслеживать букашками людей внутри штаб-квартиры.

Тепло и влажность были моим союзниками. На основных этажах были открытые пространства с письменными столами и участки с множеством офисных кабинок, набитых служащими. Они трудились днями напролет, судя по интенсивному вкусу пота на коже, и у них накапливалась еда. В летнем тепле букашки незримо процветали. Какая-то овощная кашица – возможно, соус от спагетти или пиццы – протекла из мусорного бачка на дно контейнера, и личинки наслаждались трапезой. Мушки скапливались там, где мусор не вычищали должным образом, а горы бумаг служили домом предприимчивым паукам, желающим полакомиться этой растущей популяцией насекомых.

Я беспокоилась, что не смогу поместить букашек на всех присутствующих, не потревожив их. В итоге это оказалось вообще не проблемой. Муха могла принести несколько личинок и скинуть служащему на шнурки, в карман брюк или в кобуру. После этого было очень легко отслеживать, куда они перемещаются и что делают. Подсчитывая людей в здании, проверяя их, я поняла, что Суки, Генезис и Баллистика среди них нет. Никто не соответствовал ни их телосложению, ни стилю одежды, будь то в костюме или без.

На третьем этаже я обнаружила трех местных членов Протектората в сопровождении Защитников, пары ОППшников и женщины – насколько я поняла, директора. Триумф, похоже, был в порядке; я ощутила фигуры Мисс Милиции и Натиска. Ни Призму, ни Схрона, ни Урсу Аврору я не обнаружила. Это хорошо.

Защитники присутствовали в полном составе: Сплав, Хроноблокер, Флешетта, Малыш Победа, Виста и Фаэтон.

У нас было двое суперкрутых ребят. Если бы мы хотели быть монстрами, играть без тормозов, было бы чертовски просто сперва ударить Птицей-Разбойницей, чтобы замедлить их, а потом включить солнце Балерины на полную мощность, снести здание и испепелить там всех, прежде чем они успеют выбраться. Мы бы даже не вспотели.

Но какой смысл заходить так далеко? Я влезла во все это, чтобы спасти Дину. Ничего хорошего не получится, если в процессе я порушу жизни сотни дин – дочерей и сестер служащих, отцов, матерей и других людей, которые ничем не заслужили оказаться в ловушке этой войны.

– Это место подходит? – спросил Мрак, остановившись.

Я огляделась. Здание отсюда мы не видели, зато видели Плута. Что нам и требовалось.

– Подходит. Дай мне минуту, пока я всем не сообщу.

– Уверена в плане?

– Хорошо бы у меня было время попрактиковаться, прежде чем применять реально, – ответила я.

– Да уж.

С помощью букашек я расписала остальным всяческую нужную им информацию. Присутствие и местонахождение бронекостюма, общую численность и расположение сил противника, этажи, где он сейчас находился. Несколько минут у меня ушло на то, чтобы изложить все и убедиться, что они поняли.

План включал в себя отвлекающий маневр. За эту часть отвечала Солнечная Балерина. Я подала ей знак приступать – она создала свой шар и отправила его вниз, сквозь дорожное полотно. Не знаю, сколько в нем было тысяч градусов, но он проплавил себе путь через мостовую и продолжил путь сквозь то, что было под дорогой – трубы, дренажные пустоты или что там еще.

Когда он поднялся на перекрестке поодаль, он был уже значительно крупнее. Солнечная Балерина медленно двинула его к штаб-квартире, к самой дальней стене от нас с Мраком.

Протекторат подошел к окнам, чтобы посмотреть, что происходит. Я «подсветила» нужное окно букашками, собрав их в прямоугольник, окружающий раму. Сможет ли Плут разглядеть их через окно? Трудно было рассчитать углы, и…

Я вдруг оказалась среди местных героев. Из-под моего костюма вырвалось облако букашек и окутало их. Капсаициновые букашки отыскали каждый неприкрытый глаз, рот и нос, прежде чем герои осознали, что только что произошло. Букашки ощутили, что Триумф подсел, чтобы рвануться ко мне, и…

…и я сместилась на несколько футов правее. Несмотря на то, что это неожиданное движение сбило с толку мои чувства и ориентацию в пространстве, букашки позволили мне понять, куда я переместилась, за долю секунды до того, как это понял противник. Я уже потянулась за дубинкой и рывком раскрыла ее на полную длину.

Плут снова обменял меня с кем-то, прежде чем я успела ударить дубинкой Мисс Милицию. Прямо передо мной оказалась Виста, и я, даже особо не думая, ударила ее в самое уязвимое место, до которого могла дотянуться, – в переносицу. А возвратным движением еще добавила в ухо.

И полсекунды не прошло, как новый обмен. Мы рассчитывали на то, что букашечное восприятие даст мне преимущество в хаосе, что близость и неясное расположение товарищей по команде удержит их от применения против меня своих способностей в самых тяжелых вариантах. Я поймала Мисс Милицию ударом дубинки в живот, тут же махнула вверх, чтобы попасть по руке, но не попала, потому что Плут снова меня телепортировал.

Натиск пнул меня прежде, чем я успела прийти в себя и ударить следующую цель. Его удар не ощутился таким уж тяжелым, однако я проскользила по полу и врезалась в три стула с пластмассовыми сиденьями.

– Окно! Блокируйте Плута! – задыхаясь, отдала приказы Мисс Милиция, сражаясь с болью от капсаицина и со скопившимися букашками.

Я поднялась на ноги. Уже слишком долго я прождала сигнала на выход. План состоял в том, чтобы, когда я проведу свою первую атаку, телепортировать сюда Мрака, а тот бы применил тьму, чтобы отключить и украсть любую наиболее подходящую способность и с ее помощью разобраться с противниками. Но они поняли, что мы делаем, и уже принимали ответные меры. Если Плут не может меня видеть, значит, и обменять меня ни с кем не может, а значит, я могу рассчитывать только на себя.

Моим противникам, однако, приходилось несладко. Хроноблокер отсутствовал – его телепортировало наружу, когда меня телепортировало внутрь. Мисс Милиция, Виста, Флешетта, Триумф, Фаэтон и Малыш Победа более-менее вышли из строя: глаза их распухли до полной слепоты, букашки заползали им в уши и дыхательные пути. По приказу Мисс Милиции они попятились к окну, блокируя Плуту обзор.

Помимо того, чтобы доставить сюда Мрака, Плут должен был еще и убирать отсюда всех замеченных им героев, меняя их на посторонних или ОППшников. Прямо сейчас он должен был следить за теми, кто дежурит на крыше, и, возможно, менять их местами с героями, однако он этого не делал. Видимо, он счел, что для меня опаснее иметь дело с копом, вооруженным пистолетом, или с ОППшником и его арест-пеной, чем с героями, которых мы уже обезвредили.

Либо он сознательно меня подставляет. Нет, это бессмысленно. Ему же надо выручать сокомандников. Я все еще страдала от латентной паранойи после «проверки» Змея.

Так или иначе, другие герои были более-менее выведены из строя. Моими противниками остались только Сплав, Натиск, двое ОППшников и директор. Это была грузная женщина – фунтов двести пятьдесят, не меньше – с неприглядной старомодной прической, которая, возможно, смотрелась бы хорошо на модели с подходяще подобранной одеждой. Ни Сплав, ни Натиск не надвигались на меня, предпочитая блокировать мне доступ к выходам. Здесь было нечто вроде офиса – сплошные письменные столы, стулья, кабинки и компьютеры. Вообще это здание походило на офисное больше, чем я ожидала от правоохранительного учреждения.

– Это… – заговорила директор и тут же прервалась, чтобы закашляться и справиться с рвотным позывом, когда одна из капсаициновых букашек угодила ей в рот. Эта букашка уже размазала свой груз по внутренней стенке ноздри Висты, так что сейчас эффект был не настолько уж тяжелым. – …Это была ошибка.

– Если бы наша атака не была чуточку безрассудной, Дракон бы ее, скорее всего, предугадала.

– Вы здесь в ловушке. Еще две модели Дракон уже в пути.

Блин.

– Отлично, – ответила я. Я была вполне уверена, что мне удалось скрыть, что я вру на голубом глазу.

Директор выпрямилась, прижала руку к правому глазу.

– Это план Ябеды?

– Мой.

– Ясно, и…

Я не дослушала. У меня за спиной Натиск пнул один из столов. Он полетел в меня, и в тот же самый миг я бросилась на пол. Я ощутила движение воздуха, когда стол пролетел надо мной и врезался в кабинку. Я понеслась куда-нибудь укрыться.

– Предвидение. Любопытно, – произнесла директор; я тем временем, пригнувшись, спряталась в одной из кабинок. – Мы присвоили вам рейтинг Мыслитель-один, но, возможно, это недооценка.

– Мне офигенно по барабану.

Я говорила своим роем, чтобы они не могли по голосу определить, где я. Директор пыталась отвлечь меня, чтобы другие могли действовать, или чтобы выиграть время для направляющихся сюда костюмов Дракон. Я призывала к себе больше букашек и постепенно собирала их вокруг себя – теперь не было нужды беспокоиться, что другие их заметят.

– Ты видишь их глазами, слышишь то, что слышат они? Ты видишь тот костюм, который находится снаружи?

Бронированный механоид двигался, вытянув конечности и ловя воздух летягоподобными крыльями-перепонками. Панели вокруг его тела испускали горячий воздух и создавали подъемную силу, гигантское колесо отклонилось на сорок пять градусов назад. Костюм явно был сконструирован с расчетом на то, чтобы лететь вперед, полагаясь на перепонки, чтобы совершать в воздухе сложные акробатические маневры. Миниатюрное солнышко Солнечной Балерины блокировало продвижение костюма, вынуждая его делать большие крюки, останавливаться и падать на несколько футов, прежде чем он вновь поймает воздушный поток. Не раз он, отступая от раскаленного шара, оказывался дальше от цели, чем был до того.

– Да. С ним уже разобрались, – ответила я из-за письменного стола. Мой рой ощутил, что директор сделала жест – видимо, подала знак Сплаву. Он начал двигаться в мою сторону. Я, не высовываясь, отступила в кабинку.

Директор снова заговорила:

– Прибудут другие. Не только те семь костюмов, которые находятся в Броктон-Бее сейчас. Пока вы удерживаете этот город, Дракон будет поставлять новые костюмы еженедельно. Она будет устранять слабые стороны, укреплять сильные. Здесь и сейчас, если вам повезет, мы можете победить. Отдаю вам должное. Но у вас не будет и пары-тройки дней отдыха, прежде чем вам придется сражаться вновь. Сколько раз вы оставите свою территорию, прежде чем ваши последователи оставят вас?

Жужжание роя помогло мне замаскировать местонахождение источника голоса.

– А сколько раз вы можете позволить себе предоставить шпане подчищать ваши косяки, прежде чем общественность поймет, что ваш Протекторат мало что из себя представляет, помимо хорошего пиара, красивых разговоров и выброшенных долларов налогоплательщиков?

– Мы делаем больше, чем вам кажется, – ответила она.

– Но меньше, чем нужно людям. Я заполняю пустоту, которую оставили вы все. Если бы вы нормально выполняли свою работу, я не могла бы делать то, что делаю.

Давайте же, давайте.

– Не притворяйтесь глупее, чем вы есть, Рой. Город не может войти на ваши территории, чтобы помогать людям, потому что мы не можем вам доверять. Ваша Сука уже калечит каждого, кто ступает на ее территорию. Любой электрик, плотник или врач, которого мы пошлем на вашу, Рой, территорию, вполне может вернуться, умирая от анафилактического шока.

Я смолчала. Тут мне ответить было нечего. Во всяком случае, у меня не было ответа, отличающегося от банального «Обещаю, я буду хорошей».

Беспокоиться об этом не стоило, потому что возможность ответить мне все равно не представилась. Раздался треск, лампы полопались. На нас всех обрушился ливень из осколков стекла, и тут же стало темно. Чтобы использовать эту смену обстановки по максимуму, я дополнила эффект, переместив букашек, которых собрала прямо за окнами, перекрыв тот слабый свет, который просачивался сквозь заслонки, и погрузив комнату в сумрак.

Я выхватила нож и рванулась вперед. Стекло захрустело под ногами, и я на бегу поскользнулась. Натиск ринулся в мою сторону, по-прежнему прикрывая рот рукой. Букашки покрывали линзы его маски, но они тут же соскользнули, словно он был смазан маслом. Его способность в действии.

С помощью окружающих меня букашек я по-быстрому собрала грубую обманку, потом побежала в одну сторону, а обманка в другую, чуть ближе к Натиску. В сумраке, да еще при частично загороженной маске, он атаковал обманку. Как только его рука прошла насквозь, он потянулся чуть дальше, схватил стол и швырнул в меня.

И снова я в последний момент увернулась, бросившись вбок. Приземление было жестким и неприглядным; закончилось оно тем, что я стукнулась броней маски и плеча об угол двух стен.

– Чего вы надеетесь достичь? – спросила директор.

Я встала, стараясь делать вид, что обдумываю ответ. Сплав приближался, Натиск стоял, готовый атаковать. Не то чтобы ему было что терять – я была загнана в угол, причем в буквальном смысле.

Я развернула нож в руке острием вниз и рубанула вправо, разрезав покрытую букашками заслонку небрежным крестом. Натиск ринулся на меня, одним прыжком покрыв полкомнаты. Но он опоздал – я выбросилась из окна третьего этажа.

После сумрака помещения снаружи было ослепительно ярко. Я почувствовала, как на секунду мои волосы захлестнулись вокруг меня, а потом упала, раскинув руки-ноги, снова в сумрак.

Я не пролетела полного расстояния. Я снова оказалась внутри, в окружении героев. У меня была всего секунда, пока они не поняли, что я только что сделала. Я развернулась, рассекла заслонку позади себя и снова выбросилась из окна.

И опять Плут обменял меня с одним из героев. Когда я приземлилась, ноги заскользили по полу, и мне пришлось ухватиться за подоконник, чтобы не упасть. Я взмахнула рукой: мой сигнал.

– Все от окон! – проревел Натиск.

И тут же меня снова телепортировало. Я оказалась в том же переулке, где в самом начале была вместе с Мраком. Хроноблокер стоял ко мне спиной, Мрака не было.

Я по-быстрому проверила и убедилась, что Хроноблокер неподвижен. Мрак захватил его врасплох, и его инициатива вкупе с озабоченностью Хроноблокера, как бы случайно не вырубить союзника, сделали свое дело. Хроноблокер оказался заморожен своей же позаимствованной способностью. Идеально.

Я потянулась себе за спину и размотала веревку. Мои букашки подхватили ее в разных точках и принялись кружить вокруг Хроноблокера, обвивая его шелковыми путами и завязывая их узлами.

Если повезет, он не будет представлять угрозы даже после того, как отмерзнет.

Я потянулась вокруг своей способностью и оценила общее положение дел. Все было окутано тьмой Мрака, не дающей полицейским и ОППшникам на блокпостах открывать огонь.

Механический костюм, который раньше сидел на крыше поблизости, сейчас находился на земле и сражался с Солнечной Балериной, Птицей-Разбойницей и Мраком, причем последние двое были на открытом пространстве.

«По плану надо было по возможности не покидать укрытия», – подумала я.

Колесо на спине машины Дракон вращалось на полной скорости. Я различала в центре красный глаз, такой же, как был на дронах. Костюм ринулся вперед, на Мрака, с помощью дюз вокруг корпуса, и Плут обменял Мрака с ОППшником – Мрак очутился на крыше. Костюм сумел не ударить человека перед ним, впившись двумя левыми ногами в мостовую и подняв хвост, чтобы тот не качнулся вперед и не ударил.

Колесо окуталось электричеством, и весь костюм загудел от такого заряда, что все букашки, прикасавшиеся к нему, разом погибли. Потом колесо внезапно вспыхнуло, и Мрака сдернуло с крыши невидимой силой. Плут поймал Мрака, обменяв его с тем же ОППшником, когда он еще и полпути до земли не пролетел.

Это и есть способ Дракон контрить телепортатора? Я бы назвала это магнитом, однако у Мрака при себе не было ничего существенного из металла. А может, этот костюм Дракон применила против Генезис, Баллистика или Суки?

Или я упускаю что-то.

Я продолжала своим роем перекрывать окна и атаковать людей внутри – как раз достаточно, чтобы не дать им, придя в себя, усложнить и без того опасную ситуацию. Я попыталась расположить букашек, которыми могла пожертвовать, так, чтобы они летали вокруг сенсоров и «глаза» колеса. Птица-Разбойница поливала его дождем стеклянных осколков, которые затем возвращались в ее направлении, присоединялись к общему потоку и атаковали снова, и снова, и снова.

Не сработало. Эта штука снова нацелилась на Мрака и притянула его на сотню футов ближе. Все еще потрескивая электричеством от носа до кончика хвоста, она надвигалась на Мрака, хвост потянулся вперед в попытке его достать.

Внезапно машина сменила позу и включила дюзы, чтобы отпрянуть. Шар Солнечной Балерины вырвался из-под земли прямо позади того места, где костюм только что стоял. Я увидела, что Мрак поднял руки, защищая лицо от волн раскаленного воздуха. Он вскочил на ноги и побежал.

Прибыли первые подкрепления. Я узнала этот костюм – он был выставлен против Левиафана. Тот же самый, который атаковал Ябеду, если только у Дракон нет нескольких таких. Костюм с пенометом. Он опустился на краю поля боя напротив дракона с колесом.

Мы слишком протелились. Или костюмы прибыли слишком быстро. Особой разницы не было. Должно быть, колесный дракон вытянул Мрака из укрытия и вынудил Птицу-Разбойницу вступить в бой, чтобы помочь, а мое вторжение в главное здание заняло чуть больше времени, чем надо, дав Натиску шанс прийти в себя и атаковать меня.

Мой рой заблаговременно проинформировал меня о прибытии еще одного костюма. Колесный дракон подался вперед и, проплыв над самой мостовой, расположился возле штаб-квартиры ОПП. Костюм-дрононосец опустился на крышу здания поблизости. Таким образом, костюмы распределились равномерно.

Они окружили Мрака и Птицу-Разбойницу. Я стояла в стороне, между маткой дронов и пенометом, все-таки близковато, чтобы чувствовать себя в безопасности, но они меня, похоже, не заметили.

Я кинула взгляд на здание, где укрылись Плут и Солнечная Балерина. Балерина не двигала свое солнце, а Плут, похоже, не видел, с кем бы поменять Мрака. Полицейские и ОППшники были выведены из строя, пока я находилась внутри, а Малыш Победа и Мисс Милиция оба лежали возле самого здания штаб-квартиры.

Я своими букашками написала ему приказ: «меняй меня на сол, меняй меня на малыша».

Прошла очень долгая секунда. Плут что, неграмотный? Почему ему так трудно замечать ключевую информацию, которую я пытаюсь ему написать –

Я вдруг очутилась в темноте. Лишь через узенькую щелочку в фанере пробивался свет. Рядом со мной стоял Плут, на фанере были слова, которые я написала букашками. Он обменял меня с Солнечной Балериной.

– Ты уверена? – спросил он. Он понял, чего я собираюсь добиться.

– Да, – ответила я и вложила ему в руку нож.

Он переместил меня тут же – я оказалась возле штаб-квартиры лицом к стене. Я развернулась, и одновременно три костюма сменили позу, чтобы посмотреть в мою сторону.

Плут вышел из здания. Острие моего ножа было прижато к шее Малыша Победы под самым подбородком.

Мы могли бы воспользоваться огненным шаром Солнечной Балерины, чтобы угрожать людям внутри и тем самым заставить костюмы отступить, но я не верила, что ей хватит злой воли. Я не очень уважала Плута как человека, но, когда нам нужен кто-то более злобный, это преимущество.

Костюмы остановились. Я увидела, что колесо затормозилось, дроны вернулись к своей матке.

Правильно. Дракон не рискует человеческой жизнью. Она предпочла потерять костюм, нежели позволить умереть заведомому преступнику. Конечно, она не рискнет жизнью юного героя ради того, чтобы взять нас под стражу.

– Уходим! – призвал Плут.

Я поспешила пересечь пространство между тремя драконьими костюмами; Мрак присоединился ко мне на полпути. Плут пятился, не выпуская почти бессознательного Малыша Победу.

Мы практически добрались до безопасности, когда один из костюмов вдруг ожил. Плут крутанулся, все еще держа Малыша Победу, и уткнулся взглядом в колесного дракона. Колесо снова вращалось.

– Эй, без глупостей!

Но атаковал не колесный дракон. Прежде чем я успела предупредить Плута, костюм с пенометом выстрелил в него сзади арест-пеной. Вес и сила струи отбросили держащую нож руку Плута от Малыша Победы, а разбухающая вязкая масса удерживала ее в стороне. Костюм медленно хоронил под пеной их обоих, заточая вместе заложника и того, кто его захватил.

– Меняйся с Мисс Милицией! – развернувшись, прокричал Мрак, и в этот же момент дроны снова начали вылетать. Колесо набирало скорость, потрескивая электричеством.

– Не могу… не могу повернуть голову, чтоб ее увидеть!

Пена заливала Плута сзади. Если он повернет голову, то ослепнет.

А мы были не в том положении, чтобы схватить ее и отволочь в поле зрения Плута. Это заняло бы слишком много времени. Дроны уже опускались на уровень улицы, занимая позиции надо мной и Мраком. Я ждала удара электрическим разрядом.

Его не было.

Дрон, снижаясь, легонько стукнул меня по голове. Я сделала шаг назад и позволила ему медленно опуститься на землю.

Пеномет прекратил работу. Плут был погребен по пояс, Малыш Победа лежал в пене перед ним лицом вниз. Колесо замедляло свое вращение – второй раз за какие-то двадцать секунд.

Плут обменялся с Малышом Победой и оказался в пене по колено. Вывернув шею, он сумел поймать взглядом Мисс Милицию и обменялся с ней.

Мы побежали вслед за остальными, уже покинувшими поле боя.

– Почему они остановились? – спросил Мрак.

Я покачала голову.

– Ябеда?

Я все ждала, когда костюмы оживут и начнут преследование или когда прибудут новые подкрепления. Но за нами никто не гнался. Прошло пятнадцать минут, прежде чем мы вынуждены были остановиться и занять заброшенное здание, чтобы спрятаться и перевести дух.

Я привела в порядок свое оружие, забрав нож у Плута, и села передохнуть. Пробежала пальцами по волосам, чтобы придать им подобие нормального вида.

Пальцы за что-то зацепились. На миг у меня мелькнула мысль, что в волосы попала капля пены.

Нет. Моя прядь была обвязана вокруг листка бумаги. Мне пришлось прибегнуть к помощи букашек, чтобы его отвязать.

Я узнала почерк. Цепочка символов, так плотно сцепленных друг с другом, что трудно понять, где кончается один и начинается другой. Я сама разработала это письмо, когда придумывала шифр, чтобы держать свои супергеройские заметки в тайне от других.

Я оставила послание самой себе? Когда?

– Я оставила себе напоминание отвести группу на южный конец пляжа, – сказала я.

– Что за херня? – спросил Регент.

– Не знаю, – ответила я. – Но мы не взяли заложника, как планировали, так что думаю, нам следует пойти, если ни у кого нет идеи получше.

 

***

 

На то, чтобы добраться туда, держась переулков и узких дорог, ушло немало времени, и еще время ушло на то, чтобы убедиться, что поблизости нет угроз.

Записка сбивала с толку, однако все встало на свои места, когда Чертовка дала о себе знать, сбросив вуаль своей способности.

Ну точно. Я же велела ей привязать записку мне к волосам, чтобы она не смутила и не отвлекла меня в бою, но чтобы я заметила ее, когда все закончится.

Чертовка от восторга чуть ли не плясала.

– Спасла все ваши задницы, – сказала она.

– И теперь она никогда не упустит случая нам про это напомнить, – прокомментировал Регент.

– Выбралась оттуда спокойно? – спросил Мрак.

– Вывела жируху из здания, как только отключила роботов, чтоб они больше не атаковали. Сперла у копа ключи и уехала. Фиг ты теперь скажешь, что я бесполезна, Плутишка.

Плут взглянул на ее «гостью».

– Не буду говорить.

Директор Пиггот, толстая женщина в наручниках, стояла на коленях возле Чертовки, повесив голову.

– Что ж, – сказала я. – Могло пройти лучше, но мы получили то, что хотели. Ты заставила ее приказать им отключиться, да?

– Агась.

– Видимо, Дракон дала директору полномочия командовать костюмами. Вот бы не подумал, – произнес Мрак.

Я согласно кивнула.

– Рано или поздно они примут какие-то меры – отключат доступ директора, или Дракон перепрограммирует костюмы, – но получилось хорошо. Теперь у нас есть какое-никакое преимущество.

Директор подняла голову и посмотрела на нас набухшими, налитыми кровью глазами.

Забавно, но я не могла заставить себя посочувствовать ей.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ