Предыдущая            Следующая

 СМЯТЕНИЕ 3.2

Я была приятно удивлена, обнаружив, что автобус, идущий до старого причала, останавливается всего в пятнадцати – двадцати минутах ходьбы от лофта, который Лиза, Алек и Сука звали своим домом. Возможно, мне придется потратить немало времени, прежде чем я соберу достаточно информации или заслужу достаточно их доверия, чтобы сдать их властям, так что удобство было не лишним.

Погода была отличная, разве что немного ветреная. Воздух был чистый и прохладный, небо – яркое и безоблачное, его синева отражалась в океане; песок пляжа сверкал на солнце. Туристы уже толпились возле ограждения или, спустившись на пляж, прижимали уголки покрывал корзинками для пикника и сумками из магазинов. Было слишком холодно, чтобы лезть в воду, но вид открывался шикарный. Понаслаждавшись им немного, я затем погрузилась в толпу. Я шла, держа руки в карманах – в равной степени чтобы уберечь то, что там лежало, и чтобы не мерзнуть.

Живя в Броктон-Бее, многому учишься. Как защитить себя, на что обращать внимание. Я знала, что подростки-вьетнамцы, прислонившиеся к ограждению деревянной платформы, состоят в АПП, хоть и не одеты сейчас в цвета банды. Потому что парни-азиаты в Броктон-Бее могли держаться так развязно, только если уже были в банде Луна. Я знала, что татуировка «Выполоть, Выжечь, Вытравить» на руке мужчины, грузящего ящики в фургон цветочника, означала, что он из белых шовинистов. Потому что там было три заглавных «В».

Мужчина в форме, беседующий с владельцем магазина, был вовсе не полицейским и не охранником, а одним из дружинников, которых нанимали торговцы на Бульваре, чтобы всякий сброд не доставлял проблем. Именно благодаря им на Бульваре не было нищих, наркоманов и людей в цветах банд. Если твое присутствие оскорбляет или беспокоит туристов, они вмешаются и прогонят тебя. Тот, кто ворует или занимается попрошайничеством, рискует, что пара дружинников отволочет его за какой-нибудь магазинчик и преподаст ему урок. Что-нибудь посерьезнее кражи и попрошайничества – что ж, в плавучей штаб-квартире Протектората всегда есть кто-нибудь на дежурстве. Любой владелец и работник магазина может с легкостью вызвать, скажем, Мисс Милицию, Оружейника или Триумфа. Туристы оставляют на Бульваре столько денег, что правительство и спонсируемые им Плащи относятся к здешним людям очень благожелательно.

Я сошла с деревянной платформы и углубилась в один из переулков, ведущих в Доки. Оглянувшись, я увидела, как один из дружинников пялится мне вслед. Интересно, что он думал. Хорошие дети по Докам не шляются, а на заблудившуюся туристку я явно не тянула.

Заброшенные фабрики, склады и гаражи Доков быстро слились в нечто монотонное. Цвета фасадов различались не настолько, чтобы здания были узнаваемы, а люди и мусорные кучи, которые я машинально отмечала в прошлый приход сюда, все сместились в другие места. Я радовалась граффити и заросшей ЛЭП, которые могли служить мне ориентирами. Я не хотела заблудиться. Только не здесь.

Добравшись наконец до громадного фабричного здания с вывеской «Сварка Редмонда», я вдруг подумала, как мне лучше поступить: постучаться или просто войти? Однако решать мне не пришлось – дверь открылась всего через секунду после того, как я подошла. Это был Брайан, и, похоже, при виде меня он удивился не меньше, чем я при виде его.

– Привет, – поздоровался он. – Лиза сказала, что ты пришла. А я думал, ты в школе.

У меня ушла целая секунда на то, чтобы взять себя в руки. Любая демонстрация или упоминание способности Лизы вышибало меня из колеи, да плюс еще мне внезапно оказалось нужно что-то ответить без шансов на подготовку.

– Передумала, – робко сказала я.

– Хм. Ну, пошли наверх.

Мы поднялись по лестнице. Я заметила, что Брайан был одет иначе, чем при прошлой нашей встрече. Сейчас его одежда больше походила на вчерашнюю – зеленая футболка без рукавов и черные слаксы из легкой ткани, типа тренировочных.

Войдя в гостиную, я увидела, что Алек поджидает нас, прислонившись к спинке дивана. На нем были баскетбольные шорты и футболка с принтом персонажа не то из мультика, не то из видеоигры. Заметив нас, он встал ровно.

– У нас с Алеком был спарринг, – объяснил мне Брайан. – Лиза говорит по телефону на кухне. Рэйчел с собаками у себя в комнате. Если хочешь, можешь посмотреть на нас, но не настаиваю. Телек, DVD, видеоигры – что хочешь.

– Только не перезаписывай мои сейвы, трехнутая, – сказал Алек. Вот это «трехнутая» он начал еще вчера вечером. Не то чтобы со зла, но мне было неприятно.

– Меня зовут не «трехнутая», а Тейлор, и перезаписывать я ничего не буду, – ответила я ему, потом повернулась к Брайану. – Я посмотрю, если у вас круто.

Брайан улыбнулся и кивнул. Я встала на колени на диван и принялась наблюдать через спинку.

Как оказалось, это был не столько спарринг, сколько попытка Брайана дать не горящему энтузиазмом Алеку базовые уроки рукопашного боя.

Все шло в одну калитку, и не только потому, что Алек не особо старался. Алек был вполне среднестатистическим пятнадцатилетним подростком в том отношении, что у него было не очень много мускулов, стоящих этого названия. Брайан же, напротив, был атлетичен. Он не был «здоровяком» в смысле бодибилдера или человека, качающегося чисто ради крутых мускулов, какие можно иногда увидеть у людей, выходящих из тюрьмы. Он был более обтекаемый. Я видела выпуклость вены на бицепсе, видела бугрящуюся грудь под футболкой.

Помимо разницы в физической силе, имелась еще разница в росте и возрасте. Алек был на два-три года младше и почти на фут короче. Это означало, что у Брайана больше досягаемость, и речь не только о длине рук. Когда он делал шаг вперед или назад, он перемещался дальше. Он покрывал большее расстояние, и потому Алек вынужден был обороняться, а поскольку Брайан был еще и сильнее, Алеку приходилось туго.

Брайан стоял без какой-либо стойки, свесив руки по бокам и только чуть подпрыгивая на месте. Дважды подряд я видела, как Алек наносил удар, а Брайан просто уклонялся. Во второй раз, когда рука Алека пролетела мимо, Брайан подался вперед и ткнул его кулаком в середину груди. Удар не выглядел особо тяжелым, однако Алек хэкнул, выдыхая воздух, и попятился на шаг.

– Сколько раз я тебе повторяю, – сказал Брайан. – Ты выбрасываешь удары, как бейсбольную подачу. Не отводи руку так далеко назад перед ударом. Ты просто сообщаешь всем подряд, что ты собираешься делать, и это добавляет к удару не настолько много силы, чтобы оно того стоило.

– И что тогда мне делать?

– Смотри, как я стою. Руки согнуты и подняты, затем я просто выпрямляю руку, запястье тоже держу прямо. Достаточно быстро, чтобы противник, скорее всего, не успел уйти от удара, так что ему придется либо его блокировать, либо пропустить.

– Но десять секунд назад, когда я атаковал, ты так не стоял, – запротестовал Алек.

– Я раскрылся, чтобы посмотреть, сможешь ли ты этим воспользоваться, – ответил Брайан.

– И я не смог, – вздохнул Алек.

Брайан покачал головой.

– Ну и нахрен тогда, – сказал Алек. – Если ты дерешься вполсилы и все равно надираешь мне задницу, не вижу смысла.

– Ты должен научиться драться, – произнес Брайан.

– Я лучше буду делать так, как всегда делал, возьму шокер, – последовал ответ. – Разок ткнул – и клиент в отрубе. Лучше любого удара.

– А если шокер сломается или ты его потеряешь? – спросил Брайан. Впрочем, он мог не утруждаться. Алек уже усаживался перед телевизором с пультом в одной руке и игровым контроллером в другой. Разочарование Брайана было очевидно.

– А не мог бы ты по-быстрому дать мне несколько грязных уроков? – попросила я.

Алек хихикнул в стиле Бивиса и Баттхеда.

– Повзрослей уже, Алек, – сказал Брайан. – Если хочешь забить, забей, но не веди себя как хер.

Он повернулся ко мне и улыбнулся своей мальчишеской улыбкой. Затем мы начали.

Я знала, что со мной он работал не в полную силу, но все равно он оказался суровым учителем.

– Сожми кулаки. Нет, не обхватывай большие пальцы остальными. Так ты больше навредишь себе, чем тому, кого бьешь. Вот так лучше. Теперь нанеси мне джеб, окей?

Я попыталась воспроизвести то, что он объяснял Алеку. Руки согнуть и поднять, потом одну резко распрямить. Брайан поймал мой правый кулак левой рукой.

– Окей, теперь две вещи, которые ты будешь делать по-другому. Шагай вперед вместе с джебом, чтобы вложить в удар не только силу руки, но и движение тела. А во-вторых, я хочу, чтобы ты поднимала выше левую руку, когда бьешь правой, и наоборот. Если я увижу возможность, то попытаюсь ткнуть тебя в плечо или по ребрам, так что будь готова блокировать.

От этой идеи я вздрогнула, но подыграла ему. Я нанесла джеб, Брайан шагнул в сторону, а потом ткнул меня в плечо. Он ударил не так сильно, как мог бы, – думаю, он вложил ровно столько силы, сколько нужно, чтобы стало больно и урок усвоился, – но внезапно я посочувствовала Алеку.

В таком ключе все и продолжалось. Брайан не задерживался на одной теме подолгу. Когда я с чем-то не справлялась, он переключался на другую тему, которая либо дополняла, либо основывалась на том, с чем у меня были проблемы. Когда мне в пятый раз не удалось отбить его ответные джебы по плечам и ребрам, он начал говорить о стойках.

– Перемести вес тела на подушечки стоп.

Я попыталась, затем сказала ему:

– По-моему, если ты меня ударишь я упаду на спину.

Он нагнулся, чтобы посмотреть, и я подняла пальцы на два-три дюйма, чтобы показать, что мой вес приходятся на пятки.

– Нет, Тейлор. Подушечки, – он поднял босую ногу и указал на выпуклую часть между пальцами и вогнутой частью стопы.

– Почему это подушечка? – спросила я и, подняв свою ногу, указала на мясистую часть прямо под лодыжкой. – По-моему, на подушку похоже только вот здесь.

– Ну вы, ребята, и клоуны, – вмешался Алек, не оборачиваясь. Брайан хлопнул его по затылку.

От стойки (советы Брайана по балансированию реально помогли) мы снова перешли к самообороне. Потом заговорили о психологической стороне дела – как моей, так и моего противника.

– Значит, я бью, как бы пытаясь проткнуть его кулаком? – уточнила я.

– Да, – кивнул Брайан. – Именно так, а не просто пытаешься привести кулак туда, где он встретится с телом противника.

– А что делать, когда атакуют меня?

– Лучше всего? Не дай ему такого шанса. Будь агрессивна, не давай ему расслабиться. Если ни ты, ни он не занимались по-серьезному, это даст тебе лучшие шансы. Он не сможет перехватить инициативу, если только ты не ошибешься или он не раскусит, что ты собираешься сделать в следующий момент. Поэтому ты не должна повторяться. Слева, справа, крюки, джебы, локтем, коленом, а если ты крупнее и сильнее его, можешь попробовать прижать его к земле. Так ты сможешь атаковать, пока он не перестанет отбиваться.

– А ты чем-то занимался по-серьезному? – спросила я. Я подозревала, что занимался, потому что иначе, чтобы знать все, что он мне показывал, он мог, только если участвовал в чертовой уйме драк, а мне он не казался человеком, который дерется без причины.

– Эмм… – заколебался он. – …Немножко. Мой папа был боксером, когда служил в армии, и подучил меня кое-чему, когда я был маленьким. Потом я уже сам занимался разными другими штуками – каратэ, тхэквондо, крав-мага, – но ничего особо интересного во всем этом не находил. Каждый раз занимался всего пару недель или месяц. Я знаю достаточно много и держусь в форме, и этого хватает, чтобы простоять против кого угодно, если у него нет какого-нибудь черного пояса, и это, на мой взгляд, важно. Чтобы держаться против более серьезных рукопашников, надо тренироваться уже конкретно и много, и при этом ты все равно будешь натыкаться на людей, которые круче тебя, так что не вижу смысла особо напрягаться.

Я кивнула.

Мы перешли к основным точкам, куда надо бить.

Брайан перечислял, указывая на соответствующие места:

– Глаза, нос, висок, челюсть, горло – это то, что выше плеч. Еще зубы и уши, если можешь ударить достаточно сильно. Я могу, ты нет.

– Конечно, – ответила я. Его прямота меня не оскорбила. Он был сильнее меня, значит, у него было больше вариантов. Замалчивание этого не сослужило бы хорошую службу ни мне, ни ему.

– Ниже плеч: диафрагма, почка, пах, колено, подъем стопы, пальцы ноги. Локоть тоже хорошо, если ты можешь с ним что-нибудь сделать, – он взял меня левой рукой за запястье, а правой за плечо, выпрямил мою руку и поднял колено, так что оно мягко коснулось моего локтя с внешней стороны. Я с легкостью поверила, что он бы вывихнул или сломал мне руку, если бы провел этот прием в полную силу.

Он тем временем продолжил:

– Но, по моему опыту, такой шанс выпадает не настолько часто, чтобы об этом париться.

Немного нервировало слушать методичное описание Брайана, как нужно ломать человеческое существо. Все-таки он был в моих глазах хорошим парнем, если не обращать внимания на выбор карьерного пути.

Я сменила тему, не сказать чтоб случайно:

– Я подумывала вложиться в оружие для ближнего боя. Когда я дралась с Луном, от кулаков проку не было, и я реально жалела, что у меня нет ножа, или дубинки, или еще чего-нибудь такого. Не знаю, помогло бы это против его брони, но, понимаешь… – мои слова повисли в воздухе.

Брайан кивнул.

– Это разумно. Не обижайся, но твоим рукам и корпусу явно не хватает силенок.

– Не обижаюсь. Я пыталась включить в постоянные тренировки что-нибудь вроде отжиманий, но они мне быстро надоели. Когда я бегаю, хотя бы есть вот это ощущение смены мест, ты видишь всяческие пейзажи вокруг.

– Отжимания – довольно однообразная штука, да. Ну, босс нас щедро снабжает снаряжением. С ним общается Лиза – по правде сказать, она сейчас как раз с ним и разговаривает. Если тебе нужно что-нибудь такое, скажи ей. И оно все не отслеживается – хорошие парни не отследят происхождение твоего оружия по серийнику или еще по чему-нибудь.

То, что Лиза прямо сейчас общалась с их боссом, внезапно вызвало у меня приступ любопытства. Конечно, подойти к ней, чтобы подслушать, я не могла – это было бы подозрительно. Вместо этого, раз уж Лиза не могла меня слышать, я спросила:

– Кстати, а кто он, этот босс?

Брайан и Алек переглянулись. Они не ответили немедленно, и я тут же подумала, не перестаралась ли. Может, я чересчур любопытна?

– Мы так и думали, что ты спросишь, – сказал Брайан. – Прикол в том, что мы не знаем.

– Что? – переспросила я. – У нас что, анонимный спонсор?

– Это в натуре охрененно странно, ага, – сказал Алек и тут же долбанул по кнопке на своем контроллере. – Бабах! Тройной хедшот!

– Алек, не сваливай с темы, – вздохнул Брайан, интонация которого подсказывала, что он не рассчитывал, что его послушаются.

Алек коротко кивнул, не отводя глаз от экрана, и добавил:

– Это странно, но это по сути халявные бабки, хорошая компания, связи, доступ ко всему, что нам нужно, и почти никаких недостатков.

Лиза, думаю, знает, – проворчал Брайан. – Но она говорит, что, когда присоединялась к «Темным лошадкам», пообещала, что будет на эту тему молчать. Не уверен, значит ли это, что она знает, кто он, или просто будет держать язык за зубами, если ее способность ей подскажет.

– Еще раз, чтоб было понятнее, – сказала я. – Этот тип собрал вас всех вместе, платит вам зарплату, и что? Ничего взамен не требует?

Брайан пожал плечами.

– Он просит нас делать разные дела, но обычно это то, что мы бы и сами сделали, и, если мы отказываемся, он не возникает.

– А какие дела он вас просит делать? – поинтересовалась я.

– Такие, – раздался за моей спиной голос Лизы, и я вздрогнула. – Мальчики и девочка, засучите рукава. Мы грабим банк.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ