Предыдущая            Следующая

 СМЯТЕНИЕ 3.3

– Нееет, – протянул Брайан. – Очень плохая идея.

Лиза все еще держала в руке телефонную трубку. Сука пришла следом за ней и сейчас стояла позади. Ее армейская куртка и почти полное отсутствие внимания к своим волосам резко контрастировали с Лизиными джинсами, свитером и собранными в тугой хвост волосами. Самый маленький из псов, одноглазый и одноухий терьер, притащился вместе с ней.

– Да ладно, – вкрадчиво произнесла Лиза. – Для подлых преступников вроде нас это обязательный пункт.

– Ограбление банка – полный идиотизм. Мы же это уже обсуждали, – Брайан закрыл глаза и ущипнул себя за переносицу. – Ты знаешь, каков средний навар с ограбления банка?

Лиза ответила после короткой паузы.

– Двадцать штук?

– Точно. Вовсе не миллионы, как в кино показывают. Банки не держат много свободной налички, так что мы возьмем меньше, чем за большинство других работ. Не забывай о затратах и о том, что здесь Броктон-матьего-Бей, где у банков еще больше причин держать минимум налички, так что возьмем мы где-то двенадцать – шестнадцать штук. Делим на пять и получаем – что, две-три тысячи баксов на брата?

– Я б нашел, на что потратить лишние три тысячи долларов, – сказал Алек, положив контроллер и развернувшись на диване, чтобы лучше следить за разговором.

– На что? – спросил Брайан. Когда Алек пожал плечами, Брайан вздохнул и продолжил: – Это кошмарное соотношение прибыли и риска. В городе есть три больших команды супергероев. Если добавить еще десяток героев-одиночек, мы почти гарантированно влипнем в бой.

– И что? – впервые за все время заговорила Сука. – Бои мы выигрываем. Выигрывали еще до того, как пришла она, – произнося последнее слово, она дернула подбородком в мою сторону.

– Мы выигрывали, потому что выбирали себе бои. Этого не будет, когда мы влезем в банк и будем ждать, когда они придут за нами; только они будут решать, где и как пойдет этот бой.

При этих его словах Лиза кивнула и улыбнулась. Мне показалось на секунду, что она собирается что-то сказать, но она промолчала.

Брайан продолжил; он говорил все более эмоционально.

– Мы не сможем выскользнуть, как нам удавалось раньше, когда ситуация малость выходила из-под контроля. Не сможем избежать драки, если захотим просто свалить и забрать все, что стоит забрать. У банка наверняка многоуровневая защита. Решетки, двери хранилищ, хрен знает что еще. Даже с твоей способностью, Лиз, чтобы пройти через все это, нам потребуется время. Добавь еще то время, что нам понадобится на работу с заложниками и на то, чтобы безопасно выйти оттуда, и я тебе гарантирую, что какой-нибудь Плащ узнает о налете и затормозит нас еще больше.

Тут Алек сказал:

– Я все равно типа как хочу попробовать. Налет на банк обеспечит нам первые полосы в газетах. Круто для репутации.

– Недомерок прав, – сказала Сука.

Брайан пробурчал:

– В перспективе для нашей репутации будет лучше, если мы не облажаемся.

Его низкий голос очень хорошо годился для бурчания.

– А ты что думаешь? – посмотрел на меня Алек.

Я почти забыла, что тоже участвую в обсуждении. Грабить банк – это последнее, чего бы мне хотелось. Заложники могут пострадать. То, что я могу угодить на первые полосы газет, тоже не лучшая перспектива, если я вообще собираюсь отбросить эту уловку с суперзлодейкой и стать героиней с хорошей репутацией.

Я рискнула:

– По-моему, Брайан говорит дело. Это слишком безбашенно.

Сука фыркнула. Алек, по-моему, закатил глаза.

Лиза подалась вперед.

– У него хорошие аргументы, но у меня лучше. Выслушаете?

Мы все переключили внимание на нее. Впрочем, судя по хмурому лицу Брайана, на то, чтобы убедить его, усилий потребуется много.

– Окей, Брайан говорил похожие вещи пару недель назад, перед тем как мы взяли то казино. Так что я этого вроде как ожидала. Но все не так плохо, как выглядит. Босс хочет, чтобы мы сделали эту работу в очень конкретное время. У меня возникло впечатление, что он готов хорошо раскошелиться, если мы попашем больше, чем надо, и я выбила из него очень неплохие условия. Ограбление банка было моей идеей, и она ему понравилась. По его словам, в четверг Протекторат будет занят на каком-то большом мероприятии, которое будет за городом. Это одна из причин, почему время так важно. Если будем действовать именно тогда, почти нет шансов, что нам придется иметь дело с ними. Если мы вломимся в Бей Централ в деловом районе…

– Это же самый большой банк в Броктон-Бее, – перебила я, с трудом веря своим ушам.

– И все, что я говорил об их системе безопасности и предосторожностях, верно вдвойне, – добавил Брайан.

Если мы вломимся в Бей Централ в деловом районе, – повторила Лиза, пропустив наши слова мимо ушей, – то это будет всего в миле от старшей школы Аркадия, где учится большинство Защитников. Из-за вопросов юрисдикции «Новая волна» не сможет наброситься на нас, чтобы не отдавить ноги Защитникам, и это почти гарантирует, что мы будем против команды младших супергероев. Пока следите?

Мы все кивнули или пробормотали, что да, следим.

– Теперь представьте себе, что это все происходит в середине учебного дня, и они не смогут все выбраться оттуда на налет – иначе они привлекут к себе внимание. Люди знают, что Защитники ходят в Аркадию, они только не знают, кто они. Поэтому все постоянно следят друг за дружкой. Если бы всякий раз, когда Защитники борются с преступностью, из школы исчезали одни и те же шесть или семь деток, все бы всё поняли. Так что у нас хорошие шансы встретиться всего лишь с парочкой самых крутых из них или, может, с одним из крутых и несколькими не очень крутыми. Мы сможем их сделать.

– Окей, – неохотно согласился Брайан, – признаю, что в таких условиях у нас, скорее всего, выгорит, но…

Лиза его перебила:

– Кроме того, я уговорила босса приплатить к нашей выручке по курсу два к одному. Мы берем пятнадцать косарей – он нам платит тридцать. Или он дает нам достаточно, чтобы всего у нас вышло двадцать пять, – что из этого будет больше. Так что мы можем уйти с двумя тысячами, и он нам заплатит двадцать три. В общем, если только мы не угодим за решетку, у нас будет гарантированный минимум в пять тысяч долларов на брата.

У Брайана расширились глаза.

– Это сумасшествие. Зачем ему это?

И еще, – ухмыльнулась Лиза. – Только в этот раз он покроет все наши расходы. Снаряжение, информацию, взятки, если они потребуются.

– Зачем? – повторила я вопрос Брайана, не веря своим ушам. Лиза швырялась такими суммами, которые я даже представить себе не могла. У меня никогда в жизни не было больше пятисот долларов на банковском счете.

– Потому что он нас спонсирует, и вполне разумно, что он не хочет спонсировать команду из никого. Если у нас это выгорит – мы уже не никто. И кроме того, он реально хочет, чтобы мы сделали свою работу в определенное время.

На несколько секунд повисло молчание: все обмозговывали сделку. Я отчаянно пыталась придумать, как можно попытаться убедить их, что это плохая идея. Ограбление банка могло закончиться моим арестом. Что еще хуже, оно могло закончиться тем, что меня или кого-то постороннего ранят или убьют.

Брайан меня опередил.

– Соотношение риск-награда все равно плохое. Пять косарей на человека за налет, возможно, на самое охраняемое место в Броктон-Бее и почти гарантированный стык с Защитниками?

– Второе по охраняемости место, – поправила его Лиза. – Первое – штаб-квартира Протектората.

– Принимается, – сказал Брайан. – Но мой аргумент остается в силе.

– Будет больше пяти косарей на брата, я гарантирую, – заверила его Лиза. – Это самый большой банк в Броктон-Бее. И это центр распределения налички по всему округу. Эту наличку привозят и вывозят в бронемашинах по регулярному расписанию…

– Почему бы нам не долбануть одну из этих машин? – спросил Алек.

– У них всегда наземное или воздушное прикрытие, различные ребята из Защитников или Протектората, так что мы ввяжемся в бой с каким-нибудь Плащом с первой же минуты. Те же проблемы, о которых твердил Брайан: залипнем в бою, трудно добраться до денег, прежде чем начнется реальное дерьмо, бла-бла-бла. Короче: машины приезжают в Броктон-Бей Централ дважды в неделю, уезжают четыре раза в неделю. Мы нападем в четверг сразу после полудня, это лучшее время с точки зрения количества денег, которые можно взять. Надо облажаться, чтобы заграбастать меньше тридцати тысяч. Добавляем то, что предлагает босс, и получаем девяносто.

Она скрестила руки.

Брайан вздохнул, протяжно и громко.

– Ладно, похоже, ты меня уломала. Звучит пристойно.

Лиза повернулась к Алеку. Там никакого сопротивления и не ожидалось.

– Зашибись, я в деле, – сказал он.

Сука нуждалась в уговорах не больше, чем Алек. Она кивнула и переключила внимание на собаку со шрамами.

Потом все повернулись ко мне.

– Что я должна буду делать? – нервно спросила я, надеясь остановить их или найти в плане дыры, которыми смогу воспользоваться, чтобы их переубедить.

Тогда Лиза выложила общий план. Брайан сделал несколько предложений, хороших, и план был соответственно подправлен. С растущим чувством разочарования и камнем тревоги в животе я осознала, что ограбление почти неминуемо.

Возражать против этой идеи сейчас повредило бы моей операции под прикрытием больше, чем помогло бы. Держа это в голове, я начала вносить предложения, которые – я надеялась – минимизируют вероятность катастрофы. Я рассудила, что, если с моей помощью все пройдет гладко, это поможет мне и дальше собирать инфу по «Темным лошадкам» и их боссу. И это минимизирует риск того, что кто-нибудь запаникует или потеряет голову, из-за чего пострадают мирные люди. По-моему, если бы это произошло, мне было бы хуже, чем если бы я угодила в тюрьму.

Обсуждение длилось довольно долго. Лиза принесла свой ноут, и мы стали спорить о стратегиях входа и выхода, пока она рисовала планы банковских помещений. Наблюдать ее способность в действии было страшновато. Она нашла в сети спутниковую фотографию банка, скопировала ее в Paint, потом жирными линиями обозначила стены комнат. Еще один поиск – и по единственной фотографии банковского служащего, стоящего перед своим столом, она смогла определить, где конкретно находится этот стол. Это было бы не очень круто, но она без малейшей паузы нанесла, где сидят кассиры, где хранилища, входы в хранилища, банковские ячейки. Она отметила, где находятся вентиляционные отверстия и щиток, но мы решили, что ни с тем, ни с другим связываться не стоит. Подобные штуки классно смотрятся в кино, а в реальной жизни от них мало толку. И потом, это же будет налет, а не кража со взломом.

Пока мы работали, Алек все сильнее ерзал и в конце концов отправился готовить ранний обед. У меня сложилось впечатление, что из нас четверых он мог внести наименьший вклад, по крайней мере стратегически, и он это знал. Я не была уверена, то ли у него не очень тактический склад ума, то ли ему просто неинтересно заниматься планированием. Я склонялась ко второму: похоже, он предпочитал плыть по течению, в отличие от Брайана и Лизы.

Он принес блюдо закрытых мини-пицц и всяческую газировку, и мы наводили на наш план последний марафет во время еды.

– Хорошо, – сказал Брайан, когда Лиза закрыла ноут. – Похоже, у нас есть общее представление, что мы будем делать. Мы знаем, как туда войдем, знаем, кто что делает внутри, и знаем, как мы собираемся оттуда выйти. Даже если помнить, что ни один план не выживает после встречи с врагом, все равно, по-моему, наши шансы хороши.

– Кстати о враге, – я с трудом удержалась, чтобы не вздрогнуть от осознания того, что мне предстоит сражаться против хороших парней. – Весь мой опыт драк в костюме… да и вообще драк – только против Луна, а тогда все прошло неважно.

– Не прибедняйся, – сказал Брайан. – Ты справилась лучше многих.

– Перефразирую, – ответила я. – Прошло хуже, чем могло бы. Сейчас мы идем против Защитников, а они не мальчики для битья.

– Верно, – кивнул Брайан. – Давайте обговорим тактику и слабые места. Ты знаешь, кто у Защитников?

Я пожала плечами.

– Я читала про них. Видела по телеку. Это не значит, что я знаю важные вещи.

– Это точно, – согласился Брайан. – Тогда давайте пройдемся по списку сверху вниз. Лидер: Эгида. Может показаться, что у него стандартный комплект Александрии – полет, суперсила, неуязвимость, – но это не совсем так. Летать он умеет, но остальные две способности работают не так, как это выглядит. Понимаешь, он не неуязвим… Просто у него нет слабых мест. Он весь настолько плотно набит дублированными системами и улучшениями, что срубить его просто нереально. Кинь ему песок в глаза, и он все равно будет видеть – чувствовать свет кожей. Перережь ему горло, и крови будет не больше, чем от ранки на ладони. Однажды ему отрубили руку, и уже на следующий день она была на месте и нормально работала. Ему можно проткнуть сердце, и все необходимые функции возьмет на себя другой орган.

– Но мы-то никому не будем протыкать сердце? – я сделала так, чтобы это прозвучало полувопросом, полуутверждением.

– Никому. Хотя было бы неплохой идеей проткнуть Эгиде сердце, чисто чтобы его замедлить. Если ткнуть чем-нибудь достаточно большим. Этот тип – он как зомби: ты его сбиваешь, он через несколько секунд снова на ногах. Он лезет на тебя до тех пор, пока ты не устанешь отбиваться или не совершишь ошибку.

– И он еще и суперсильный? – спросила я.

Брайан покачал головой.

– Лиза, не хочешь ты объяснить?

Она хотела.

– Эгида не сильный, но он может перегружать свое тело так, что будет казаться, что он сильный. Он может бить достаточно мощно, чтобы этими ударами разбивать в хлам свои руки, калечить суставы и рвать мышцы, но его телу просто пофиг. Ему незачем сдерживаться, и он не тратит время на то, чтобы защищаться от тебя. И еще он может накачиваться адреналином… Ты слышала всякие истории типа тех, где бабушки-старушки отрывают от земли машины, чтобы спасти внуков?

Я кивнула.

– Адреналин в действии. Эгида может делать это часами. Его тело не выдыхается, он не устает, его запас адреналина не истощается. Он просто пашет и пашет.

– И как же его можно остановить? – спросила я.

– Никак, – ответил Брайан. – Лучшие варианты – сделать так, чтобы он был все время занят, либо постоянно отвлекать его, либо засунуть его куда-нибудь, откуда он не сможет выбраться. Сунь его в мусорный контейнер и скинь в реку – получишь несколько минут передышки. И это труднее, чем кажется. Он капитан команды, и он не дурак. Рэйчел? Натрави на него своих собак. Двухтонная псина или две должны нормально удерживать его, пока нам не придет время сваливать.

– Я могу не сдерживаться? – спросила Сука, и ее бровь дернулась.

– Для разнообразия – нет. Психани на всю катушку. Только, ну ты знаешь, не убивай его. Алек? Ты тут будешь в резерве. Приглядывай за Эгидой, смотри, не сможешь ли своей способностью подпихнуть его в нужный момент. Купи достаточно времени, чтобы собака в него вцепилась, и, скорее всего, он вне игры.

– Не вопрос, – ответил Алек.

Брайан показал два пальца.

– Номер два. Хроноблокер. Чтоб вы знали: я, нахер, ненавижу тех, кто крутит фокусы со временем.

– Он останавливает время, насколько я помню? – спросила я, в равной степени чтобы не выпасть из беседы и чтобы получить разъяснение.

– Немножко конкретнее, – ответил Брайан. – Он может останавливать время для всего, к чему прикасается. Человек или предмет, к которому он притрагивается, по сути оказывается «на паузе», и длится эта пауза от тридцати секунд до десяти минут. Единственное, что хорошо, – он не контролирует и не знает, сколько именно это продлится. Но если он до тебя доберется, ты вне игры. Он либо будет стоять рядом с тобой и ждать, пока ты начнешь двигаться, а потом снова до тебя дотронется, либо просто наденет на тебя цепочки-наручники, и когда его способность отваливается, ты уже в плену.

– Короче, если он до тебя дотронулся, тебе пипец, – подытожил Алек.

– Плюсы во всем этом тоже есть: к кому он прикасается, тот сам становится неприкасаемым. Его нельзя ранить, нельзя сдвинуть с места. Точка. Он этим пользуется для защиты, он может, например, кинуть в воздух кусок ткани или бумаги и заморозить его во времени – получится непробиваемый щит. Тебе лучше не натыкаться на штуки, которые заморожены во времени. Если, скажем, машина въедет с торца в бумажный лист, к которому прикоснулся Хроноблокер, ее разрежет надвое, а бумажка даже не дернется.

– Буду иметь в виду, – кивнула я.

Брайан продолжил:

– Третий ударник у Защитников – это Виста. Слышала этот миф про то, что чем моложе Плащ, когда получает свои способности, тем он экспоненциально сильнее? Виста одна из тех, кто этот миф питает. Хроноблокер – типа как мастер одного фокуса; этот фокус играется с одной из основных сил во Вселенной, но все-таки он один. Виста тоже играет с физикой на фундаментальном уровне, но она разнообразна. Ей всего двенадцать лет, и она умеет менять форму пространства. Может растянуть дом, как ириску, и он станет вдвое выше, может сжать два тротуара вместе, чтобы перейти через улицу одним шагом.

– Ее слабость, – добавила Лиза, – эффект Мэнтона, – она переключила все свое внимание на меня. – Ты знаешь, что это?

– Я про него слышала, но не знаю деталей.

– Откуда бы ни пришли наши способности, у них есть свои ограничения. Для большинства из нас это невозможность применять способности к живым существам. Обычно способности перестают работать возле поверхности тела человека или животного. Исключения – те, чьи способности работают только на живых существах, как ты, Алек и Рэйчел. В общем, если коротко, то как раз из-за эффекта Мэнтона большинство телекинетиков не могут просто залезть тебе в грудь и раздавить твое сердце. Большинство тех, кто умеет создавать силовые поля, не могут создать его прямо по твоему телу и разрезать его пополам.

– Нарвал может, – вмешался Алек.

– Я сказала «большинство», – ответила Лиза. – Почему эти ограничения существуют – почти такой же громадный вопрос, как и то, откуда вообще берутся наши способности. Но Плащи, которые могут обходить эффект Мэнтона, одни из сильнейших.

Я медленно кивнула. Мне подумалось, не тут ли прячется разгадка, почему Лун не обжигался от собственного пламени, но я не хотела удаляться от темы.

– А Виста?

– Виста может растягивать и сжимать пространство. И может творить забавные шутки с гравитацией. Но эффект Мэнтона не дает ей растягивать и сжимать тебя. И еще ей намного труднее изменить какое-то место, если там много людей. Так что, если мы все будем в одной комнате, возможно, у нее не получится ничего сделать с этой комнатой.

Но, – добавил Брайан, стерев прилипшую к губе ниточку сыра, – всякий раз, как мы на нее натыкаемся, она и быстрее, чем в предыдущий раз, и своей способностью пользуется лучше, и у нее постоянно новые трюки. С каждой секундой, когда она на поле боя, нам становится тяжелее. Чем раньше мы ее выбьем, тем лучше. Эгида, Хроноблокер, Виста. Наткнуться на них у нас больше всего шансов, и, даже если с ними придет кто-нибудь еще, именно с этими тремя мы должны разобраться, иначе нам крышка.

После короткой паузы он продолжил:

– Так, давайте по-быстрому пройдемся по остальным. Малыш Победа.

– Механик, – сказала Лиза. – Летающий скейт, лазерные пистолеты, хайтековский визор – это для него мелочь. Ожидайте чего-нибудь новенького – не знаю, что там родится в его мастерской. Он мобилен, но не очень опасен.

– Триумф? – спросил Брайан.

– Ему исполнилось восемнадцать, и он перешел в Протекторат. О нем можно не париться, – ответила Лиза.

– Галант.

– Они с Прославленной то встречаются, то разбегаются. Притворяется Механиком того же плана, что и Малыш Победа, но-по-моему, он просто бегает в секондхэндовых доспехах, которые только красит заново. Он кидается этими своими световыми шариками. Если попадет, ощущение как от удара под дых, но эти шарики еще и лезут в твои чувства. Вызывают грусть, вызывают страх, стыд, головокружение, в общем, что угодно. Не особо погано, если только не получить несколько штук подряд. Не получи.

– Остается Теневая Охотница. Кровожадная сука, – нахмурился Брайан.

Алек объяснил специально для меня:

– Она вбила себе в голову, что Брайан – ее немезида. Ну, знаешь, заклятый враг, темная противоположность. Она накидывается на него всякий раз, как подворачивается возможность.

– Она была героиней-одиночкой, – сказала Ябеда. – Ночной стражницей, так сказать. Но однажды она перестаралась и чуть не убила кого-то, пригвоздив к стене болтом из своего арбалета. Вызвали местных героев, ее арестовали и заключили с ней нечто вроде сделки. Сейчас она Защитник на испытательном сроке, с условием, что будет применять только болты с транквилизатором и другие нелетальные.

– На что она забивает, – проворчал Брайан. – По крайней мере, когда охотится за мной. На том болте, который она всадила мне в бок, был-таки гребаный наконечник.

Ябеда покачала головой.

– Ее и Брайана способности как-то странно друг с дружкой взаимодействуют. Теневая охотница умеет вроде как трансформироваться. Тогда она становится очень легкой и почти невидимой и может проходить сквозь стекло и тонкие стены. Но фишка в том, что сама-то она и все, что при ней, призрачное, когда она в этом своем состоянии, но когда она стреляет из арбалета, болт остается призрачным где-то полсекунды. А потом эффект слетает, и в тебя летит самый натуральный арбалетный болт. В общем, она может скакать по крышам, при этом ее почти нереально увидеть, трудно даже коснуться, но она палит в тебя совершенно реальными стрелами.

– И что вы с ней делаете? – спросила я.

– Ее способность почему-то неважно работает, когда она в темноте Брайана. Она не такая быстрая, Брайан может ее видеть, а она его в темноте не видит, – объяснила Ябеда. – Так что все превращается в этакие мощные салочки, когда один игрок – глухой и слепой, но очень быстрый и со смертельным оружием, а другой, Брайан, пытается выбить ее и при этом не дать себя подстрелить.

– Давайте этого избегать, – сказал Брайан. – На это уходит слишком много времени, и с нее станется пойти на такой сценарий, чисто чтобы нас задержать. Просто не давайте себя подстрелить, и если видите ее или видите какой-то шанс, сообщите команде и постарайтесь снять ее, но при этом не теряйте из виду главные цели.

– Значит, это и есть наш план? – спросила я. – Так много «если».

– Так всегда бывает, Тейлор, – ответил Брайан чуть напряженным голосом. – По-моему, мы достаточно неплохо отработали все варианты.

– Ой, я не хотела, чтобы это прозвучало, будто я критикую твой план… – начала я.

– Наш план, – перебил Брайан.

В таком ключе мне думать не хотелось. Поэтому я сказала:

– Просто я немного нервничаю, только и всего.

– Можешь не идти, – заметила Сука чуть-чуть слишком будничным голосом.

– Серьезно, – произнес Брайан, – если у тебя задним числом появились какие-то сомнения…

– Появились, – заверила я. – И задним числом, и боковым, и какое там еще бывает. Но это меня не остановит. Я с вами.

– Вот и хорошо, – ответил Брайан. – Тогда остаток сегодняшнего дня и весь завтрашний мы готовимся. Тейлор? Встретимся во время твоей пробежки. Я дам тебе мобильник. Текстанешь Лизе, напишешь все, что тебе нужно, вроде оружия, о котором ты говорила. Если хочешь что-то конкретное, прогляди типы и модели заранее.

– А какой у нее номер? – спросила я.

– Я забью его в телефон, перед тем как дать тебе. Лиза? Подтверди боссу, что мы беремся, и заодно обсуди прочее.

– Ясно, – кивнула Лиза и с ухмылкой добавила: – Ну, если ни у кого ничего больше нет, то, похоже, мы спланировали ограбление банка еще до полудня.

Я посмотрела на цифровые часы под телевизором. И точно, было всего полдвенадцатого.

Я не могла не подивиться, хорошо ли это.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ