Предыдущая            Следующая

СМЯТЕНИЕ 3.7

К тому моменту, когда мы с Ябедой захлопнули двери машины, Мрак уже вышел из своей и был на полпути к нам. Он использовал свою способность вполнакала на всем своем теле. Тьма просачивалась сквозь пористую кожу его костюма, делая его похожим на живую тень. Брайан показывал мне, что у визора его шлема есть по краям щели – они направляют тьму по бокам и сверху головы, оставляя лицевую часть открытой. Дело не в том, что он не мог видеть сквозь продукт собственной способности, – он мог. Он объяснил, что щели должны создавать эффект, при котором люди мельком видят черный череп, парящий внутри человекоподобной фигуры из еще большей черноты. Когда у него будут деньги, объяснил он мне, он сделает себе весь костюм с таким же дизайном, чтобы эффект был сильнее.

– Надо двигаться быстро, – его голос сопровождался эхом и казался каким-то пустым, словно что-то чужеродное и далекое. Мрак пользовался своей способностью, чтобы играть со звуками. – Ябеда, займись дверью. Букашка, со мной.

Мы с Мраком вернулись к микроавтобусу, который вела Лиза. Мрак схватился за ручку сдвижной двери и распахнул ее, после чего тут же отпрыгнул в сторону, когда содержимое микроавтобуса полезло наружу.

Я хихикнула при виде страшного суперзлодея, захваченного врасплох. Все внутреннее пространство микроавтобуса за вычетом мест для водителя и пассажира я набила своими тварями. Как только дверь открылась, они высыпали на мокрую мостовую.

– Достаточно взяла? – спросил его голос. Мне показалось, что в интонациях, искаженных его способностью, мне послышался оттенок юмора.

Я улыбнулась под маской.

– Будем надеяться.

Сегодня утром, пока я ехала, у меня была прекрасная возможность собрать этот рой. Просто поразительно, как много в городе обитает разных козявок, скрытых от человеческого глаза. В любой точке города я могла запросто собрать десятки тысяч букашек из стен, канализации, чердаков, газонов, деревьев и даже из таких мест, которые считаются слишком чистыми или слишком людными, чтобы там прятались страшненькие ползучие твари. Причем сделать это я могла за считанные минуты.

Однако в этом рое были не просто букашки, которых я могла собрать, щелкнув пальцами. Поездка по городу позволила мне выбирать. Тут были хорошие тварюшки – либо достаточно быстрые, чтобы держаться в моем темпе, либо достаточно легкие, чтобы их могли нести достаточно быстрые. Но это еще не все: большинство букашек были либо крепкими вроде крупных сороконожек, тараканов и жуков, либо способными жалить и кусать – в основном пчелы, осы, муравьи и мошки. До кучи я еще собрала моль, домовых мух и комаров – эти по части атаки не лучшие, но их легко набирать, и они смогут отвлекать противника и придавать рою внушительность.

В задней части автобуса было триста пятьдесят кубических футов пространства. Это мне сказала Ябеда. Если упаковывать букашек как можно плотнее, только чтобы они не сминали друг дружку и не переваливались на передние сиденья, их влезает чертовски много. Сейчас я позвала их всех наружу и смотрела, как их облако словно увеличивается в объеме.

Мы присоединились к Ябеде у задней двери банка. Должна признать, меня восхищало то, как радикально она смогла измениться, надев костюм. Точнее сказать, меня восхищали усилия, которые она прикладывала как Лиза, чтобы так сильно отличаться от себя же как Ябеды. Ее маска была довольно узкая, она всего лишь окружала глазницы, прикрывала брови, частично нос и частично скулы, но она прятала веснушки на переносице и меняла общие очертания лица. Мокрые от дождя волосы были распущены – полная противоположность конскому хвосту или косе, которые она носила, будучи «Лизой». Облегающий костюм, испещренный сейчас капельками воды, был лавандового цвета с черными линиями поперек груди и вдоль рук, ног и туловища. В дизайн было вписано стилизованное изображение глаза, видимое только под определенным углом, поскольку оно было темно-серым на черном фоне. На бедрах устроился наискось пояс с множеством компактных кармашков.

Регент стоял на стреме в нескольких футах от нас. Судя по тому, что я видела, когда мы готовились, его костюм был обманчив. На Регенте снова была та жесткая белая маска с серебристой диадемой, но он мне показал, что на внутренней стороне маски имелась губчатая подкладка по форме его лица, оставляющая неприкрытым только рот, чтобы он мог нормально говорить. Свободная белая рубашка прятала под собой легкий бронежилет, также сделанный по форме тела. В руках Регент лениво крутил скипетр. Он тоже не предназначался чисто для стиля – по-видимому, в шар на его конце были вделаны два электрода шокера. Словом, весь костюм был предназначен обманывать, создавать ложное впечатление уязвимости.

– Пожарный выход открывается кодом, – принялась объяснять Ябеда, сидя на корточках перед цифровой клавиатурой и разглядывая ее. – Этот код знает любой сотрудник, чтобы иметь возможность войти, если нужно, но это случается редко, потому что, когда эта дверь открывается, запускается уйма разных сигнализаций. Сам-то код легкий. Интересное во всем этом то, что сотрудники банка не знают, что у Плащей и полицейского спецназа есть свой код, с помощью которого они могут входить тихо, без сигнализации. Для этого нужно набрать обычный код, три-семь-один, но единицу надо удерживать и при этом нажать одновременно «звездочку» и «решетку»… Вуаля. Попробуй.

Мрак потянул за дверную ручку. Секунду мы в напряженном молчании ждали воя сирен, но он так и не раздался.

– Что я вам говорила? – ухмыльнулась Ябеда.

Мрак подал знак, и к нам присоединились Регент, Сука и ее три пса. Зверюги были размером с маленьких пони; плоть набухла и разрослась настолько, что шерсть местами разошлась. Под кожей виднелись мышцы и кости, причем их расположение никак нельзя было назвать типичным. Изменение происходило слишком медленно, чтобы его можно было заметить, непрерывно глядя, но если отвернуться, а секунду спустя повернуться вновь, то можно увидеть, что тело стало крупнее, вон та кость в плече – длиннее, глаза запали чуть сильнее, ну и так далее. Шипы, отростки, просто внешние кости заполняли промежутки между шерстью и разрастались там, где кости изначально находились близко к коже. Хвост самой маленькой из собак (кажется, Рэйчел звала ее Анжеликой) стал вдвое длиннее обычного и приобрел цепкость, у остальных собак все шло к тому же. Выглядело все так, словно кто-то выдрал из людей пару позвоночников прямо вместе с мясом, скрепил их вместе и приладил все это к собачьей заднице.

На Суке была всего лишь куртка с меховым воротником и дешевая пластиковая маска бульдога. Собакам была предоставлена задняя часть второго микроавтобуса, чтобы Сука могла работать над ними, пока Брайан вел. Возможность вносить изменения медленно (а не поспешно, прямо на месте) означала, что Сука не измотает себя или зверей раньше времени.

Мы шли коридором по задней части первого этажа банка; Сукины псы двигались впереди, мой рой замыкал. Часики начали тикать с того момента, когда мы припарковались в переулке, – уже после этого какой-нибудь прохожий мог подумать, что тут что-то не так. Теперь же, когда мы были внутри, кто-нибудь об этом непременно знал или должен был узнать в любую секунду.

Вполне возможно, прямо сейчас какой-нибудь охранник в комнате с экранами видеонаблюдения уже набирал 911 и сообщал о преступлении, совершаемом личностями в костюмах. Если Ябеда не ошиблась, Протекторат был слишком далеко, чтобы его могли вызвать, значит, они будут связываться с Защитниками. До начала неприятностей у нас было пять – десять минут.

Каждый раз, когда мы проходили мимо какой-нибудь комнаты, мы с Мраком и Регентом ее проверяли. Первые несколько комнат были пусты, но перед очередной собака подала знак, и Мрак, подняв руку, погрузил комнату в черноту. Секундой позже он вышел в коридор, выкручивая руку мужчине лет тридцати в сером костюме. Я даже не заметила, что Мрак туда зашел.

В следующей комнате Регент взял еще одного заложника. Я успела кинуть на него взгляд: толстоватый мужчина с седеющими волосами, в розовой рубашке и без пиджака, смотрел на нас выпученными глазами. Он раскрыл рот, видимо собираясь позвать на помощь, но вместо этого сильно закашлялся. В следующее мгновение он рухнул на колени, потом свалился на пол. Попытался подняться на ноги, однако локоть подломился, и он упал снова. Он все еще пытался что-то сделать, когда Регент почти лениво вошел в комнату, схватил его за воротник и пихнул в сторону коридора, где стояли все мы. Побежденный мистер Розовый, уже не сопротивляясь, наполовину вышел, наполовину выполз из комнаты и присоединился к нам. Он встретился взглядом со вторым служащим, но ничего не сказал.

Мы прошли всего десяток кабинетов, но ощущение было, как будто втрое больше. Мрак взял на себя лидерство – он заглядывал в каждую комнату и смотрел вперед, Регент осматривал комнаты по правую руку. Стало быть, мне оставалось заниматься комнатами по левую, а заодно с помощью роя следить за тем, что сзади. Заглядывая в очередной офис, рекреацию или совещательную комнату, я всякий раз молча молилась, чтобы она оказалась пустой. Я не хотела нести за все это большую ответственность, чем необходимо.

Увидев, что последний офис по левую руку пуст, я испытала такое облегчение, что едва не забыла о своей роли в следующей части плана.

Мы добрались до главного операционного зала банка, и псы Суки ворвались в него первыми. Они были кошмаром во плоти – лающим, рычащим, да еще всякий раз, когда они подрастали на очередной фут, они сотрясались и раскидывали по сторонам ошметки шерсти и капли крови. Краткий взгляд позволил мне запечатлеть два – три десятка посетителей и человек шесть сотрудников банка, а потом погас свет. Мрак применил свою способность, и помещение погрузилось во тьму, а крики и вопли сменились полнейшей тишиной. Мы стояли на входе в зал, но вместо этого самого зала было лишь черное ничто.

– Твой ход, Букашка, – сказала Ябеда, положив руку мне на плечо.

Я закрыла глаза. Повинуясь мысленному приказу, мой рой влился в зал из коридора – кто по полу, кто по воздуху, кто под нами, кто вокруг нас – и распространился по всему помещению. Я засекла всех людей в зале, как только букашки наткнулись на них, и отправила по несколько тварюшек забираться на каждого из них. Пять секунд мне понадобилось, чтобы убедиться, что я никого не пропустила, и с запозданием вспомнить, что я забыла про тех двоих, которых мы притащили с собой. Группка букашек вернулась из тьмы, прикоснувшись по пути к моей коже, и поздоровалась с той парочкой.

– Готово, – сказала я.

Мрак махнул руками вперед, и тьма расступилась. Мы всей группой вошли в зал. Мистер Розовый и второй, более молодой парень тут же рухнули на пол. Я заподозрила, что это постарался Регент. Клочки тьмы все еще цеплялись за двери и окна, но в целом помещение очистилось в считанные секунды, его вновь залил флуоресцентный свет. Все, кроме нас, лежали на полу – либо за стойкой, либо по углам. Два Сукиных пса стояли напротив главного входа, третий, самый маленький, – перед хранилищем. Сейчас все трое были уже размером с машину.

– Пятнадцать минут, – бросила я в зал, чувствуя, как сердце колотится чуть ли не в глотке. – И нас тут не будет. Оставайтесь на местах, не дергайтесь, и мы уйдем через пятнадцать минут максимум. Вы будете вольны сделать заявление полиции, а потом продолжить свой рабочий день. Это не телешоу, это не кино. Если кто думает стать героем, подумайте еще раз. Вы добьетесь только того, что сами пострадаете или пострадает кто-нибудь еще.

Я подняла руку с одним выпрямленным пальцем, на конце которого примостился знакомый паучок.

– Если вы думаете о том, чтобы побежать, позвонить по телефону или как-то помешать нам, вот вам отличный повод передумать. Эта крошка и сотня ее сестренок, которых я только что привела в это помещение, под моим полным контролем.

В качестве демонстрации я заставила паука свалиться с моего пальца и повиснуть на паутине.

– Этот паук называется «черная вдова». Один его укус может убить или отправить в кому взрослого человека. Что будет, если вы задвигаетесь, заговорите, попытаетесь найти и убить пауков, которых я только что поместила на ваши тела, в одежду и в волосы? Я узнаю мгновенно, и тогда я заставлю их укусить вас несколько раз.

Я замолчала, чтобы дать им осознать эти слова. Оглядела зал. Четыре десятка человек. Взрослый мужчина, по щеке которого скатывалась слеза. Веснушчатая девушка с каштановыми кучеряшками, глядящая на меня с чистым презрением. Грузноватая банковская служащая возле стойки, трясущаяся как осиновый лист.

Чтобы я вот так брала заложников? Вообще-то это моя идея и была. Как она ни кошмарна, но это необходимость. В худшем случае какой-нибудь кретин мог бы что-нибудь отколоть, и в итоге он сам или кто-нибудь еще рисковали пораниться или даже погибнуть. Я намеревалась этого не допустить, если только могла. Если запугивание поможет мне держать их тихими и послушными, я готова.

При виде того, какой эффект я произвела на этих людей, мои оправдания показались мне очень хлипкими.

Гореть мне в аду за это.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ