Предыдущая            Следующая

СМЯТЕНИЕ 3.8

– Есть проблемы? – спросил Мрак у Ябеды.

– Пока все в порядке.

Мы повторяли план столько раз, что я уже начала беспокоиться, не буду ли я бормотать его во сне. Я присоединилась к Ябеде, Мраку, Суке и самому большому из псов, и мы вместе направились к хранилищу. У входной двери остался Регент с остальными двумя собаками. Его способность была достаточно дальнодействующей, чтобы он мог задержать любого приближающегося противника, пока мы не займем позиции.

Ябеда взялась за стальной штурвал, торчащий из двери хранилища, и повернула, затем остановила. Она повторила этот процесс – вправо, влево, снова вправо и так далее, казалось, до бесконечности. Я уже начала было надеяться, что нам не удастся туда войти, когда раздался звук, словно внутри двери сдвинулось что-то тяжелое.

Мы вчетвером открыли дверь, и Ябеда тут же продефилировала к столу управляющего. Она села за компьютер, закинув ноги на угол стола, и принялась стрекотать по клавиатуре. Отсюда она могла следить за СМИ, смотреть через камеры видеонаблюдения и удаленно управлять сигнализациями и дверными запорами. Все требовало верных паролей, естественно, но для Ябеды это не было проблемой.

Мы с Мраком и Сукой начали прилаживать сбрую на собаку, которая была не у входной двери. Я постепенно училась разбираться, кто есть кто. Эту, кажется, Сука звала Брутом. Он был самый крупный и мускулистый, с короткой мордой. Прежде он был ротвейлером.

Он повернул ко мне свою массивную голову, и его запавший глаз очутился рядом с моей головой. Зрачок сузился, превратился в точку. Остался лишь налитый кровью белок и желтовато-серая радужка размером с мою ладонь.

Я знала, что самое неправильное сейчас – показать, что боюсь или нервничаю, и потому изо всех сил старалась дышать медленно и сосредоточиться на том, чтобы закреплять сбрую, а потом проверять и перепроверять, что она затянута как надо. Может, я обращалась с Брутом даже более жестко, чем нужно, – главное, чтобы он не решил, что я слабая или робкая. Не то чтобы это имело значение. Я очень сомневалась, что, если что, я хоть дернуться его заставлю, даже с имеющимся у меня оружием.

Закрепив сбрую, мы вошли в хранилище (Брут остался у двери). Хранилище было все из стали, от пола до потолка, и там было множество пачек денег, аккуратно перевязанных и уложенных стопками. Стопки, в свою очередь, были ранжированы по размеру купюр и аккуратно расставлены вдоль стены. У противоположной стены стояли шкафчики, смахивающие на искусно сделанный архив. По сути это он и был. Здесь, в огнеупорном хранилище, банк хранил копии важных документов своих отделений на случай какого-либо бедствия. В задней стене хранилища была еще одна дверь – за ней был лифт, ведущий в подвальный гараж, где загружались бронемашины. К сожалению, свалить этим путем мы не могли. И дверь, и лифт, и сам гараж были надежно заперты, кроме определенных часов в определенные дни.

Сука кинула на пол охапку мешков. Мы с ней опустились на колени по обе стороны этой охапки и принялись набивать один из мешков деньгами. Сука сняла маску, чтобы лучше видеть, что она делает. Мрак тем временем достал из черноты, клубящейся вокруг его тела, маленькую фомку и начал вскрывать шкафчик под скрип и визг лопающегося и гнущегося металла.

Наполнив первый мешок, мы с Сукой закрыли его, затянули прилагающийся шнурок и поволокли по скользкому полу к Бруту. Мрак отвлекся от шкафчиков, поднял мешок и прицепил к сбруе на собаке.

Это было обалденное количество денег. Пока мы с Сукой работали, я пыталась считать сколько же денег я пихаю в мешок. Пятьсот, тысяча, тысяча пятьсот. Сука трудилась так же быстро, как и я, так что эти цифры можно было удвоить. Стоило мне прикинуть, сколько же всего должно поместиться в мешок, и я сбилась со счета.

Мы заполнили и отволокли к двери второй мешок. Мрак хрюкнул, подняв его и закрепив с противоположной стороны от первого. Пока мы набивали третий мешок, Мрак прицепил к собаке еще один – с содержимым первого шкафчика. По словам Лизы, в шкафчиках хранились договоры, залоговые обязательства, страховые полисы, закладные и информация о кредитах. Судя по всему, наш наниматель был согласен купить все это у нас. Я еще тогда попыталась понять зачем – самым очевидным вариантом было желание продать эти документы обратно банку. Более интригующей выглядела мысль, что информация ему была нужна для каких-то своих нужд. Или, может, среди всех этих бумаг ему было нужно что-то конкретное, и он был готов скупить их все, если это позволит сохранить его истинные намерения в тайне.

– Завтра у меня будет болеть все, – проворчал Мрак, закончив прикреплять мешок с бумагами. – А ведь мы еще даже не дрались.

– Приятная боль, когда ты богатый, – сказала Сука. Я покосилась на нее и увидела, что она ухмыляется. Это выглядело тревожно. Я всегда видела ее дующейся и враждебной, поэтому любая ее улыбка выглядела бы страшновато. Но эта улыбка была не любой. Такую улыбку можно увидеть у человека, который никогда не видел, как это делается, и пытается воспроизвести то, что читал в книгах. Слишком оскалены зубы. Я подавила дрожь и сосредоточилась на работе.

Мы протащили по полу третий мешок. Мрак закрепил его.

– Больше мы сюда повесить не можем, иначе будут проблемы, – решил он.

– Вес разложен ровно? – спросила Сука.

– Практически ровно.

Сука встала и прошла туда, где ожидало чудовище. Она погладила нос Брута жестом владельца лошади – правда, Брут лошадью определенно не был. Она гладила выступающие наружу мышцы, обызвествленные клочки кожи и костяные выросты, торчащие между мышцами. Ей удалось выглядеть почти влюбленной.

– Иди, малыш. Иди, – скомандовала она, показав на входную дверь банка. Брут послушно потрусил туда и сел, рассеянно обвив цепким хвостом дверную ручку.

– Эй! – выкрикнула Сука и дважды свистнула – сперва коротко, потом длинно. Самая маленькая из собак (впрочем, сейчас ее можно было узнать только по выбитому глазу) возбужденно бросилась к нам. От этого неожиданного движения кто-то из заложников закричал.

Я вздрогнула. Думать о заложниках мне не хотелось. Они и так тяжким грузом лежали на моей совести, плюс они постоянно были на периферии моего внимания, поскольку я поместила на них своих букашек, чтобы следить, не пытаются ли они двигаться или разговаривать.

– Это та, которую ты зовешь Анжеликой? – спросила я, чисто чтобы отвлечься. – Это имя не похоже на остальные.

– Ее не я назвала, – ответила Сука. Когда зверюга подбежала к ней, Сука несколько раз сильно хлопнула ее по плечу. Впрочем, Анжелике явно не было больно – она всего лишь рубанула хвостом воздух (я осознала, что это было виляние, только очень искаженное). Сука дважды щелкнула пальцами и указала на пол – Анжелика села.

Я уже частично наполнила мешок, когда Сука присоединилась ко мне.

– Значит, у нее были предыдущие владельцы.

– Угрёбища, – выругалась Сука.

– Это из-за них она осталась без глаза и уха? – поинтересовалась я.

– Что? Ты думаешь, это я их отхерачила? – она бросила на пол деньги, которые держала в руке, встала и сжала кулаки.

– Нет, нет, – запротестовала я, сдвигая центр тяжести так, чтобы вовремя увернуться, если Сука вдруг сорвется. – Просто хочу потрепаться немного.

Она сделала шаг в мою сторону.

– Сдрейфила. Ты же знаешь, что не сможешь сделать меня один на…

– Хватит! – проорал Мрак. Сука повернулась к нему, прищурившись.

– Если не можешь работать там, займись делом здесь.

Его голос звучал твердо. Сука плюнула на пол и послушалась: взяла у Мрака фомку, когда они проходили друг мимо друга. Мрак продолжил набивать мешок вместо нее. Мы с ним быстро вошли в ритм, и следующие четыре мешка были наполнены в считанные минуты.

– Еще задержимся, чтобы загрузить третью собаку, или свалим? – спросила я Мрака, потом добавила: – Жадность до добра не доведет.

Я бы с удовольствием удрала как можно быстрее. Деньги меня не интересовали, угодить в тюрьму – тем более.

– Сколько у нас? – спросил Мрак, кинув взгляд в сторону Анжелики.

За меня ответила Ябеда, стоящая у двери хранилища.

– Сорок одна тысяча восемьсот. Похоже, больше мы не возьмем. Пришли ребята в белом, и дело пахнет керосином.

Мы пулей вылетели из хранилища и, присоединившись к Регенту, выглянули в щели в стене черноты.

Ябеда нисколько не преувеличила. Наши противники выстроились в линию на тротуаре по ту сторону улицы, их костюмы ярко выделялись на фоне унылого дождя в сером городе. Эгида, загорелый парень, был в ржаво-красном костюме и шлеме в цвет; и то, и другое щеголяло серебристой отделкой и эмблемой в виде щита. Таракан – так я думала о нем. Парень без уязвимых мест.

В десятке футов справа от него стояла Виста в костюме с юбочкой. Весь костюм был в волнистых линиях, белых и ярко-зеленых. В дизайн ее костюма были вписаны доспехи. Нагрудник выглядел так, словно под ним была реальная грудь, но это не скрывало того, что Виста была еще девочкой – даже я смогла бы сделать ее в кулачном бою. Если ей больше двенадцати, то она явный недоросток.

По левую руку от Эгиды стоял Хроноблокер. На нем был белый обтягивающий костюм с накладывающимися друг на друга эмалево-белыми бронесекциями везде, где они могли давать ему защиту, не стесняя при этом движений. Через дождь я не видела, но из телека знала, что на бронесекции нанесены темно-серые изображения часов. Некоторые из них были анимированы и перемещались по поверхности, другие были неподвижны, но у них крутились стрелки. На голове у него был глухой шлем – вместо забрала просто гладкая белая поверхность.

– Ябеда, – проворчал Мрак своим голосом с эхо-спецэффектом. – Я ведь уже говорил тебе, что ты иногда бываешь редкостной идиотиной?

Этой троицей дело не ограничивалось. Рядом с Хроноблокером парил Малыш Победа в красно-золотых доспехах и с красным визором; его каштановые волосы были мокры от дождя. Его ноги надежно стояли на летающем скейте, из-под дна которого вырывалось рубиновое сияние. В руках он держал два одинаковых пистолета. Лазерные или типа того. Сейчас он говорил что-то Галанту, стоящему слева от него. Галант был парнем лет под двадцать в серебристо-черном костюме, производящим впечатление одновременно героя из низкопробного фантастического боевика и средневекового рыцаря.

На противоположном краю линии был незнакомый мне парень. Он был большой – но большой по-другому, чем Мрак. При виде этой здоровенной фигуры невольно подозреваешь, что тут не обошлось без применения способностей. Его мускулистые руки были толще, чем мои бедра, а грудными мышцами он, по-моему, запросто мог давить пивные банки. Его костюм представлял собой всего-навсего черный или темно-синий комбез из спандекса с изображенными на нем брильянтами. Из тех, кто там стоял, на нем единственном не было никакой брони. И непохоже, чтобы он в ней нуждался.

– Кто это? – спросила я, указав на него.

– Громила, – вздохнула Ябеда. – Телекинетик близкого радиуса действия. То есть он может двигать предметы силой мысли, но только если они в пределах дюйма или около того от его кожи. Он может с помощью этой фигни наносить удары, от которых ощущение, будто ты попал под поезд, а может сам защищаться от ударов. В комплект входит персональный биокинез, то есть он может манипулировать собственным телом. Может вылечиться, просто сосредоточившись на своей ране, ну и накачивается он тоже таким же способом. Возможно, он способен еще на что-нибудь – все зависит от того, что еще он освоил с тех пор, как мы с ним встречались в последний раз. Некоторое время он был в Броктон-Бее героем-одиночкой.

– И какого хрена он делает здесь? – поинтересовалась я.

– Мы с ним один раз пересеклись, тогда Регент с Сукой его отметелили. Либо он пришел отомстить, либо присоединился к Защитникам буквально на днях. Моя способность подсказывает мне второе.

– Предполагается, что о таких штуках ты должна нас информировать заранее, – прошипел Мрак. – И их не должно было оказаться шесть.

– Семь, – поправила его Ябеда и тут же вздрогнула – Мрак долбанул кулаком по деревянной двери. – Еще кто-то на крыше. Не знаю, кто именно, но вряд ли Теневая Охотница. Возможно, кто-то из Протектората.

– Их не должно было оказаться шесть или семь! – проревел Мрак своим неестественным голосом. – Должно было быть трое, максимум четверо!

– Это была информированная догадка, – тихо сказала Ябеда. – Я ошиблась. Подай на меня в суд.

– Если мы отсюда выберемся, – негромким, угрожающим тоном произнес Мрак, – у нас с тобой будет очень долгий разговор.

Я уперлась лбом в окно. Бронированная часть маски звякнула о стекло.

– Информированная догадка. Было бы очень мило с твоей стороны предупредить нас, что это информированная догадка, еще тогда, когда мы все это планировали, – пробормотала я.

Из всей нашей компании меньше всех напугана была, похоже, Сука.

– Я могу их сделать. Только разреши оторваться по полной.

– Мы, нахрен, не будем рисковать убить кого-нибудь, – ответил Мрак. – И калечить тоже никого не будем. План остается в силе. Деньги у нас, теперь мы сваливаем.

Ябеда покачала головой.

– Они от нас этого и ждут. Почему, как ты думаешь, они так выстроились? Как только мы с деньгами выскакиваем из любого выхода, тип на крыше прыгает на нас и либо обездвиживает, либо задерживает, пока остальные догоняют. Видишь, с какими интервалами они стоят? Ровно настолько далеко друг от друга, чтобы, если мы попытаемся прорваться между ними, кто-нибудь успел помешать нам уйти.

– С моей способностью… – начал было Мрак.

– Их все равно больше. Даже вслепую они могут завалить кого-то из нас, пока мы бежим, минимум пятью способами… и еще ведь у них Виста. Можно заранее считать, что нам придется бежать гораздо дальше, чем это сейчас выглядит, и все становится очень паршиво. Проблемы бы не было, если бы их не было так много.

– Твою мать, – простонал Регент.

– Мы не можем просто оставаться здесь, – сказал Мрак. – Конечно, они там мерзнут и мокнут, но если мы их вынудим явиться за нами сюда, то наши шансы будут не лучше, плюс если мы протелимся, то может подоспеть и Протекторат.

– У нас заложники, – заявила Сука. – Если они сунутся сюда, мы пришьем одного из заложников.

Где-то позади кто-то простонал, протяжно и громко. Видимо, он услышал, что сказала Сука.

Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Ситуация была поганая, и самым поганым в ней было то, что, как я подозревала, во всем была моя вина. Я предупредила Оружейника, что что-то намечается. Вполне можно было поверить, что он предупредил все команды быть готовыми выступить в полном составе. Еще хуже – он сам вполне мог оказаться тем неизвестным типом на крыше. Если это так и если Ябеда пронюхает, я буду просто в эпической жопе.

Блин.

– Мы должны застать их врасплох.

Я даже не осознавала, что что-то говорю, пока слова не вылетели из моего рта.

– Конечно, но как? – ответил Мрак.

– Вы мастера по сматыванию удочек, так? Меняем пластинку. Мы возьмем их в лоб.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ