Предыдущая            Следующая

УЛЕЙ 5.1

Совершенно непримечательное место. Дыра в стене посреди множества стен с множеством дыр. Все было обветшалым. Пройдя мимо любого магазина или кафешки, можно было лишь гадать, это заведение все еще открыто или уже нет.

На баре была вывеска «Скала Сомера». Задернутые шторы, на окнах решетки – впрочем, было бы удивительнее, если бы этого не было. Такой здесь был район. Краска на стенах облупилась, ржавчина с прутьев решеток осыпАлась на грязно-белую краску под окнами.

Как только мы вошли внутрь, стало ясно, что «Скала Сомера» – как раз та книга, которую можно судить по обложке. Внутри было тускло, грязно и депрессивно. Деревянный пол того же темно-серого цвета, что и барная стойка, занавески и скатерти темно-зеленые, и единственный реальный, яркий цвет, если это можно было так назвать, давали желто горящие древние лампочки.

В «Скале Сомера» уже было три человека. Хмурая девушка лет двадцати с небольшим с каштановыми волосами и в чуть мятой форме официантки кинула на нас взгляд, когда мы вошли, но даже не попыталась поздороваться. За стойкой в дальнем углу было двое близнецов, видимо ее братьев; они были заняты тем, что мыли стаканы и усердно игнорировали нас. На одном была приличная рубашка и фартук, он производил впечатление бармена. Второй был одет в гавайскую рубаху поверх черной футболки. Если не считать контраста в одежде, они были идентичны по росту, прическе, чертам лица и его выражению.

Несколько столов были сдвинуты вместе, вокруг них расставлены стулья, но мы прошли мимо всего этого и направились в угловую кабинку. Ябеда, Сука, Мрак, Регент и я – мы все устроились на лавках с потертыми мягкими сиденьями. Я мысленно звала их так, потому что сейчас это не были Лиза, Брайан, Рэйчел и Алек. Мы все пришли в костюмах.

Когда мы устроились, девушка с угрюмым взглядом подошла, положила блокнот на стол и уставилась на меня почти вызывающе. Она не произнесла ни слова.

– Кока-колу? – рискнула я, чувствуя себя неуютно под этим взглядом.

– Нет, Рой, – Ябеда пихнула меня локтем. – Она глухая. Если что-то хочешь, напиши это в блокноте, – и, чтобы продемонстрировать сказанное, потянулась к блокноту, взяла его и написала: «Черный чай». Я последовала ее примеру и написала свой заказ, потом передала блокнот через стол парням и Суке. Девушка ушла с заказами, одарив меня напоследок злым взглядом.

После той истории с Бакудой прошла неделя. Я валялась в постели; Лиза и Брайан заглянули несколько раз, чтобы держать меня в курсе происходящего. Однажды они даже взяли с собой Алека и Суку и я была очень рада, что папы в это время не было дома. Алек и Сука, в отличие от Лизы и Брайана, не умели вести себя в гостях, и я подозревала, что их присутствие и их характеры вызовут у папы больше вопросов, чем снимут.

Судя по всему, кто-то из ШКП дал моему костюмированному альтер эго имя «Рой». Лун об этом прослышал, и после его бегства это имя распространилось по городу – что намекало, что он ищет меня. Потом одна газетная статья предположила, что мы как враги Бакуды можем иметь какое-то отношение к взрывам, и мое новое имя снова всплыло, так что, похоже, оно уже начало прилипать. Мне оно не особо нравилось, но мне не особо нравились все имена, которые я для себя придумала, так что это можно было пережить.

Похоже, мы пришли на несколько минут раньше срока, потому что остальные гости появились с интервалом в считанные секунды, как раз когда официантка принесла нам напитки.

Кайзер вошел, ведя под каждую руку по девушке – обе блондинки с фигурами моделей «Плейбоя». Он был в вычурных доспехах с ног до головы, венчала это все корона из клинков. Лидер «Воинства Восемьдесят Восемь». Девушек-близняшек звали Фенья и Менья[1], они щеголяли доспехами в стиле валькирий с множеством маленьких стальных крылышек и с глухими шлемами. Должна признать, Кайзер любил свою ударную силу. Эта парочка могла вырастать до высоты трехэтажного дома, и в таком состоянии они были в сто раз крепче обычного.

На несколько шагов позади Кайзера шла Чистота, за ней еще несколько человек. Она была в белом костюме без каких-либо символов или изображений, но ткань мягко светилась. Белые волосы и глаза тоже светились, но так, словно они были из горячей магнезии. Я не могла смотреть на нее, чтобы у меня не начинали бегать точечки перед глазами, а ведь линзы моей маски были специально рассчитаны на то, чтобы поглощать свет.

Сопровождали Чистоту другие члены «Воинства Восемьдесят Восемь». Криг[2], Ночь, Туман и Волкрюк. Это было довольно любопытно, потому что, насколько я знала, хотя каждый из них был когда-то в «Воинстве Восемьдесят Восемь», но сейчас Чистота действовала в одиночку, а Ночь с Туманом отделились вскоре после нее и работали парой в Бостоне. Похоже, они снова объединились.

И это были отнюдь не все люди Кайзера. Большинство команд рекрутирует новых членов в пределах своего города (хотя бывают редкие исключения, например когда Лун завербовал Бакуду в Корнелле). Но Кайзер был не таков. Это был один из самых известных в Америке злодеев, он придерживался идеологии белого шовинизма, и людей, разделяющих его взгляды, либо рекрутировали в других штатах, либо они сами приходили к нему. По неизвестной мне причине большинство не задерживалось у него надолго, но все равно среди обитателей Броктон-Бея именно он обладал самой внушительной мощью в смысле паралюдских ресурсов.

Кайзер сел с краю стола в центре комнаты, его люди разместились на скамьях и стульях вокруг столиков позади него. Однако Чистота не расслабилась и не стала заказывать напитки. Она заняла стул в нескольких футах позади Кайзера, скрестила руки и лодыжки и приготовилась наблюдать за происходящим. Из того, что я нарыла в инете и в старых газетных статьях, я знала, что Чистота может создавать свет и заряжать его кинетической энергией. Она была бы этаким человеком-фонариком, если бы только свет от фонарика мог пробивать кирпичные стены и разрывать надвое автобусы. По чистой огневой мощи она была одной из самых крутых – летающая артиллерийская установка.

Следом за «Воинством Восемьдесят Восемь» вошел Змей, тем более приметный, что он был один. Никакого сопровождения, никакой демонстрации силы. Он был выше Мрака, но худой – даже почти тощий. Облегающий костюм покрывал его с ног до головы, в нем не было отверстий даже для глаз, носа и рта, и он обтягивал кожу так плотно, что можно было разглядеть каждый сустав и каждое ребро. Костюм был черного цвета, с единственным украшением в виде белой змеи, голова которой находилась у Змея на лбу, а хвост опускался вниз от затылка, извивался и изгибался по всему телу и заканчивался на щиколотке. Змей сел за стол с противоположной от Кайзера стороны.

– Кто он? – шепотом спросила я у Ябеды.

– Змей? Не могу сказать, какие у него способности, но он один из самых сильных игроков в городе. Считает себя шахматистом. Ну, знаешь, великим стратегом и тактиком. Контролирует больше половины делового района с помощью отрядов лучших профи с лучшим снаряжением. Бывшие военные со всего мира. Если у него вообще есть способности, то во всей организации только у него одного.

Я кивнула. В этом отношении он был почти полной противоположностью Кайзеру. Я бы порасспрашивала еще, но в бар заходили новые люди.

Разрывашка. О ней я знала благодаря своим изысканиям. Ей было двадцать с чем-то, ее волосы были стянуты в неаккуратный конский хвост. Костюм ее выглядел странно – нечто среднее между спецназовскими доспехами, кимоно для боевых искусств и платьем. Вместе с ней вошли еще четверо, и двое из них были самыми странными из всех, кто здесь находился. Их я тоже знала по именам. Тритоньер не носил ни рубашки, ни обуви, ни перчаток, и это лишь подчеркивало, что вся его кожа с ног до головы неоново-оранжевого цвета. У него были голубые глаза, влажные на вид темно-красные волосы и цепкий пятифутовый хвост. Слизняк Грегор был жутко толстый, среднего роста, без единого волоска на всем теле. Его кожа была молочно-белая и слегка прозрачная, так что сквозь нее можно было видеть тени внутренних органов. По телу то тут, то там были разбросаны чешуйки, как у обычного человека могли бы быть разбросаны угри. Они выглядели почти как бородавки, только располагались по спирали.

По их языку тела, молчанию и просто разнице во внешности едва ли кто-то подумал бы, что они в чем-то близки, однако у обоих была одна и та же татуировка. У Тритоньера прямо над сердцем, у Грегора на руке выше локтя. Она напоминала греческую букву «омега», только перевернутую. Может, стилизованная «u».

Остальные два члена группы Разрывашки, напротив, были совершенно нормальными девушками. Лабиринт была в зеленых мантии и маске, исчерченных линиями. Огнемет – в черно-красном костюме и противогазе.

Я удивилась, когда Разрывашка по пути к своему месту нарочно прошла мимо нашего стола, хотя для нее это был крюк. Оказавшись напротив нас, она оглядела нас с Ябедой и чуть усмехнулась, и лишь затем села по правую руку от Кайзера.

– Я пойду, прежде чем все места разберут, нормально? – спросил Мрак, и мы все кивнули. Мрак сел между Разрывашкой и Змеем.

– Что это было между тобой и Разрывашкой? – шепотом спросила я у Ябеды. – Старые счеты?

– Ничего серьезного, – ответила она.

Регент подался вперед.

– Они чуток на ножах. Разрывашка влезла и перебила наше предложение, когда мы пытались рекрутировать Огнемет. Не могу сказать, почему Разрывашка не любит Ябеду, но знаю, что Ябеда ненавидит, когда другие ведут себя так, будто они умнее ее, а Разрывашка таки умнее ее. Ай! Черт, больно же.

Ябеда пнула его под столом.

– Они наемники, верно? – спросила я.

Ябеда кивнула:

– «Экипаж Разрывашки» занимается всем, кроме убийств. Можно сказать, что у нее дерьмовый характер, можно сказать, что у нее дерьмовая способность, но чего у нее не отнять, так это умения находить скрытые таланты у всех, кто на нее работает. Видишь тех двоих? Когда дошло до способностей, им выпала плохая карта. Стали чудиками, у которых не было ни шанса вписаться в нормальное общество. Потеряли жилье, жили в канализации. Там была целая история, но, в общем, они стали командой, Разрывашка сделала их эффективными, и пока что они запороли всего одно или два задания.

– Ясно, – кивнула я. – Впечатляет.

– Только не забывай, что мы не запороли ни одного. Стопроцентная эффективность.

– У них заданий было раза в три больше, чем у нас, – указал Регент.

– Зато мы не завалили ни одного, вот что важно, – подчеркнула Ябеда.

Прибыла еще одна группа, и по лицам всех собравшихся словно прошла волна отвращения. Я читала об этих типах в сети и в газетах, но они не из тех, кого часто снимают. Чиркаш, Влаг и Пищалка. Два парня и девушка, своим существованием доказывающие, что Плащи не обязательно привлекательны, успешны и иммунны к злоупотреблениям. Закоренелые наркоманы и наркодилеры, которые, так уж получилось, обрели способности.

На Чиркаше была маска, закрывающая верхнюю половину лица. Нижняя половина была темнокожая, с сильно растрескавшимися губами и зубами, больше всего смахивающими на фисташковые скорлупки. Он подошел к столу и взялся за спинку стула. Но, прежде чем Чиркаш успел подтянуть его к себе, Кайзер пнул стул, опрокинув его и отправив скользить по полу.

– Какого хрена? – прорычал Чиркаш.

– Можешь посидеть в кабинке, – произнес Кайзер. Несмотря на то, что его голос звучал совершенно спокойно, точно он говорил с незнакомцем о погоде, в нем ощущалась угроза.

– Это потому что я черный, а? Тебя ж только это колышет, ага?

Кайзер ответил все так же спокойно:

– Вы можете посидеть в кабинке, потому что и ты, и твоя команда – жалкие сдвинутые лузеры, с которыми не о чем разговаривать. Люди за этим столом? Они мне не нравятся, но я готов их выслушать. А тебя нет.

– Иди к черту. А вот он? – Чиркаш указал на Мрака. – Я даже не знаю, кто он такой, а он сидит.

Ему ответила Разрывашка.

– Его команда взяла Центральный банк Броктон-Бея неделю назад. Они несколько раз шли против Луна и всё еще живы, что уже лучше, чем удавалось многим другим. И даже не считая событий недельной давности – он много знает про АПП и готов поделиться этой информацией с остальными, – тут она одарила Мрака взглядом, который ясно показывал, что выбора, сидеть или нет за этим столом, у него не было. Мрак едва заметно кивнул. Мы всё обсудили заранее и решили, какими именно деталями можем поделиться.

– А что ты сделал, чтобы заслужить место за этим столом? – спросила Разрывашка у Чиркаша.

– У нас есть территория…

– У вас нет ничего, – ответил Мрак, повысив голос, искаженный его способностью. – Вы, трусы, цепляетесь за места, на которые плевать всем остальным, делаете дурь и толкаете ее детям.

– Мы толкаем всем, не только…

– Найдите себе кабинку, – перебил его эхо-голос Мрака. Чиркаш кинул на него ненавидящий взгляд, потом оглядел остальных за столом. Они сидели неподвижно, и все глаза, какие он мог видеть, смотрели на него с презрением.

– Пидоры. Со сморщенными, сочными очками, вы все, – выплюнул Чиркаш и утопал в кабинку, где уже устроились его товарищи.

Девушка-официантка подняла упавший стул и поставила туда, где он стоял раньше. Потом, ни с кем не встречаясь глазами, подошла к столу, где сидели люди Кайзера, положила блокнот и стала ждать, пока все не запишут свои заказы. До меня вдруг дошло, почему в этом баре глухая официантка.

– Полагаю, я тоже сяду, – раздался голос от двери. Почти все головы повернулись, чтобы оглядеть парня в черном костюме, с красной маской и в цилиндре. У меня возникла ассоциация с Бароном Субботой[3]. Следом вошли его товарищи, все в красно-черных костюмах, отличающихся только дизайном. Девушка с солнечным мотивом, парень в громоздких доспехах и с квадратной маской, и тварь настолько громадная, что ей пришлось опуститься на четвереньки, чтобы пробраться сквозь дверь. Описать ее словами было бы трудновато: нечто приблизительно напоминающее четверорукую безволосую гориллу, облаченную в жилет, маску и леггинсы черно-красных цветов команды, и каждый палец каждой конечности заканчивался шестидюймовым когтем.

– Странники, да? – мягким голосом спросил Змей. – Вы не местные.

– Нас можно считать кочевниками. То, что здесь происходило, слишком интересно, чтобы пропустить, поэтому я решил нанести визит, – и парень в цилиндре отвесил первый по-настоящему официальный поклон, который я видела в своей жизни. – Позвольте представиться: Плут.

– Ты знаешь здешние правила? – спросил Мрак у Плута.

– Мы бывали в подобных местах. Могу предположить. Никаких драк, никаких способностей, никаких попыток спровоцировать других на неприятности, иначе все остальные в этой комнате откладывают все раздоры и утихомиривают нарушителя.

– Достаточно близко. Очень важно иметь нейтральную зону, где можно встретиться и цивилизованно все обсудить.

– С этим не поспоришь. Пожалуйста, продолжайте, не обращайте на нас внимания.

Когда Плут сел на стул и задрал ноги на стол, никто жаловаться не стал, хотя у Чиркаша был такой вид, словно он хотел кого-то убить. Остальные Странники устроились в кабинке неподалеку от нашей. Горилла села на пол; размер ее был таков, что при этом ее глаза все равно были на уровне глаз ее товарищей.

Змей коротко кивнул и сложил руки домиком. Потом заговорил тем же мягким голосом.

– Это, по-видимому, все. Лун, похоже, не придет, хотя едва ли кто-то из нас удивлен этому, учитывая тему сегодняшней дискуссии.

– АПП, – уронил Кайзер.

– За минувшую неделю подтверждено тридцать пять погибших и более ста госпитализированных. Вооруженные люди на улицах. Постоянные перестрелки между членами АПП и объединенными силами полиции и военных. Они устраивали налеты на наш бизнес, бомбили те места, где, по их мнению, мы можем работать. Они захватывают наши территории, и не видно признаков того, что они намерены вскоре остановиться, – изложил Змей ситуацию для всех присутствующих.

– Это действительно доставляет неудобства, – произнес Кайзер.

– Они ведут себя безрассудно, – сказала Разрывашка. У нее это прозвучало так, словно речь шла о преступлении на уровне убийства котят.

– И в этом главная угроза, – кивнул Змей. – АПП не смогут так продолжать. Рано или поздно где-то появится слабина, они уничтожат сами себя и, скорее всего, перестанут представлять проблему. Если бы все развивалось по-другому, мы могли бы смотреть на это как на нечто хорошее. Плохо то, что действия АПП привлекают внимание к нашему доброму городу. Силы национальной безопасности и военные создают здесь временные базы, чтобы способствовать поддержанию порядка. Герои слетаются сюда, чтобы помочь Протекторату вернуть ситуацию под контроль. Все это осложняет бизнес.

– В центре всего этого Бакуда, – присоединился Мрак. – Лун, может, и лидер, но все держится на ней. Чтобы «рекрутировать» людей, она устраивала налеты на их дома, когда они спали, хватала их и засовывала им в головы бомбы. И потом пользовалась этим, чтобы заставлять свои жертвы похищать других. Сейчас у нее не меньше трехсот солдат. И каждый из них знает, что если он не подчинится, то Бакуда взорвет бомбы. Все они готовы рисковать жизнью, потому что альтернативы – верная смерть их самих или смерть их любимых у них на глазах. Свалить ее – наша главная цель, но она настроила свои бомбы на взрыв в ту же секунду, когда остановится ее сердце, так что это чуточку посложнее, чем обычное убийство.

Он потянулся в черноту, окутывающую его грудь, и извлек сверток.

– Она записала засаду, в которую заманила нашу команду неделю назад, и оставила эту запись, когда сбежала. Я сделал копии. Возможно, вам это поможет понять ее лучше.

Мрак раздал всем сидящим за столом по компакт-диску.

Это была наша демонстрация силы. На видео было все от того момента, когда Бакуда разжижила Пак Джи Ху, и до взрыва второй бомбы среди ее же людей. Когда вторая бомба взорвалась посреди отряда Бакуды, камера упала на землю и зафиксировала звуки стрельбы и то, как все затемнила способность Мрака, но она не запечатлела наше бегство. Это видео не показывало нашу слабость, то, как нам повезло унести оттуда ноги и в каком плачевном положении мы тогда были. Зато оно показало всем, против чего мы сражались, и давало понять, что мы выбрались оттуда живыми и невредимыми и смогли прийти на это совещание. Для нашей репутации это было лучшим средством.

Я еще не на сто процентов оправилась от контузии, и Алек по-прежнему жаловался на подергивания в руке, но Брайан подчеркнул, как важно, чтобы мы все были на месте, создали впечатление, что наша команда в полном порядке, невредима. Видя, как действовали и показывали себя другие группы, я поняла, что он был прав.

– Итак, – Змей позволил этому слову повиснуть в воздухе, отвлекшись на то, чтобы хрустнуть по очереди костяшками всех пальцев на правой руке. – Возражений нет? АПП нельзя позволить продолжить свое функционирование.

Последовали кивки и согласный шепот от всех сидящих за столом, а также от разнообразных злодеев вокруг.

– В таком случае я предлагаю заключить перемирие. Не только между всеми, кто присутствует здесь, но также между нами и законом. Я свяжусь с властями и дам им знать, что, пока вопрос не будет разрешен, наши группы ограничат свою противозаконную деятельность абсолютным минимумом, необходимым для нашего бизнеса, и что мы обеспечим выполнение этого решения всеми, кто ведет бизнес на наших территориях. Это позволит полиции и военным сосредоточиться исключительно на АПП. Не должно быть никакого насилия, никаких сражений между нашими группами, никакой борьбы за территорию, никакого воровства и оскорблений. Чтобы обеспечить себе победу, мы объединимся с теми, кого можем терпеть, и будем игнорировать тех, с кем сотрудничать не в состоянии.

– Хочу лишь сказать, что моя группа не вмешается в это напрямую без причины, – сказала Разрывашка. – Мы не будем воевать с АПП, если они не встанут у меня на пути или если кто-нибудь мне не заплатит. Для Плаща-наемника это единственная работающая схема. И должна сразу прояснить: если заплатят АПП, моя команда будет на той стороне.

– Это грустно слышать, но мы с тобой можем поговорить на эту тему после завершения нашего совещания. Я предпочитаю не усложнять, – ответил Змей. – По остальным пунктам у тебя возражений нет?

– Не высовываться и не скандалить с другими командами? Для моей группы это по умолчанию.

– Хорошо. Кайзер?

– Думаю, это приемлемо, – согласился Кайзер.

– Я говорил со своим отрядом примерно о том же, что сейчас предложил Змей, – сказал Мрак. – Да, мы согласны.

– Конечно, – кивнул Плут. – Нет проблем. Мы в деле.

Вокруг стола начались рукопожатия.

– Забавно, – прошептала Ябеда.

Я отвернулась от картины за столом и посмотрела на нее.

– Что забавно?

– Кроме Мрака и, может, еще Разрывашки, все уже прикидывают, как они смогут воспользоваться этим к своей выгоде и напарить остальных.

Я снова повернулась к главному зрелищу – собравшимся за столом злодеям. До меня внезапно дошло, какая безумная разрушительная мощь собралась в этой комнате.

Все может сильно осложниться.

 

Предыдущая            Следующая

[1] Фенья и Менья – в скандинавской мифологии две сестры-великанши, обладающие невероятной силой.

[2] Krieg – (нем.) «война».

[3] Барон Суббота – в вудуизме дух смерти. Обычно изображается в виде скелета либо человека в черном фраке и черном цилиндре.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ