Предыдущая            Следующая

КЛУБОК 6.3

Я открыла стеклянную дверь, чтобы Брайан смог внести коробки с мебелью. Больше всего меня поразило в этом доме то, насколько здесь все было опрятно. Никакого мусора, никаких людей, никакого шума. Прямо за внутренней дверью располагалась доска объявлений – такие штуки обычно бывают довольно неряшливыми, но даже там отдельные объявления были аккуратно размещены, не загораживая друг друга, и все вместе прикрывало стекло с маленьким замочком. Ощущение было, не знаю, какое-то стерильное. А может, я просто привыкла обитать в более «сочной» среде.

Я не знала, что сказать. Не только насчет дома Брайана – я в принципе понятия не имела, какие слова должны были сейчас выйти из моего рта. Я не владела ноу-хау по ведению обыденных разговоров. Как правило, мне приходилось наперед планировать, что я собираюсь произнести. Проблема заключалась в том, что сейчас я была отвлечена, и даже не фигурой Брайана, а осознанием того, что я ее разглядываю. И вот я пыталась прийти в норму, успокоить свои мысли и спланировать какой-нибудь разговор, но все, что было у меня в голове, это «Черт, Тейлор, ну почему ты не можешь придумать, что сказать?».

Мы вошли в лифт, и Брайан опустил коробки на металлический поручень в кабине. Мне наконец удалось раскрыть рот:

– Какой этаж?

– Четвертый, пожалуйста.

Я нажала на кнопку.

Мы поднялись. Дверь открылась, и я помогла Брайану удерживать коробки, когда он пятясь выходил из лифта. Он пошел впереди меня по коридору и остановился возле одной из дверей; я принялась возиться с ключами, которые он мне дал, пытаясь найти ключ от квартиры.

Не уверена, что именно я ожидала увидеть у Брайана дома, но он все равно сумел меня удивить.

Первое, что я заметила, – очень высокие потолки. Квартира была по сути двухэтажной, в довольно открытом стиле с малым числом стен. Маленькая кухонька находилась слева от входа, от гостиной ее отделяла барная/кухонная стойка. Справа был гардероб и отделенные стенами ванна и одна из спален. Прямо впереди располагалась просторная гостиная, напротив – окно от пола до потолка и застекленная дверь на каменный балкон. Лесенка вела в спальню, пристроившуюся над ванной и первой спальней, – должно быть, там спал Брайан, судя по не смятой, но и не идеально заправленной постели, которая была видна оттуда, где я стояла.

Поразило меня, думаю, то, каким мягким выглядело это место. В гостиной было два светло-серых книжных стеллажа. На полках я увидела мешанину из романов, растений в горшках и старых книг с потрепанными, потрескавшимися корешками. У некоторых растений ветки с листьями свисали и загораживали собой нижние полки. Диван и кресло были обиты светло-бежевым рубчатым вельветом, пухлые и с такими толстыми подушками, что, казалось, в них можно затеряться. Я с легкостью вообразила, как сижу на этом кресле, поджав ноги, с книжкой в руках.

Я как-то ожидала другой эстетики – хрома и черной кожи. Не то чтобы характер и вкусы Брайана у меня ассоциировались с таким стилем, просто мне казалось, что юным холостякам подобное может нравиться. А здесь – и мягкие цвета, и банка с камешками, водой и бамбуком на кухонной стойке, и фотопейзажи с деревьями в тонах сепии на стене прихожей – все это создавало ощущение уюта.

Я почувствовала укол зависти, и не только от того, что квартира Брайана была такой милой. Я начинала понимать, какой он и насколько мы с ним разные – в определенном смысле.

Брайан, кряхтя, поставил коробки возле шкафчика в прихожей. Он снял ботинки, и я восприняла это как намек, что мне тоже стоит разуться.

– В общем, с одной штукой я уже начал, – сказал Брайан, провожая меня в гостиную, и я увидела груду светло-серых досочек и прислоненную к стене пустую картонную коробку. – Но понял, что тут нужна вторая пара рук. Не хочешь чего-нибудь, прежде чем начнем? Ты ведь любишь чай больше кофе, верно? Или хочешь газировки? Или перекусить чего-нибудь?

– Ничего не надо, спасибо, – улыбнулась я и, сняв толстовку, положила ее на кухонную стойку. Я же пообещала Лизе. Чувствуя себя в лучах прожекторов из-за голого живота, я попыталась отвлечь Брайана делом:

– Ну что, начнем?

Первой задачей, той, которую он сам не закончил, была сборка стеллажа; с нее мы и начали. Как Брайан и сказал, это была работа для двоих. Стеллаж состоял из трех секций по шесть полок в каждой, и все это соединялось с помощью деревянных колышков. Невозможно было соединить две детали наверху, чтобы все не разошлось внизу, и наоборот. Так что мы вошли в ритм, когда один собирает какую-то часть конструкции, а второй не дает развалиться остальным частям.

Эта работа у нас заняла минут двадцать. После того как мы удостоверились, что все собрано и на своих местах, Брайан поднял стеллаж с пола и прислонил к стене.

– Это раз, – улыбнулся он. – Ты точно уверена, что не хочешь пить?

– А что у тебя есть?

– Вот холодильник. Выбери себе что хочешь.

Я остановилась на вишневой коле. Брайан взял обычную, но почти не притронулся к ней. Он был занят тем, что открыл следующую коробку, квадратную четырехфутовую, и начал выкладывать ее содержимое на пол кухни. Кухонный стол и стулья.

Оказалось, что кухонный стол собирать труднее, чем стеллаж. Ножки требовалось держать строго под нужным углом, иначе либо болты перекашивало, либо ножки застревали в неправильном положении. Всякий раз, когда это случалось, нам приходилось выворачивать болт и начинать заново. В итоге мы сошлись на том, что я ровно держала ножку, а Брайан закручивал болты у ее основания.

Не глядя на меня, он положил руку на мою, чтобы чуть-чуть подправить угол. От этого касания я почувствовала, словно кто-то дернул гитарную струну, идущую внутри меня от макушки вниз. Низкая дрожь во всем теле, которую нельзя услышать, можно только ощутить. Я была рада, что на мне топ с длинными рукавами, потому что они скрыли гусиную кожу, которой покрылись мои руки.

Я обнаружила, что машинально прибегла к своей стандартной форме защиты: сидела тихо и неподвижно, чтобы не сказать или не сделать что-нибудь тупое. Проблема была в том, что я очень остро ощутила висящую между нами тишину.

Брайан, скорее всего, на нее даже внимания не обратил, но я тут же стала пытаться придумать, что сказать, о чем завести разговор, как его потом продолжить. Это была пытка.

Он пододвинулся поближе, чтобы лучше видеть, как насаживает гайку на болт, и его рука вжалась мне в плечо. И снова это вызвало у моего тела какую-то почти первобытную реакцию. Он это нарочно? Он демонстрирует свой интерес этими небрежными физическими контактами? Или я приписываю глубокий смысл чему-то случайному?

– Почти закончили, – пробормотал он и чуть поменял позу, чтобы закрутить другой болт ножки. Теперь его рука не прижималась к моему плечу, но зато он так наклонился, что его лицо оказалось в нескольких дюймах от моего. Окей, это было хуже.

– Тейлор, можешь достать вон тот ключ поменьше, так чтоб не сдвинуть ножку?

Я не была уверена, что сумею ответить, не издав какого-нибудь странного звука, поэтому молча потянулась к маленькому гаечному ключу и передала его Брайану.

– Так быстрее, спасибо, – ответил он секунду спустя, потом добавил: – Гайку не передашь?

Я передала – уронила гайку в подставленную ладонь, а не положила, потому что была без понятия, как среагирую, если моя рука прикоснется к его. Остальные три ножки в таком же духе я просто не переживу, что уж говорить о стульях и о третьем предмете, к которому мы еще даже не приступили.

– Тейлор? – спросил Брайан.

Он оставил вопрос висеть в воздухе. Я сглотнула и ответила:

– Что?

– Расслабься. Тебе можно дышать.

Я легонько рассмеялась, осознав, что все это время задерживала дыхание. В результате у меня получился нервный выдох-смешок, который только добавил к моему чувству неловкости.

– Ты в порядке? – с улыбкой спросил Брайан.

Что мне на это ответить? Признать, что я понятия не имею, как себя вести рядом с красивым парнем?

Я уткнулась глазами в пол, точнее, в ножку, которую держала.

– Я всегда нервничаю, когда рядом с людьми. Все время думаю, ну знаешь, может, у меня изо рта плохо пахнет или из подмышек, а я и не знаю, потому что это же мой собственный запах, ну, вот и держу дыхание на всякий случай. Как-то так.

Браво, Тейлор. Браво. Я мысленно изобразила самый медленный, самый саркастичный аплодисмент. Разговоры о плохом запахе – это просто идеальный вариант. Один из ярчайших моментов, при воспоминании о которых меня будет передергивать от отвращения в ближайшие несколько лет, а может, и десятилетий.

Брайан придвинулся ближе, съев те жалкие дюймы, которые нас все еще разделяли, и едва не коснулся своим носом моего.

– Неа. Ты отлично пахнешь, – сообщил он.

Будь я персонажем мультфильма, наверняка сейчас у меня пошел бы дым из ушей или я бы растеклась лужицей. Настоящая же я снова пошла на поводу у главного инстинкта и застыла в полной неподвижности. Я ощутила, как мое лицо полыхает, – наверняка я сейчас была красная как рак.

Трудно сказать, было это спасением или нет, но Брайан отвлекся на звук поворачивающегося в замке ключа и на открывшуюся входную дверь.

Моя первая мысль: особа, которая вошла в квартиру, – это девушка Брайана. Потом я увидела, что она взглянула на нас и ухмыльнулась, и заметила, что ее глаза похожи на глаза Брайана. Его сестра.

Моя вторая мысль, или моя вторая реакция… Ее реально трудно описать словами. Можно посмотреть на «Мерседес» и понять, что это прекрасное произведение искусства, даже если ты не особо увлекаешься машинами. И точно так же, когда видишь «Мерседес», у которого вокруг колес дешевые наклейки с языками пламени, а на крыше дурацкий самодельный спойлер, то ощущаешь боль и разочарование на каком-то самом базовом уровне. И примерно так я себя почувствовала, глядя на Айшу.

Она была красивая, настолько же женственная, насколько Брайан был мужественен, с высокими скулами и длинной шеей, и, хоть она и была на два-три года младше меня, грудь у нее уже была больше. Меня, пожалуй, можно было бы уговорить отрезать себе палец за обладание ногами, бедрами и талией, как у нее.

Черт, у этой семейки хорошие гены.

Одного взгляда на Айшу было достаточно, чтобы понять, что, когда вырастет, она станет безумно роскошной женщиной. Но при всем при этом одна из ее прядей была отбелена, и часть этой отбеленной пряди была выкрашена в фиолетовый цвет. Она как будто нарочно старалась выглядеть отстойно: рваные джинсовые шорты поверх неоново-зеленых сетчатых леггинсов, безбретельковый топ, который я даже нижним бельем постеснялась бы назвать. Все зависть, которую я к ней ощущала, была подкрашена чувством почти оскорбленности от того, как она сама портила то, что ей дала природа.

– Я помешала? – спросила она чуть насмешливым голосом, одарив меня взглядом, который я не вполне смогла расшифровать.

– Айша, – Брайан встал. – Что ты здесь делаешь? Ты… – он смолк, когда в квартиру вошла грузная черная женщина. Если взгляд Айши в мою сторону был неясным, то взгляд этой женщины – отнюдь. Неодобрение, неприязнь. Я осознала, как, должно быть, сейчас выгляжу: слегка потная, на полу среди деталей мебели, с голым животом и плюс красная, аж свечусь. Я поспешно схватила свою толстовку и надела.

– Мистер Лаборн? – сказала женщина. – Боюсь, я ожидала, что вы будете лучше подготовлены, но вы сейчас, по-видимому, чем-то заняты.

Брайан покачал головой.

– Мэм. Миссис Хендерсон. Я почти на сто процентов уверен, что из вашего офиса мне сказали ждать вас в два часа дня.

– На это время и было назначено. Айша сказала, что вы хотите перенести… – тут миссис Хендерсон замолчала и посмотрела на Айшу очень сурово.

Айша улыбнулась, пожала плечами и, подпрыгнув, уселась на край кухонной стойки.

– Чего? Я днем хочу кинчик посмотреть с приятелями.

– Если бы ты спросила, возможно, я сказал бы да, – ответил Брайан. – Сейчас, думаю, я отвечу нет.

– Не тебе решать, братец, я пока еще с тобой не живу, – и она показала в его сторону два средних пальца.

Брайан, похоже, собирался сказать еще что-то, но вовремя остановился. Он вздохнул, потом повернулся к женщине, занимающейся делом Айши.

– Прошу прощения за это все.

– Я тоже, – нахмурившись, сказала она. – Я должна была позвонить перепроверить, с учетом привычки Айши подправлять факты, – она заглянула в свой блокнот и перевернула страницу. – Если вы хотите перенести, хммм, боюсь, сегодня вторая половина дня у меня уже занята, но, может быть, в эти выходные?..

Брайан кинул на Айшу раздраженный взгляд.

– Раз вы уже здесь – если вы готовы не обращать внимания на мебель, которую мы еще не закончили собирать, то можем сделать все сейчас.

– Вы уверены? А что насчет вашей… спутницы? – она покосилась на меня.

Мой румянец, думаю, еще не прошел, а сейчас, когда я неожиданно очутилась в центре неловкой ситуации, он небось еще усилился. Вряд ли это помогло избавить эту женщину от каких-нибудь ложных выводов, которые она сделала относительно меня.

– Это моя подруга, она мне помогает. Тейлор, не знаю, на сколько это затянется. Я не хочу тратить твое время, но мне будет стыдно, если ты уйдешь так скоро, тебе ведь пришлось проделать такой путь до моего дома. Если хочешь, можешь просто походить по округе, а я потом подвезу тебя обратно.

Каждый уголок моего социально неадаптированного мозга требовал, чтобы я приняла предложенный мне план бегства, чтобы я ушла и остыла немного. Сама не понимаю, почему я этого не сделала.

– Я останусь, если только не буду мешать. На вторую половину дня у меня планов нет.

Когда Брайан улыбнулся, я поняла, почему не ухватилась за возможность уйти.

Женщина еще раз внимательно меня оглядела. Потом спросила:

– Вы с ним в одной онлайн-группе?

Я покачала головой.

– Нет, – подтвердила она. – Вы для этого слишком молодо выглядите. – И строго спросила: – Почему вы не в школе?

– Эмм… – я замялась. Держаться как можно ближе к правде. – Я была недалеко от одного из тех взрывов, получила контузию. Меня отпустили из школы, пока я полностью не поправлюсь.

– Понятно. Наверняка сборка мебели – именно то, что имел в виду врач, когда сказал вам отдыхать и выздоравливать?

Я неуклюже улыбнулась и пожала плечами. Блин, надеюсь, что я не топлю Брайана.

– В общем, – обратился Брайан к миссис Хендерсон, – вы ведь хотели осмотреть мою квартиру и увидеть уголок, который я выделил Айше? Ну, видимо, теперь у вас есть шанс все посмотреть до того, как семья заметет все лишнее под коврик.

– Ммм, – последовала уклончивая реакция. – Давайте выйдем на балкон, и вы расскажете мне об этом районе и о школах поблизости.

Брайан пошел к балкону и придержал дверь, давая чиновнице из службы помощи неблагополучным семьям пройти первой. Дверь захлопнулась за его спиной, оставив меня наедине с Айшей, по-прежнему сидящей на кухонной стойке. Я ей слегка улыбнулась и получила в ответ спокойный оценивающий взгляд. Почувствовав неловкость, я переключила внимание на кухонный стол и попыталась понять, что я могу сделать со второй ножкой в одиночку.

– Ну? Ты с братцем в одной команде?

Что? Я возгордилась тем, что сумела никак себя не выдать.

– В команде? Я знаю, что он занимается боксом или, по крайней мере, занимался, но…

Она посмотрела на меня странно.

– Прикидываешься шлангом, да?

– Не понимаю, о чем ты. Извини.

– Ну да, – она подалась чуть назад и поболтала ногами в воздухе.

Я снова переключилась на ножку стола. Но особо продвинуться не успела – Айша снова вмешалась:

– Слушай, я знаю, что ты в его команде. Ты должна быть девочкой-насекомочкой, вариантов нет.

Я покачала головой – жест отрицания и раздражения в равной мере. Брайан, какого хрена?

– Он рассказал мне, что у него способности, не рассказал какие. Он думает, раз у него они есть, то могут и у меня завестись. И не хотел, чтоб я испугалась. Но я потом сама вычислила, кто он, – смотрела новости про то, как какие-то злодеи грабанули казино, а его в ту ночь как раз не было дома. Потом уже начала следить, что было, когда его не было на месте, и все совпадало. Поймала его на этом, и он не очень-то убедительно отмазывался.

В надежде как-то сбить ее с толку я надела на лицо самое правдоподобное выражение шока, на какое только была способна.

– Ты хочешь сказать, твой брат суперзлодей?

Она дважды моргнула, потом ответила медленно, словно разговаривая с умственно отсталым:

– Даааа. И ты тоже. Иначе с чего братцу зависать вместе с тобой?

Ай. Вот сейчас обидно было.

Возвращение Брайана и чиновницы избавило меня от необходимости придумывать ответ, чтобы продолжить клоунаду.

Чиновница говорила:

– …есть сомнения, с учетом их листа ожидания.

– Она будет жить в том же районе и поступит в школу одновременно с другими девятиклассниками, – ответил Брайан, кинув на Айшу испепеляющий взгляд. – Плюс это поможет отделить ее от дурного влияния той среды, в которой она живет сейчас.

Айша снова показала ему средний палец.

– Ммм, – ответила чиновница, переводя взгляд с Айши на него. – Можно теперь посмотреть вашу спальню?

– Мою? Не Айши?

– Будьте добры.

Брайан повел чиновницу по лесенке в свою спальню, расположенную выше остальной части квартиры.

– Может, стоит посмотреть, как ты среагируешь, если я это крикну погромче? – предложила Айша. – Как ты там себя зовешь?

Я закатила глаза.

– Не хочешь говорить? Ну и фиг, – она сложила руки у рта рупором и изобразила крик (хотя на самом деле ее голос прозвучал чуть громче обычной речи): – Поприветствуем Божью Коровку и Мрака!

Я кинула взгляд на спальню, надеясь, что Брайан и чиновница сейчас за пределами слышимости. Слова Айши, похоже, не прервали доносящееся оттуда бормотание беседы.

– По-моему, когда ты вот так заявляешь, ты в дерьме в любом случае, – ответила я ей. – Если ты права, то злишь сразу двух людей, которых тебе вряд ли хочется злить, а если нет, то производишь впечатление сдвинутой.

– А что если все и так считают меня малешко сдвинутой? Что я тогда теряю?

– Понятия не имею, – я затянула болт, проверила ножку стула и убедилась, что она сидит как влитая. Я перешла к следующей ножке. – А что приобретаешь?

– Ну лаааадно тебе, – лебезящим тоном произнесла она. – Ну скажиии.

Когда Брайан и чиновница спустились по лестнице, мое сердце отчаянно колотилось. Айша же поприветствовала их широкой фальшивой улыбкой. Брайан пригласил женщину во вторую спальню, но сам за ней не пошел. Он остановился и посмотрел на меня.

– Тейлор, тебе вовсе не обязательно заниматься этим в одиночку.

– Да нормально, – ответила я. Потом, кинув взгляд на сидящую на стойке Айшу, добавила: – Подходящее отвлечение.

– Извини. Думаю, еще буквально минута.

Так и оказалось. Чиновница вышла из будущей спальни Айши, быстро оглядела ванную, потом просмотрела кухонные шкафы и холодильник.

Следом миссис Хендерсон обратилась к Айше:

– Будьте добры, выйдите на балкон ненадолго.

– Как скажете, – Айша соскочила со стойки и вышла.

– И, – добавила чиновница, повернувшись к Брайану, – возможно, вы хотите, чтобы ваша подруга тоже вышла.

– Да мне, в общем-то, нечего скрывать, – ответил Брайан, кинув взгляд на меня.

– Хорошо. Для начала позвольте сказать, что это лучше, чем в большинстве случаев.

– Спасибо.

– Но кое-что меня беспокоит.

При этих словах выражение лица Брайана чуть-чуть изменилось.

– Я прочла все документы и планы, которые вы направили мне по е-мейлу. Вы составили хороший план, в котором учли всю бухгалтерию: оплату счетов, помощь в ее образовании, возможные дополнительные расходы, расходы на одежду, даже откладывание денег на колледж. Во многих отношениях с большинством подопечных я о таком положении могу лишь мечтать.

– Но?

– Но, когда я смотрю на вашу квартиру, я вижу, что вы ее сделали очень вашей. Мебель, украшения, картины – все это носит отпечаток вашей личности и оставляет очень мало места личности Айши, даже в том пространстве, которое вы отвели ей лично.

Эти слова Брайана малость ошеломили.

– Ясно.

– Послушайте, мистер Лаборн, мы должны принимать в расчет точку зрения Айши. Она постоянно сбегает из дома. Очевидно, жилье вашего отца она как свой дом не рассматривает. Нужно очень бережно все делать, если мы хотим, чтобы она считала своим домом этот дом. Если исходить из того, что она окажется здесь, а не у матери.

– У моей матери, – лицо Брайана сразу приобрело жесткое выражение.

– Я в курсе вашего беспокойства по поводу матери Айши, мистер Лаборн.

В кармане моей толстовки провибрировал мобильник. Я ничего не стала с ним делать.

Брайан вздохнул и слегка сник.

– Это поправимо?

– Да. Подключите Айшу к украшению квартиры, будьте готовы к компромиссам в вопросах эстетики и вкусов, чтобы она почувствовала, что здесь и ее пространство, – сказала женщина. – Я знаю, это будет нелегко. Иногда с Айшей очень трудно, думаю, в этом вы со мной согласны.

Я и сама начала склоняться к такому же выводу.

– Да, – кивнула Брайан. – Что будет дальше?

– Я нанесу визит в квартиру ее матери через полторы недели, если не ошибаюсь. Если захотите послать мне е-мейл, когда сочтете, что решили эту маленькую проблему и еще несколько вопросов, которые я подняла во время проверки, я смогу назначить еще один визит.

– Это было бы замечательно.

– Примите в расчет, что я очень загружена и потому вряд ли смогу к вам прийти раньше чем через неделю после того, как вы дадите мне знать.

– Спасибо, – сказал Брайан.

– Есть ли вопросы?

Он покачал головой.

– В таком случае желаю удачи. В качестве извинения за свой неожиданный приход хочу предложить одноразовый бонус: на сегодня снять с вас Айшу. Если она так целеустремленно идет к своему отстранению от занятий, я могу познакомить ее с человеком, который уже пошел по этому пути. Как раз когда буду наносить визиты, запланированные сегодня на вторую половину дня.

Брайан улыбнулся. Не совсем той потрясающей улыбкой, которую я так часто у него видела, но все равно очень мило.

– Похоже, она таки не попадет на тот фильм, который хотела посмотреть.

– Похоже, – заговорщицки улыбнулась чиновница. – Продолжайте в том же духе, мистер Лаборн. Айше повезло, что у нее есть вы.

При этих словах Брайан немного приободрился.

Вскоре после этого встреча закончилась, и чиновница увела громко возмущающуюся Айшу. Я даже облегченно выдохнуть не могла, пока они наконец не ушли. Но и потом я оставалась не в своей тарелке, помня, насколько сильны подозрения Айши.

Я вспомнила, что мой мобильник сигналил, и достала его, чтобы посмотреть, какое пришло сообщение. Нажимая кнопку разблокировки, я сказала Брайану:

– Айша, похоже, знает про «Темных лошадок».

– Блин. Прости, – его лицо страдальчески исказилось. – Если бы я предположил, что ты на нее наткнешься, то предупредил бы заранее. Ты ей ничего не сказала?

– Насколько смогла, притворилась, что не въезжаю, что за ахинею она несет. Это создаст нам проблему?

– Она обещала, что никому ни слова не скажет… и меня действительно тревожит ее неосмотрительность, раз она подняла эту тему с человеком, про которого я лично не сказал, что можно. Но Айша не стала бы говорить, просто чтобы говорить. Думаю, она пыталась на тебя наехать.

– Если ты уверен… – у меня по этому поводу были свои мысли, но я сомневалась, что хочу продолжать эту тему, когда Брайан и так взвинчен.

– Вполне уверен, – вздохнул он.

Я посмотрела на свой мобильник. Сообщение пришло от Лизы.

«простите что прерываю ваши обнимашки. возвращайтесь оба срочно. у нас дерьмопад».

Почувствовав, как у меня затеплели щеки, я удалила сообщение и на всякий случай еще перепроверила. Потом повернулась к Брайану:

– Лиза говорит, что-то происходит. Просит поскорее вернуться.

– Вот гемор, – ответил Брайан. – А я надеялся… Черт. Видать, не судьба нам с тобой собрать эту штуку, а? – он улыбнулся мне.

Я улыбнулась в ответ.

– В другой раз.

Он протянул руку и помог мне встать. Это была надежда или наблюдательность, когда мне показалось, что его рука оставалась на моей где-то на полсекунды дольше необходимого?

Страшилась ли какая-то часть меня обеих этих возможностей, желала ли, чтобы то не была ни надежда, ни точное наблюдение? Сама я не была уверена, существовала ли во мне эта часть или же я просто хотела, чтобы во мне заговорил-таки голос разума.

Блин. Я мысленно сдвинула свое расписание. Не больше недели – и потом я отнесу в Протекторат все, что знаю о «Темных лошадках». Сомневаюсь, что смогу продержаться дольше.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ