Предыдущая            Следующая

КЛУБОК 6.8

Мы не стали задерживаться – только дали Суке время направить своих псов в три микроавтобуса, которые Змей оставил наготове в глубине парковки. А потом побежали к машине самого Змея, бронированному лимузину. Он не очень отличался от обычного лимузина, только бока и крыша были плоскими, а передняя часть – приземистой. В целом создавалось впечатление чего-то очень крепкого.

Я подумала, не слишком ли эта машина выделяется. Она была достаточно непохожа на другие машины, чтобы нас можно было легко выследить. Впрочем, Змей не выглядел тупицей, плюс нас поджимало время, так что обсуждать это было некогда. Я залезла внутрь следом за Мраком, держа пока что рот закрытым, а глаза открытыми.

Внутри все было обтянуто черной кожей, стекла плотно затонированы. Змей сел в дальнем конце салона, спиной к водительскому сиденью, и его черный костюм на черном фоне было довольно трудно различать. Если чуть прищуриться, могло показаться, что там одна только белая змея (изображенная на костюме) парит в пустом пространстве. Мы сели на обитые кожей сиденья, идущие вдоль борта лимузина. Плут, единственный «Странник», пошедший с нами, сел напротив Змея.

– Мои собаки… – начала Сука.

– О них позаботятся, уверяю, – ответил Змей. – Когда вы будете уезжать, то найдете и собак, и автобусы, на которых вы туда прибыли.

Сука с сердитым видом поджала губы, но ничего не ответила.

– Я хочу провести маленькую демонстрацию, – сказал нам Змей. – Потому что мне хотелось бы установить некоторые базовые вещи, прежде чем перейти к обсуждению широкой картины.

Он потянулся к держателю для стаканов слева от себя и достал запечатанный столбик четвертаков. Распечатал один конец и отсчитал несколько монеток себе на ладонь.

– Будьте добры, поймайте эти монеты, поместите на руку и скажите, что выпало.

Он кинул монетку в сторону Ябеды. Та поймала ее, хлопком приложила к тыльной стороне ладони и сказала:

– Решка.

– Решка, – произнес Мрак, поймав следующую монету.

Змей удостоверился, что я готова ловить, и кинул монету мне.

– Решка, – сказала я, хлопнув монетой по тыльной стороне ладони.

У Суки и Регента тоже выпали решки.

Я подалась вперед, пошарила у себя на спине и достала кошелек. Нашла серебряный доллар, показала Змею и подбросила. Поймала и прихлопнула к руке. Решка. Я кивнула.

– Манипулирование вероятностями? – спросила я у Змея. – Повышенная везучесть?

Он покачал головой.

– Нет, Рой. Прямо наоборот. Я управляю судьбами. Я определяю исходы.

– По-моему, это звучит как манипулирование вероятностями, – заметила я.

Ябеда подалась вперед, чтобы посмотреть на меня мимо Мрака.

– Нет. Ну, то есть да, но только в самом широком и тупом смысле. Но я готова поручиться, что он говорит правду, хоть она и туманная.

– Когда я во время совещания спросила, какие у него способности, ты сказала, что не знаешь, – обвиняюще заявила я.

– Нет, – покачала головой Ябеда. – Я сказала, что не могу вам рассказать. И это правда. Одно из условий, на которых я могла вступить в «Темные лошадки» и получить финансирование, – что я должна держать подробности в секрете, и мне приходится их держать в секрете, пока он не разрешит. Прости.

Змей поставил локти на подлокотники и сложил руки шпилем напротив рта – ну, там, где был бы рот, если бы маска не скрывала полностью его лицо.

– Я считаю, что потенциальных врагов необходимо держать в неведении. Для этой цели я, вместо того чтобы рисковать сделать Ябеду своим врагом, разыскал и нанял ее, плюс мотивировал хранить лояльность и не молоть языком.

– А мы? – спросил Мрак.

– Скажу прямо, Мрак, – ответил Змей. – Мое решение сформировать «Темных лошадок» было гамбитом. Если бы вы потерпели неудачу, если бы вас перебили, ранили или арестовали, это просто означало бы, что в городе стало меньше паралюдей, о которых мне стоит беспокоиться. При этом я вовсе не хочу сказать, что я не помогал вам или подталкивал к неудачам. Я делал прямо обратное. Все, что я хочу сказать, – что я был готов к разным вариантам.

Мрак склонил голову чуть набок.

– А если мы преуспели?

– То, соответственно, вы доказали, что способные люди, и в результате оказались здесь, – Змей откинулся на спинку сиденья. – Вы достойны выслушать мое предложение, как уже выслушали «Странники».

– Не могу не обратить внимания, что их ты не испытывал так, как нас, – сказал Мрак. – Мы работали на тебя почти год.

– У «Странников» уже есть репутация. Памятуя об этом, я связался с ними и попросил заглянуть в Броктон-Бей. Они выслушали мое предложение, и я надеюсь, что Плут даст ответ сегодня вечером.

Все взгляды обратились на Плута. Он говорить не торопился. Потянулся куда-то в складки пиджака, достал пачку сигарет, выбил одну сигарету, сунул ее в ротовую щель своей маски и зажег. Положил руку на цилиндр, чтобы удержать его на месте, а другой рукой опустил стекло и выдул дым наружу.

– Если это все не брехня, если ты добросовестно попытаешься все наладить, то мы в деле, – произнес Плут, не глядя на Змея.

– Отлично, – ответил Змей, не пошевелив и мускулом. Он явно не был удивлен ни на йоту.

– Наладить? – спросила я у Плута.

– Он, – Плут качнул головой в сторону Змея, – предлагает моей команде временное решение одной хронической проблемы и обещает, что будет искать возможное постоянное решение.

– Туманно, – заметил Регент. Плут пожал плечами.

Я никак не могла прочувствовать этих ребят. Я спросила:

– Это никак не связано с тем, что говорила твоя коллега, что вы беретесь за безумное количество работ, как будто пытаетесь засыпать деньгами бездонную яму?

Он отвернул голову, чтобы выпустить длинную струю дыма, потом ответил:

– Моей коллеге следует держать язык за зубами, когда речь идет о частных делах.

Это вполне определенно говорило, что я должна оставить эту тему… и что я, вероятно, была права. Возможно, поднимать заведомо щекотливую тему вообще было не лучшей идеей.

– Итак, – обратился Мрак к Змею, – ты пробудил наше любопытство. Уверен, это и было твоей целью.

– Да. Для начала позвольте мне показать вам, чего я хочу, – ответил Змей. Он прикоснулся к кнопке рядом с держателями для стаканов по левую руку от него, и оконные стекла опустились. Я выглянула наружу и увидела черноту тоннеля. Покинув тоннель, мы обнаружили, что перед нами распростерся весь город вместе с заливом. Ландшафт был освещен созвездиями оранжево-желтых и белых огоньков и бледным сиянием луны над головой.

Я снова обернулась к Змею – он указал жестом на открытое окно.

– Город? – спросила я у него.

– Город, да. Стремление захватить мир – это не только клише, но и нереалистично, – ответил он гладким, свистящим голосом. – На какое-то время я удовлетворюсь захватом для себя этого города. Тоже клише, готов признать, но немногим хоть как-то удается даже это.

– А это и так не очевидно, что ты пытаешься это сделать? – спросил Регент.

– Возможно, но, вопреки ожиданиям общества, я не собираюсь ограничиваться контролем над организованной преступностью Броктон-Бея. Я буду контролировать все. Правительство, суды, правоохранительные органы, предприятия и многое другое.

– Амбициозно, – произнес Мрак. Мне показалось, что его интонации чуть изменились. Сомнение?

– Весьма. Но смею вас заверить, «Темные лошадки», что я уже перехожу в эндшпиль.

– В эндшпиль? – переспросила я.

Подумай, Рой. Кто главные игроки в городе? Что поменялось? АПП стерты с лица земли, причем с помощью того самого плана, который я предложил на совещании. «Воинство Восемьдесят Восемь» уже страдает от ходов, которые я сделал сегодня, и я вполне рассчитываю покончить с ними в течение ближайших недель – надеюсь, с помощью вас, «Странников» и других моих рекрутов. Протекторат и Защитники сейчас в шатком положении. Я принял меры, чтобы общественность узнала, что герои сыграли лишь незначительную роль в уничтожении АПП, а ваши действия сегодня послужат тому, что вера в них пошатнется еще сильнее. Если все дальше будет так продолжаться, я ожидаю у них какую-либо реструктуризацию. Возможно, будет обмен членами с соседними группами Протектората, возможно, сменится руководство, будут новые правила, распорядки, квоты. В любом случае пройдет время, прежде чем они вернут уверенность в себе и восстановят репутацию. К тому времени, как это произойдет, я уже обживусь в своем новом качестве.

Он сделал паузу, чтобы его слова впитались.

– Кто еще остается? «Новая волна» не в том положении, чтобы взять дела под контроль. Они сильны, но слишком противоречивы, общественность доверяет им еще меньше, чем Протекторату. «Торговцы» с Чиркашом слишком слабы и зациклены на самих себе, чтобы сколь-нибудь серьезно вмешаться в игру. Отряд Разрывашки – это наемники, а я благодаря консервативному применению своей способности стал чрезвычайно обеспеченным человеком, что дает мне возможность купить их сотрудничество, если и когда это необходимо.

Крайне немногие располагают возможностями помешать мне осуществить мой план, и я сейчас говорю не только о Плащах. Я скрытно скупаю собственность в Доках, а на финальных стадиях плана буду скупать много и агрессивно. Двое из троих кандидатов в мэры, выборы которого состоятся в июне, куплены и приведены в город мной, точно так же как я купил элитных солдат, чтобы они помогали мне контролировать улицы и препятствовать бизнесу «Воинства». Выборы городского совета пройдут в сентябре, и к тому времени там я тоже размещу своих агентов. Когда я говорю, что почти закончил, я вовсе не напускаю туман. Я имею в виду, что все костяшки домино расставлены и что первые из них уже падают.

Так, подумала я, в форточку летят все мои сомнения насчет того, что Протекторату может быть наплевать, кто спонсирует «Темных лошадок». Черт. Неужели Змей на самом деле так близок?

– Что оставляет только вопрос о вас и вашей роли во всем этом, – закончил Змей.

– И эта роль? – полюбопытствовал Мрак с ноткой вызова в голосе.

– Захватить город будет бессмысленно, если я не смогу удержать его, Мрак. Я отобрал каждого из вас, «Темных лошадок», потому что мне нужны союзники, которые чувствуют себя как дома в северной части города – в Доках, на Бульваре, в Депо, на северных окраинах. Я выбрал вас, потому что увидел у вас потенциал, но в то же время вы были не настолько заметны, чтобы привлечь немедленное внимание властей. Поэтому на вас смотрели сквозь пальцы, пока вы не встали на ноги. Это позволило вам сработаться, набраться опыта работы в команде и создать себе репутацию. В своих усилиях, направленных против Кайзера, я не только подтачивал его «Воинство», но и старался все время занимать его чем-то, чтобы ваша группа на ранних стадиях не оказалась зажата между двумя крупными фракциями. Вам приходилось иметь дело только с АПП, и вы справлялись почти целый год. Присоединения Рой оказалось достаточно, чтобы изменить баланс.

Итак. Если вы принимаете мое предложение, я поручу вам управлять Доками и прилегающими территориями. Вас не очень сильно не любят, вы показали себя умелыми и способными. Я поручу вам защищаться от вторжений посторонних паралюдей и давить все банды и группы на вашей территории, если только они не согласятся подчиниться мне. Если проект окажется успешным, я поручу вам быть моими агентами, способствующими моей экспансии в соседние города. Впрочем, я увлекся – это дело далекого будущего, не более чем возможность.

– А что с этого всего поимеем мы? – спросил Регент.

Змей ответил:

– Полагаю, богатство и власть не стоит даже упоминать. Сверх этого – назовите свои условия. Я уже объяснил, чего хочу я, и теперь предоставляю решить вам, что вы хотите попросить в обмен на сотрудничество.

С ответом никто не торопился. Мы обменивались взглядами, пытаясь прочесть реакции друг друга. Плут докурил сигарету, выкинул окурок в окно и поднял стекло.

Молчание нарушил Змей.

– Сука. Я знаю, что ты собираешь собак. В городе есть далеко не одно изолированное здание, населенное бродячими псами и теми, которых должны были усыпить. Этих животных ты спасла, взяла к себе и дала им убежище.

Всеобщее внимание обратилось на Суку. Она явно была рассержена; открыла рот, чтобы что-то сказать, но, прежде чем она успела, Змей продолжил:

– Нет. Я не буду препятствовать твоим делам. Я уважаю твою страсть. Но при этом я знаю, что ты, скорее всего, страдаешь от нехватки времени на то, чтобы навещать все эти места, чтобы кормить спасенных тобой животных и уделять им внимание и заботу, в которой они нуждаются.

Сука глядела на него с яростью. Если бы только взгляды могли убивать.

– Я могу обеспечить тебя всеми необходимыми ресурсами, полностью оборудовать эти дома и сделать их удобными для собак. Могу дать тебе ассистентов, которые будут ухаживать за животными и делать то, что ты сочтешь нужным. Я сделаю так, что город будет предоставлять людям, взявшим животное из приюта, такое же финансирование, как усыновителям детей, обеспечив, конечно, контроль над тем, чтобы за животными был должный уход, во избежание злоупотреблений. Не будет больше собак, теснящихся в приютах в ожидании усыпления. Что ты на это скажешь?

– Скажу, что ты мне лапшу вешаешь.

Змей не стал развивать тему, а повернулся к другому члену нашей группы.

– Регент. Юноша, которого трудно ублажить, потому что ты рос, ничего не желая, а широкие жесты, роскошь и пустые развлечения ты воспринимаешь как должное.

– Что ты знаешь о том, как я рос? – с вызовом спросил Регент.

– Я знаю то, что знает Протекторат. Вскоре после ареста Луна Оружейник принялся собирать информацию о вашей группе. Офисному персоналу ОПП поручили просмотреть старые криминальные отчеты и доклады о малоизвестных паралюдях в поисках каких-то параллелей. В поисках информации о том, что, может быть, какой-нибудь суперзлодей из какого-нибудь другого места, может быть, переместился в Броктон-Бей, сменив имя, костюм и методы. И они нашли тебя.

– А, – Регент откинулся на спинку. – Вот дерьмо.

– Так что я знаю, кто ты. Я знаю, что ты очень сильно старался вырваться из хватки своего отца, и очень вероятно, что некая часть тебя стремится доказать ему, что ты тоже чего-то стоишь, стремится к успеху, власти и высокому положению в наших кругах.

– Его отец? – переспросила я.

– Об этом рассказывать не мне, – отмахнулся Змей. – Предоставляю Регенту поделиться этим в другой раз, если он сочтет нужным. Все, что я хочу сказать, – я могу все это тебе дать, Регент. Репутацию, известность – возможно, более чем достаточную, чтобы затмить твоего старика.

Регент кивнул, но ничего не ответил. Хотела бы я сейчас видеть его выражение лица под маской.

– Поймите, «Темные лошадки»: я не использую страх, как Лун, и не использую манипуляции, как Кайзер. Я хочу, чтобы вы работали со мной потому, что знаете, что я лучше всех могу осуществить все ваши желания, что никто другой не сможет сделать вам лучшего предложения и не сделает его.

– И это, конечно, звучит замечательно, – вставила шпильку я. Удастся ли мне найти прорехи в его плане, может, вообще перечеркнуть его? – Но я не вполне забыла твои слова только что, что ты был вполне готов к тому, что мы облажаемся где-то в процессе, и что тебя бы это вполне устроило. Ты бы пожал плечами, сказал «меньше паралюдей, о которых мне стоит беспокоиться», бросил нас и ушел.

Змей кивнул.

– Все верно.

– Значит, если мы облажаемся где-то в будущем, будет то же самое?

– Нет, – ответил Змей. Потом подумал немного и продолжил: – Я понимаю твое беспокойство, но я здесь уже очень многое вам рассказал. Если вас арестуют или если половина вашей команды погибнет, бросать вас будет слишком опасно, поскольку вы можете разгласить ценную информацию. И это так и останется.

Я медленно кивнула.

– Если не считать того, что ты можешь давать нам фальшивую инфу или просто перестать говорить что-то важное.

– За ответом обратись к Ябеде. Конечно, ее помощь я купил, но я предполагаю, что ты считаешь ее своей подругой и что это взаимно. Надеюсь, ты можешь быть уверена: она подтвердит, что я говорю правду, и она в любом случае будет знать о моем плане больше, чем я расскажу.

Теперь, если бы я продолжила спорить, это выглядело бы так, будто я не доверяю Ябеде. Я не была уверена, что мне это нравится, но кивнула.

– Ладно.

– Рой, – сказал Змей. – Прежде чем прийти к вам сегодня вечером, я подготовил предложения для всех остальных членов вашей команды. Я могу помочь Суке заботиться о спасенных ею собаках и сделать так, чтобы в будущем меньше собак нуждалось в помощи. Мрак полагается на меня в личном вопросе, и он знает, что, если я захвачу город, его ситуация с легкостью разрешится желаемым им образом. Ты и только ты, Рой, заставляешь меня недоумевать, чего же ты в конечном счете хочешь.

Сидящая слева от меня Ябеда снова подалась вперед; на ее лице читался неподдельный интерес.

Мне следовало быть убедительной. Ни за что не позволить чему-либо пройти под радаром и насторожить Ябеду – только не сейчас. Поэтому мне пришлось серьезно подумать.

Я почти надеялась, что кто-нибудь нарушит молчание, пока я думаю, а может, даже отвлечет всех от меня, но никто не нарушил. Все терпеливо ждали, так что я была в центре общего внимания – место, которое я ненавидела что в костюме, что без.

– Город, – ответила я, стараясь говорить как можно более искренне, чтобы не встревожить Ябеду. – Ты хочешь его контролировать. Ладно. Я хочу, чтобы он у тебя работал. Поправь Доки, чтобы они перестали быть жопой города. Дай людям работу. Вычисти торговцев наркотой – хотя бы тяжелой. Убери ослиную бюрократию правительства, школ, далее везде. В общем, все такое.

Змей покачал головой.

– Это не то, что я могу предложить тебе с чистой совестью, дорогая Рой.

Он поднял руку, чтобы остановить меня до того, как я раскрою рот. Вообще-то я и не собиралась, но все равно.

– То, о чем ты сейчас говорила, я и так намеревался сделать – по большей части. Дать это тебе в качестве подарка мало чем отличалось бы от подарка в виде денег, при том что я и так собираюсь дать тебе столько денег, сколько тебе потребуется.

– Значит, ты собираешься сделать Броктон-Бей лучше, – осторожно произнесла я.

– Не пойми меня неправильно. Я не утверждаю, что я хороший человек – смею заверить, это не так. Несмотря на это, полагаю, ты сама обнаружишь, что я гордый человек. Если этот город под моим правлением не будет процветать, я расценю это как свою катастрофическую неудачу, как тяжелый удар по моему эго.

Я кивнула.

Он продолжил:

– По конкретным пунктам, однако, наши желания могут расходиться. Я могу тебе возразить, что преступность будет всегда, что наркотики будут всегда.

– Я не говорю, что не будут. Я просто хочу сказать, что есть куда улучшаться. Когда я была в шестом классе, там больше народу могло рассказать, как оно под кетамином, чем назвать десяток стран.

– Рой, я не обещаю быстрых решений. Обещаю я, что отдельные люди, такие как вы, будете контролировать отдельные территории и будете ответственны за поддержание на них порядка – такого порядка, какой вы сочтете нужным, и теми средствами, какие вы сочтете нужными. Со временем люди к этому приспособятся, и уровень преступности станет ниже. Одновременно с этим я буду контролировать уровень поступления в город всех товаров, понизив распространение наиболее проблематичных наркотиков, тех, которые приводят к самой серьезной социальной деградации и к преступлениям; вместо них я наполню рынок другими, более щадящими. Преступность и наркотики нельзя победить, но я верю, что этих зверей я смогу приручить.

– А сам город? – спросила я. Мне вспомнился папа. – Заработает ли паром?

– Да. Смею заверить: если ты примешь мое предложение, я буду рассчитывать, что ты будешь связываться со мной и высказывать свои мысли всякий раз, когда почувствуешь, что я не справляюсь в каком-либо аспекте. Я хоть и гордый человек, но предпочитаю, чтобы ты ранила мою гордость, даже играла на ней намеренно, чем позволила мне предаваться самоуспокоенности.

Я медленно кивнула.

– Что ж, я сказал все, что хотел. Предоставляю вам обдумать это все, «Темные лошадки». Понимаю, это не то, на что вы подписывались с самого начала. Знаю, это может выглядеть не так привлекательно с точки зрения веселья в костюмах, и я готов к тому, что это может побудить вас отклонить мое предложение. Все, на что я надеюсь, – это что если вы откажетесь, если решите, что вам удобнее оставаться простыми, хоть и не совсем обычными, преступниками, то наше предыдущее соглашение останется в силе.

– Ты в нас столько вложил, и если мы скажем нет, то сможем просто так уйти? – спросил Регент.

Змей слегка развел руками.

– А каких действий ты от меня ожидаешь? Я убью вас? Буду запугивать вас? Срежиссирую ваш арест? Что бы я ни предпринял, нет гарантии, что моя попытка окажется стопроцентно успешной. И – вы можете считать это комплиментом, но мне не хотелось бы, чтобы любой из вас сбежал, а потом стал преследовать меня как заклятый враг.

Он постучал в окно позади себя. Лимузин тут же стал тормозить, потом остановился. Кинув взгляд наружу, я увидела, что мы в Доках.

– Обдумайте это. Обсудите всё и вернитесь ко мне с ответом. Чем раньше, тем лучше, не позже чем через неделю. Ябеда, это и так очевидно, но я формально освобождаю тебя от всех обязательств по твоему контракту касательно необходимости держать в тайне мою личность как вашего спонсора. Ты можешь дать мою контактную информацию своим товарищам.

– Конечно, – ответила Ябеда.

– И пока не забыл: я открыл для каждого из вас индивидуальный счет у суперзлодея-банкира по имени Числовик, поскольку оплата сегодняшней работы наличными, естественно, невозможна. Когда вы будете забирать собак, мои люди снабдят вас информацией о ваших счетах и инструкциями по доступу к ним.

Мрак протянул руку.

– Я не знаю еще, что мы выберем, примем ли мы эту сделку, но до сих пор с тобой было приятно иметь дело, и я надеюсь на продолжение.

Змей крепко пожал руку Мрака.

– Это взаимно, Мрак, «Темные лошадки».

Мы вышли из машины. Судя по тому, как далеко была вода и как близко – окружающие Броктон-Бей горы, мы находились на западном краю Доков. За лимузином были припаркованы три микроавтобуса, рядом с каждым из которых стояли наготове двое солдат Змея.

Когда мы обошли сзади бронированный лимузин, один из солдат выдал каждому из нас по конверту.

Мы продолжили идти, и Сука открыла все двери, мимо которых мы проходили, – она выпускала собак. Они уже стали меньше. Иуда, самый высокий, был мне всего лишь по плечи. Их внешние мускулы, влажные и сморщенные, свисали, как лишняя кожа на человеке, скинувшем очень много лишнего веса. Внутри автобусов все было изгваздано ошметками плоти, кровью и кусочками кости, которые свалились с собак. На последней стадии собаки скинут остаток лишней массы и обнажат свои нормальные тела, совершенно сухие под мембраной, практически не затронутые ранениями, которые псы получили за сегодняшний вечер.

Когда последняя из собак, Анжелика, выбралась наружу и микроавтобусы с лимузином уехали, мы направились обратно в лофт. Каждый из нас был слишком занят собственными мыслями и дилеммами, чтобы отвлекаться на разговоры, так что мы шли в нетипичном молчании.

Готово. Я получила то, что мне было нужно.

Только вот я никак не могла понять, что чувствовала по этому поводу.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ