Предыдущая            Следующая

ЖУЖЖАНИЕ 7.4

Брайан пришел, когда мы с Сукой плелись через задний двор с лопатами и мусорными мешками. Не в таком виде я хотела бы, чтобы он меня застал, но все равно я была рада его видеть.

Я ополоснулась под краном собачьей поилки, но по-прежнему была вся в грязных отпечатках лап и травяных пятнах, плюс моя кожа чесалась от ощущений, оставленных ползавшими по мне букашками. Я мало сомневалась, что видок у меня, с моими влажными волосами и состоянием одежды, был чертовски запущенный.

– Во входной двери дырки от пуль, – произнес Брайан, стоя по ту сторону проволочного забора и напрягая голос, чтобы перекрикивать лай. Он был в костюме и шлеме, но с поднятым визором и без окутывающей его тьмы. На расстоянии он наверняка казался просто парнем в байкерской одежде.

– Тихо, – приказала Сука, и псы смолкли. Несколько собак, которым эта команда была незнакома, продолжили лаять, но, видя, что делают другие, тоже замолчали после одного-двух «гав».

– Да, они выстрелили несколько раз, – сообщила я Брайану.

– И вы все еще здесь, – произнес он, будто с трудом веря своим глазам.

– Я так решила, – заявила Сука.

– Плохое решение, – укоризненно ответил он.

– Я не уйду.

Брайан скрестил руки.

– Твоя гордость или упрямство стоят того, чтобы этим собакам навредили?

Сука нахмурилась и перевела взгляд на животных.

– То, что они тогда сказали про хот-доги, – тихо произнесла я. – Про то, чтобы отравить твоих собак. Ты не сможешь их остановить, если только не будешь здесь 24/7, а может, и тогда не сможешь.

– Это трусость, – выплюнула Сука.

– Они и есть трусы, – сказала я ей. – Четкое определение любого, кто входит в расистскую шайку. Но даже если они будут действовать более открыто, справишься ли ты? Сможешь справиться, если сюда припрутся двадцать человек с пушками? Или если Ночь и Туман явятся в три часа ночи, когда здесь будешь только ты и эти ребята?

– Я разберусь.

Я легонько вздохнула и воткнула лопату в землю. Мне нужно придумать, как Суку убедить. Если из-за ее упрямства мое терпение лопнет, то она нас переспорит, и мы все останемся в проигрыше.

– Я знаю. Но не лучше ли положиться на нас? На самом деле разобраться, вместо того чтобы делать все в одиночку, прятаться и позволять этим ушлепкам брать власть в руки?

– Я не прячусь, – возмущенно сказала она. – Я защищаю…

Брайан ее перебил:

– Защищать твоих собак – значит переправить их куда-нибудь, где безопасно.

Сука яростно замотала головой.

– Нет. Если я так сделаю, ушлепки победили.

– Я была на твоем месте, – сообщила я ей. – Серьезно, я понимаю, о чем ты. Но наш главный приоритет – безопасность для тебя и твоих собак. Когда мы это уладим, то сможем сосредоточиться на том, чтобы разбираться с угрозами.

Она побарабанила пальцами по бедру, глядя назад, на здание.

– А мы будем с ними разбираться? – ее вопрос прозвучал как вызов.

– Да, – ответил Брайан. – Мне не нравится, что эти типы продвигаются сюда. Мне не нравится, что они настолько обнаглели, что напали на члена нашей команды. Если мы в ближайшее время как-то не отреагируем, это повредит нашей репутации. А репутация нам нужна, она нас защищает, благодаря ей люди думают дважды, прежде чем к нам соваться.

– Окей, – кивнула Сука.

Брайан приподнял бровь.

– Окей что?

– Я уйду отсюда, и собаки тоже.

– Вот и хорошо, – улыбнулся Брайан. – Не думаю, что смогу перескочить через забор и не поссориться с этими собаками, так что встретимся у входной двери. По пути я позвоню Змею.

– Ладно, – сказала я. Он повернулся уходить, и я подняла руку в самом жалком и самом маленьком прощальном жесте за всю свою жизнь. Хотя я была уверена, что он этого жеста не увидел, все-таки мысленно пнула себя за это.

Я покосилась на Суку – та смотрела на меня странновато.

– Что? – спросила я у нее, жутко засмущавшись.

– Он тебе нравится.

– Н-… – запротестовала было я, но вовремя остановилась. Сука ценит прямоту и честность больше всего. Не думаю, что могу себе позволить произвести на нее впечатление неискреннего и двуличного человека. – …Да. Нравится.

Она развернулась и направилась в здание. И тут мне пришла в голову жуткая мысль.

– А тебе… он нравится? – спросила я у Суки.

Она обернулась и огрела меня сердитым взглядом, который я абсолютно не поняла.

– Потому что если нравится, – поспешила добавить я, двинувшись следом за ней, – то, ну, ты была первая. Если ты хочешь что-то сделать, я заткнусь и отойду в сторонку.

Секунд пять она молчала. У меня сердце чуть ли не в глотку запрыгивало. Почему вообще меня это так тревожит?

– Ты должна предложить ему переспать с тобой.

– Я… эээ, чего? – тут я запнулась. Смесь облегчения и смущения плюс резкая смена темы – и я начисто сбилась с мыслей и не могла привести их в порядок.

– Парни этого хотят. Скажи ему, что если он захочет потрахаться, то ты не против. Он либо согласится сразу, либо начнет думать, что ты хороший вариант, и напомнит тебе об этом позже.

– Это… это все сложнее.

– Это сложно, потому что люди делают это сложным. Просто выкинь всю ерунду и иди напрямик.

– Не думаю, что ты ошибаешься насчет того, что меньше должно быть всяких требований, и правил, и ритуалов по части ухаживания – ерунды, как ты это называешь, – но вряд ли я смогу сделать, как ты предлагаешь.

– Ну, как хочешь.

До меня с запозданием дошло, что она на самом деле дала мне совет. Каким бы… Я не без труда смогла подобрать слово. Каким бы неуместным ни было ее предложение, особенно в отношении Брайана, это было, возможно, самое прямое проявление доброжелательности, какое только я от нее видела, не считая ее заявления Оружейнику, что я могу надрать ему задницу.

– Но все равно спасибо, – сказала я ей. – Я, эээ, буду иметь это в виду.

– Мне пофиг.

Мы прошли через здание, и Сука отперла дверь, впуская Брайана. На секунду у меня мелькнула мысль, что прямота Суки вынудит ее сейчас сказать Брайану, что он мне нравится, но этого не произошло. Она была сосредоточена больше не на нашем с ней разговоре, а на том, чтобы не дать самым непослушным псам вырваться наружу или облаять нового гостя.

– Не могу дозвониться до Змея, – сообщил нам Брайан.

– А я до того не получила ответа от Лизы и Алека, – ответила я. – Думаешь, что-то происходит?

– Может быть, – кивнул он. – Оставайся здесь с Рэйчел. Я пойду проверю остальных.

– Нет, – сказала Сука. – Со мной не нужно нянькаться, и меня бесит, когда вы двое ко мне лезете. Тейлор пусть идет с тобой. А я здесь упакуюсь.

– Не лучшая идея, – покачал головой Брайан. – Если на тебя сейчас нападут…

– …То у меня есть Брут, Иуда и Анжелика. Я справлялась в одиночку много лет, и я имела дело с более крутыми типами, чем эти засранцы. А если будут проблемы, я свалю.

– А если они возьмут в заложники какую-нибудь из твоих собак? – спросила я. – Какую-нибудь из тех, на которых ты еще не можешь применять свою способность?

Ее лицо поугрюмело, когда она обдумывала этот вариант.

– Тогда я побегу… а позже отомщу, на своих условиях.

Брайан несколько секунд цокал подметкой об пол.

– Окей. Если возникнут проблемы, иметь при себе Тейлор будет неплохо. Если и когда я дозвонюсь до Змея, то позабочусь, чтобы тебе дали несколько грузовиков и их водителей. Ты пока будь начеку и не дай себя убить.

Сука нахмурилась, но кивнула.

– Тейлор, нам надо идти. Чем быстрее мы выясним, что у Лизы с Алеком, тем спокойнее будет у меня на душе.

К тому времени, когда Брайан договорил, он уже двигался.

Едва мы вышли за пределы слышимости Суки, Брайан снял шлем, сунул его под мышку и спросил:

– Что произошло?

Я рассказала ему все, начиная с того момента, когда мы с Сукой услышали какофонию, которую производил бутылочник и его шайка.

– Забавно, что теперь у Кайзера проблемы с контролем над своими людьми, – задумчиво пробормотал Брайан, когда я договорила.

Возможно, он все еще был раздражен теми словами, которые Кайзер сказал на совещании.

– Как только перемирие против АПП кончилось, Змей усилил нажим. Я удивлюсь, если окажется, что Кайзер не занят по горло из-за этого, – ответила я.

– Ты его защищаешь?

Мне нечасто приходилось остро чувствовать разницу в цвете нашей кожи, но, когда меня спросили, не оправдываю ли я белого шовиниста-суперзлодея, настал как раз один из таких моментов.

– Я не хочу его недооценивать, только и всего, – ответила я.

Брайан вздохнул.

– Да. Может, ты и права. Но Кайзер хотел требовать компенсацию за нападения на свой ринг для собачьих боев, и мне чертовски хочется сделать то же самое за сегодняшнюю атаку, если до этого дойдет дело.

– И оба события имели прямое отношение к Суке, – указала я.

– Я тоже это заметил, – нахмурился он. – Она полезна, она важна для команды, но в комплекте с ней идут проблемы. С этим мы справлялись в прошлом, справимся и в будущем.

– Да.

– Как у тебя с ней было? Без ссор?

– Ничего серьезного. Да нет, на самом деле даже было довольно мило. Может, я даже как-нибудь повторю, если она разрешит.

– Да ладно, – ответил он с явным скепсисом в голосе.

– Серьезно.

– Что изменилось?

– Думаю, я начинаю ее понимать. Как она устроена, как она думает.

– Я провел в одной команде с ней десять месяцев, но даже близко не подошел к пониманию, как она думает. Обычно мне удается не давать ей перейти черту и покалечить кого-нибудь, держать ее в узде и заставлять следовать приказам, но у меня до сих пор не было с ней ни одного разговора, от которого мне не хотелось бы биться головой об стенку.

– Вот в этом-то, возможно, и проблема. Ты главный, она смотрит на тебя снизу вверх, уважает тебя, но… – тут я замолчала. Как мне выразить это словами, не вдаваясь в подробности насчет ее стиля мышления? – …Но ты в нашей команде что-то вроде авторитета, а ее характер требует проверять авторитеты на прочность. Особенно когда она не уверена в себе.

Брайан обдумал услышанное. Потом с ноткой одобрения в голосе сказал:

– Ты действительно серьезно размышляла на эту тему.

– Мне кажется, тебе было бы намного легче с ней работать, если бы ты принял официальное лидерство в нашей группе. Не просто был «типа как лидером», а стал командиром официально. Если тебе это неловко или если ты опасаешься, что другим это не понравится, – ну, может, со временем она привыкнет полагаться на тебя как на командира, когда ты докажешь, что справляешься.

– Прошло уже десять месяцев, сколько еще ей нужно?!

– А сколько лет она прожила без родителей, учителей, боссов? В смысле – даже когда у нее были приемные родители, это вряд ли были молочные реки с кисельными берегами, так ведь?

Он потер подбородок.

– …Да уж.

– Вот скажи, неужели за эти десять месяцев она не стала хоть чуть-чуть лучше?

– Чуть-чуть.

– Ну вот. Дальше будет еще прогресс.

Вместо ответа он драматично простонал.

Брайан шел широким шагом, плюс у него были длинные ноги, так что мне, чтобы за ним поспевать, приходилось время от времени включать трусцу. Это не утомляло, я была в хорошей форме благодаря беговым тренировкам, но мне было неловко чувствовать себя маленьким ребенком, пытающимся удержаться за взрослым.

Зато мы добрались до лофта довольно быстро.

Брайан приложил палец к губам, надел шлем и опустил визор, попутно испуская тьму, чтобы скрыть костюм. Я скорчила недовольную гримасу и призвала букашек, чтобы закрыть лицо, а заодно подтянула из окрестностей еще, формируя зачаток роя. Брайан – теперь уже Мрак – протянул руку к входной двери лофта и закутал ее во тьму, потом открыл без малейшего скрипа и визга. Прежде чем мы поднялись по лестнице на второй этаж, он и ступени покрыл слоем своей тьмы, чтобы сделать наши шаги абсолютно беззвучными.

Того, что мы увидели в гостиной лофта, я никак не ожидала.

Телек был включен и показывал рекламу. Алек валялся на диване, закинув ноги на кофейный столик и держа на коленях какую-то еду. Лиза с ноутом на коленях и телефоном возле уха сидела на втором диване. Когда мы вошли, она повернула голову, странно на нас посмотрела, потом вернула внимание к ноутбуку.

– Какого хрена вы не отвечаете по телефону? – спросил Мрак своим пугающим голосом. Потом поднял визор и убрал черноту вокруг себя.

Лиза нахмурилась, подняла палец и продолжила говорить в трубку:

– …не согласна, и если бы ты спросил мое мнение, я бы сказала тебе этого не делать. Нет, да, я считаю это эффективной мерой.

Она указала на ноутбук, и я шагнула вперед, одновременно убирая букашек с лица назад и вниз, на спину, чтобы они были под рукой, но не мешались, и соприкасались с тканью, а не с кожей. Взглянула на экран.

– Проблема в том, что это не только они. Еще и их семьи, – сказала Лиза в трубку. – Неписаное правило: не вмешивать семьи Плащей.

Я прочла открытую ею часть е-мейла и ощутила, как в животе у меня зарождается ком чистого ужаса. Потом перегнулась через спинку дивана, для устойчивости опершись рукой на Лизино плечо, потянулась к клавиатуре и нажала Page Down. Прочла следующую часть мейла и снова нажала на кнопку, чтобы проскроллировать дальше.

Когда я прочла достаточно, чтобы подтвердить свои подозрения, то стукнула по клавише Home и вернулась наверх страницы. Проверила, кому еще был отправлен этот мейл и когда.

Мать, – прошептала я. – Ммать!

Лиза подняла на меня глаза, нахмурилась, потом сказала человеку по ту сторону телефона:

– Мы не можем закончить это обсуждать попозже? Я должна поговорить об этом с командой. ‘Кей. Пока.

Мейл представлял собой список. На самом верху списка был Кайзер. Следом шли его ближайшие помощники – Чистота, Волкрюк и Криг, – а потом остальные члены «Воинства Восемьдесят Восемь». Список даже не ограничивался людьми со способностями – я заметила несколько офицеров без них и даже подручных рангом еще ниже.

Список включал в себя фотографии и текст. Под именем каждого злодея был исчерпывающий набор сведений: полное гражданское имя, профессия, адрес, телефон, дата переезда в Броктон-Бей, дата первого появления в городе в костюме. Имелись их фотографии в костюме и тут же рядом – фотографии их гражданских личностей, причем примерно в таком же масштабе и в таком же ракурсе, чтобы легче было сравнивать. В большинстве случаев имелись также прикрепленные архивы, несомненно с дополнительными сведениями и доказательствами.

Кайзер. Макс Андерс, президент и исполнительный директор корпорации «Медхолл», фармацевтической компании, базирующейся в Броктон-Бее. Отец Теодора Ричарда Андерса и Эстер Клары Андерс. Дважды разведен, в настоящее время живет в пентхаусе в деловом районе. Водит черный BMW. Урожденный броктонбеец, сын Ричарда Андерса. Этот Ричард Андерс, если верить мейлу, был Альфёдром[1], основателем «Воинства Восемьдесят Восемь». Из фотографий было видно, что Кайзер и Макс Андерс одного роста и телосложения, видно, как контуры брони соответствуют его лицу и телу.

Были и другие фотки: Макс Андерс с роскошной двадцати-с-чем-то-летней блондинкой, Макс Андерс с брюнеткой постарше в кафе, причем их стол завален какими-то, судя по всему, документами. Я прокрутила страницу вниз, чтобы проверить свои подозрения, и обнаружила на другой фотографии блондинку с сестрой-близняшкой. Фенья и Менья.

Брюнеткой, судя по мейлу, была Чистота. Она выглядела куда более серо, чем можно было бы предположить по той мощи, которая от нее исходила, когда она была в костюме. Настоящее имя – Кэйден Андерс. Дизайнер по интерьеру. В одиночку воспитывает Эстер Андерс. Чистота получила повышение до правой руки Кайзера на той же неделе, когда Кэйден Рассел вышла замуж за Макса и стала Кэйден Андерс. А разошлись они примерно в то же время, когда Чистота ушла из «Воинства Восемьдесят Восемь», чтобы, видимо, начать работать в одиночку. Там же имелись ссылочки на файлы – судя по всему, в прикрепленном архиве.

Крига звали Джеймс Флишер. Глава фармацевтической сети, связанной с «Медхоллом». Женат, трое детей. Судя по записям в его информационном блоке, он дважды в году брал отпуск вместе с семьей. В мейле утверждалось, что архив содержит копии внутренней переписки компании, где он сообщает своим коллегам, что ездит в Южную Америку, Париж и так далее, однако, согласно информации о полетах, он лгал. Он всегда летал в Лондон. Два раза в год, каждый год, почти двадцать лет. Ни разу во время этих поездок Криг не был замечен в Броктон-Бее.

Список продолжался, и продолжался, и продолжался.

Каждый кусочек информации был связан с другими. Даже инфа о недоумках, с которыми я встречалась раньше по делам Кайзера, показывала, что они служили мелкими сошками в «Медхолле» и его дочерних предприятиях. И, похоже, у всех было криминальное прошлое, за исключением самой верхушки.

Короче говоря, информация была настолько исчерпывающей, что требовался особый уровень упертого невежества, чтобы не проглотить то, что этот мейл предлагает.

Письмо было послано не только Лизе. Ее получил «Бюллетень Броктон-Бея», еще с полдюжины местных новостных СМИ и несколько национальных. Все, кто хоть что-то значил, и несколько тех, кто не значил.

Отослано оно было сегодня в 13:27. Меньше часа назад. Это были реально плохие новости.

– Это сделал Змей? – пробормотала я.

Лиза напряженно кивнула.

– Ага.

– С твой помощью, могу предположить?

– Только отчасти. Он меня несколько раз спрашивал, что я думаю о том о сем, чтобы я навела его на правильный путь, убрала лишние возможности. Я не ожидала, что он так далеко доберется и так далеко зайдет. Когда я вывела его на нужные рельсы, он, видимо, нанял частных детективов и хакеров, которые раскопали ему все остальное и добыли фотодоказательства.

– Черт, – пробормотала я.

– Я с этим не согласна, – сказала Лиза. – Он перешел черту. Он не просто гадит врагу, будет еще туча случайных жертв.

– Почему ты не отвечала на телефон? – сменил тему Брайан.

Лиза, явно удивившись, несколько раз моргнула.

– Мой телефон почти сдох, поэтому я схватила новую бросовую трубку, чтобы поговорить с боссом. Я не хотела пользоваться для этого телефоном с вбитыми вашими контактами, чисто на всякий пожарный. Алек был со мной все это время. Все вызовы должен был принимать он.

– Проверь телефон, Алек, – коротко приказал Брайан.

Алек проверил, и его глаза округлились.

– Ох блин.

– Быть членом нашей команды означает в том числе и то, что ты должен быть на связи, когда ты нужен. Клянусь, – проворчал Брайан, глядя на Алека, – я тебя так отделаю, что…

Лиза перевела взгляд с Брайана на Алека, потом на меня.

– Что-то случилось. Никто не ранен?

– Да, что-то случилось, нет, никто не ранен. И меня сейчас заботит другое, – ответила я ей. Потом показала на экран. – Змей спланировал вот это? Это его план, применение его способности? С помощью своей манипуляции судьбой или как тем ее он устроил совпадение и поставил нас в такое положение, что мы вынуждены теперь присоединиться к нему?

Лиза решительно замотала головой.

– Я ничего такого не чувствую, и его способность работает иначе. Кроме того, он ожидал, что мы в любом случае согласимся. Он не будет подставлять самого себя таким гамбитом. Это слишком грубо.

– Значит, он просто атаковал «Воинство Восемьдесят Восемь» на новом фронте, ну а для нас это просто охрененно неудачное совпадение, – сказала я самой себе в той же степени, что и остальным.

– Что происходит-то? – спросил Алек.

Я сделала глубокий вдох и попыталась объяснить, насколько паршивой была ситуация.

– Змей только что сделал мощный ход против «Воинства», и этот ход выглядит как анонимный. И почти одновременно с этим мы с Сукой подрались с его шавками.

– Я не… – начал было Алек.

– Посмотри на это вот под каким углом, – перебила его я. – Кайзер и все до единого его прихвостни с суперспособностями, все два с лишним десятка, будут настолько злы, что захотят убить кого-нибудь – после того, как Змей взял и перевернул вверх дном их жизни. Кайзер и его люди из нашего сотрудничества против АПП знают, кто мы. Конкретно – они знают, кто Лиза. И кого, по-твоему, они будут винить, если не команду, с которой его люди поцапались не далее как сегодня днем и в которой есть офигенно талантливый добытчик информации?

– А, – произнес Алек. – Блин.

– Вот именно.

 

Предыдущая            Следующая

[1] Альфёдр, «Всеотец» – одно из имен Одина (Вотана) в германо-скандинавской мифологии.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ