Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 4. Снова на Делктау (Batodakos Delktaur)

 

Если пытаться описать Garish(космическое поместье) Dreur Vorlak(графа Вораш) одним словом, то это будет слово «лабиринт». Идущий от Bidaut(космопорта) коридор сначала был довольно широк (хотя и все равно узковат для главной дороги Garish(космического поместья)), но быстро сужался до такой степени, что только одна Yazuria(мобильная платформа) могла поместиться. На случай встречи двух мобильных платформ то тут, то там в стенах имелось нечто вроде ниш. Вот только в этом коридоре не то что других мобильных платформ – вообще людей видно не было. Как будто это место было полностью заброшено.

От коридора, по которому плыла Yazuria(мобильная платформа) с Джинто и его спутниками, ответвлялось множество других. Невероятно, но они были еще уже. Даже можно было усомниться в том, что они действительно предназначены для того, чтобы ими ходили. Объяснение, что это просто щели, не предусмотренные планом, выглядело не менее убедительным.

Путь Yazuria(мобильной платформы) тоже шел не прямо. Она постоянно куда-то поворачивала. И не всегда под прямыми углами – время от времени углы были какие-то совершенно немыслимые.

Вдобавок дорога шла то вверх, то вниз, иногда проходила по мостам, под которыми виднелись другие дороги, иногда пересекала нечто вроде площадей. Эти места производили впечатление не созданных с какой-то целью площадей, а просто открытых пространств, которые не нашли чем заполнить и поэтому оставили так. Кто-то, видимо, счел это нерациональным, и полутемные площади были заставлены каким-то хламом. Не парикмахерские кресла, не операционные столы – на ум приходили разве что мысли о каких-то пыточных приспособлениях.

Вскоре платформа проплыла через дыру в стене. «Мы что, угодили в чей-то сад?» – нервно подумал Джинто, и точно: дорога пошла между клумб. На самом деле это была не дыра в стене, просто потолок стал настолько низким, что пришлось пригнуться.

С любопытством оглядываясь по сторонам, Джинто заметил, что то тут, то там встречаются надписи на рикполе, языке Объединенного Человечества.

– Скажите, – решительно обратился он к Дерьюз. – Этим местом раньше пользовалась вражеская армия?

– Да, – кивнула Дерьюз, не переставая смотреть перед собой. – Они его использовали в качестве казарм.

– Значит, это они все здесь так перестроили?

– Поскольку я не бывала здесь до войны, мне трудно говорить с уверенностью, – дружелюбно ответила она. – Но мне кажется, что так здесь было с самого начала. Если под «так» вы подразумеваете эту беспорядочность. Моя семья подобную архитектуру, в которой легко заблудиться, очень любит. У нас склонность к агорафобии.

– Помню, я как-то была в Garish Arok(столичном космическом поместье) Loebejhe Erkak(семьи маркиза Эркаш), – сказала Лафиль. – Это было в детстве, поэтому я плохо помню, но да, это было что-то вроде лабиринта.

– Вот именно. Альянс трех наций на такую планировку едва ли способен, – гордо произнесла Дерьюз.

Услышав тон, с которым это было сказано, Джинто немного усомнился в ее возрасте.

– Для кошек здесь, наверное, рай, – заметил он.

Хорошо, что я не взял с собой Диахо, подумал Джинто. Если только его не несли в ванну, Диахо, как правило, послушно лежал в человеческих объятиях. Но если бы он увидел вот это, едва ли его стоицизм выдержал бы такое испытание. Даже с прикрепленным к ошейнику маячком поймать сбежавшего кота в этом поместье было бы очень трудно.

Джинто не взял кота не потому, что ожидал чего-то подобного от внутреннего устройства поместья. Просто он учел возможность того, что уронит свое достоинство. Диахо в клетке-переноске остался с мебелью. Планировалось вскоре перенести это все в гостиную и, соответственно, забрать с «Бокбирша».

Спустя какое-то время потолок над ними вдруг стал прозрачным. Задрав голову, Джинто увидел множество звезд, разбросанных по черному небу. Он уже привык видеть немигающие звезды, но все равно никак не мог насмотреться. Скорее всего, здесь была высшая, то есть наиболее удаленная от источника искусственной гравитации, точка поместья.

– Вот здесь вы будете жить, – Дерьюз остановила Yazuria(мобильную платформу), добравшись до одного из помещений.

Высота до потолка составляла примерно тысячу Daj(сантиметров). Площадь помещения – около шестнадцати квадратных Wesdaj(сотен метров). В центре располагался крохотный, но очень ухоженный цветник. Рядом с ним находился маленький прудик-бассейн. Судя по белому пару, клубящемуся над поверхностью воды, это, видимо, была ванна. С противоположной стороны цветника был разложен ковер, стояли две скамейки и столик. Эта часть ассоциировалась с гостиной. Кроме того, то тут, то там виднелись разные одиночные предметы мебели. На заметном расстоянии друг от друга стояли две роскошных кровати с балдахинами.

– Довольно просторное место, – честно высказался Джинто и кинул взгляд на Лафиль, желая увидеть ее реакцию.

Выражение лица Лафили было непроницаемым: непохоже, чтобы помещение ей понравилось, но и недовольной она не выглядела.

Джинто снова огляделся.

Это помещение явно дисгармонировало с остальным поместьем. Если у семьи Эмюр действительно была агорафобия, то находиться здесь им, наверное, было невыносимо. Джинто эта тема была безразлична, но помещение вызвало у него некоторое недоумение.

– Я представила апартаменты в таком виде, чтобы вам было понятно общее расположение всего, – сказала Дерьюз. – Почти все наши гости предпочитают пользоваться ими вот так.

Дерьюз повозилась с Kreuno(запястным компьютером), и из пола начали подниматься стенки. Остановились они, достигнув высоты примерно в пятьсот Daj(сантиметров), и помещение превратилось в столь любимый семьей Эмюр лабиринт.

– На этом позвольте откланяться, – произнесла Дерьюз, неотрывно глядя на Джинто с Лафилью.

– Большое спасибо, – коротко поклонился Джинто.

– Что ты застрял? – тихим голосом спросила Лафиль, потянув Джинто за рукав мантии. – Быстрее спускайся.

Вдруг заметив, что он по-прежнему стоит на Yazuria(мобильной платформе), Джинто сошел с нее.

– Ваши вещи скоро прибудут, – продолжила Дерьюз. – Еще какие-нибудь вопросы есть?

– Все нормально, – ответил Джинто.

Карта гигантского трехмерного лабиринта, созданного под странную специфику характера семьи Эмюр, все номера, по которым следует звонить при надобности в той или иной услуге, имена основных членов персонала – эта и прочая информация, необходимая для жизни здесь, уже была введена в Kreuno(запястные компьютеры), когда Джинто и Лафиль прибыли в поместье. Естественно, план этого помещения в Kreuno(запястном компьютере) тоже можно было найти, а затем выяснить, как поднимать и опускать эти стенки.

– Тогда до свидания, – и Дерьюз на Yazuria(мобильной платформе) двинулась прочь.

 

Благодаря поднятым стенкам часть помещения со столиком и скамьями походила на гостиную еще больше. С трех сторон она была огорожена, четвертая открывалась на цветник. Ванна за цветником, естественно, была окружена стенками, и заглянуть туда из гостиной было невозможно.

– Полнейшая безвкусица, – произнесла Лафиль.

– Да, да, – Джинто подключил Kreuno(запястный компьютер) к Eifu(компьютерной сети) и вывел на темно-серые стены подходящее изображение. Облака, среди которых порхают птицы. К изображению добавилась мелодия, настолько тихая, что даже непонятно, слышно ее или нет. – Так нормально?

– Да. Более или менее.

– Спасибо за похвалу. Ладно, прости, мне пора за работу.

– Что будешь делать?

– Ничего особо важного по сравнению с выполнением приказа Feia Lartneir(Вашего Высочества принцессы).

Джинто попытался выяснить, можно ли отсюда с помощью Kreuno(запястного компьютера) связаться с Nahen(наземным миром).

К счастью, Eifu(компьютерная сеть) поместья была интегрирована в общую сеть планеты Делктау. Это ясно показывало, что между Nahen(наземным миром) Делктау и прежним Fapyut(монархом) существовали хорошие отношения. В тех Aith(странах), где у монарха и Semei Sos(наземного правительства) есть какие-то подозрения в отношении друг друга, сети Fapyuteks(поместья монарха) и наземного мира независимы друг от друга.

Наконец-то настоящее дело.

Джинто требовалось отыскать своего лучшего друга с тех времен, когда он притворялся обычным иммигрантом на Делктау, – Ку Дорина. Имя это оказалось довольно популярным – список включал в себя примерно тридцать тысяч Ку Доринов.

– Что будешь пить? – спросила Лафиль.

– Ээ, холодный Surgu(кофе), – рассеянно ответил Джинто.

Все Sos(наземные граждане) Делктау от рождения имеют идентификационные номера. Если знать нужный номер, по нему можно связаться с человеком. Но, увы, идентификационного номера своего друга Джинто не знал. С неохотой он пошел лобовым путем. Чтобы сузить область поиска, он ввел ту персональную информацию, которую помнил. Возраст, место рождения, место жительства на тот момент, когда Джинто покинул Делктау… И наконец остался всего один. Чтобы удостовериться, Джинто затребовал фото. Вне всяких сомнений – это был тот самый Ку Дорин, с которым Джинто познакомился благодаря минтью.

Пока он разыскивал своего друга, самодвижущийся столик доставил напитки, заказанные Лафилью.

– Сейчас я буду говорить не на языке Аб, не удивляйся, – предупредил Джинто, сделав глоток кофе.

– Хорошо, – кивнула Лафиль.

Дальше было просто. Вызов был в чисто голосовом режиме, но на том конце ответили моментально.

– Ку Дорин? – робко осведомился Джинто.

– Как давно я не слышал этот голос, – ответил Ку Дорин. – Точнее, этот акцент. Знаю многих иностранцев, но деревенщина, которая произносит наши слова так грубо, среди моих знакомых только одна. Как будто язык грязью покрыт. К тому же полузасохшей. Сто лет не виделись, Линн Джинто.

– Это уж точно, Ку Дорин. И кстати, на языке Делктау я тоже сто лет не разговаривал, – Джинто испытал облегчение, убедившись, что не исчез из памяти своего друга.

– Да ладно тебе. В тот раз ты говорил точно так же. Как будто пережевывал сухую траву пополам с грязью, – под «тем разом», очевидно, подразумевался их прощальный разговор, когда Джинто покидал Делктау. – Кстати, ты там еще не решил отказаться от дворянства и перестать зваться «Вашим Превосходительством сыном графа»?

– Еще нет. По правде сказать, я теперь граф.

– Ну, поздравляю… Подожди, или поздравлять не с чем? Что-то случилось с твоим отцом?

– Ну, можно сказать и так, «случилось», – тихо ответил Джинто. – Как у тебя дела, бизнес процветает?

– Увы, тоже еще нет. Эээ, в смысле, ты-то уже продвинулся до графа, а я еще нет, я это имел в виду. Меня по-прежнему гоняет мой дядя, который живет и здравствует.

– Да, не везет. Ну, не в смысле дяди, – Джинто облизал губы, потом решительно спросил о главном: – Не хочешь поработать у меня?

– В смысле? – чуть резковатым тоном переспросил Ку Дорин.

– Ты ведь и так понимаешь, – натянуто улыбнулся Джинто.

– Понимаю. Просто не могу поверить, что ты пытаешься нанять меня.

– Это что, так необычно?

– Ну да. Я стану верным Gosuk(вассалом) бедного маленького Sif(дворянина)? Подожди, или ты хочешь сделать меня министром? Об этом я не подумал.

– Если хочешь, я могу сделать тебя министром, – вообще-то должности министров и прочие напыщенные названия Джинто вводить не собирался, но если это поможет уговорить Дорина, то почему бы и нет?

– Погоди-погоди, – вот теперь в голосе Дорина явственно слышалось смятение. – Если ты так сделаешь, разве те вассалы, которые были раньше, не начнут шуметь? Или достопочтенного аристократа такая мелюзга, как мы, не волнует? Тебя, может, это и устраивает, но меня – уж прости. Знаешь, когда ныряешь с головой в работу, в которой ни бельмеса не смыслишь, возникает полно проблем.

– А в какой работе ты смыслишь?

– Я, кажется, уже говорил, что работаю на собственного дядю. Он с родственниками обращается очень аккуратно. Только методы у него малость дерьмовые. Сменить положение было бы неплохо, но если ты мне заранее не объяснишь, что я должен делать, и результата не будет, выйдет паршиво.

– Не беспокойся. Просто…

– Во, точно, сделай меня не министром, а распорядителем в своем гареме. Не знаю, сколько у тебя любимых жен, но мне ты их вполне можешь доверить. Правда, могут родиться графята и графинята, похожие на меня, но это будет чистое совпадение, так что можешь не волноваться.

– Как всегда, богатое воображение.

– То есть нельзя?

– Дело не в «нельзя», просто у меня нет ни одной любимой жены.

– Ни одной? Серьезно? – Дорин, похоже, был искренне поражен. – А тогда зачем вообще ты подался в Имперские дворяне?

– Уж точно не для того, чтобы окружить себя кучей любимых жен.

– Твоя система ценностей не перестает меня удивлять.

– Вполне возможно. Кстати, Имперские дворяне вообще редко держат гаремы. Из тех, кого я знаю, всего один, но он уже умер. А его наследница – женщина.

– Ну, тогда я отказываюсь. Чего стоят слова Sif(дворянина), у которого нет гарема?

– Это само собой, – Джинто сдержался, потому что понимал: Дорин говорит не всерьез. Немного подумав, он добавил: – Когда-нибудь наверняка заведу шикарный гарем.

Невольно Джинто кинул взгляд на Лафиль – проверить ее выражение лица.

Потягивающая Tyl Nom(персиковый сок) Lartnei(принцесса) смотрела на него озадаченно, но тут же многозначительно улыбнулась и включила автопереводчик в своем Kreuno(запястном компьютере).

– Ладно, здорово было с тобой поболтать, – сказал Ку Дорин. – Но лучше бы увидеться лично. Все-таки вопрос всей жизни решаем.

– Ну конечно, я с самого начала так и собирался. Я сейчас в Garish(космическом поместье) Dreur Vorlak(графа Вораш). Можешь сюда прилететь? Разумеется, я все организую.

– Не, плохая идея. Моя мамаша мне завещала никогда не летать на космических кораблях.

– Что, твоя мама умерла? – с матерью Дорина он был знаком. Иногда после тренировок минтью вся команда заглядывала домой к Дорину, и его мама угощала их своей стряпней.

– Нет, она здорова.

– Ты меня напугал.

– Почему это напугал? Мамаша здорова. У меня и с отцовской, и с материнской стороны у всех родичей со здоровьем полный порядок. Именно поэтому я должен уважать их завещание.

– Ээ, прости, я не очень понял, что ты имеешь в виду…

– Что непонятного? Что надо выполнять завещание живого человека? Мне казалось, это пояснять не нужно. Не выполнять же завещания всех покойников?

– Ладно, проехали, – Джинто понял, что разговор идет в никуда, и вернулся к прежней теме. – Конечно, я хочу встретиться. И не только для разговора о работе.

– И я тоже. Но только тебе придется сюда спуститься.

– Ладно. Я к тебе приеду.

– Может, сойдемся на компромиссе и встретимся в космопорту?

– Можешь не беспокоиться. Для меня что в космопорт, что к тебе добраться – разницы никакой.

– Вот как? Ну, извини. Только оденься как житель Делктау. У бабули по соседству слабое сердце. Конечно, сердце можно и заменить, и я уже устал ей это повторять, но она терпеть не может больницы. Короче, пугать ее опасно.

– И такой злодей, как ты, волнуется о подобных вещах?

– Ты что, забыл обычаи Делктау? Не знаю, как там у Аб, но здесь с похоронами помогают все соседи. Я и так-то занят, а тут еще и дополнительная нагрузка, за которую никто не заплатит?

– А, ну если так, то тут можно согласиться.

– Я всегда верил, что мы с тобой поймем друг друга.

– Ладно, по поводу точного времени встречи я с тобой свяжусь попозже.

– Не стесняйся, бери с собой и свиту. По завещанию моей бабушки, которая тоже все еще живет и здравствует, пока мама не накормит гостей до отвала, их нельзя отпускать, но в нашей столовой места хватит еще на пятерых.

– Понял. Только чего-то грандиозного там не устраивайте.

– Ладно, пока. Жду с нетерпением, когда мы сможем обсудить наш будущий гарем.

Связь оборвалась.

При мысли о том, что Lartnei(принцесса) могла услышать последние слова Дорина, Джинто похолодел.

– В общем, я встречусь со старым другом, – поспешил объяснить он.

– Ладно, я поведу, – ответила Лафиль.

– А?

– Чтобы добраться до Bidaut(космопорта), нужно взять Kalique(шаттл). Естественно, лучше всего будет, если его поведу я, разве нет? – сказала она как нечто очевидное.

– Мне неловко беспокоить Feia Lartneir(Ваше Высочество принцессу) такими мелочами, – Джинто уже изучал в своем Kreuno(запястном компьютере) способы добраться до Nahen(наземного мира). – Похоже, здесь имеется регулярное сообщение. Между Garish(космическим поместьем) и Bidaut(космопортом) ежедневно ходит Ponyu(легкое судно). На нем я и доберусь.

– Я доставлю неудобство, если полечу с тобой?

– Нет, ну что ты. Если ты полетишь со мной, я буду рад.

Он не лгал. Джинто действительно хотел показать Лафили Nahen(наземный мир). Она всего дважды спускалась в наземные миры, и оба раза это были миры, незнакомые Джинто, так что он не мог послужить ей гидом. И в любом случае Джинто с Лафилью было некогда неспешно осматривать достопримечательности. Но здесь-то была Делктау, вторая родина Джинто. Он хотел, чтобы эти черные как ночь глаза увидели пейзажи, которых не знает мир Аб. И тогда, питал он слабую надежду, она, возможно, лучше поймет и его самого. Джинто вкусил чудеса мира Аб в изобилии и искренне хотел, чтобы на этот раз Лафиль восхитилась природой наземного мира.

Но в то же время предостережение Иестеша не шло у него из головы. Нет – даже если бы этого предостережения не было, о том, чтобы взять Lartnei(принцессу) в Nahen(наземный мир), не могло быть и речи. Для этого потребовалось бы обеспечить ее безопасность, причем незаметно.

– Значит, решено, – заявила Лафиль, не заметив, по-видимому, внутреннего конфликта Джинто.

«Как можно так наплевательски относиться к собственной безопасности!» – поразился Джинто.

– Да. Но ты ведь слышала наш последний разговор?

– Да, но только с середины.

– Ну, значит, ты понимаешь. Тебе придется одеться так, как полагается на Делктау.

– Одеться, как полагается на Делктау? – Лафиль нахмурила брови. Возможно, она вспомнила, во что ей пришлось облачиться на Класбуле.

– Это не сильно отличается от того, что носят Аб, – начал объяснять Джинто. – Только верх и низ раздельные. И ноги ниже колен голые.

– Ноги голые? – брови Lartnei(принцессы) нахмурились еще сильнее.

– Цветов и дизайнов много, но мужские и женские строго различные. Хотя иностранцу в этом трудно разобраться. Но, думаю, это мы как-нибудь решим. На Делктау мода меняется медленно. Она здесь очень консервативная. Думаю, с тех пор, как я там жил, ничего не изменилось.

– Что, ниже колен совсем ничего не надевают?

– Да. Ну, разумеется, кроме носков и обуви.

– Хорошо хоть так.

Аб, как правило, открывают свое тело только выше шеи и ниже запястий. Это им прививают еще с детства. В каком-то смысле это самая скромная раса в Галактике.

– Ну, поскольку там все будут в таком виде, стесняться будет нечего. И потом, там климат такой. Мне он нравится. А, да, волосы тебе тоже придется покрасить.

Лафиль застонала.

– И еще не забывай про домашнюю кухню мамы Ку Дорина.

– Она что, невыносима?

– Для меня – вполне выносима. Пожалуй, я ее даже предвкушаю. Но все-таки это кухня Делктау. Там используют очень много молочных продуктов и специй. Думаю, тебе не понравится.

– Вот как… – в тоне Лафили послышалась нетипичная для нее робость.

– Там все убеждены, что чем выше положение человека, тем больше сливочного масла он употребляет. Поскольку мы иностранные гости, а мама Дорина очень вежливая женщина, уверен, она приготовит яства высшего класса. Да, возможно, тебе придется попробовать лук-бирис.

– Лук-бирис?

– Местный овощ. Когда его используют как приправу, это ладно, но почему-то его еще готовят как самостоятельное блюдо. Когда я впервые попробовал суп из лука-бириса, я потом три дня пил воду и не мог напиться, настолько он был острый.

– И мне придется это есть?

– Если навестишь семью Ку Дорина, то да.

– По-моему, на самом деле ты не хочешь, чтобы я отправилась с тобой.

– Я всего лишь предупреждаю.

– Лги дальше, – заявила Лафиль.

– Клянусь, я все честно говорю. Можешь сама все узнать и про одежду Делктау, и про кухню.

– В этом я не сомневаюсь.

– Тогда почему…

– Терпеть не могу, когда ты делаешь такое лицо, будто ты мой опекун.

– У меня что, правда такое лицо? – Джинто провел рукой по щеке.

– Да, – отрезала Лафиль.

– Я беспокоюсь за тебя, – наконец признался Джинто. – Понимаешь, этот Nahen(наземный мир) еще недавно был оккупирован врагом. Если я в такое место возьму с собой Feia Lartneir(Ваше Высочество принцессу) без всякой охраны, Feia Larth Kryb(Его Величество король Крив) меня просто задушит.

– Отец так никогда не поступит, – Лафиль явно рассердилась.

– Ну, наверное, так, это была фигура речи…

Лафиль встала и подошла к Джинто вплотную.

Он тоже встал.

– У меня ведь есть право беспокоиться за тебя?

– Есть, – ответила Лафиль. – Поэтому не скрывай ничего. Я рада, что ты за меня беспокоишься. Но ненавижу, когда меня обманывают, даже с лучшими намерениями.

– Прости. Я подумал, что ты рассердишься…

– Когда ты пытаешься обмануть меня такой глупой ложью, я точно сержусь.

– Мда, тоже верно, – Джинто почесал щеку.

– Кроме того, я тоже за тебя беспокоюсь.

– Я рад этому. Но тут же беспокоится не о чем.

– Неужели? Вообще-то ты уже два раза попадал в плен.

– Я про это не забыл. Но сейчас все будет хорошо. Здесь не Лобнас II и не Lyumskor Febdak(баронство Фебдаш). Здесь я вырос. Жил не с самого рождения, но все равно это все равно что родина. Здесь у меня друзья. Я действительно очень хочу показать тебе это место. Но… – Джинто замялся.

– Я поняла. Я тебе верю.

– Спасибо. На этот раз я отправлюсь один. Но если смогу убедиться, что там безопасно, то в следующий раз непременно полетим оба. И на Делктау, и на Мартин.

– Ладно, – кивнула Лафиль.

– Хорошо, что ты понимаешь, – Джинто обнял Лафиль за плечи. – Пожалуйста, извини меня за то, что пытался обмануть. Ну а сейчас я хочу удостовериться в ситуации своими собственными глазами.

– Возвращайся невредимым.

– Обещаю.

– Кстати, Джинто, – сладким голосом прошептала Лафиль ему в ухо.

– Что? – чувствуя себя как во сне, переспросил Джинто.

– Хочу узнать про ваши планы по созданию гарема. Не пытайся ничего скрывать. Я ненавижу, когда меня обманывают.

 

Население города Мей, столицы Делктау, составляло около миллиона человек. По местным меркам это был очень большой город. То ли у всех жителей была общая душевная травма, то ли еще что, но они очень не любили многоквартирные жилые дома. Вдоль дорог, раскинувшихся громадной сетью, стояли бесконечные ряды двухэтажных домиков.

Центра как такового у города не было: куда ни пойди, вид всюду один и тот же. Поскольку это была столица, здесь имелись правительственные здания, но они тоже были не сосредоточены в одном месте, а разбросаны по всему городу. Более того, и они были двухэтажные. Но, естественно, крупнее, чем жилые дома.

Uusia(летающий автомобиль) с автопилотом, в котором сидел Джинто, остановился возле одного из домов.

Едва выйдя из машины, Джинто тут же ощутил запах приправ, характерных для кухни Делктау.

– ЗдорОво, Линн Джинто! – воскликнул выбежавший ему навстречу Ку Дорин.

– Сколько лет, сколько зим, – подняв руку, поприветствовал его Джинто.

– Потрясающе, вот уж не думал, что когда-нибудь снова увижу тебя на этой планете, – Дорин хлопнул Джинто по плечу, потом глянул ему за спину. – А что ты без свиты из вассалов?

– Ты хотел, чтобы это выглядело пограндиознее?

– В общем-то, нет, но я не думал, что ты придешь один. Но не бойся, я не собираюсь убивать тебя под покровом ночи. Мамаша думала, что придет много народу, и наготовила просто горы еды.

– Ну, извини.

– Что, тебя это беспокоит? Мамаша всегда готовит столько, как будто рассчитывает на целую армию. И еще я старых приятелей позову. Из команды минтью западного Букика, – взгляд Дорина вдруг посерьезнел. – Я знаю, что кое-кто из них очень хочет извиниться перед тобой за то, что было тогда.

– Да извиняться-то особо не за что, – помотал головой Джинто. – Но я рад. Я тоже хочу со всеми повидаться.

– Здорово. Но сначала как следует поговорим вдвоем.

– Да.

– С самыми скучными делами надо разбираться в первую очередь. Да и потом, когда все соберутся, начистоту уже не поговоришь.

– Наверно, и выпить у тебя найдется?

– А как же, – ответил Дорин таким тоном, будто услышал невероятно глупый вопрос. – Мируна Дистира помнишь? Атакующим питчером был. Когда ты у нас играл, это был милашка-очаровашка, а сейчас заматерел. Так вот, пить он может сколько угодно. Когда он начинает пить, я рядом с ним только дрожать от страха могу. Я его как-то раз на три дня приютил, так ко мне полиция приезжала в превентивных целях. Он закупил столько алкоголя, что они заподозрили, будто у меня подпольный бар.

– Потрясающе.

– Ой, нет, серьезный разговор вперед, – и Дорин, обхватив Джинто за плечо, повел его в дом. – Давай заходи. Хотя это не те хоромы, в какие приглашгают достопочтеных господ аристократов.

Коротко поздоровавшись с матерью Дорина, Джинто устроился в гостиной. Там было четыре софы в стиле Делктау, и Джинто уселся на одну из них.

– Что, нос задираешь? – развалившись на стуле, Дорин обвиняюще посмотрел на него. – Здесь Делктау. Давай веди себя как житель Делктау. Ты весь такой дворянин Аб, но я всяким этикетам по приему господ дворян не обучен. Обучен только, как принимать друга с Делктау.

– Ну, тогда ловлю на слове, – и Джинто, натянуто улыбнувшись, лег. На Делктау софы используются для сидения, только если людей больше, чем стульев.

– Ты серьезно хочешь меня нанять?

– «Нанять» – в принципе, правильное слово, но я предпочел бы сказать, что хочу, чтобы ты мне помог.

– Плата-то, надеюсь, справедливая?

– Конечно.

– Ну тогда я готов слушать.

– Ты спрашивал, где моя свита.

– Ага. А что, про это нельзя спрашивать?

– Нет, дело не в этом… – и Джинто выложил все как есть: – Просто ее нет.

– Это я понял. Глаза-то у меня есть. Если только Аб не вывели генетически модифицированных невидимых людей?

– Это, по-моему, невозможно. Да и смысла нет.

– Да ладно? – на лице Дорина появилась похотливая улыбка. – Я могу придумать сколько угодно применений.

– Короче, такого нет. Я хочу сказать вот что: я не взял с собой ни одного вассала. В смысле, не в этот наземный мир, а вообще в графство Вораш. Они у меня есть, но очень мало. Сейчас в столице их набирают, так что вскоре их станет немного больше, но это необходимый технический персонал, а вассалов-управленцев у меня, говоря откровенно, нет ни одного.

– Я уж начал подозревать, что у тебя вот так.

– Значит, ты понял? – Джинто моргнул.

– Ну, если быть точным, я подумал, что такая возможность тоже есть, – поправился Дорин. – Но почему ты это скрываешь?

– Я особо и не скрываю. Пытался сказать, но ты сам свернул в сторону, – указал Джинто. – Раз уж мы встречаемся не только чтобы обсуждать работу, я подумал, что нет смысла говорить об этом заранее.

– Короче говоря, сейчас у тебя в вассалах одни инженеры.

– Ну да.

– Мне при слове «вассалы» приходят на ум люди, которые возятся с цифрами и ведут всякие сложные переговоры.

– Ну, в общем, да. Мне нужна помощь для бумажной работы и связей с общественностью.

– И что, я стану единственным таким вассалом?

– Нет, их будет много. Честно говоря, в этом мне тоже нужна твоя помощь.

– Погоди-погоди. По-моему, ты забыл кое-что важное, – заметил Дорин. – Я не говорю на языке Аб. Меня, в отличие от тебя, ему не обучали.

– Это мелочь. Первое время тебя будет спасать автопереводчик, а после месяца интенсивных занятий ты будешь болтать на моем уровне, – пообещал Джинто.

Поскольку в Sash(члены экипажа) и Gosuk(вассалы) традиционно набирают людей родом из Nahen(наземных миров), техника их обучения языку Frybar(Империи) отточена до совершенства.

– Ты, конечно, можешь так говорить, но ведь язык Аб труднее рикпола, правда?

– Ты знаешь рикпол? – Джинто подумал, что это удивительно, однако тут же вспомнил, что до недавнего времени эта планета была под контролем Объединенного Человечества. – А, ну да. Этого следовало ожидать.

– Я его знаю, но это не значит, что могу говорить. У нас тут был назначен переходный период: мы могли свободно говорить на языке Делктау, пока не умрет последний, кто не говорит на рикполе. Так что смысла не было. Я немножко пробовал, но никак. Это просто не мое. Честно тебе говорю: для меня любой, кто способен связать два-три слова, уже маг и чародей. В наших школах подобным штукам не обучают.

– Правда?

– А ты не знал? Нам и наших слов более чем хватает. Сдвинутые, которые хотят еще и чужие слова учить, ходят в спецшколы. Типа твоей школы Аб.

– Ясно. Но если ты как следует попытаешься, тебе будет легко.

– Тебе, может, и легко было. А я не смогу. К моему рту уже намертво прилипли слова Делктау. И уши тоже не хотят принимать ничего, кроме слов Делктау. Когда я пробовал рикпол, я это отлично понял.

– Но ты, наверное, только чуть-чуть копнул. Серьезно не занимался.

– А, ччерт, – Дорин взъерошил себе волосы. – Хочешь заставить и меня задирать нос?

– Я никогда не видел, чтобы ты не задирал нос.

– Правда? Ну тогда внимательно посмотри на меня сейчас. По правде сказать, я тогда занимался серьезно. Никому не хочется оказаться гражданином второго класса.

– Что такое «гражданин второго класса»?

– В Объединенном Человечестве есть граждане звездных систем и объединенные граждане. Что, в школе Аб этому не учат?

– А, теперь понятно, – кивнул Джинто. Lodair(офицерам) Labule(Космических Сил) о национальной политике противника рассказывали.

В этом мире, где все перемещения, включая, естественно, и движение информации, ограничены Fath(двумерным пространством), связаться с человеком из другой звездной системы очень тяжело. В громадных государствах, таких как Bar Frybar(Империя Аб) и Объединенное Человечество, даже обмен письмами может занять месяцы. В такой ситуации неизбежно возникает проблема, что люди из разных систем в составе одного государства не испытывают национального единства.

Поэтому для обычных людей самой любимой является максимум та звездная система, где они живут. Сформировать чувство принадлежности к межзвездной нации очень трудно, если не сказать невозможно.

Аб не выказывали никаких намерений справляться с этой проблемой. Собственно, они это и не рассматривали как проблему. От жителей Nahen(наземных миров), то есть Sos(наземных граждан), и не ожидалось ни патриотизма, ни лояльности, ни даже осознания своей принадлежности к Frybar(Империи).

В Объединенном Человечестве было по-другому. От граждан требовалось чувство принадлежности к единой межзвездной нации. В попытках сформировать это единение культура всех планет, начиная с языка, унифицировалась, а переселение людей между планетами поощрялось. Однако, по-видимому, нынешнее состояние было далеко от идеального. В истории были случаи, когда Объединенное Человечество присоединяло к себе независимые системы, и в этих системах процесс унификации шел недостаточно эффективно. Кроме того, хотя переезд на другую планету поощрялся, существовали ограничения в виде большого времени и цены, так что обычный человек отправиться куда-то за пределы своей системы мог хорошо если раз в жизни. Поэтому и в Объединенном Человечестве почти все жители не считали политику межзвездной нации чем-то относящимся к ним самим.

В Объединенном Человечестве существовало ограничение возможности влияния людей на политику. Только те, кого называли «объединенными гражданами», имели право избирать и быть избранными. Гражданам звездных систем разрешалось участвовать только в политике своих систем. Помимо этого, судя по всему, у объединенных граждан были и другие привилегии. Неудивительно, что Дорин считал граждан звездных систем «гражданами второго класса».

Точных требований для того, чтобы стать объединенным гражданином, Джинто не знал, но уж владение рикполом наверняка должно было быть в их числе.

– Но если не хочется признавать, что одних стараний может быть недостаточно, то можно, конечно, и попробовать.

– Вот именно! – с энтузиазмом согласился Джинто.

– Ну, допустим, у меня получилось; что я с этого буду иметь? Я вообще подхожу для твоей работы? По сравнению с объединенным гражданством это как-то не выглядит очень уж привлекательно.

– Это да, но разве ты сам не хочешь хоть раз в жизни посмотреть другие миры, кроме Делктау?

– Самую малость. Но скажу честно: на Делктау тоже осталась уйма стоящих мест, которые я еще не видел.

– Ку Дорин… – Джинто замялся, но все же продолжил: – Ты ведь просто не хочешь работать со мной, да?

– Работать с тобой – это всегда пожалуйста. Проблема в месте. Если ты останешься на Делктау, я соглашусь в любой момент. Думаю, у дядиной фирмы скоро наступят золотые дни. И тогда я собираюсь стать независимым. Если тогда ты станешь моим партнером, я буду только рад.

– Эй, постой. Я понятия не имею ни чем ты занимаешься, ни чем планируешь заниматься, когда станешь независимым.

– Это взаимно. «Вассал дворянина» для меня пустой звук; объясни, что мне придется делать?

– То же самое, что при управлении фирмой. С инженерами, думаю, я разберусь. А тебе надо будет управлять людьми, которые будут заниматься административной работой и торговлей.

– То же самое, говоришь, – изогнул губы Дорин. – Вот только там мне придется подняться наверх. Не, наверх подниматься я не собираюсь. Вот если, наоборот, ты спустишься вниз, то будешь моим равноправным партнером, хоть и номинально, конечно. Но проблем здесь, думаю, будет меньше. Ты, конечно, глупый иностранец, но хоть что-то знаешь о Делктау. Я страшно умный, но о мире Аб не знаю вообще ничегошеньки. Если мне придется заниматься той работой, это будет стоить мне столько пота, что хватит осолонить целое море.

Джинто неохотно кивнул. Он ведь и сам был неопытен в вопросах управления; конечно, что-то он смутно понимал, но в тонкостях разобраться было без шансов. Именно поэтому он и искал людей с профессиональными познаниями в этих вопросах, пусть и тоже не самых опытных.

– И потом, я не собираюсь работать в мире Аб, – заявил Дорин.

– А почему ты это сразу не сказал? – нахмурил брови Джинто.

– Тогда я просто не мог привести мысли в порядок. А потом привел.

– Мог позже со мной связаться.

– Ну, потому что я правда хотел с тобой повидаться. Если б я тогда отказал, ты же не пришел бы, правда?

– Это разные вещи. Я сказал, что хотел встретиться с тобой не только по работе.

– Жаль, что тебе пришлось съездить напрасно, хотя я все равно рад.

– Да уж, не повезло мне.

– Словом, если мы будем вдвоем строить жизнь, полную любви, то тебе придется переехать сюда, никак иначе.

– Я так не считаю, – решительно возразил Джинто.

– Так и думал, что ты это скажешь, – с готовностью кивнул Дорин. – Мужчина должен гордиться своей работой. Ладно, предлагаю с темой работы на этом завязать. Давай позовем ребят.

– Хорошо, но, если ты не против, я хотел бы узнать, почему ты не хочешь стать гражданином Империи.

– Ну… – Дорин заколебался, что с ним бывало редко. – Скажи, у тебя друзья-Аб есть?

– Ну, кое-кто есть, – скромно ответил Джинто.

– Пообещай, что не разозлишься, что бы я сейчас ни сказал.

– Тебе, по-моему, все равно, даже если я разозлюсь.

– Вот идиот. Сейчас будет вечеринка. Ты главная звезда. На какой-нибудь детской деньрожденьской вечеринке если кто-то из мелких киснет, остальным все равно. Но мы-то уже не мелкие. Если главная звезда будет киснуть, скиснут все, разве нет?

– Понял. Даже если рассержусь, лучше стукну кота, когда вернусь. А на вечеринке, даже если мне в тарелку будут лезть пальцами, я буду улыбаться как идиот.

– Жалко кота.

– На самом деле это Dyuk(кот Аб).

– И что с того? Хотя наверняка это отвратительные твари, да?

– Вот это видишь? – Джинто с помощью Kreuno(запястного компьютера) спроецировал прямо перед Дорином изображение Селькурки с котятами.

– Лапочки, – тут же изменил мнение Дорин. – И вот этих котят ты хочешь ударить? Не знал, что ты такой жестокий тип.

– Нет. Есть еще один, он далеко не такой лапочка.

– Какие же они… – Дорин смотрел на изображение как зачарованный.

Джинто сменил изображение на видео со звуком, и выражение лица его друга начало стремительно терять сосредоточенность.

– Ну как? Если будешь работать у меня, то сможешь жить с этими котятками.

– Сильное искушение… Но я мужчина, который своих убеждений не меняет.

– Какая досада, – и Джинто убрал видео.

– Погоди. Дай еще посмотреть, – запротестовал Дорин.

– А хочешь я тебе одного котенка подарю? – предложил Джинто.

– А можно?

– Угу. Ну, прямо сейчас нельзя. Они еще слишком маленькие. Мать их не отпустит, а если котенка отобрать насильно, это опасно. Но через пару месяцев они станут самостоятельными, и тогда я буду признателен, если ты возьмешь одного на попечение.

– Уж не взятку ли ты мне предлагаешь?

– Вовсе нет. Если ты его возьмешь, то и мне поможешь. Но если в твоих глазах эти котята так ценны, то можешь считать это и взяткой.

– Даже я не настолько глуп, чтобы вопрос всей жизни решать с помощью котенка.

– Жизнь – скучная штука, Дорин.

– Оставь это. Так что, правда подаришь?

– Ну да. Которого ты хочешь?

– Погоди-погоди. Сначала скажи, кто из них мальчик.

Десять минут спустя Дорин выбрал Kutilovar(полосатого), точно такого же, как Диахо.

– Хотел бы я привезти его тебе лично, но вряд ли будет на это время. Я его пришлю, – пообещал Джинто.

– Спасибо.

– Итак, почему ты настолько не любишь Аб, которые держат таких очаровательных кошечек?

– Кошечки очаровательные, это точно. Но Аб мне стали неприятны.

– Этого я не знал, – Джинто был не очень шокирован, поскольку уже не в первый раз встречал людей, испытывающих предрассудки в отношении Аб. Однако в словах Дорина было что-то не вполне обычное. Немного посоображав, он понял. – Ты говоришь «стали неприятны», значит, раньше не были?

– Ага. Раньше я ими не очень интересовался.

– Понятно. Плоды вражеского образования?

– Эй. Мне никто мозги не промывал.

– Не думаю, что их прямо уж промывали. Но ведь странно. Ты ведь с Аб ни разу не встречался, так ведь? – Джинто не стал касаться того факта, что он сам Аб. Поскольку Дорин явно имел в виду урожденных Аб, это только усложнило бы разговор. – И почему же, несмотря на это, ты чувствуешь к ним неприязнь?

– Я в последнее время стал интересоваться историей.

– Это неожиданно. Я всегда думал, что у тебя в голове в основном мускулы.

– Так и есть. Но знаешь, когда я проводил тебя в космопорту, мускулы в моей голове начали думать разные вещи. У нас с тобой разный груз истории. Но общие корни. Когда я это понял, у меня стали возникать всякие странные мысли, и я начал читать книги по истории Земли. Мамаша жутко удивилась, даже попыталась отправить меня в больницу. Но мне валяться на больничной койке не хотелось, так что я твердо отказался. Ладно, это к делу не относится. Когда я почитал историю, она мне показалась странной. Эти типы пришли к нам как враги; ну, хотя называть их друзьями они тоже не требовали. Неприятные были ребята, но кое-какая польза от них была. Они ответили на мои вопросы. Не то чтобы я их расспрашивал – они сами рассказали.

– И что же тебе показалось странным?

– Они странно дружелюбны между собой.

– Ну, это потому что они одна раса, наверное.

– Одна раса, одна семья – все равно бывает, что люди ненавидят друг друга. Моего папашу убил его старший брат.

– Я не знал…

– Это было еще до того, как ты здесь поселился. Все старые знакомые про это знают, но не любят рассказывать. В общем, старший из трех братьев отправился в тюрьму, средний покинул этот мир, так что младший унаследовал фирму и гоняет в хвост и в гриву сына среднего. Разумеется, говнюка, который убил моего папашу, я не простил. Жаль, что ему дали пожизненное. Я б его собственными руками на кусочки разорвал. Так вот, я своего родного дядю ненавижу всей душой. Ну, сейчас это неважно. Я про Аб.

– У Аб тоже бывает, что они ненавидят своих кровных родственников.

– Правда? Но гражданских войн и дворцовых разборок нет, согласись? Иногда наземники поднимают бунты, но это и все. Скучная история. Все равно что еда без приправ.

– Пожалуй, – вставил туманную реплику Джинто.

– Так вот. Папаша расстался с жизнью из-за разборок, кто унаследует нашу маленькую фирмочку. Хотя никаких достоинств у нее не было, разве что традиции. И тем не менее нашелся тип, который ради нее захотел собственными руками убить родного младшего брата. В Империи такое может быть? Я читал историю человечества, там много жутких эпизодов, какие я обожаю. За корону убивали отцов, убивали братьев, убивали детей. Да, бывали империи и с такой очаровательной системой: если умирает император, принцы убивают друг дружку, и кто последним остается, тот и становится следующим императором. Новый император первым делом убивает младших братьев и племянников, которые слишком малы, чтобы участвовать в общей резне до того. Короче: если почитать историю, то все, что происходит вокруг тронов, насквозь пропахло кровью. Иногда бывает, что людей всего-навсего заточают или ссылают, но у меня ощущение, что эти истории просто добавляют, чтобы скрасить общую картину. Кто добавляет, кого это беспокоит, я не знаю. Так или иначе – вот какие мы, люди. А эти Аб, похоже, неспособны убить кого-то, чтобы занять трон. Я никогда о таком не слышал. Раньше думал, что это просто скрывают.

– То есть ты не любишь Аб, потому что у них нет интриг вокруг трона? – озадаченно переспросил Джинто. – Но это просто потому, что у них очень отточена вся система.

– Не поэтому. Они от рождения такие. Кровь такая, – выплюнул Дорин. – Ты ведь и сам это знаешь?

– Нет. О чем ты?

– Они инстинктивно не могут противиться приказу вышестоящего. Именно поэтому они сильны как группа.

В голове Джинто всплыли дела и поступки всех знакомых ему Аб – на его взгляд, слова Дорина были совершенно непохожи на правду.

– Думаю, все не так. Есть множество Аб, которые как будто живут ради того, чтобы смеяться над вышестоящими. Помню одну штуку, которую рассказывали на уроках истории. Один древний Spunej(Император) ввел закон об оскорблении величества, но оказалось, что если его добросовестно применять, то нужно арестовать половину Ryuuk(сквайров) и практически всех Sif(дворян), и в итоге решили само понятие оскорбления величества не применять.

– Линн Джинто, когда я тебя подкалываю, это я так выражаю привязанность. А ты небось решил, что я это делаю, чтобы ужалить побольнее?

– Нет, – признался Джинто. – У меня было ощущение, что это такое выражение привязанности.

– Ну так вот. То, что ты сказал, – это не то же, что неподчинение. Неподчинение – это когда ты готов его ударить. Иначе он ударит тебя.

Джинто задумался. Действительно, Аб на фундаментальном уровне склонны к порядку. Они могут критиковать в лицо даже Spunej(Императора), они могут насмехаться над другими, но эта критика и насмешки не перерастают в серьезную конфронтацию.

– Понимаешь? Такая кровь. Неужели ты этого не знал?

– У меня это никогда не вызывало беспокойства. Я не очень интересовался историей. Кроме того, мой родной мир – очень маленький социум, и заговоры-интриги в нем – это даже мило.

– А должно бы вызывать беспокойство. Ты говорил в тот раз, что у твоих детей будут синие волосы Аб. Что это обязательно.

– Может, и говорил, – Джинто сам толком не помнил. – Ну да, по законам Империи это обязательно.

– И тебя это не волнует? Стоп, неужели ты это уже сделал?

– Пока нет, – криво улыбнулся Джинто. – И даже всерьез не думал.

– Пораскинь мозгами. Твой ребенок получит не только синие волосы, но и гены неспособности к неповиновению. Тебя это устраивает?

– Ну… – Джинто замялся, не в силах найти нужные слова.

– Думаю, нет. Они говорили, что Империя подобна громадной машине. А каждый отдельный Аб подобен винтику в этой машине. И я с ними согласен.

– Но это неправда, – осторожно, стараясь не повышать голоса, ответил Джинто. Все знакомые ему Аб, начиная с Лафили, имели яркую индивидуальность.

– Давай завязывать, а то это может длиться бесконечно, – Дорин смотрел абсолютно серьезно. – Переубедить тебя здесь и сейчас я вовсе не собираюсь. Некоторые люди принимают мое поведение за стремление надавить и добиться своего, но это фигня. На самом деле я не люблю ни на кого давить. Но ты подумай. И если ты все равно будешь считать, что я абсолютно неправ, то ладно, только потом объясни мне причину. У меня сейчас тоже из-за этих кисочек полная мешанина чувств. Но если ты решишь, что ты неправ, помни, у Ку Дорина всегда найдется для тебя местечко.

– За это я тебе благодарен, – искренне сказал Джинто. – Но…

– Да, благодари давай. И останься тут на недельку. В мире Аб небось в минтью не поиграешь. Устроим тут мини-матч.

Если он примет предложение Дорина, поживет здесь немного, вместе они соберут целую толпу. Все равно до возвращения «Бокбирша» еще неделя. Так что любезностью Дорина можно бы и воспользоваться…

– Нет, – покачал головой Джинто, вспомнив лицо Лафили. – Надолго у меня не получится.

– Непонятно говоришь. Ну хоть три дня, а?

«Ну, если недолго, почему бы и нет», – подумал Джинто.

– Ладно, если я тебя не стесню, то поживу.

– Если не стеснишь? Если б ты меня стеснял, стал бы я предлагать, а? Вакуумоголовый ты идиот.

– Я слегка подзабыл манеры Делктау, – заоправдывался Джинто.

– Это и называется «вакуумоголовый идиот». И вообще, куда ты торопишься? Тебя что, там наверху женщина ждет?

– Типа того, – неопределенно ответил Джинто.

– Просто хвастаешься, – не поверил Дорин. – Видать, связан какими-то непонятными планами. Ты что, не можешь сам себе строить планы, хоть и дворянин? Черт, зачем вообще ты стал Sif(дворянином)?

– Во Frybar(Империи) чем выше общественное положение, тем меньше свободы.

– Ты это понимаешь, но все равно хочешь быть дворянином? Поздравляю, ты редкостный тупица.

– Мы же вроде решили об этом прекратить, чтобы не затянулось до бесконечности? – заметил Джинто.

– Ты даже собаку от свиньи отличить неспособен. До того у нас был серьезный разговор. А сейчас я просто выражаю привязанность.

– Да неужели? – Джинто сделал вид, что удивлен. – Какое-то уж очень скромное выражение привязанности, Ку Дорин. Во взгляде комара и то ее больше.

– «Вакуумоголового идиота» временно беру обратно. И благодарен за твое выражение привязанности. Ладно, сейчас позову ребят. Чуток подожди.

Отвернувшись от Дорина, который достал портативный терминал и начал с кем-то связываться, Джинто сжал в руке чип памяти.

Он думал, что уже не сможет жить как Джинто Линн (или Линн Джинто), однако сейчас понял, что ошибался. Впрочем, он заметил, что это его ничуть не пошатнуло.

Потому что он уже твердо решил, что проживет свою жизнь как Линн Сиун-Рок Dreu Haider(граф Хайд) Джинто.

 

Чувствуя с левой стороны поток заряженных частиц, исходящий от звезды Вораш, Лафиль вела кораблик.

Она немного увеличила ускорение.

Ее вжало в спинку кресла. На лбу выступил пот. Пальцы рук прижало, так что нормально управлять судном стало невозможно.

Естественный предел. Лафиль снизила ускорение. Впрочем, наземник и от такого потерял бы сознание.

Она резко изменила курс. И словно услышала скрип корпуса корабля.

Под ее управлением сейчас было одноместное Ponyu(легкое судно), принадлежащее Dreujhe Vorlak(семье графа Вораш). Оно было старое, но ухоженное, и потому реагировало на команды не хуже, чем в юности.

Поскольку этот кораблик она пилотировала впервые, сначала ощущение было несколько неуютное, но оно исчезло уже через несколько минут. Все-таки подобные суденышки она пилотировала еще в детстве. Сейчас корабль полностью слился с ее телом. Да, если закрыть глаза и переключиться на Frokaj(пространственное восприятие) Surona(окрестностей корабля), корпус судна становится как будто одеждой.

По сравнению с Gel(эсминцем) здесь ощущение было какое-то недостаточное. Когда Лафиль пилотировала эсминец, она словно двигалась в стальных доспехах. Каждое движение вызывало мощную ответную реакцию. А эта лодочка была покрыта словно тонкой тканью. Сопротивления почти не ощущалось, так что и управлять было легко. А главное – не было напряжения, вызванного тем, что на кончиках ее пальцев висят двадцать человеческих жизней.

И тем не менее Лафиль наслаждалась пилотированием. Она играла с пространством, словно вернувшись в детство.

Нацелившись на планету Делктау, она включила двигатель на полную мощность. Тут же тело вжалось в кресло, воздух выдавило из легких.

Она выключила Opsei(главный двигатель), но относительная скорость корабля и планеты продолжала расти. Планета постепенно приближалась. Если так пойдет, корабль войдет в атмосферу под прямым углом.

Лафиль шевельнула облаченной в Gooheik(перчатку управления) левой рукой. Включились Roilaga(маневровые двигатели) и скорректировали курс.

Судно прошло вплотную к планете. Задев тончайшую пленочку атмосферы, оно резко изменило курс. Радость от такой смены ускорения прошла через все тело Лафили, и она тяжело задышала.

Аб рождены для полета, и сейчас она смогла прочувствовать это всем сердцем.

Даже сейчас, когда Аб избавились от статуса тел-машин и построили громадную Империю, пилотирование кораблей оставалось немалой частью их жизни. Здесь у Лафили не было такой возможности, и ей казалось, что в ее сердце скапливается нечто вроде осадка. Сейчас эти бессмысленные игры с маневрированием словно вымывали этот осадок.

Смена курса, резкое торможение. И заодно она попробовала закрутить судно в спираль.

Рассчитав подходящий момент, она остановила все двигатели, и ее кораблик стал спутником планеты Делктау.

Frokaj(пространственным восприятием) ощущая над головой Nahen(наземный мир), где был Джинто, Лафиль расслабилась всем телом.

«Для Джинто ходить по поверхности планеты – часть жизни, верно?» – вдруг подумала она.

Всего дважды она спускалась в Nahen(наземные миры), и ей там не понравилось. Воздух пах не так. Не то чтобы это была невыносимая вонь, но ее эти запахи беспокоили. Видимо, дело в том, что в атмосферной системе циркуляции воздуха не было приличных очистителей.

Она подумала, что жить в таком огромном мире, наверное, тревожно.

Но Джинто, наоборот, тревожно чувствовал себя среди звезд. Будь то корабли или поместья – все парящее в пространстве, по-видимому, казалось ему ненадежным.

Даже на эту мелкую прогулку Джинто, скорее всего, с ней не отправился бы. Нет – не смог бы отправиться. Для рожденного в наземном мире такое высокое ускорение невыносимо. Здоровый человек, пожалуй, не умер бы, но сохранить сознание не смог бы, а потом ему пришлось бы какое-то время жить в регенерирующем баке.

«Все-таки мы очень разные расы», – подумала Лафиль и опустила глаза.

После жесткого пилотирования все тело охватила приятная усталость.

Кораблик перешел из дневного полушария Делктау в ночное. И резкий свет звезды Вораш, ощущавшейся под ногами, и его отражение над головой исчезли. Но шепот далеких звезд заполнял Frokaj(пространственное восприятие) Лафили, как и прежде. В мире было очень тихо.

Лафиль внезапно подумала: хорошо было бы, если бы можно было, бесконечно ускоряясь, летать меж звезд. Если все ускоряться и ускоряться, в конце концов приблизишься к скорости света, а кроме того, пространство сожмется. И тогда можно будет летать в бескрайнем звездном океане.

Конечно, это несбыточная мечта. При разгоне до субсветовой скорости уже нельзя пренебречь давлением межзвездного водорода, и кораблик вроде того, в котором она сейчас, скорее всего, раскалится докрасна. А главное – энергия этого кораблика истощится задолго до того, как он достигнет скорости, при которой будет ощущаться релятивистское сжатие пространства.

«Почему меня пригласили звезды?» – спросила себя Лафиль.

Желание летать меж звезд на субсветовой скорости возникает у Аб нередко. Для таких случаев и используется выражение «пригласили звезды». Обычно звезды приглашают Аб, уставших от жизни. Некоторые Аб даже это делают. И крайне редко кто-либо из приглашенных звездами возвращается.

Лафиль сейчас была счастлива. По крайней мере, она так считала.

– Вот оно что, – пробормотала Лафиль, сумев облечь свои чувства в слова. – Я просто беспокоюсь.

По Shirsh Sedair(кокпиту) разнеслась тихая мелодия. Kreuno(запястный компьютер) оповещал Лафиль, что время пришло.

Взяв себя в руки, Лафиль набрала высоту и направилась к космопорту.

От космопорта отчалило судно для местных перелетов.

Уменьшив мощность двигателя, Лафиль полетела параллельным курсом.

Через Kreuno(запястный компьютер) вызвала Джинто.

– Привет, Лафиль, – голос Джинто звучал немного странно.

– Ты себя плохо чувствуешь?

– Да. Немного. Не, все в порядке. Просто голова гудит.

– Это что-то новенькое. Ты заболел?

– Наверное, так это и выглядит. У меня похмелье. К вам, урожденным Аб, это не относится, но некоторые люди с этим состоянием знакомы очень близко.

– Конечно, у нас такого не бывает, но что такое похмелье, я знаю, – сердито сказала Лафиль, но в то же время подумала, что это странно. – Почему ты не примешь лекарство? Вовсе не обязательно терпеть. Это же очень неприятное ощущение.

– Да уж. Очень неприятное.

– Тогда почему?

– Здесь это запрещено законом. Протрезвляющие средства.

– Хм. Странный закон.

– Видимо, решили, что если так не сделать, то люди смогут пить сколько угодно. Каждый должен получить по заслугам за то, что сделал. Ну, если это вопрос жизни и смерти, тогда другое дело.

– Но сейчас ты уже на корабле? – спросила Лафиль, ощущая Frokaj(пространственным восприятием) шаттл всего в десятке Sedaj(1000 километров). И это было еще до того, как она вышла на связь.

– Угу. Да.

– Этот закон распространяется только на Nahen(наземный мир)?

– Да. Его приняло Semei Sos(наземное правительство).

– Ну, тогда ты можешь уже не волноваться. На кораблях законы Semei Sos(наземного правительства) не действуют. Погоди, или действуют?

– Не действуют. Но я тоже был жителем Делктау. Думаю, это можно назвать самонаказанием.

– Пф. Ты сейчас ужасно себя чувствуешь?

– Ну, не то чтобы именно «ужасно».

– Ладно, я хотела еще немного погулять, но придется поторопить планы. Возвращаюсь в Garish(космическое поместье).

– Погулять? Ты сейчас летаешь?

– Да. Рядом с твоим кораблем.

– А, вижу. Какой-то огонечек.

– Скорее всего, это я и есть. Пока не встретимся, лекарство принимать не смей.

– Иногда ты бываешь немыслимо жестокой.

– Ты, кажется, говорил, что это у тебя самонаказание?

– Предстать перед тобой в таком жалком виде – это уже не будет самонаказанием.

– Кто бы говорил. Ты, как всегда…

– Э, это… – вдруг голос Джинто посерьезнел. – Подожди-ка. Срочное сообщение.

Лафиль тоже почувствовала, что произошло что-то нетривиальное. Ее Frokaj(пространственное восприятие) ухватило Sord Vorlak(Сорд Вораш). Из его фосфоресценции появилось маленькое судно. Это было Pelia(связное судно) – такие широко распространены в Labule(Космических Силах). Но «Бокбирше» тоже одно имелось, но с помощью одного лишь Frokaj(пространственного восприятия) различать между собой массово производимые суда тяжело.

– Лафиль, – теперь голос Джинто звучал нормально. Похоже, он принял лекарство.

– Какая-то проблема возникла?

– Похоже. «Бокбирш» был атакован.

– Вот как… – Лафиль закрыла глаза и сосредоточилась на шепоте звезд.

Медленно текущее время вдруг словно засияло.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ