Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 1. КОСМОПОРТ ДЕЛКТАУ (Bidaut Delktour)

Дикий шум оглушил Джинто, едва он вышел из Dobroria поверхность – космопорт.

Джинто стоял столбом, оглядывая зал ожидания.

«Неужели здесь все так и было?»

Джинто попытался восстановить в памяти детали своего единственного предыдущего посещения космопорта. Это было семь лет назад, он тогда прилетел на Делктау с планеты Мартин, или, как ее называют Аб, Мартинью.

Но воспоминание о том разе было расплывчатым.

«Я наверняка проходил здесь, когда меня провожала стюардесса, но…»

Просторное круглое помещение, в центре которого находился грузовой лифт, ведущий на поверхность планеты, то тут, то там пронзали лифты для перемещения в пределах космопорта. Это зрелище напомнило Джинто уровень Нексус многофункционального комплекса, где он вырос.

Отличие было в том, что здесь шли бесконечные банкеты.

Повсюду стояли столы и стулья, между ними сновали люди и роботы-продавцы. Разумеется, люди сидели и на стульях – они наслаждались едой и напитками, полученными у роботов-продавцов, и болтали на самых разных языках.

Фоновую музыку перекрикивали голосовые объявления.

«Reb «Ленгарф Глосо» до Leikurynyu Estator отбывает в 17:30. Просим всех, кто еще не закончил посадку, незамедлительно пройти к Dobroria семнадцать»…

Жители Делктау умеют убивать время. Или во всех космопортах Frybar так?

Какой-то пассажир обошел Джинто на некомфортно близком расстоянии.

Сообразив, что он стоит у людей на пути, Джинто отодвинулся в сторону. Его Dagboshu поехал следом.

Гравитация здесь поддерживалась на том же уровне, что и на поверхности Делктау.

Примерно сотня пассажиров с шумом и гамом исчезла в лифте, ведущем на поверхность, и Джинто на время остался в одиночестве. Впрочем, он был один и в лифте. Жители Делктау обычно дружелюбны, однако с ним никто не заговаривал.

Весело болтающая компания из трех человек, едва увидев Джинто, тут же отошла в сторону. Где бы ни проходил Джинто, там повисала напряженная атмосфера.

«Ну да, надо быть чудаком, чтобы заговорить с человеком, одетым так, как я».

На нем было Sorf. Вполне современное.

Однако поверх трико была Daush! И почему ему приходится выхаживать в таком виде? Полный абсурд.

Daush была без рукавов, зато с твердыми плечевыми вставками, похожими на перевернутые треугольники. Длинное, спадающее до пят одеяние, в талии перехваченное Kutaroev. Чисто-белое с широкой алой каймой на обшлагах и вороте.

Datykirl, встроенный в Kreuno Джинто, был зеленого цвета, в подтверждение его принадлежности к молодой дворянской семье.

На голове красовалась элегантная Alpha. Ее дизайн соответствовал его общественному положению; впрочем, Джинто этого не знал. Gal Skas подтвердил его право носить эту тиару – и этого Джинто было достаточно.

Словом, на нем было стандартное облачение Rue Sif.

Сегодня он оделся как Sif впервые. В зеркале это выглядело не так плохо, как он ожидал. Если не обращать внимания на то, что его плечи шире, чем у типичного Аб, вид был в целом приемлемый.

Однако Джинто явно не был Аб; его выдавали светло-каштановые волосы[1]. И то, что Имперский дворянин в гражданском космопорту оставался в одиночестве, тоже было нетипично.

«Пассажиры, сошедшие с корабля «Селлеф Низеел», – приветствуем вас, и добро пожаловать в Dreuhynu Vorlak! Ближайший Dobroria до поверхности отправится через три минуты. Bauria до планеты Гьюксас…»

Все объявления звучали дважды: сперва на языке Делктау, потом на баронхе.

Группа пассажиров, судя по всему, с «Селлеф Низеел», не спешила направиться к лифтам. Они, похоже, решили устроить свой первый банкет на Делктау здесь, в космопорту на планетостационарной орбите. Закупившись у роботов-продавцов едой и напитками, они раскладывали это все на столах.

Пассажиры, отбывающие за пределы звездной системы, тоже в спиртном себе не отказывали.

Интересно, сколько пьяных людей здесь ежедневно опаздывают на свои корабли, подивился про себя Джинто.

Неудивительно. Почти все они были эмигрантами, для которых, вероятно, этот вояж должен был стать первым и последним в жизни. Похоже, они хотели извлечь из этой ситуации максимум.

– Эй! Линн Джинто!

В первый момент Джинто решил, что у него слуховая галлюцинация. На Делктау, в отличие от Мартина, фамилию всегда называют перед именем, так что это было, несомненно, его имя.

Джинто обернулся на голос, ни на что особо не рассчитывая. Если это не галлюцинация, то он просто ослышался, ну или кто-то другой имел точно такое же имя.

Но, едва увидев плотно сложенного юношу, в одиночку занимающего круглый столик, рассчитанный на четверых, Джинто невольно расплылся в улыбке.

– Ку Дорин! – воскликнул он, чуть ли не бегом направляясь к столику. – Что ты тут делаешь?

– Действительно, что я тут делаю? Неужели тебя, дубину, пришел проводить?

– Правда? Спасибо.

– Или, может, для сына Sif оскорбительно, что его провожает простолюдинское отродье?

Джинто улыбнулся.

– Я сказал спасибо, тупица. Или ты не знаешь, что означает это слово?

– У тебя жуткий акцент, ты, псевдоиммигрант. Так тебе и не удалось от него избавиться. Ладно, садись уже, я устал тебя ждать. Ты ведь в восемнадцать отбываешь? Я пораньше пришел – просто боялся с тобой разминуться.

– Лучше б ты заранее сказал. Мы бы могли нормально встретиться, – усевшись, Джинто с надеждой огляделся.

– Эмм, – Дорин сделал виноватое лицо. – Больше никто не придет. Я один тебя провожаю.

– Понятно… – Джинто попытался скрыть разочарование, но вряд ли успешно.

– Честно говоря, я тоже здорово нервничал. Думал, может, поздороваюсь, а ты меня и не заметишь.

– Что ты несешь? – спокойно возразил Джинто. – Мы же партнеры по минтью, разве нет? Как же я могу тебя игнорировать.

– Таких неуклюжих игроков, как ты, у нас больше не было, – ответил Дорин, после чего его лицо помрачнело. – Не вини ребят. Мы все были в шоке. Мы знали, что ты ходил в школу Аб, но что ты дворянин…

– Верно, – признал Джинто. – Может, это моя вина, что хранил все в секрете. Только вот что мне скажи: если бы я сразу сказал, что я Sif, вы бы меня приняли?

– Нет, – покачал головой Дорин. – Вряд ли.

– Вот именно.

Минтью – самая популярная игра с мячом на Делктау. Команды состоят из десяти человек. На Делктау есть своя профессиональная лига минтью, и собственные команды имеются у каждого региона, в каждой школе и организации.

Когда Джинто вступил в школьную команду по минтью, оказалось, что у него хорошие способности к этой игре. Тогда он вступил в команду региона.

Там он завел друзей, включая Ку Дорина.

Однако одну вещь от своей команды по минтью Джинто утаил. Он притворился сыном обычных иммигрантов.

Всего три дня назад Джинто раскрыл своим друзьям, что ему нужно покинуть Делктау и что он на самом деле Rue Sif.

Атмосфера после этого установилась такая, словно он признался в убийстве. Джинто ее до конца своих дней не забудет. Не в силах ее вынести, Джинто вылетел оттуда пулей.

– Никто просто не знал, как вести себя с Sif. В смысле, мы даже Lef никогда не видели.

– Да я понимаю. Я и сам не знал, как себя вести.

– Сурово, – констатировал Дорин. – Кстати, эта одежда Sif тебе здорово идет.

– Не говори то, чего на самом деле не думаешь. Вот это, – Джинто защипнул свою Daush, – смахивает на костюм для какой-нибудь исторической драмы.

– А по-моему, нормально. В любом случае простолюдинскому отродью нечасто доводится говорить с достопочтенным дворянином, да еще и с Voda, – Дорин огляделся по сторонам. – «О, какой я особенный, какой не такой, как все».

– Прекрати, – с досадой попросил Джинто. – Я же знаю, как выгляжу со стороны. Я совершенно не похож на Аб.

Дорин пропустил слова Джинто мимо ушей.

– Ты сейчас куда, домой?

– Что? – Джинто заморгал. Внезапно до него дошло, что он рассказал только, что улетает с Делктау, а куда именно, сказать забыл. – А! Нет. Я лечу в Лакфакалле.

– В Arosh?

– Ага. Снова обучение за границей. На этот раз в Kenru Sazoir.

– Это еще что? – поинтересовался Дорин.

– Школа, занимающаяся обучением военных администраторов, – пояснил Джинто. – Lodair Sazoirl. Я сдал экзамены два месяца назад в Banzorl Ludorlt при Labule и вот получил извещение, что принят.

– Так ты станешь военным? – его друг вытаращил глаза в явном изумлении.

– Ага.

– Но у тебя же есть Ribeun. Зачем это тебе?

– Это мой долг. Чтобы унаследовать Sune, недостаточно просто родиться в семье Sif. Нужно минимум десять лет прослужить Lodair в Labule. Для моего отца сделали исключение из-за возраста, но для меня-то не сделают.

– Похоже, быть Sif не мед…

– Ага. Frybar требует от каждого выполнения обязанностей пропорционально его общественному положению. И я считаю, это правильно. Это более осмысленно, чем если бы было наоборот. Но… три года в Kenyu, потом десять в Lodair – это тринадцать лет военной службы. Как подумаю, так тоска берет.

– Ты домой-то вообще вернешься?

– Рано или поздно вернусь. Ведь это моя Ribeun, – так странно было называть родину «своей территорией».

– Нет, я имел в виду сейчас. Ты же так долго там не был, – Дорин нахмурил брови.

– Ну… – на землю планеты Мартинью Джинто не ступал уже семь лет. Он уже сомневался, может ли без акцента говорить на мартинийском. С родиной его связывали только поступающие раз в месяц новости от отца. Согласно им, Тил Клинт стал лидером антиимперского движения. Чем занималась его жена Лина, Джинто просто не представлял.

– Но я правда не могу сейчас вернуться домой, – покачал головой Джинто. – Я вообще не чувствую, что это мой дом. История Dreujhe Haider совершенно не героическая, она скорее криминальная. Все мартинийцы и меня, и отца просто ненавидят.

– Мда, – сочувственно сказал Дорин. Жители Делктау, хоть и были потомками иммигрантов, свою планету обожали и боялись покинуть ее больше всего на свете. – Но ты все же хочешь быть Fapyut?

– Я не хочу, – высказал он неожиданную мысль. – Я много раз думал отказаться от наследства. Хотел стать гражданином Делктау. Даже если бы я сейчас вернулся и стал обычным гражданином Мартинью, все равно меня бы не простили.

– Так чего ж не стал?

– Меня отец убедил. То есть…

Вот что объяснил своему сыну бывший президент звездной системы Хайд Рок Линн, а ныне Линн Сиун-Рок Dreu Haider Рош.

Планета Мартинью обладает колоссальными ресурсами. У нее есть экосистема, эволюционировавшая иным путем, чем на Земле. Человечество тоже способно создавать разнообразных живых существ, но все потуги людей по генетической инженерии ничтожны по сравнению с долгой деятельностью эволюции. Новообразованное Dreuhynu Haider – исключительно богатая Aith.

Но уникальная экосистема может приносить доход только при торговле с другими мирами. Что произойдет, если вся торговля окажется в руках Rue Sif? Наверняка у них будет соблазн собрать все сливки. Много ли достанется народу?

Вот почему стать Fapyut и контролировать торговлю обязательно должен местный житель…

– А, теперь понимаю, – сказал Дорин.

– В общем, как-то так. Потому-то я до сих пор Sif. Но только есть одна проблемка…

– Какая?

– Понимаешь, невозможно быть гражданином системы Хайд и одновременно Sif Аб. Я больше не гражданин звездной системы Хайд. Это нормально, пока отец рядом, он тоже больше не гражданин, но считает, что действует на благо Хайда. И я хочу делать то же самое. Но что будет после меня? Мои сыновья или дочери будут генетически изменены, они будут красивыми синеволосыми Аб. Это железный закон. И культурно они тоже будут Аб. Продолжат ли они трудиться ради народа Хайда?

– Ты слишком серьезен, дружище, – с неверящим лицом сказал Дорин. – Забудь о тех, кто тебя ненавидит. Это семейный бизнес; наследовать его или нет – дело чисто твое, вот сам и решай. Лично я и подумать бы не мог передать такой громадный бизнес кому-то другому.

Семейный бизнес. Что ж, пожалуй, это можно воспринимать и так? Джинто почувствовал, что спасен. Поскольку он единственный сын, то, если он не станет следующим Dreu, небогатая традициями династия Линн таковой и останется – прервется в первом поколении. Но что с того? Кого это расстроит?

– Да. Ты прав.

– Я всегда прав, – Дорин вдруг указал себе под ноги. – Смотри. Я впервые в жизни поднялся в Bidaut. Отсюда наша планета выглядит просто обалденно.

Джинто заметил, что на полу под столом проецируется вид на планету Делктау. Экран был примерно такого же размера, как идеально круглый стол, и на нем виднелась поверхность со струящимися поверх нее облаками. Сияющие под светом звезды Вораш белые облака словно пытались затянуть в себя тонкую нить – так выглядела Arnej, соединяющая поверхность с космопортом.

– Ага, точно, – и Джинто слегка удивился, осознав, что на свою родную планету Мартинью он никогда сверху не смотрел.

– Сколько ты тут прожил? Пять лет?

– Семь, – подняв голову, ответил Джинто. – Вторжение в систему Хайд было в 945 году Ruecoth.

– И ты сюда прилетел сразу после вторжения?

– Ага. Я ничего не понимал, а меня закинули во Frash и доставили на орбиту, где ждало Rebisath. Теперь я знаю, что чувствуют звери, которых ловят и отвозят в зоопарк.

– Ну, тебя там кто-то сопровождал, верно? – Дорин купил у проезжавшего мимо робота-продавца два Surgu и протянул один из них Джинто. – Бери, я угощаю.

– Спасибо.

– Не за что. Приятно угощать сына Voda.

Джинто улыбнулся.

– Насчет сопровождающих. Не было их у меня. По крайней мере, мартинийских.

– Ого. Это было сурово, а? Тебе же тогда было… лет десять, да?

– Да. Десять лет.

– Каким идиотом надо быть, чтобы послать десятилетнего пацана одного в другую звездную систему через несколько десятков световых лет?

– Ага. Ну, правда, на Rebisath. ко мне прикрепили одну из стюардесс. Наверно, отец распорядился. Она мне помогала – приносила еду в каюту, и всякое такое.

– Это здорово. Роскошно, – голос Дорина был полон зависти. – Шикарный космический круиз.

– Ну уж нет, – Джинто нахмурился от воспоминаний о том времени. – Я даже говорить с ней не мог. Тогда еще не было автопереводчиков, умеющих говорить по-мартинийски. Она пыталась что-то передать через машину, знающую древнеанглийский, но…

– Погоди-погоди. Что еще за древнеанглийский?

– Язык моей родины происходит из древнеанглийского. Но он от мартинийского сильно отличается, и я никогда его не учил, так что для меня это белиберда.

– Прямо как язык Аб! – подобно большинству населения Делктау, Дорин не знал баронх.

– Да. Но это не имело значения. Я все равно был не в настроении, чтобы разговаривать. Просидел в каюте всю дорогу.

– Эта стюардесса была Аб?

– Нет, думаю, Rue Lef. Потому что черные волосы. Наверно, она была из какого-то Nahen. Но для меня тогда она была просто «одним из захватчиков».

– Хе-хе, если б она была из Аб, ты бы небось к ней привязался, а?

– С чего это?

– Дык, дружище, Аб же все красавцы, и мужчины, и женщины! Даже ребенок захочет понравиться красивой девушке.

– Ты все шутишь, – чуть обиженно произнес Джинто. – Мне сейчас стыдно за то, как я с ней себя вел. Она ведь специально вместе со мной сошла с корабля и помогла с бумагами при поступлении в школу. А я даже не узнал, как ее зовут. Она, наверно, говорила, но я утонул во всем этом бла-бла-бла на баронхе и древнеанглийском.

– Пф, ну и ладно. Все равно она сейчас слишком старая, тебе в тетушки годится. Наземники-то старятся, в отличие от Аб.

– Ты в своем стиле. Как-то по-другому не умеешь думать? Я просто по-человечески ей признателен…

– Чего ты? – Дорин явно пытался умиротворить Джинто. – Ты ж знаешь, у меня всегда в голове одни дамы.

– Да уж, – согласился Джинто. – Ты если в толпе случайно кого-нибудь заденешь, то уже убежден, что это любовь навеки. Любые отношения, даже самые мелкие, пытаешься превратить во что-то большое.

– Во-первых, не «случайно задену в толпе». Она должна быть милашкой. А во-вторых, мне не нужна любовь навеки. Предпочитаю любовь на одну ночь.

– Ха! – Джинто хлопнул в ладоши. – И что, часто получается?

– Чаще, чем ты думаешь.

– Да ну? Я тебя всего один раз с девушкой видел. И то мне потом сказали, что это была твоя младшая сестра.

– Ну а ты как думаешь, как часто у меня получается?

– Никогда.

– Смотри. Один раз по сравнению с «никогда» – это уже бесконечно много, верно?

– Уээ, – Джинто наигранно отодвинулся от Дорина. – Это ж твоя сестра!

– Прекрати. Я это делал с другой женщиной, не с сестрой.

– Один раз?

– Больше! – возмущенно воскликнул Дорин. – Ты с ней просто не пересекался.

– А. Ну если ты веришь, что дело именно в этом, то верь дальше.

– Аа, сам-то не можешь посмотреть в глаза реальности? Вечно отводишь от нее глаза? Тебе как-то не нравится, что у меня получается? – спросил Дорин и, словно вдруг осознав что-то, добавил: – Слушай, или ты из этих?

– Перестань, – Джинто принял это легко, потому что понимал, что это лишь отместка. – Я правоверный гетеросексуал. Как бы я ни был голоден, от убеждений не отступлю. К тебе подкатывать не буду.

– А я был бы не против, – Дорин вернул ему липкий взгляд. – Если я тебе нравлюсь, так бы честно и сказал. О, кстати, еще ведь не поздно. В этот прощальный момент откроем друг другу любящие сердца…

– На глазах у всей этой толпы?

– Разве чужие взгляды – препятствие для любви?

– Ты на удивление настойчив. Слушай, а может, ты и правда из еретиков?

– Что ты, – прекратил отшучиваться Дорин. – Если ты правоверный гетеросексуал, то я фанатичный радикальный гетеросексуал-фундаменталист.

– Я знаю, – Джинто допил кофе и бросил бумажный стаканчик в мусорку в центре стола. – Спасибо за угощение.

– Не благодари всего лишь за стаканчик Surgu, юный Sif, – сказал Дорин, потом кинул взгляд вправо и похлопал Джинто по тыльной стороне ладони.

– Что?

– Вон туда посмотри.

Джинто проследил взглядом за Дорином.

За соседним круглым столиком сидела темнокожая женщина средних лет. Она с открытым интересом бесцеремонно изучала комбинацию каштановых волос Джинто и его одеяния.

Джинто подумал: «А что бы я сейчас сделал, будь я настоящим Bar Sif? Накричал бы на нее за бесцеремонность? Проигнорировал бы? А может, просто застрелил бы на месте, не сказав ни слова?»

Однако Джинто лишь заискивающе улыбнулся.

Словно увидев что-то, чего не должна была видеть, женщина отвернулась.

Джинто вздохнул.

– Эта тетка на тебя запала. Я завидую, сердцеед чертов. Эх, мне бы твою физиономию…

– Всё не так. Просто наземники в одежде Rue Sif – примерно такая же обычная вещь, как собаки, едящие с помощью Grei.

– Но ты отлично выглядишь. Ну, по крайней мере, для наземника.

– Ну, может быть, – скромно согласился Джинто.

– А Аб правда такие красивые, как говорят? – спросил Дорин. – Я их только на голограммах видел.

– Без понятия, – Джинто склонил голову чуть набок. – Я тоже ни одного не видел.

– Но ты же ходил в школу Аб.

– А? – тут Джинто понял, что его друг просто неправильно понимает ситуацию. – Ну да, я же мало рассказывал о школе. Понимаешь, в школе языка и культуры Аб самих Аб не было. Задача школы – давать образование кандидатам в Lef, и большинство учителей – тоже бывшие Lef. И учредитель, и нынешний директор – оба возвращенцы, то есть они раньше были Rue Lef, а сейчас снова Sos Dreuhynu Vorlak. Они никаким боком не относятся ни к Frybar, ни к Dreujhe Vorlak. Это всего-навсего частная школа под юрисдикцией департамента образования наземного правительства Вораша.

– А, а я-то думал, это Имперское заведение.

– Зачем вообще Аб тратить деньги на школу наземников?

– Ну, если подумать, да… – тут Дорин склонил голову чуть набок. – Погоди-ка. А зачем ты тогда полетел на Делктау вместо того, чтобы пойти в настоящую школу Аб? Знание языка Делктау тебе ведь совсем не поможет.

– А у Аб нет начальных школ. Так что, если ты не супергений и не говоришь на баронхе, в школу Аб следующих ступеней даже пытаться идти бесполезно.

– Хмм. А как же тогда Аб учатся читать и писать?

– От родителей.

Джинто пересказал то, что узнал в школе. Поскольку социум Аб базируется на принципах дворянства, там очень важны Jhedirl. Чтобы наследовать семейные традиции, необходимо, чтобы Аб с раннего детства получали обучение от своих родителей. Аб считают, что, пока характер человека полностью не сформировался, позволять кому-то постороннему его наставлять – абсурд.

Пока ребенок маленький, Аб сосредоточены на его воспитании. Sif, владеющие Ribeun, нанимают Toserl, Ryuuk тоже откладывают свои профессиональные обязанности, чтобы вылепить достойных наследников.

Знания, забытые родителями, усваиваются с помощью Onwarele, плюс есть тренировочные лагеря, где дети приобретают важные навыки общения.

– В общем, у меня очень нестандартное образование, – подытожил Джинто. – Мой отец Dreu Haider, но обучить меня в стиле Аб он не мог, поэтому, чтобы я усвоил хотя бы язык Аб и их базовую культуру, меня послали в ближайшую школу для кандидатов в Rue Lef.

– И там ты проторчал семь лет? – захихикал Дорин. – Я всегда считал, что ты умный, но, может, в итоге все-таки не очень.

– Мне надо было осваивать то, что дети моего возраста уже знают, и к тому же я первые полгода изо всех сил учил язык Делктау. Ведь почти все другие ученики были местными.

– Ну разумеется. Какой же надо быть деревенщиной, чтобы отправиться учиться в такую дыру, как наша Aith.

– Повтори это, когда увидишь мою родину. Лучшие строения на Делктау – фигня по сравнению с мартинийскими многофункциональными комплексами, – вступился за свою родину Джинто.

– Даже эта Arnej? – в голосе Дорина сквозило раздражающее самодовольство.

Он наступил на больную мозоль. По последним новостям, из-за антиимперского движения орбитальную башню построить не удавалось, хотя их строят на всех обитаемых планетах, контролируемых Frybar. Чтобы попасть на космические корабли, мартинийцам до сих пор приходилось полагаться на дорогие и небезопасные челноки. Впрочем, людей, желающих отправиться в космос, было, похоже, немного.

– Эта башня всего лишь здоровенная, – наконец нашел что ответить Джинто.

– Ага, – Дорин не стал язвить в ответ, а оперся правым локтем о спинку стула и продолжил: – Эй, та дама опять на тебя смотрит.

– Это все из-за моих волос, – Джинто раздраженно взлохматил свою каштановую шевелюру.

Цвет волос Аб всегда в синей гамме. Это если коротко; на самом деле он может варьироваться очень широко, от зеленого до фиолетового. Каштановые волосы совершенно невозможны.

– Может, тебе их покрасить? Это не так уж сложно.

– Знаешь, я об этом думал, но в итоге не стал…

– Почему?

– Во-первых, я боялся, что у меня возникнет иллюзия, будто я настоящий Аб. По закону-то я Аб, но все же у меня гены наземника.

– Это было во-первых, но не в-единственных? – предложил продолжить Дорин.

– Да, есть еще одно – мое упрямство. Я оказался Rue Sif из-за неправильного поступка и не хочу, чтобы люди думали, что мне это нравится.

– Ясно, – и Дорин вдруг с нехарактерным для себя серьезным видом наклонился вперед. – Знаешь, насчет предыдущих твоих слов. Если ты пошлешь к черту титул Sif, я тебе помогу. Это твой последний шанс.

– Это не последний шанс, – возразил Джинто. – От титула я могу отказаться в любой момент.

– И что ж не отказываешься? Они оставят тебя без денег?

– Это одна из причин.

– С работой я тоже могу помочь.

– Ты же сам еще школьник, – неверящим тоном произнес Джинто.

– Даже у школьников бывают связи. Я знаю одного менеджера, который понимает ребят, желающих подработать. Короче, это мой дядя. И потом, ты же умный, может, получил бы стипендию от правительства.

– Спасибо, но не нужно, – сказал Джинто. – Я хочу увидеть мир Аб. Хочу выяснить, кто эти люди, которые нас захватили и теперь правят.

– Ну, наверно, это тоже хорошо, – судя по лицу Дорина, он считал, что это у Джинто праздное любопытство.

– И потом, – продолжил Джинто, – проводить-то меня ты один пришел, так?

– Ну… – Дорин не нашел что ответить.

– Люди, которые были такими рубаха-парнями, когда я был просто Линн Джинто, резко свалили, как только узнали, что я между именем и фамилией кое-что пропустил. Ты один простил меня за то, что я скрыл, кто я такой. Если я когда-нибудь буду жить как Sos, то хорошо бы здесь, на Делктау. Но нужно время, чтобы дать им остыть.

– Хорошая возможность узнать, кто твои настоящие друзья, – с нетипичной для него слабой улыбкой сказал Дорин.

– Так и есть, – искренне согласился Джинто. – Если я сюда вернусь, знаю, к кому обратиться за помощью.

– Ага. Просто предоставь все мне, – Дорин выпятил грудь. – После школы я заведу свой бизнес. Когда ты вернешься, я тебя возьму на работу. Даже рекламу заведу: «Наша фирма нанимает бывших Rue Sif».

– Буду признателен.

Дорин кинул взгляд на гигантские часы на потолке.

– Ого, сколько времени! Тебе на корабль еще не пора? Кстати, что за корабль?

Wikreurl Frybar.

– Чего?

– Новые курсанты Kenru имеют право добраться туда на военном корабле Frybar. Мне это не совсем уютно, но я подумал: раз уж я стану Lodair, почему бы сразу не прочувствовать атмосферу Wikreurl? Ну и решил этим правом воспользоваться.

– И этот самый Wikreurl прилетит прямо сюда, в Bidaut?

– Не уверен. Кто-то должен прийти за мной в 18:00. Потому-то я и надел все это, – Джинто ткнул пальцем в Daush. – Так я выделяюсь, и меня легко найти. Довольно примитивная идея для межзвездной расы.

– Значит, сюда придет солдат Аб?

– Ага. Ну, будет он Аб или нет, я не знаю, но Bosnal Labule действительно скоро придет.

– Вот как? Тогда мне лучше убраться отсюда.

– Ээ, почему? – удивился Джинто. – Ты не хочешь посмотреть, как меня «забирают»?

– Я воздержусь, – ответил Дорин и встал. – А то наверняка разрыдаюсь, как ребенок.

Джинто, тоже поднявшись, вернул шутку:

– Слезы самого бессердечного жулика на Делктау.

– Не делай мне таких комплиментов, а то я покраснею, – и Дорин протянул руку.

Джинто пожал ее обеими своими.

– Кстати, а как твое настоящее имя? – поинтересовался Дорин.

– Линн Сиун-Рок Jarluk Dreu Haider Джинто, кажется.

– Это же твое собственное имя, а тебе «кажется»? – вытаращил глаза Дорин.

– Я к нему не привык. Оно как не мое.

– Вот как? Ну ладно, Линн Что-то-в-промежутке Джинто. Запомни мое имя – Ку Дорин. По сравнению с твоим «Линн Что-то-там Джинто» это должно быть не так уж трудно.

– Ага. Не забуду. И ты тоже – «что-то там» ладно, но имя Линн Джинто не забывай, хорошо?

– Доверься мне, Линн Сиун-Рок Jarluk Dreu Haider Джинто, – с ухмылкой отчеканил Дорин, словно хвастаясь своей цепкой памятью.

Джинто вернул улыбку и отвел руки.

– Ну ладно, удачи тебе.

– И тебе. Создай большую фирму, чтобы у меня не было проблем с работой, если я вернусь.

– Доверься мне, – повторил Дорин и двинулся прочь.

Джинто провожал глазами его фигуру, пока она не исчезла в дверях лифта, но Дорин так и не обернулся.

Уже собравшись сесть обратно, Джинто снова глянул на прежнюю женщину. Она на него уже не смотрела. Ее все тот же бесцеремонный взгляд был обращен в другую сторону.

Словно примагниченный, Джинто проследил за этим взглядом.

Он увидел стройную фигуру в черном облегающем Sorf, перетянутом алым Wev. Фигура быстрым шагом направлялась прямо к нему. По толпе от нее кругами расходилось беспокойство еще большее, чем когда вошел Джинто.

Черное и красное – Serlin Rue Labule.

Предыдущая            Следующая

 


[1] В прологе волосы Джинто были черные, здесь и далее – каштановые. Скорее всего, это авторский ляп, но, с другой стороны, мало ли – может, тогда он их красил. Так что я не стал исправлять.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ