Следующая

 

На этом гербе изображен Гафтонош.

Устрашающий восьмиглавый дракон.

Этот мифический зверь давно забыт.

Но когда некая империя избрала его своим гербом, Гафтонош стал самым знаменитым существом из всех, какие когда-либо придумывало человечество.

Потому что империя эта стала сильнейшей нацией за всю историю человечества.

Раса, создавшая ее, называется Аб. Сами же они гордо именуют себя «братьями звезд».

Как бы то ни было, мы в нашей истории ограничимся Гафтоношем.

Потому что Аб уже посвящено бессчетное множество других книг.

– из книги «Мифические существа, жившие на Земле» Роберто Лопеза.

 

Персонажи

Джинто сын президента планеты Мартин
Лафиль пилот-стажер патрульного корабля «Госрот»
Гектокоммандер Лексшью капитан патрульного корабля «Госрот»
Декакоммандер Рейлиа первый помощник капитана патрульного корабля «Госрот»
Кловал правитель баронства Фебдаш
Сурф отец Кловала, прежний барон Фебдаш
Силней вассал семьи барона Фебдаш
Дорин друг Джинто во времена его жизни на планете Делктау

 

Пролог

Какая ясная ночь.

Казалось, если вглядываться, заполняющие все небо звезды тебя просто засосут.

Среди звезд величественно плыл спутник планеты Мартин, которого еще тридцать дней назад у нее не было. Спутник царил над планетой, словно глядя сверху вниз на ее обитателей.

От спутника исходила фосфоресценция. Возможно, примерно так же для жителей Земли выглядела Луна?

Искорки, пролетающие возле спутника, – видимо, космические корабли Аб. Они-то действительно царили над головами десяти миллионов мартинийцев.

Искорок было много. Десятки. В какую часть ночного неба ни устреми взгляд, хоть одна обязательно попадется на глаза. Вот и сейчас из-за утопающих во тьме экзотических джунглей выплывала группа искорок, похожая на рой игривых мартинийских светлячков.

Особенно много искорок порхало рядом с окутанным слабым сиянием гигантским шаром. Присмотревшись, можно было заметить, что некоторые искорки исчезают внутри шара, а другие, напротив, из него появляются.

Роящиеся искорки, оставляя за собой светящиеся хвосты, летели слишком быстро, чтобы их можно было принять за звезды. Некоторые пролетали настолько близко к поверхности планеты, что можно было смутно видеть их форму.

Фантастическое зрелище.

Джинто должен был бы испытывать к ним ненависть, но он смотрел и смотрел, как завороженный.

Джинто тогда было восемь лет. Ретрограды, упорно придерживающиеся стандартного земного календаря, сказали бы, что ему уже десять. Так или иначе, он был всего лишь маленьким мальчиком.

Детям уже давно пора было ложиться спать, а Джинто все стоял посреди садика на крыше многофункционального жилого комплекса, задрав голову к красочному ночному небу.

 

Задолго до рождения Джинто все человечество обитало в звездной системе, называвшейся «Солнечной системой»…

Запущенный одним из государств для исследования облака Оорта космический корабль обнаружил приблизительно в трех десятых светового года от Солнца загадочную частицу. Масса ее была примерно в тысячу раз больше, чем у протона. Это само по себе было очень странным, но частица обладала еще более удивительными свойствами.

Она излучала около пятисот мегаватт энергии. Откуда берется эта энергия, не мог определить никто.

Некоторые выдвигали предположение, что это так называемая белая дыра. Или другое измерение, или субпространство, или гиперпространство – неважно, как это называть, в любом случае это были теории неких дырок в стенах, разделяющих нашу и иную вселенные.

Все эти спекуляции не стоили того, чтобы называть их даже гипотезами.

Так или иначе, эти частицы назвали юанонами и принялись изучать. Это были исследования не столько природы этих частиц, сколько возможностей по их использованию.

К тому времени человечество уже овладело реакциями ядерного распада и не нуждалось в новых источниках энергии. Но дальний космос – совсем другая история.

Прежде чем эффективно летать между звездами, требовалось решить проблему соотношения масс. Чтобы достичь ближайшей звезды при жизни, корабль надо было загрузить топливом, в сотни раз превышающим по массе сам корабль и его груз. Законы физики.

Использование ядерных двигателей было непрактично. Многообещающие прямоточные двигатели Бассарда применить было невозможно из-за слишком низкой плотности межзвездного вещества. Антивещество в качестве топлива тогда еще не использовалось, но если бы и использовалось – проблему соотношения масс и это бы не решило.

Но если бы в качестве источника энергии для космических кораблей удалось использовать юаноны, о соотношении масс можно было бы забыть. Топливо было бы не нужно в принципе.

И вот был спроектирован космический корабль на юанонной тяге.

По форме корабль напоминал гигантскую трубу. В центре трубы располагалась магнитная ловушка, удерживающая юанон. Изнутри труба была выстлана высокотемпературными сверхпроводниками, которые отражали испускаемые юаноном заряженные частицы. Часть электромагнитных волн поглощалась, но избыточная энергия через радиаторы излучалась в космос. Что касается электрически нейтральных частиц, то они поглощались веществом, расположенным между внешней и внутренней оболочками трубы.

Когда возникала необходимость двигаться с максимальным ускорением, достаточно было перекрыть один конец трубы, и поток энергии устремлялся ко второму. Когда ускорение не требовалось, труба открывалась с обоих концов, и энергия испускалась равно в обе стороны. Ну а регулировалось ускорение частичным открыванием-закрыванием концов.

Разработка юанонных двигателей столкнулась с множеством технических и экономических трудностей, но ее подстегивало резкое ухудшение общей ситуации на Земле, вызванное перенаселенностью и связанными с ней конфликтами.

Беспилотные корабли на атомной тяге уже исследовали ближайшие звездные системы. К несчастью, результаты исследований показали, что планеты с кислородной атмосферой чрезвычайно редки. Дело не только в том, что требовалось подходящее расстояние до звезды и гравитация, – имели значение также условия при формировании звездной системы, например доля минеральных компонентов. Планеты, подобные Земле, были исключениями среди исключений. Мест, где могли бы жить углеродные формы жизни, во Вселенной действительно оказалось крайне мало.

Но для миграции в иные звездные системы это не представляло большой проблемы. Потому что человечество, подгоняемое стремительным ростом населения, разработало технологии терраформинга и обкатало их на Венере и Марсе. Дело было лишь за тем, чтобы применять эти уже привычные технологии в других звездных системах. Не было нужды забивать себе голову философскими и этическими вопросами сохранения инопланетных форм жизни.

Итак, первый корабль на юанонной тяге был построен и назван «Пионером». Задачей «Пионера» была доставка людей и оборудования, необходимых для основания новых колоний.

После сооружения там баз с двигательными лазерами необходимость в дальнейшем применении дефицитных юанонных кораблей отпадала – людей и грузы можно было перевозить кораблями со световыми парусами.

Когда человечество находило планету, хоть чуть-чуть похожую на свою родную, оно принималось за дело. Терраформируя марсоподобные и венероподобные планеты, люди расширяли пригодное для жизни пространство. Увеличивали плотность слишком разреженной атмосферы или разреживали слишком плотную. Перестраивали атмосферу, создавали почву, организовывали экосистемы…

Расширяя свою сферу обитания, люди находили все новые и новые юаноны, что, в свою очередь, позволяло строить новые и новые межзвездные корабли. Строительство шло не только в Солнечной системе, но и в других, уже колонизируемых.

Предки жителей планеты Мартин прилетели туда на построенном в Солнечной системе корабле «Лейф Эрикссон». К тому времени юанонов нашли достаточно много, чтобы использовать юанонные корабли не только для основания колоний, но и вообще для всего процесса колонизации. В задачи «Лейфа Эрикссона» входил и первый этап миссии – поиск и исследование возможных мест для создания колонии.

Иными словами, тех, кто погрузился на «Лейф Эрикссон», просто отправили прочь со словами «живите где-нибудь еще».

Бесцеремонно вышвырнутые из родного дома, пассажиры и экипаж «Лейфа Эрикссона» лелеяли эксцентричную мечту. Они были одержимы идеей отыскать планету с большим содержанием кислорода в атмосфере.

В надежде найти где-либо необычную экосистему они на протяжении многих поколений бесцельно блуждали по космосу, пока не наткнулись наконец на голубую планету, вращающуюся вокруг звезды класса G. Звезда была названа Хайд в память о первом капитане корабля, а богатая кислородом планета получила имя тогдашнего капитана. Разумной жизни на планете Мартин не было, зато в изобилии имелись флора и фауна, притом довольно своеобразные. Поселенцы, стремясь не разрушить необычную экосистему, расширяли свою колонию небыстро.

Выполнив свою главную задачу, межзвездный транспорт «Лейф Эриксон» был оставлен на орбите планеты Мартин, став фактически орбитальным памятником.

На пятьдесят седьмой день сто семьдесят второго года после образования колонии «Лейф Эриксон» внезапно взорвался. Все, что осталось от корабля, – фосфоресцирующий спутник. Он не был твердым, но это не было и скопление газа. Уникальный нематериальный сферический объект. Полностью изменившаяся форма юанона, находившегося внутри «Лейфа Эрикссона». Так у планеты Мартин появилась луна, которой до сих пор никто не дал собственного имени.

Потом из места взрыва материализовался космический корабль. Он не отреагировал на несколько попыток с ним связаться, но, подстегивая интерес и беспокойство обитателей Мартина, сделал вокруг планеты три оборота и вернулся в слабо светящийся шар.

Естественно, у мартинийцев возникло желание исследовать таинственный сферический объект, оставшийся после загадочного космического корабля. Однако возможность сделать это исчезла прежде, чем правительство хотя бы начало обсуждать бюджет проекта.

На восемьдесят первый день того же года из шара вынырнула целая армада.

На этот раз пришельцы сами вышли на связь. Двадцать четыре дня назад они, похоже, проанализировали радиоэфир и установили, что мартинийский язык происходит от английского, поэтому сейчас настроили свои машины-переводчики на него. Мартинийцам понимать древний язык было не очень трудно, так что языкового барьера при первом контакте не возникло.

Они назвали себя Аб. Это их раса. Все они были молоды и красивы; внешне они чрезвычайно походили на людей, с той лишь разницей, что у всех их были синие волосы. «Невзирая на наши физические различия, мы тоже дети Земли, — объяснили Аб. – Мы просто слегка подрегулировали наши гены».

Аб сообщили, что они правят примерно полутора тысячами обитаемых звездных систем и более чем двумястами тысячами частично обитаемых. Их государственным устройством была империя, официально называющаяся Frybar Gloer Gor Bari, или, для краткости, Frybar[1].

Правительство звездной системы тут же предложило начать переговоры о заключении союза. Но Аб по фамилии Абриел, командующий вторгшимся флотом, решительно отказал.

– К сожалению, – произнес командующий Абриел, – мы не можем этого сделать. Наша миссия заключается не в том, чтобы искать для Империи союзника, а в присоединении нового мира к территории Ее Величества Императрицы.

Даже те, кто уже подозревал, что, поскольку Аб прислали не одиночный безоружный корабль, а вооруженную эскадру, они имеют агрессивные намерения, были шокированы. Потрясла их прямота, с какой Абриел обрисовал ситуацию. Разве не полагается в таких случаях начинать с мягких переговоров? Даже если они быстро перейдут в угрозы и запугивание.

Мартинийцы сказали, что желают говорить не с военным, а с дипломатом, но и это оказалось бесполезно.

– Я не только солдат, – объяснил командующий. – Я еще и дипломат. Вообще-то я наследный принц. Моя воля – воля Империи, по крайней мере в том, что касается вашей судьбы. Я понимаю ваше беспокойство и потому охотно разъясню ваше положение как подданных Империи. Однако я не собираюсь вступать в переговоры касательно вашего суверенитета. Он уже принадлежит Империи.

Конечно, объяснение требовалось. Его жаждали получить не только правительственные чиновники, но и общественность.

Поэтому на экраны планеты было передано в реальном времени видеоизображение командующего, который находился на флагмане. Граждане Мартина впервые увидели своего захватчика.

Из длинных, до пояса, темно-синих волос выглядывали заостренные уши. Вкупе с изысканной тиарой на голове это делало его похожим на эльфа из сказки, а не на космического захватчика. Судя по белому, как свежевыпавший снег, лицу, ему было около двадцати пяти лет. На утонченном лице, которое легко можно было бы принять за женское, было такое скучающее выражение, будто покорение системы Хайд он считает исключительно неинтересным занятием.

– Сейчас я вкратце изложу сущность взаимоотношений между Империей и наземными мирами, – бесстрастно начал наследный принц Империи Аб. Параллельно его речи на баронхе она звучала на древнеанглийском и тут же переводилась мартинийским автопереводчиком на современный мартинийский. – Во-первых, править вашей звездной системой будет назначен монарх. Благодаря особым характеристикам этой звездной системы вашим правителем будет лично Ее Величество Императрица… по крайней мере, пока. Но, поскольку она чрезвычайно занята, она пошлет сюда управляющего.

Управление наземными мирами мы находим далеким от изящества занятием, поэтому до тех пор, пока обитатели планеты сами справляются со своим делами, ни монарх, ни управляющий не вмешивается в их повседневную деятельность. Излишне говорить, что этот принцип будет применен и к вам.

Будьте добры выдвинуть своего представителя. Этот человек будет вести переговоры не только с монархом или управляющим, но и с Империей вообще. Это лицо вы можете называть как захотите – Президентом, Вождем, Председателем, Кайзером, даже Императором. Если вы хотите поддерживать иллюзию вашей независимости, хорошо подойдет титул Министра иностранных дел. Однако в документах Империи это лицо будет фигурировать как Территориальный представитель.

Как вы определите это лицо – дело исключительно ваше. Выборы, наследование, назначение, лотерея – для нас это не будет иметь никакого значения. Однако любое предложенное вами лицо все же должно быть окончательно одобрено монархом. Это в основном формальность, но мы не признаем никого, кто открыто выступает за отделение от Империи.

Монарх не имеет права собирать с вас налоги. Вместо этого он получает от Империи монопольное право на торговлю с другими звездными системами. Все полученные за счет этого доходы принадлежат монарху. В зависимости от ситуации он может инвестировать средства в вашу планету или в другие планеты вашей звездной системы. Для охраны собственности ему, возможно, понадобится разместить гарнизон, который будет функционировать независимо от вашего правительства. Но это – вопрос вашего соглашения с монархом, вы вольны договариваться с ним так, как сочтете нужным.

Империя поставит вам два условия.

Во-первых, мы запрещаем строительство космических кораблей, способных к межзвездным перелетам. Будучи частью Империи, вы, несомненно, быстро откроете технологии передвижения быстрее скорости света. Это неизбежно, но даже не думайте их использовать. Также мы не допустим путешествий к другим звездным системам через нормальное пространство. Я повторяюсь, но монополия на межзвездную торговлю принадлежит монарху, и Империя ее защищает. С разрешения монарха вы можете владеть кораблями для путешествий в пределах вашей звездной системы. Но, скорее всего, он не позволит вам оснащать их оружием.

Наше второе требование – создание рекрутингового агентства для Имперских Космических Сил. Для работы в этом агентстве и для самообороны мы направим солдат; ни для каких иных целей войска на поверхности планеты мы держать не будем. Исходя из вашей численности, это вряд ли будет более ста человек. Обещаю: пока ваше автономное правительство выполняет свои функции, мы не будем привлекать большее число людей без вашего согласия. Никакого призыва или принудительного рекрутирования на военную службу не будет. Жители наземных миров поступают в Космические Силы исключительно добровольно. Однако должен добавить, что мы не позволим вашему правительству чинить добровольцам препятствия.

Ваш народ будет иметь статус «наземных граждан», однако те, кто желает трудиться на благо Империи, добровольно вступив в Космические Силы или став вассалами монарха, получат статус граждан Империи. Это означает, что они выйдут из-под юрисдикции вашего правительства и окажутся под юрисдикцией Имперского.

Вот что значит быть нашим подданным. Ваша повседневная жизнь претерпит значительные изменения. Но они будут вызваны товарами из других звездных систем, а не тиранией монарха. Мы не ожидаем от вас преданности Империи или Императрице, так что, привыкнув к новым товарам, большинство наземных граждан перестанет осознавать, что вы подданные Империи.

На этом мои разъяснения закончены.

Если у вас есть дальнейшие вопросы, на них ответят мои подчиненные. После этого, пожалуйста, примите решение, согласны ли вы принять власть Империи добровольно или предпочли бы, чтобы мы принудили вас к этому по итогам войны. Хотя лично я считаю вашу экосистему очень ценной, это не помешает мне стереть ее в пыль, если понадобится.

К счастью, ваш город очень хорошо виден. Вероятно, мы сможем уничтожить его, нанеся минимум вреда вашей замечательной природе.

Ну а теперь вы можете докучать моим подчиненным любым количеством вопросов, но имейте в виду, что их терпение небезгранично. На размышление вам дается ровно три планетарных оборота, начиная с этого момента. Конец передачи.

Несмотря на то, что подданных Империи, похоже, уважали больше, чем ожидалось, граждане, смотревшие и слушавшие трансляцию, пришли в ярость. Несмотря на то, что Абриел говорил вежливо, он абсолютно не стремился заслужить их благожелательность. В его сообщении была нескрываемая надменность. Он явно и помыслить не мог о возможности отказа. Особенно сильно разгневались политики и высокопоставленные чиновники. Действительно ли так уж необходимо было обзывать их работу – работу, ради получения которой им пришлось выдержать такую жестокую конкуренцию, – «далеким от изящества занятием»?!

И потом, откуда мартинийцам знать, что этот тип говорит правду? Быть может, вопреки словам командующего Аб, подданных Империи угнетают и притесняют. Нужно быть сумасшедшим, чтобы верить в честность того, кто внезапно на тебя нападает.

Конечно, представители граждан и чиновники бомбардировали офицеров Аб «любым количеством вопросов» и получили немало информации. Но времени на ее анализ катастрофически не хватало. Оценить ее достоверность было нереально. К парламенту и чиновникам присоединилась группа опытных юристов. Они устроили офицерам Аб настоящий перекрестный допрос, но не смогли вскрыть никаких противоречий.

Однако даже если предоставленная им информация ложная, у правительства звездной системы Хайд, похоже, не было особого выбора.

На планете Мартин имелась система противокосмической обороны. Поскольку обитатели Мартина прибыли сюда извне, они изначально предполагали, что когда-нибудь из космоса к ним могут пожаловать агрессоры. И вовсе не обязательно инопланетный разум. Вполне возможно, это будут грубые, невоспитанные кузены. Однако бюджетные расходы на эту систему постоянно урезались.

Несколько поколений правительств с энтузиазмом боролись с этой проблемой, но факт остается фактом: сейчас эта система насчитывала меньше десяти противоорбитальных лазеров наземного базирования и двадцать противокорабельных ракет. Никаких «Мартинийских космических войск» просто не существовало, за поддержание системы отвечал один из отделов одного из министерств. В случае кризиса управление оружием должен был принять полуотставной генерал, пост которого находился в подземном центре управления.

Еще одной (и последней) вооруженной организацией на Мартине была полиция; но она была оснащена для борьбы с гражданскими беспорядками. Выставлять ее против космической армады было бы, мягко говоря, чересчур.

Как бы то ни было, одна из фракций парламента призвала к сопротивлению. Возможно, огромный космический флот – это всего лишь блеф, говорили они. Пусть даже у нас нет шансов в космосе, на поверхности планеты мы наверняка победим, говорили они. В любом случае это дело чести, говорили они: как можно сдаваться, даже не попытавшись сразиться?

Те, кто считал, что это всё глупости, были не менее упрямы, и разгорелись споры. Начиная от столкновений философий и высоких идеалов, кончая личными оскорблениями оппонентов. Однако совещания не могли длиться вечно. Ведь на принятие решения было дано всего три дня. День на Мартине длится на два часа дольше, чем на Земле, но к единой точке зрения нужно было прийти быстро.

К сожалению, парламент был непривычен к быстрому принятию решений. В итоге он с неохотой вверил эту задачу президенту.

Действующим президентом был Рок Линн, отец Джинто Линна.

Президент Линн сообщил свои мысли очень ограниченному кругу людей и заручился их поддержкой. Среди них были категорически несогласные, но их убедили молчать.

Когда крайний срок был уже близок, президент Линн встал перед коммуникационным оборудованием в президентском офисе. Он был готов дать окончательный ответ.

 

– Вот, значит, ты где, – раздался позади голос. – Я искал тебя.

– А, ага, – ответил Джинто и оглянулся.

Там стоял высокий, худой мужчина средних лет. Тил Клинт, секретарь президента Линна. На Линна он работал, еще когда тот был простым депутатом – Джинто тогда даже не родился.

Джинто тоже знал его с детства. Не мог не знать. Он ведь рос в семье этого человека.

Мать свою он не помнил. Она была горным инженером и погибла от несчастного случая, когда Джинто, ее единственный сын, еще и ползать не умел. Рок Линн, совершенно не готовый растить сына в одиночку и к тому же сильно занятый политикой, попросил Тила, которому доверял, и его жену Лину взять Джинто к себе.

Клинты любили друг друга, но своих детей у них почему-то не было, и выполнить просьбу Рока они согласились даже с радостью.

Джинто верил, что был настоящим сыном Тила, до тех пор, пока не пошел в начальную школу, но и потом продолжал любить секретаря президента сильнее, чем родного отца. Однако больше всех на свете он обожал Лину Клинт.

Сейчас на смуглом, решительном лице Тила была тень недовольства.

– Прости… – извинился Джинто, думая, что сейчас его будут ругать за то, что он остался снаружи в столь поздний час, тем более в такую опасную ночь. – Я сейчас вернусь к себе в комнату.

– Все нормально. Пойдем со мной, – произнес Тил сильным голосом, который, казалось, сам по себе мог потянуть мальчика за руку.

Необычное состояние Тила напугало Джинто.

– А куда мы идем?

– В президентский особняк.

– В президентский особняк?

Кландон-Сити, единственный крупный город на планете Мартин, состоял из трех многофункциональных комплексов, практично названных Омни I, Омни II и Омни III. Джинто с супругами Клинт жили в Омни III, президентский особняк располагался в Омни I.

– Зачем?

Президентский особняк означал встречу с отцом. Какое у отца к нему дело в такое важное время? И кстати о важном времени: неужели у Тила Клинта, президентского секретаря, нет более важных дел, чем подвозить восьмилетнего мальчишку?

– Неважно, пойдем, – Тил развернулся к Джинто спиной и быстро двинулся прочь.

– Эй, подожди! – взмолился Джинто, не в силах поспеть за широкими даже по меркам взрослого человека шагами Тила. Обычно Тил ходил медленно; что на него нашло этой ночью?

– Время поджимает. Поторопись, – секретарь президента даже не обернулся.

Джинто удалось догнать Тила у самого лифта.

– Ты на меня злишься? Тогда я прошу прощения, ну…

Тил ничего не ответил. Пока не пришел лифт, он раздраженно тыкал в кнопку на стене указательным и средним пальцами.

Дверь лифта открылась. Там никого не было. Никогда еще Джинто так не тревожился от перспективы ехать вдвоем с Тилом.

– Уровень Нексус, – приказал Тил компьютеру, управляющему лифтом.

Дверь закрылась, кабина начала спускаться. Джинто показалось, что даже секундное молчание будет ему невыносимо.

– Скажи, мы победим?

– Вопрос о победе или поражении не стоит – это не война, – чуть ли не простонал Тил.

– Значит, мы сдались?

Тил свирепо посмотрел на него.

– Да. Твой отец выбросил белый флаг. Даже не так: он нас всех продал.

– Продал? Что значит продал?

– Этот Рок заключил с ними сделку, – злобно выплюнул Тил. – Грязную сделку.

– Сделку?

– Ты что, попугай?

– П-прости, – Джинто повесил голову.

– Конечно, я тоже против войны. Выиграть мы никак не могли. Но заключить такую сделку… Ччерт! Как же я ошибался в Роке!

Джинто втайне гордился тем, что у него было два папы, и ему было больно слышать, как тот, кто его вырастил, смешивает с грязью имя его родного отца.

В уголках глаз стало горячо.

Поглядев на всхлипнувшего мальчика, Тил, похоже, почувствовал себя виноватым.

– Извини меня. Ты-то здесь ни при чем.

– Но что случилось-то, скажи? Я же ничего не знаю…

– Ах да, – Тил потрепал короткую черную шевелюру Джинто. – Как я уже сказал, Рок заключил сделку. Он должен огласить детали минут через десять. Сразу после этого все до единого на Мартине его возненавидят. Многие будут думать, что если не могут добраться до него самого, то хотя бы на его семье хорошо бы отыграться. Поэтому мы и направляемся в президентский офис – его лучше охраняют.

– Они попытаются меня линчевать? – Джинто содрогнулся.

– Может, и попытаются, – холодно кивнул Тил. – Хотя думаю, до этого не дойдет. Но испортить тебе жизнь они смогут – будут оскорблять, швырять чем попало. Не удивлюсь, если кто-нибудь закинет тебе в комнату дымовую бомбу.

При упоминании комнаты в голову Джинто автоматически пришла мысль о Лине Клинт.

– А что будет делать Лина? Много народу знает, что я живу в вашей семье.

– Я с ней уже связался. Лина взрослая, она может сама о себе позаботиться.

– Значит, она уже ушла? – уточнил Джинто; он не мог поверить, что Лина ушла одна, без него.

– Да, – Тил явно прочел мысли Джинто по его лицу. – Она о тебе очень сильно беспокоилась. Заставила меня пообещать, что я тебя найду.

– А, понятно, – ответ Тила успокоил Джинто не до конца. Поскольку не было никакой гарантии, что Тил его найдет, то не начнет ли Лина искать его сама? Та Лина, которую Джинто знал, так бы и поступила.

Лифт прибыл на уровень Нексус, расположенный на третьем этаже, и двери открылись. Джинто с Тилом молча – каждый по своим причинам – вышли.

Бессчетные трубы лифтов, пронзающих многофункциональный комплекс, испещряли уровень Нексус, придавая ему некое сходство с колоннадой древнего храма. Между ними сновало множество беспилотных капсул-такси.

Обнаружив, что дверь лифта открылась, одна из капсул остановилась прямо перед вышедшей парой.

Тил жестом правой руки указал Джинто, чтобы тот садился.

Душа Джинто металась, хотя тело уже спокойно устроилось на сиденье.

– Президентский офис. Срочно, – приказал капсуле Тил. Потом сложил руки и погрузился в молчание.

Джинто грызло беспокойство, что же это за «сделка». Атмосфера очень не располагала к расспросам, но, собрав всю смелость, какая была в его маленьком теле, он все же произнес:

– Тил, расскажи про эту сделку.

– Это закрытая информация. Мы не можем позволить населению узнать об этом до объявления.

– Даже мне? – робко спросил Джинто.

Секретарь президента фыркнул.

– Что, уже строишь из себя высшую касту?

– В каком смысле…

– Включи голо. Объявление совсем скоро.

Джинто послушно нажал тумблер головизора капсулы. На месте панели ручного управления такси тотчас возникла голограмма.

– В настоящий момент войска Аб сохраняют неподвижность, – сообщил маленький полупрозрачный человечек. – Похоже, между президентом Линном и ними происходят какие-то обсуждения. По информации, полученной от нашего источника, президент планирует сдаться Империи. Я искренне надеюсь, что слухи неверны и наш лидер сделает достойный выбор. Так, поступило сообщение, что ровно в 25:00 из президентского офиса будет сделано важное объявление. Осталась одна минута и тридцать секунд.

Это были долгие минута и тридцать секунд. Минута и тридцать секунд, которые Джинто хотел оставить позади как можно быстрее, но которые тянулись дольше вечности. Джинто нетерпеливо смотрел на головизор, время от времени косясь на своего соседа по капсуле.

Тил сидел неподвижно, как статуя, и неотрывно смотрел вперед – на голограмму не бросал ни взгляда.

Капсула такси вынырнула из комплекса и понеслась сквозь соединяющую трубу, мостом перекинувшуюся над джунглями.

Наконец время пришло.

Изображение диктора уже сменилось на обычную комнату для пресс-конференций; трибуна была пуста. И вот появился привлекательный пресс-секретарь и взошел на трибуну.

– Я должен сделать официальное заявление.

Джинто затаил дыхание и уставился на губы пресс-секретаря.

– Сегодня в 23:52 президент звездной системы Хайд Рок Линн передал контроль над звездной системой Хайд Его Высочеству Дусанью, наследному принцу и командующему флотом Империи, Абриелу Неи-Ламсару, королю Барке. С этого дня мы являемся частью Человеческой Империи Аб.

Хотя представителей прессы на голограмме видно не было, Джинто услышал, как они зашумели. Они не были удивлены или рассержены – просто расстроены. «Как я и думал», – пробормотал кто-то из репортеров.

«Ну это не так уж плохо», – подумал Джинто и кинул взгляд на Тила.

– Это еще не все, – коротко произнес Тил.

– Однако президент, желая сохранить пути к другим звездным системам в руках граждан системы Хайд, предложил компромисс. А именно: монарх должен быть из числа наших граждан.

– Это было возможно?! – послышался изумленный голос.

– Вопросы потом; пожалуйста, придерживайтесь установленного порядка, – спокойно ответил пресс-секретарь. – Но сейчас я сделаю исключение. Судя по исходу, это было возможно. Наши новые правители приняли это условие в обмен на коды нейтрализации нашей противокорабельной обороны.

– Ну и кто будет нашим монархом?

– Для вопросов пока рано. Ну ладно: первоначальный план состоял в том, чтобы его избрать. Но, к сожалению, в Империи дворянин – не тот статус, который зависит от исхода выборов. Как правило, дворянство и избирательная система несовместимы, – пресс-секретарь попытался рассмеяться, но неудачно.

Даже через электромагнитные волны трансляции почувствовалось, что атмосфера в помещении наэлектризовалась.

– Кто будет нашим монархом?! – чей-то другой голос задал тот же вопрос.

– Командующий Абриел объяснил отношения между Империей и звездными системами. Монарх – это нечто вроде владельца космической торговой компании. А руководство большинства фирм наследуется, не избирается демократически…

– Кто будет нашим монархом?! Черт, я и так понимаю, и все здесь понимают. И те, кто нас смотрят, тоже наверняка понимают. И тем не менее я хочу услышать ясный ответ: как зовут нашего нового повелителя?!

Джинто тоже все понимал. Но не мог поверить.

– Этого… не может быть…

В поисках поддержки он посмотрел на Тила. Но тот сидел с жестким выражением лица, не размыкая губ.

По ту сторону головизора пресс-секретарь, явно растерянный, поднял глаза к потолку и ответил:

– Ну ладно. Всё так, как вы, видимо, и предполагаете. Наша звездная система стала владением Рока Линна.

Обладатели бестелесных голосов, несомненно, были в ярости.

– Вот какая сделка, – произнес Тил. – Он сдал агрессору наше единственное оружие, просто чтобы стать дворянином. Я и не знал, что Аб настолько боятся нашей противокорабельной системы. Может, мы даже смогли бы дать им реальный бой.

– Но, но… – Джинто изо всех сил пытался хоть как-то защитить честь отца. – Он же сначала хотел избрать, верно? Значит…

– Кто знает? – скрежетнул зубами Тил. – Я узнал его идею, когда все уже было кончено. Наши оборонительные системы были отключены… а семья Линн стала Имперскими дворянами. Я не знаю, какие там условия были изначально. Он же заранее со мной не посоветовался. Как будто его секретарь тут вообще ни при чем. Все, что ему было нужно, – это чтобы я отвез ребенка в безопасное место. А я-то думал, я его друг!

– А… Джинто понял одну из причин гнева Тила. Для него это было личное предательство.

– Пожалуйста, успокойтесь! – повысил голос пресс-секретарь в головизоре. – Если вы как следует все обдумаете, то увидите, что это на самом деле лучшее решение. Монарх Линн будет с максимальным пониманием относиться к запросам нашей администрации. Он намерен подчиняться нашему демократическому правительству, пока мы не нарушаем каких-либо законов Империи. Можем ли мы ожидать такого от Имперского дворянина по рождению? У нас будет самая высокая степень автономии среди всех звездных систем в Империи.

– Ерунда!

– Ему вообще можно доверять?

Среди криков прозвучал вопрос:

– Кстати, а где сейчас президент Линн, в смысле монарх Линн?

– Вот именно, где он?!

– Эээ… – пресс-секретарь замялся, что для его должности немыслимо. – Рок Линн, чтобы обсудить все детали и официально получить титул в столице Империи, направился на флагман флота Аб. Он сел на челнок Аб на Французских полях. Сейчас он, скорее всего, уже на их корабле.

– Он что, удрал?!

– Вот почему он откладывал сообщение.

– Но он вернется?

– О, он вернется – с целым транспортом имперских телохранителей!

– Не, даже если он захочет вернуться, все равно уже не сможет. Вы думаете, Империя так просто сделает его дворянином? Ха, его тоже обвели вокруг пальца. Так ему и надо.

– Господа! – героически продолжал сражаться пресс-секретарь. – Пожалуйста, поймите, выбор президента был продиктован заботой о счастье всех граждан, а вовсе не мыслями о собственной выгоде…

Не в силах слушать дальше, Джинто выключил головизор.

– Вот так, – уронил Тил. – А ты будешь следующим монархом. Ох, я не должен был так говорить. Вы же наш принц. Простите мне, пожалуйста, мою грубость, Ваше Высочество. Мои извинения.

Джинто пытался думать, что это шутка, но на лице Тила не было и намека на юмор.

– Это нечестно, Тил… – Джинто чуть не плакал. – Нечестно так говорить…

– Я знаю, – Тил по-прежнему смотрел прямо перед собой. – Я обращаюсь с тобой мерзко. Но просто не могу разобраться в собственных чувствах. Черт, я изо всех сил стараюсь не заорать. Дерьмо!

Капсула такси прибыла на уровень Нексус в Омни I. Лифт до президентского офиса должен был вот-вот прибыть.

– Тил, еще только одну вещь мне скажи…

– Да? – Тил повернулся к нему.

– Когда ты сказал Лине, чтобы она бежала… – Джинто не хотелось заканчивать вопрос, но не спросить он не мог. – Ты ей рассказал о сделке?

– …Нет. Это была закрытая информация.

Мгновение нерешительности ясно сказало Джинто, что Тил солгал.

– Понятно, – Джинто почти расслышал звук, с которым его любимый, такой знакомый мир разлетелся вдребезги.

 

Следующая

 


[1] Латиницей здесь и далее даются термины на баронхе, языке Аб; произносить их следует в соответствии с написанием – в данном случае, например, «Фрибар Глоер Гор Бари» и «Бар Фрибар» – здесь и далее прим. Ushwood

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ