Предыдущая            Следующая

ПАРАЗИТ 10.6

Из-за остатков пены на моей перчатке рука была липкой, когда я потянулась за дубинкой в вещевое отделение на спине. Я только со второй попытки положила большой палец на кнопку и смогла взмахом разложить дубинку на всю длину.

Я шагала к Суке с оружием в руке. Ябеда поспешила за мной, при этом настороженно поглядывая на продолжающийся бой с Протекторатом.

– Эй, Рой! – она ухватила меня за плечо.

Я крутанулась к ней лицом, сжимая дубинку. Выражение лица Ябеды изменилось – она явно до чего-то догадалась.

Дерьмо, – ругнулась она. – Послушай…

Возможности договорить у нее не было. Вокруг нас заклубился белый дым. Моей первой мыслью было, что противник применил что-то вроде инсектицидного спрея.

Сегодня моего «везения» хватило бы и на это.

Я задержала дыхание и поспешила выбраться из облака (Ябеда следом) и заозиралась в поисках его источника. Натиск сражался с Регентом и Чертовкой, Мрак и Теневая Охотница – с Батарейкой и  Сплавом. Сука же и ее псы противостояли Триумфу. На мой взгляд, не лучший вариант – против парня со сверхзвуковым криком ставить собак с чувствительным слухом.

Я чуть не отправилась бить Суку здесь и сейчас, но инстинкт самосохранения одолел жажду возмездия. Когда мы с Ябедой обогнули облако, я увидела Мисс Милицию.

В ее руке сверкнула черно-зеленая вспышка, и она кинула в мою сторону гранату. Я поспешно попятилась, но это оказалась еще одна дымовуха, взорвавшаяся между мной и Мисс Милицией.

Почему дым?

Пчелы, которые находились в дыму, вели себя странно. Я удивилась, когда выяснила почему. Я и раньше знала, что пчеловоды успокаивают пчел дымом, прежде чем собирать мед. Я предполагала, что дым служит транквилизатором, усыпляет их. На самом же деле он вынуждал их возвращаться к инстинктивному поведению: хотеть есть, кормить, спасаться бегством. Тех, которые находились вблизи от закрытых пространств и даже углов стен или фундаментов домов, дым заставлял менять режим работы крыльев, чтобы изменять направление потоков кислорода.

Если Мисс Милиция намеревалась с помощью дыма помешать моим насекомым, то она недооценила мою способность. Я отключила их инстинкты и послала их сквозь дым вслепую, чтобы нащупать ее. И обнаружила, что она бежит к нам сквозь дым.

– Она идет! – крикнула я.

Задним числом я поняла, что это была ошибка.

Конечно, я предупредила Ябеду и остальных, но заодно дала понять Мисс Милиции, где нахожусь сама. Я развернулась, чтобы бежать, но она уже подняла свое оружие и выстрелила с оглушительным грохотом.

По тому, как отдельные частицы пролетали мимо моих букашек, и по возмущению воздуха позади них я могла предположить, что это был дробовик. Выстрел задел меня вскользь, и я рухнула на бок. Боль пришла мгновением позже, охватив половину тела, от плеча до правой ягодицы. Я предполагала, что это нелетальный боеприпас, – но он запросто мог оказаться для меня летальным, судя по тому, как безумно больно он мне вмазал, и это еще при том, что костюм его удержал.

Прежде чем Мисс Милиция успела выстрелить еще раз, я направила насекомых ей на руки и в глаза, надеясь вывести ее из строя. У меня еще оставалось немного букашек, заряженных капсаицином, – их всех я послала туда же.

Как ни тяжело было видеть сквозь дым, тусклый свет все же оставался. Но он исчез, как только Мрак применил свою способность.

Мисс Милиция шаталась и спотыкалась, ее кисти и лицо покрывались укусами и ожогами. В руках у нее уже не было оружия, а значит, мы больше не рисковали, что она нас подстрелит. Я послала еще насекомых на других членов Протектората, чтобы попытаться вывести из строя и их.

Ябеда щупала вокруг себя, пока не отыскала меня в темноте. Она схватила меня за ту же руку, в которой я держала дубинку, и помогла подняться на ноги. При ее поддержке я заковыляла прочь. Судя по моим ощущениям, обошлось без переломов.

Когда мы пересекли улицу, тьма исчезла. Нас встретил Мрак.

– Дракон?

– Капут, спасибо Ябеде, – ответила я.

Он кинул взгляд в ту сторону, откуда мы пришли.

– Чертов дым. Слушай, Ябеда, иди по улице вон туда, жди нас. Мы с Рой вернемся, чтобы найти и забрать остальных.

По-видимому, это был еще один плюс от использования дыма: если изначально ожидаешь, что не сможешь видеть, то не повредит лишить этой привилегии и врага. Мисс Милиция об этом подумала. Не будь ее команда столь малочисленной, она могла бы причинить куда больше вреда.

– Мои букашки говорят мне, что они там, там и там, – я указала в направлении сокомандников. – Это все, что я могу сделать. Меня типа как подстрелили, не уверена, что я в форме для беготни.

Он резко повернул голову ко мне.

– Подстрелили?

– Я в порядке, было нелетальное. Кажется, – заверила я его. – Теперь иди!

И он пошел, кинув на меня взгляд через плечо, прежде чем нырнуть во тьму.

Мы с Ябедой ретировались. Отойдя на три квартала, нашли наконец место, где могли спрятаться. Ябеда достала телефон и принялась рассылать сообщения – видимо, Мраку и Змею.

Нашим укрытием был вестибюль многоквартирного дома. Окна были заколочены досками, и, судя по некоторым признакам, не так давно здесь кто-то останавливался. В остальном дом был похож на тот, где жил Мрак. Ну, естественно, менее опрятный.

– Ты как? – спросила Ябеда.

– Этот вопрос, похоже, вошел в моду.

– Прости. Я знала, что пушка наверняка перегреется, и то немногое, что я поняла, анализируя Дракон, подсказало мне, что она в первую очередь займется именно пушкой. Я не думала, что ты там тоже застрянешь.

– Нет. Твой фокус с пушкой спас мне шкуру. Реальная проблема была в том… – тут мой голос увял. В руке у меня по-прежнему была дубинка; остатки арест-пены означали, что мне, скорее всего, придется потом отдирать перчатку от оружия. Я сжала дубинку покрепче.

Мы сидели в молчании без малого десять минут, когда пришли остальные, все вместе. Теневая Охотница хромала, двое из псов, нормального размера, лежали на спине у Бентли, но все были более-менее целы.

Глаза Суки чуть расширились, когда она увидела меня.

Я уже стояла, едва ощущая боль в тех местах, куда вскользь пришелся выстрел. Кровь стучала в ушах, я чувствовала жужжание своих насекомых.

– Как… – начала было она. Закончить ей я не дала. Сжимая дубинку обеими руками, я вмазала ей по верхней части бедра. Когда она не упала, я оторвала одну руку от дубинки и ударила тыльной стороной ладони. Сука рухнула на колени, и вокруг зазвучали вопли протеста.

Было больно. Черт, я никогда раньше не била кого-то всерьез руками. У меня мелькнула мысль, не сломала ли я что-нибудь.

На некоторых из моих сокомандников еще оставались букашки. Я чувствовала их приближение: Мрак и Чертовка подходили, чтобы меня остановить. Я уклонилась от их рук, прежде чем меня схватили, и угрожающе подняла дубинку. Кинула беглый взгляд в сторону Теневой Охотницы и, добавив к голосу жужжание и стрекотание своего роя, произнесла:

– Не трогайте.

– Какого черта ты делаешь?! – проревел Мрак.

– Ее спроси, – мой голос был едва выше рыка.

Мрак покосился на Суку – та потирала челюсть, широко открыв рот, будто проверяя, работает ли она.

Я присела настолько быстро, что колено стукнулось об пол. Ухватилась второй рукой за верх дубинки, перекинула ее Суке через голову и вставила ей в рот, между зубами, с силой нажав.

Мрак снова двинулся, чтобы меня остановить, и я покачала головой. Он поколебался, но в итоге отступился.

Бентли, рыча, побежал ко мне – ему не понравилось нападение на хозяйку. Я встретила его взгляд своим, немигающим, и пес не стал бросаться – возможно, он не хотел ранить хозяйку, атакуя меня. Не разрывая зрительного контакта, я произнесла под аккомпанемент жужжания роя:

– Регент, это не для ушей Теневой Охотницы.

– Понял, – ответил Регент. Теневая Охотница ушла к скамейке возле лифтов, села и уткнулась лицом в руки, закрыв себе уши.

Регент сообщил мне:

– Теперь она почти ничего не слышит.

– Сука, – я потянула за дубинку, заставив Суку задергаться еще сильнее, – только что попыталась подставить меня в бою с Дракон. Толкнула меня в пену.

Сука издала придушенный звук, потом ударила меня кулаком в бок – туда, куда я уже получила из дробовика Мисс Милиции. Было больно, и, чтобы не дать ей это повторить, я поменяла позу так, чтобы завалить Суку на спину и прижать голову к полу дубинкой. Она по-прежнему могла наносить мне удары, но мои голени могли выдержать гораздо больше издевательств, чем ее челюсть. Только тут до меня с запозданием дошло, что я отвела взгляд от Бентли, однако он на меня не набросился. Подняв глаза, я увидела, что Ябеда держит его за цепи.

– Ты трусло, Рэйчел, – сказала я. – Ты только что сделала ровно то, за что ненавидишь меня, хотя я это почти сделала. Ты ударила меня в спину. Ты подло подставила товарища по команде.

Она промямлила что-то сквозь дубинку. Ее взгляд заставил меня всерьез озаботиться тем, не убьет ли она меня, когда я ее отпущу.

– У меня сейчас есть полная возможность излупить тебя, и я достаточно зла, чтобы это сделать, – тихо сообщила я ей. – Но я не буду. Твоя вендетта против меня заканчивается вот сейчас. Ты сделала свою попытку, ты облажалась. Если ты по-прежнему на меня злишься, тебе, блин, лучше смириться, ясно?!

Она прорычала два нечленораздельных слова. Подозреваю, что ругательных.

Следующие свои слова я произнесла шепотом и низко склонившись, чтобы их слышала она одна.

– Когда ты будешь крутиться и ворочаться в постели, пытаясь уснуть, вспоминая, что я сейчас сделала, и закипая от этого, помни, что это ты оказалась слабой. Ты опозорилась, облажалась, ты слабачка, тряпка, которая не может даже встать против меня лицом к лицу. И, зная тебя так, как знаю я, готова поклясться, что тебя это будет грызть. Думаю, это самое большое наказание, которое я тебе могу устроить. И это на твоей совести, не на моей.

Ты сама сказала не так давно. Не стоит меня недооценивать. Если хочешь попробовать еще разок, пусть лучше эта попытка будет чертовски хорошей. Потому что если нет, то я выживу и выберусь. И тогда, возможно, я в самом деле сломаю тебе челюсть. Для начала.

Я встала, убрав дубинку изо рта Суки, и шагнула прочь, чтобы она смогла подняться на ноги. Прислонилась к стене, нажатием на кнопку сложила дубинку. Я пристально смотрела на Суку.

Она встала, разрабатывая челюсть, и зло уставилась на меня. Либо у нее не нашлось что мне ответить, либо нашлось, но челюсть слишком болела, чтобы попытаться. Никто из остальных не вмешивался.

Посреди молчания я напоследок сказала:

– Думаю, я уже дала понять, что будет, если ты захочешь продолжить эту вендетту. А сейчас я хочу предложить тебе сделку. Третью по счету, кажется, и позволю себе заметить, что мои сделки с тобой обычно вполне справедливые.

Ее глаза прищурились.

– Я налажала, ты налажала, уже пофиг. Оскорбление за оскорбление, удар за удар, мне хотелось бы думать, что мы квиты. Поэтому теперь я буду доверять тебе прикрывать мне спину. Я буду и дальше влезать в такие ситуации, где у тебя будет шикарный шанс подставить меня, ударить в спину, поймать со спущенными штанами. Потому что по-другому мы не сможем работать как команда.

Я собираюсь обращаться с тобой как с чертовым товарищем, Рэйчел, но и на этом не остановлюсь. Ты считаешь, что сможешь оставить все позади и удовольствоваться тем, что попыталась выкинуть сегодня? Отлично. Потому что, если ты захочешь, я пойду с тобой помогать заниматься собаками. Я принесу гребаный обед, если попросишь. Вот какую сделку я тебе предлагаю прямо сейчас, когда я на тебя зла. Я, черт подери, буду твоей подругой.

Она отвернулась, насупилась, уткнулась взглядом в пол.

– Да или нет.

Сука, похоже, выбрала «нет». Она унеслась прочь, захлопнув дверь сразу, как только через нее выбежал Бентли, и оставила нас остальных стоять на заваленном мусором полу.

Мрак шумно вздохнул и оглядел нашу группу.

– Нам лучше идти. Сейчас надо решить, что делать с Теневой Охотницей.

– Мы могли бы ее оставить у себя, – сказала Чертовка.

Регент покачал головой.

– Неа. У этого варианта есть недостатки, и один из них – что, когда я сплю, то теряю контроль над всеми, кого контролирую. Лучше избавиться от нее на моих условиях, чем чтобы она попыталась прострелить мне горло, пока я дрыхну.

– И это типа как угребищно, – добавила я.

– Я думал, ты вся с нами, – сказал Регент.

– Так и есть. Но это не значит, что я идиотка, – огрызнулась я. – Такой контроль разума…

– Контроль тела, – скучающим тоном перебил Регент. – Ее разум все еще принадлежит ей.

– Семантика. Такой контроль разума на шкале угребищности стоит довольно высоко. Люди будут на это реагировать. Он может оказаться той последней каплей, которая им нужна, чтобы использовать против нас летальные средства. Подумай, насколько иначе закончился бы сегодняшний день, если бы Дракон и Мисс Милиция не сдерживались.

– Ну да, – он пожал плечами. – Ладно. Я вообще не понимаю, почему ты со мной споришь. Я согласен, надо от нее избавиться.

– А что ты делал раньше в таких случаях? – полюбопытствовала Ябеда.

– Постоянно держал трех человек, которыми пользовался, мне помогала сестра. Но ничего, все нормально. Смотрите.

Теневая Охотница встала, убрала руки от ушей и опустила, после чего направилась к двери. После чего обернулась к Регенту.

– Я тебя отпускаю, – заявил Регент.

И реально отпустил. Теневая Охотница, кряхтя, упала на четвереньки. Секунду спустя она уже заряжала болт и стремительно разворачивалась, наводя арбалет на Регента. Но застыла, так и не выстрелив.

– Есть одна фишка, – сказал он. – Моя способность? После того как я кого-то разобрал? Потом контролировать его намного легче. Каждый раз, когда ты будешь приближаться ко мне, я могу сделать вот так. Я могу воспользоваться своей способностью и вернуть контроль мигом.

Он заставил Теневую Охотницу поднять арбалет и поднести к собственному виску. Там был болт с транквилизатором, но смысл был чертовски понятен.

– Что будет в следующий раз, когда я возьму тебя под контроль? Продержу тебя целый день. Может, два, если буду в настроении пополуночничать. А теперь самое веселое, – в его голосе не было ни намека на веселье. – Если моя способность подскажет мне, что ты в досягаемости, я смогу это сделать, даже когда в гражданском. Ты даже не будешь знать, когда это с тобой случится. Ты сейчас под ответственностью Защитников, но при этом понятия не имеешь, где и когда я снова возьму тебя под контроль… Если только ты не уйдешь. Свали из города. Смени команду.

Она медленно кивнула. Движение было каким-то дерганым – странно. Регент что, дал ей ограниченный контроль над движениями?

– Теперь давай я тебя прогуляю до другого конца города и там отпущу. Не думаю, что ты настолько тупая, что попытаешься нас выследить, но моим товарищам наверняка будет спокойней, если они будут полностью уверены.

Теневая Охотница развернулась и вышла за дверь.

Регент поглядел на нас и пожал плечами.

– Так нормально?

– Возможно, она достаточно зла, чтобы мстить кому-нибудь еще из нашей команды, но – да, нормально, – ответил Мрак. – Пошли доставим нашу добычу.

 

***

 

Со Змеем мы встретились не на его подземной базе, и окружающие его люди не были наемниками в форме, составлявшими его свиту во время наших предыдущих встреч. Мы были на южном краю Доков, недалеко от делового района. Внешне это место чертовски походило на восстановленное ветхое здание, где я воссоединилась с «Темными лошадками».

Здание представляло собой старый квадруплекс, и, как и то, другое здание, оно было укреплено металлическими панелями, мешками с песком и пластиковыми листами, которые сохраняли внутри сухость. Половину нижнего этажа занимали комнатушки с двухъярусными койками, а остальная площадь была отдана под санузел, кухню и гостиную.

Обнаружив, что внизу никого нет, мы поднялись на второй этаж и очутились в открытом пространстве с двумя металлическими колоннами, поддерживающими потолок. Кроме Змея, там было полдюжины наемников и очень разношерстная на вид компания людей. Подростки, специалисты, и двое парней, которые вполне могли быть Плащами. Один – худой, низкорослый, с шоколадной кожей и татуировкой вокруг рта, изображающей путаницу острых зубов, протыкающих кожу щек и губ. Второй – помощнее, с голым торсом; на руках у него были ржавые, старые на вид механические штуки, на челюстях – пластины, смахивающие на медвежий капкан. Похоже, наручная конструкция была приспособлена удерживать возле кончиков пальцев металлические когти и при этом сохранять полную свободу движений рук. Кроме того, у него был шипастый ошейник примерно в таком же стиле.

Змей сидел в кресле, обитом черной кожей; на столе рядом с ним примостился ноутбук. Дина тоже была здесь. Она сидела на подушке возле кресла, у самых ног Змея, и ковыряла ниточки своего белого платья с рассеянной сосредоточенностью, которая дала мне понять, что, скорее всего, Дина получила свою «конфетку» сравнительно недавно.

– «Темные лошадки». Ябеда проинформировала меня, что вам сопутствовал успех, несмотря на некоторые затруднения. Не позволите ли взглянуть?

Ябеда шагнула вперед и протянула Змею USB-флэшку. Он вставил флэшку в ноутбук и повернул его так, чтобы мужчина средних лет слева от него мог работать с клавиатурой.

– Данные повреждены, сэр. Похоже, загрузка была прервана на отметке в девяносто семь процентов.

– Вы сможете заполнить пробелы? – спросил его Змей.

– Возможно. Это потребует времени. Здесь шифрование. Хорошее шифрование. Возможно, несколько дней работы всей команды?

– Скорее всего, это работа Дракон, – произнес Змей. – Давайте исходить из того, что понадобится как миинмум неделя. Возможно, Ябеда сможет чем-то помочь.

– Да, сэр.

– Приоритет номер один: мне нужны данные по «Ордену кровавой девятки».

У меня мурашки побежали по коже, но я ничего не сказала. Он что, собирается их нанять? Если так, то, с моей точки зрения, это чудовищная ошибка.

За меня спросил Регент:

– «Орден кровавой девятки»?

– Как минимум некоторых его членов видели в городе: они убивают местных жителей, сводят на нет усилия по восстановлению. Недавний хаос делает город идеальной площадкой для них, – ответил Змей. – Какая-нибудь из моих команд непременно столкнется с ними в ближайшем будущем.

– Насколько это вероятно? – спросила Ябеда. Затем наклонила голову в сторону Дины. – Можешь спросить у нее?

– Думаю, да, – Змей положил руку Дине на голову, погладил по волосам, затем его рука скользнула вниз по ее голове сбоку, пока пальцы не взялись снизу за подбородок. Он задрал голову Дины, чтобы девочка смотрела на него.

– Киса?

Его движения были нервирующе интимными – в таком смысле, о котором мне не хотелось думать. Нет, не интимными. Неподходящее слово, чтобы передать мое впечатление. Собственническими. Я отвела взгляд.

– Да? – откликнулась Дина.

– Вероятность, что какая-нибудь из моих групп столкнется с «Орденом кровавой девятки»?

– С кем?

Змей двинулся к ноутбуку, и мужчина шагнул назад, чтобы уступить ему место. Змей печатал что-то несколько секунд, затем развернул ноутбук, чтобы Дина могла видеть экран. Там было несколько изображений.

– Костерезка, – произнес он. Девушка на экране выглядела ненамного старше Дины – может, ровесница Айши. На фотографии она была с распахнутыми глазами и с брызгами засохшей крови, пересекающими по диагонали лицо.

– Птица-разбойница.

Темноволосая, темнокожая женщина; верхнюю половину ее лица закрывал шлем в форме клюва. Я вспомнила Железного Сокола, паренька, которому я пыталась помочь во время нападения Всегубителя, но он все равно умер. Судя по тому, что я читала, Птица-разбойница обычно применяла свою способность сразу, как только «Девятка» прибывала в город, – для максимальной паники и страха. Я предположила, что пока они просто не высовываются. Черт, мне придется сделать что-нибудь со своим костюмом – на всякий пожарный.

– Ползун.

На этот раз не портрет. Кадр с камеры видеонаблюдения. Бесформенный силуэт, даже не гуманоидный, в затененном месте. Я натыкалась на истории с его участием, когда искала подходящее супергеройское имя для себя. Малоприятные истории.

– Манекен.

Еще один снимок с большого расстояния. Его фигура на фото стояла рядом с Костерезкой, другие тяжеловесные фигуры тонули в тенях на заднем плане. Он был вдвое выше, чем она, и казался искусственным. Его тело состояло из отдельных частей, и каждая секция была покрыта твердым слоем то ли керамики, то ли пластика, то ли покрашенного в белый цвет металла – толком не разберешь. Суставы представляли собой смесь цепей и шарниров. Механик, повернутый на модификации собственного тела. Мне трудно было сказать, в какой степени его трансформация была результатом его собственной способности, а в какой – работы Костерезки.

– Сибирячка.

Женщина, абсолютно голая, все тело выкрашено полосами угольно-черного и белоснежного цветов. Она уже десяток раз противостояла Триумвирату – Легенде, Александрии и Эйдолону – и до сих пор топтала землю, делясь этими историями. Ну, как минимум просто топтала землю. Я читала, что она вообще не говорит.

– Жгунья.

Моложе, где-то под двадцать или молодо выглядящая за двадцать. Внешне она была почти нормальной, с неровно подстриженными темными волосами, но тут я заметила вертикальный ряд сигаретных ожогов на каждой щеке и слабый блеск в глазах.

– Топорик.

Об этом типе я даже не слышала. Маску он не носил, голова была обрита налысо. Выглядел он так, будто его били, жгли и всячески измывались так часто, что на его лице шрамов было больше, чем кожи, да и изначально едва ли он был красавчиком.

– Джек Нож.

Джек на шкале привлекательности был выше среднего; темные волосы были коротко подстрижены и прилизаны гелем. Бородка и усы тоже были безупречно подстрижены – и то, и другое с зазубренными краями; полурасстегнутая мятая рубашка обнажала безволосую грудь. Что-то в его внешности было от Джонни Деппа, только с мысом вдовы на лбу, более вытянутым лицом и более светлыми глазами. Приятная внешность, если закрыть глаза на то, что он серийный убийца. На фото он держал маленький кухонный нож.

Есть паралюди, которые были не в себе еще до того, как обзавелись способностями, вроде Суки, есть паралюди, превратившиеся в чудовищ после обретения способностей, вроде Бакуды. И есть по-настоящему опасные, те, кто, вероятно, были чудовищами еще до того, как способности вообще появились, а потом они стали еще хуже.

И если вам этого недостаточно, то есть Костерезка – по меркам психопатов она что-то вроде художницы. Она из тех, кто притягивает к себе других шизанутых, просто потому что они хотят увидеть, что она отколет дальше. Даже это не могло бы работать долго, но, насколько я понимала, Джек как-то исхитрялся стравливать их между собой и удерживать группу более-менее в целости. Он достаточно хорошо разбирался в психологии своей команды и обладал достаточной харизмой, чтобы не давать своим подчиненным попереубивать друг друга.

Это не значило, что они не убивали друг друга. Сейчас в их группе было всего восемь человек, и обновлялся состав чертовски быстро, потому что они были склонны к безбашенности, внутрикомандной грызне и пижонству. Они не постеснялись бы обрушиться даже на начальную школу – просто потому, что могли. Когда герои их атаковали, то применяли летальные средства.

– Ммм, – промычала Дина.

– Что такое, киса? – пробормотал Змей.

– Это он.

– Кто?

Дина указала на экран, на Джека Ножа.

– Он.

– Тебе придется объяснить нам, киса. Что с ним такого?

– Это из-за него все умрут.

Я содрогнулась. Что?

– Все, кто здесь находятся?

Дина замотала головой, так что волосы разметались в стороны.

Все. Я не понимаю. Не могу объяснить.

– Постарайся, – попросил ее Змей.

– Иногда это через два года. Иногда через восемь. Иногда где-то между. Но если он жив, что-то происходит, и все на Земле начинают умирать. Ну, то есть все всё равно умирают, но, когда это что-то происходит, они умирают очень быстро, один за другим, и через год не остается почти никого. Поэтому я сказала «все», если это имеет смысл и кто-то выживает но они все равно потом умирают быстро и…

– Тсс, киса. Думаю, мы поняли, что ты хочешь сказать. Теперь помолчи, если только у тебя нет каких-то важных мыслей. Нам необходимо все обдумать.

На несколько долгих секунд воцарилось молчание. Иголка бы упала – мы бы услышали.

– Его способность не настолько крутая, мне кажется, – медленно, будто обдумывая каждое слово, заговорил Мрак. – Искажение пространства, так что у любого клинка, который он держит, лезвие вытягивается на чудовищное расстояние, и при этом в удар вкладывается  оптимальная сила. Один взмах ножа рассекает целую толпу людей. Как-то непохоже, чтобы он был способен убить всех на Земле.

– Если только он как-нибудь не умудрится разрезать надвое всю планету, – задумчиво произнесла Ябеда.

Это меня встревожило.

– Нет, – ответила Дина. – Не умудрится.

– Думаю, нам понадобятся еще числа, если мы хотим разобраться, киса. Какова вероятность, что он преуспеет? До одного знака.

– 83.4%.

– Ты сказала – «если он жив». Что если мы его убьем? Сейчас? До одного знака. Если я воспользуюсь своей способностью.

– 31.2% за то, что кто-то убьет его до того, как он покинет город, если ты воспользуешься своей способностью. И если ты это сделаешь, ничего не произойдет в течение пятнадцати лет.

– Но все равно произойдет? – уточнил Змей.

– Да. В любом случае.

– Значит, он служит катализатором для чего-то другого, – заметила Ябеда.

– Оно всегда срабатывает, киса? Это что-то, что убивает всех на Земле?

Дина покачала головой.

– Не всегда, не полностью. Иногда больше людей выживает. Иногда сотни, иногда тысячи, иногда миллиарды. Но когда это происходит, миллионы или миллиарды погибают в любом случае.

– Если я пошлю «Странников»? Каковы шансы, что они его убьют?

– У меня болит голова.

– Пожалуйста, киса, это очень важно. До одного знака.

– 22.6%. И 30.9%, что кто-то из них погибнет.

– А для «Темных лошадок»?

– 11.9%, что им удастся. 55.4%, что они все погибнут, если будут сражаться с этими людьми.

Змей вздохнул и выпрямился. Глянул на того мужчину средних лет, передал ему ноутбук.

– Я вам настоятельно рекомендую собрать по этой группе всю информацию, какую только сможете. Любая деталь в данных ОПП может оказаться бесценной. Если потребуется не спать ночами, не спите ночами.

Мужчина взял ноутбук, сглотнул и быстро кивнул. Остальные люди, собравшиеся вокруг Змея, тоже явно были очень встревожены услышанным.

– Мы должны связаться с местными героями, – произнес Мрак. – Дать им знать, что происходит.

Змей медленно кивнул.

– Я этим займусь. Впрочем, числа иллюстрируют одну вещь. Вы не готовы сражаться с этой группой. Если вы столкнетесь с ними, то…

– Шестьдесят процентов, – пробормотала Дина.

– Что шестьдесят процентов, киса?

– Шестьдесят процентов, что «Темные лошадки» столкнутся с кем-нибудь из этих людей.

Змей повернулся к нам.

– Итак, вы с ними, вероятно, столкнетесь. Когда это произойдет, бегите. Сдавайте любую территорию, бросайте любую работу. Ваше выживание для меня важнее, чем успешно выполненная работа.

– Ясно, – ответил Мрак.

– А тем временем мы переходим к следующей стадии моего плана, – сказал Змей. – Возможно, вы удивляетесь тому, насколько это место похоже на штаб-квартиру, которую я предоставил вам. Я подготовил эти помещения на роль ваших баз, тех мест, откуда вы сможете действовать, брать под контроль и удерживать территории. У меня есть еще. Если вы склонны согласиться, я предложил бы каждому из вас взять себе по одной базе. Мрак, здесь будет твоя совместно с Чертовкой база – полагаю, это вас устроит?

Мрак огляделся.

– Много места и слишком много коек для двух человек.

– Об этом позже. Естественно, я могу предоставить людей и помощь. Полагаю, вы захотите и сами подбирать и нанимать себе персонал. По поводу денег связывайтесь со мной – я обеспечу каждому, кого вы наймете, достойную плату.

Мрак кивнул.

– Регент? Твоя территория рядом с территорией Мрака, возле побережья.

Регент тоже кивнул.

– Суки нет?

– Внутрикомандные дела, – ответил Мрак. – Она вернется.

– Досадно. Ваша вторая штаб-квартира, куда я перевез ваши общие пожитки, будет ее базой. Лай и Кусай, – он указал на двух паралюдей, – участвовали в битве со Всегубителем, и я с ними связался. Они, а также эти три молодых человека, – он указал на троих ребят студенческого возраста, имеющих довольно-таки испуганный вид, – будут работать на нее. Лай и Кусай проявили себя бесстрашными людьми и должны без особого труда справляться с собаками, даже когда будет работать способность Суки. Эти джентльмены и юная леди имеют определенные навыки в ветеринарии или в обращении с собаками. Дайте ей об этом знать. Она вольна принять их или отказать им, как сочтет нужным.

Мрак взглянул на пятерых человек, которым предстояло стать подчиненными Суки, и кивнул.

– Ябеда, я устроил твою штаб-квартиру поблизости от Лорд-Стрит, в одном из бывших помещений АПП. Полагаю, твои товарищи захотят быть с тобой на связи, а то место как легко досягаемо, так и позволяет без труда добраться до других районов. База уже оснащена компьютерами, и ты найдешь там персонал – людей, способных собирать информацию из любых источников, будь то СМИ, компьютеры или улица. Кроме того, ты найдешь там небольшой отряд наемников, который я выделил специально для тебя, так что ты сможешь действовать на основе собранной информации, как сочтешь нужным.

– Клево.

– Рой, я организовал твою штаб-квартиру близ южного конца Бульвара. Там все еще идут ремонтные и восстановительные работы, но если ты проявишь терпение, то, когда все снова наладится, это место может стать одним из самых прибыльных.

Я кивнула. Указанное им место было не очень далеко от моего старого дома и рядом с нашим бывшим убежищем. Знал ли Змей, кто я, или же это место ему предложила Ябеда? У меня было неспокойно на душе.

– Регент, Мрак, Чертовка и Рой, я отдаю себе отчет, что не выделил вам людей с самого начала. Я предоставляю вам начать работу самостоятельно, самим решить, что вам необходимо и как вы намереваетесь действовать. Когда вы это для себя решите, сообщите мне, и я приложу все усилия, чтобы помочь вам заполнить пробелы в ваших индивидуальных операциях.

Когда вы уйдете, вы получите мейлы с указанием адресов ваших персональных штаб-квартир. Пока что все, что я от вас буду требовать, – это установить на своих территориях порядок и добиться некоторой степени контроля.

Вокруг закивали.

– Ваша плата за сегодняшнюю работу скоро прибудет на ваши счета, как и бонус за те препятствия, с которыми вы столкнулись. Вопросы? Темы для обсуждения, которые вы хотели бы поднять?

– У меня есть несколько вопросов, но, думаю, я сначала разберусь, что делать с этой новой ролью, которую мы на себя берем, – ответил Мрак. – А потом я их задам.

– Хорошо.

– Я хотела бы кое о чем с тобой поговорить, – произнесла я, подкрепляя и одновременно маскируя голос шумами своего роя. – Приватно.

– Да. Это годится, я в любом случае хотел побеседовать с тобой наедине. Кто-нибудь еще? Что-нибудь еще, прежде чем мы разойдемся?

Никому не нашлось что сказать. Мрак и остальные наши развернулись на выход, толпа вокруг Змея вскоре последовала за ними. Один из подчиненных Суки – Лай, кажется? – неприятно посмотрел на меня, проходя мимо, и сунул руку себе в пах, чтобы то ли почесаться, то ли сделать неприличный жест.

Очаровательно. Этот найдет с Сукой общий язык.

Когда группа покинула комнату, я услышала шум снизу – они перемещались по дому. А может, это Мрак исследовал свою новую базу. Я осталась со Змеем и Диной.

Я не была уверена, что мне нравится, что наша группа вот так разделилась. Время для этого казалось неподходящим. Я типа как надеялась залечить трещину между нами, а если каждый из нас будет сидеть на собственной территории и заниматься собственными делами, сделать это будет трудно.

Ладно, будем решать проблемы по мере их возникновения.

– Я слышал про инцидент в больнице после нападения Всегубителя.

Я кивнула.

– Ябеда сообщила мне, что ты знаешь, что я был в полной мере информирован о твоей истинной натуре.

– Ага.

– Объяснила ли она, каким образом?

Я покачала головой. Ябеда просветила меня насчет его способности конфиденциально.

– Что ж, полагаю, когда-нибудь в будущем я могу поделиться этой деталью. Ты понимаешь мое стремление сохранить некоторые вещи в тайне?

– Да, объяснять не нужно. Я понимаю. Это имеет смысл, это умно.

– Ммм, – промычал он. Затем повернулся к своей «кисе», погладил ее по голове, как погладил бы настоящую кошку или собаку. Дина неотрывно смотрела на свое платье. Подцепила торчащую нитку, вытянула ее. Нитка порвалась, и Дина уронила ее, позволив ей опуститься на пол. Потом взялась за следующую нитку.

Змей прервал мои наблюдения:

– Итак. Ты хотела что-то обсудить?

– Да. Я приняла решение.

– Изложи.

– Тогда, в лимузине, ты спрашивал меня, чего я хочу от всего этого, чего я ожидаю от сделки с тобой.

– Да.

– Я попросила тебя исправить город, ты ответил, что собираешься сделать это в любом случае и что я должна попросить что-нибудь еще.

– И ты решила.

– Да, – я сделала глубокий вдох. – Дина. Твоя… киса.

– Ты хочешь, чтобы я ее отпустил. Боюсь, что…

Я поспешно оборвала его:

– Нет.

Он замолчал и склонил голову чуть набок.

Я сглотнула слюну, чувствуя отвратительный ком в животе.

– Я знаю, что она для тебя бесценна. Я знаю, насколько полезен ее талант и как много тебе пришлось сделать, чтобы ее заполучить. Мне это не нравится, но я понимаю.

Он не ответил. Лишь смотрел на меня маской без отверстий для глаз, просто с черной тканью, натянутой поверх глазниц.

– Я… все, чего я прошу, – отпусти ее, когда ты закончишь. Когда ты захватишь город, когда преуспеешь в своем плане, то отпустишь ее домой, к семье. Если ты пообещаешь сделать это, я буду работать на тебя. Я буду пахать больше всех, чтобы город перешел под твой контроль, и после этого я продолжу работать на тебя до тех пор, пока не перестану быть тебе нужна.

– Боюсь, Рой, что эта сделка несколько несбалансированная. Не сочти за оскорбление, но мое первоначальное впечатление таково, что моя киса для меня намного ценнее, чем ты.

О нет. Я пала духом.

– Но я могу ее принять, – продолжил он. – При условии, что ты докажешь мне, что твои таланты стоят того, чтобы лишиться ее талантов. Должен признать, активное содействие, которое ты способна оказать, может принести больше пользы, когда город будет под моим надежным контролем, когда мне придется меньше заботиться о каждодневных делах.

Я деревянно кивнула.

– Что-нибудь еще?

Я покачала головой и без единого слова развернулась, чтобы уходить.

Когда я спустилась по лестнице, Ябеды и Регента там уже не было. Может, ушли смотреть свои новые базы. Мрак с Чертовкой были в «гостиной» – они открывали ящики, чтобы изучать, что у них есть в наличии.

Я была не в настроении ни разговаривать с ними, ни объяснять недавнюю беседу со Змеем.

Молча выйдя из дома, я захлюпала по воде. Вдруг я поняла, что мои кулаки крепко сжаты и перчатка прилипла сама к себе из-за остатков арест-пены. Черт. Интересно, удастся ли мне ее отскрести?

Вытащив пальцы из перчатки, я осознала, что моя рука дрожит.

Я сделала глубокий вдох, чтобы успокоить нервы. Я справлюсь. Что бы мне ни пришлось сделать, я обязательно помогу этой девочке.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ