Предыдущая            Следующая

ПАРАЗИТ 10.5

Четыре механизма на плечах доспеха Дракон повернулись и нацелились в различные точки холла. Ябеда бросилась в бегство первой из нас, остальные последовали за ней – и тут Дракон открыла огонь.

В общем и целом она выпустила в холл четыре струи арест-пены; все четыре турели на плечах изрыгали ее, точно пожарные шланги. Нас задели лишь отдельные капли, но они тут же раздулись в шары размером с мячики для гольфа или для софтбола. Каждый шар был вязким и липким, и любая попытка его смахнуть только размазывала его и увеличивала поверхность соприкосновения с воздухом, от чего он только сильнее разбухал.

Если бы мы побежали на долю секунды позже, возможно, нам была бы хана.

Сплав попытался перекрыть нам отход, но с ним снова вступила в бой Теневая Охотница вместе с одним из псов, Бентли. Это сочетание оказалось довольно удачным, потому что Сплав не мог достаточно жестко бить по собаке, не рискуя травмировать товарища по команде. В том, как сражалась Охотница под контролем Регента, не было никакого самосохранения, никакой защиты, и этот стиль боя оказался по-своему эффективнее любого другого. Я была уверена, что Сплаву никогда прежде не доводилось сражаться с кем-то, кто активно подставлялся под удары.

Еще когда мы сюда приехали, я начала стягивать к зданию насекомых и сейчас, когда Дракон замуровывала холл пеной, бросила их в бой. Первой тактикой, которую я попробовала, было блокирование пены букашками. Остановить струи я не пыталась, но надеялась, что смогу ловить букашками пену, а потом скидывать их на Дракон, чтобы они к ней прилипали. Это не сработало: струи были слишком мощными, насекомых уносило слишком далеко. Лишь одно или два приземлились на Дракон, да и то я сомневалась, что в достаточно хороших местах.

Тогда я скорректировала тактику. Идея была той же, но я не хотела расходовать букашек на то, чтобы забивать ими разные системы и блокировать оружие, если это окажется настолько неэффективным. Я скапливала букашек на всем, что выглядело похожим на сенсоры, – на стеклянных панельках или щелях в броне, – а остальных собрала на осколках стекла, которыми был завален пол. Ноги насекомых и пауков снабжены хетами, или маленькими волосками, которые разветвляются на щетинки. Эти ниточки с помощью сил Ван-дер-Ваальса цепляются даже к таким гладким поверхностям, как стекло.

Я подчитала на эту тему.

Сцепление мне было нужно не для того, чтобы удерживать насекомых на поверхности, а наоборот – чтобы совместными усилиями они поднимали стекло. Шесть-семь насекомых могли оторвать от земли осколок приличного размера, а от двенадцати до тридцати могли лететь с ним, если я правильно командовала.

Сейчас в моем распоряжении было несколько сотен, и прибывали новые.

Я изо всех сил старалась ловить этими стеклышками брызги и капли пены, летящие в воздухе на периферии струй.

Струи сбили на пол несколько осколков и задели одну группу насекомых, заставив их потерять коллективное сцепление и уронить стекло. Это было ожидаемо. Но другие поймали пену на стеклянные поверхности. По мере того как новые группки насекомых поднимались в воздух, держа осколки, я организовывала их в рыхлые стенки и барьеры, чтобы увеличить до максимума блокируемую площадь и чтобы они перекрывались, подставляя под струи как можно меньше самих насекомых.

– Она в невыгодном положении, – тихо сказала Ябеда. – Этот костюм предназначен очень быстро лететь туда, где серьезная заварушка, и разбираться с опасными врагами. В нем слишком много летального оружия.

– Это невыгодное положение? – переспросил Регент.

– Она не собирается нас убивать. Плохой пиар, особенно для видного героя, который отправляется в другую страну, чтобы драться с практически никем, вроде нас. Так что нам нужно беспокоиться только о ее нелетальном оружии, а его у нее немного.

Я утвердительно кивнула, хотя слушала ее вполуха. Решив, что уже достаточно насекомых поймало пену на свои стекляшки, я послала их к Дракон. Я разместила этих букашек так, что осколки прилипли к линзам, отверстиям для отвода горячего воздуха, воздухозаборникам и мелким сочленениям на стыке сегментов.

Дракон то ли не заметила, то ли ей было наплевать.

– А меня она может видеть? – спросила Чертовка.

Ябеда начала отвечать, но тут же смолкла, когда одна из струй сменила направление и ударила ближе к нам; нам пришлось поспешно отступить. Я кинула взгляд на сувенирный магазин. Отойти туда будет хорошей идеей? Стены были стеклянными, и это было одновременно хорошо и плохо, потому что сквозь них могли пробиться как мы, так и Дракон. Проблема в том, что, направившись туда, мы рисковали бы очутиться в ловушке.

– Она никак не могла добраться сюда так быстро, – проговорила Ябеда. – Ее база в Британской Колумбии, на другом краю материка. Эта штука наверняка управляется дистанционно, как та, которой она пользовалась в бою с Левиафаном; значит, смотреть на тебя будут только механические глаза, и…

– Нет, – перебил ее Регент.

– Что? – переспросила Ябеда.

– Там внутри кто-то есть. Я на всякий случай попытался применить к ней свою способность и ощутил какую-то нервную систему. Слишком много материала между мной и ей, чтобы я смог что-то сделать, и я по-любому не стал бы пробовать, пока контролирую Охотницу. Скорей всего, я бы словил отдачу.

Теневая Охотница по-прежнему дралась со Сплавом. Дракон направила струю на них, и Сплав среагировал настолько быстро, что я заподозрила, что у него с Дракон есть какая-то линия связи. Он рванулся в одну сторону, а Теневая Охотница и собака – в другую. Струя плеснула туда, где они дрались секунду назад, и образовала гору пены высотой в их рост, разделив противников.

Большинство насекомых моей первой волны либо были сбиты случайными струйками, либо уже разместили первые осколки и отправились за следующими. Это не был нокаутирующий удар, и Дракон была слишком крута, чтобы подобная мелочь могла ее остановить – разве что задержать ее или затруднить ей действия. Реальная проблема заключалась в том, что все это было слишком медленно, а время поджимало. Меньше чем через минуту сюда явится Протекторат. Из-за недавних смертей и «отставки» Оружейника численность их команды уменьшилась, и я не слышала, чтобы у них были новенькие.

Впрочем, я и о новеньких среди Защитников не слышала, а Сплав – вот он, раздражающе настырный. Судя по его тону в разговоре с Теневой Охотницей, он был новым лидером. Я подумала, что, может, невероятное упорство – как раз качество, необходимое, чтобы командовать Защитниками. Вполне логично сделать командиром того, кого не выведет из строя шальная атака. На эту роль требуется человек, который останется в гуще событий до самого конца схватки.

Сувенирный магазин немного выдавался из стены холла; три широких стеклянных стенки-витрины позволяли демонстрировать больше фотографий, фигурок и прочей атрибутики, чем если бы стенка была одна. Такая конструкция давала нам какое-никакое укрытие от атак Дракон. Даже когда напор струй разбил стекла, разбухание пены по краям рам вскоре эти же струи почти полностью заблокировало. Все равно что окна закрылись. Лишь одно стекло – то, что было обращено в нашу сторону, – оставалось целым и в основном свободным от пены.

Поняв это, Дракон начала продвигаться дальше в холл. От ее широких механических ног стал с шипением подниматься пар, и липкая масса, которую мои наземные букашки тащили к ней, стала разжижаться, терять липкость. Дракон поставила одну ногу прямо на горку пены и снова подняла без малейшего труда. Ясно было, что пена ее не сковывает.

– Значит, она пилотирует эту штуку? – спросила Чертовка. – И моя способность на нее действует?

– Не уверена полностью, – ответила Ябеда. – Не искушай судьбу.

Дракон сделала еще шаг вперед, огибая наше относительное укрытие-стекло, чтобы направлять свои струи чуть ближе к нам. Судя по тому, как пена накапливалась, перебраться через нее нам не удастся, и остававшийся нам проход вокруг ее дальнего края стремительно сужался. Нас постепенно прижимали к стене возле витрины.

– Чертовка! – вскричала Ябеда. – Нет!

Я озадаченно посмотрела на нее, но времени выяснять, о чем речь, у меня не было. Мое внимание привлекла оранжевая вспышка. Дракон широко распахнула пасть и выплевывала в холл нечто вроде горючей (и уже горящей) жидкости. Этой жидкостью она прочертила по полу холла линию трехфутовой ширины, идущую у нее из-под ног к лестничной двери у стола регистрации. Она отсекла нам путь к бегству.

Сплав прыгнул прямо в огонь и пробежал сквозь него, яростно размахивая крюкастыми руками. Часть горючей жидкости попала на него, и он сам загорелся, но, похоже, ему было плевать.

Он повернулся на девяносто градусов и бросился вперед, реагируя на что-то, чего я не видела и не слышала, потом замахал крючьями, нанеся безумную серию слепых ударов. На третьем ударе я увидела Чертовку – та пригнулась, пропуская крюк над собой, и отшатнулась за пределы досягаемости Сплава, ближе к нам.

– Какого хера?! – проорала она.

– Дракон тебя видит, дура, и передает указания Сплаву! – крикнула Ябеда нашей новенькой. – И чего вообще ты там хотела добиться?!

– Что-нибудь бы придумала, – надулась Чертовка.

На это Ябеда отвечать не стала. Вместо этого она вскинула свою пушку и выпустила короткую очередь по Сплаву. Тот попятился прямо в огненную стену, как ни странно, и Ябеда прекратила стрельбу.

Две плечевых турели Дракон теперь были заняты тем, что контролировали огонь, не давая ему распространяться по холлу, к столу регистрации или вверх, к потолку. Две струи какой-то химии удерживали пламя там, где хотела Дракон.

– Ей что, пофиг на материальный ущерб? – спросила я.

– Она предпочитает сохранить в безопасности свои данные, а любой ущерб готова оплатить из собственного кармана. И, судя по положению дел, это место все равно запланировано под какую-нибудь большую реновацию, – объяснила Ябеда. Тем временем Дракон продвигалась вглубь холла, а пена дюйм за дюймом подбиралась к нам.

Очередные букашки поместили очередные осколки стекла на линзы и сенсоры. Это, по-видимому, для Дракон оказалось перебором: она прекратила выплевывать пену и переключила две турели, не занятые сдерживанием огня, на испускание того же пара, который окутывал ее ноги. Пар обволок ее всю, и конструкция, которую я соорудила, прилепляя к ней стекла, стала разваливаться – пена разжижалась.

Героиню накрыла волна тьмы. Мрак очнулся и объединился в рыхлую группку с Теневой Охотницей и собаками. Сейчас все собаки, кроме одной, были нормального размера и без следов мутаций.

Им все еще предстояло пробиться мимо Сплава, но заряд тьмы и резкое изменение направления движения обманули юного героя, и Мрак проскользнул.

– Здесь Дракон?! – ошеломленно выкрикнул он.

– Да! Но мы всё взяли, только тебя ждали!

– Идите через магазин, встретимся снаружи!

Он пронесся прямо позади пятна тьмы, где все еще находилась Дракон, и выскочил через главный выход. Теневая Охотница рванулась к выходу прямо сквозь Сплава; она бежала быстрее, чем был способен лидер Защитников. Маленькие собаки, держась чуть-чуть за пределами досягаемости Сплава, ринулись за Мраком. Бентли, единственный пес, находящийся под действием способности Суки, слегка побитый и потрепанный, побежал к нам. В нем было слишком много энтузиазма для столь крупного и сильного существа.

Сука схватила его за ошейник прежде, чем он прыгнул ей на грудь поздороваться, и подправила направление его бега в сторону витрины.

– Пошел! – велела она, указав рукой.

Бентли с радостью прыгнул сквозь последнюю витрину и, посшибав стойки с DVD, приземлился в магазине. Мы вбежали за ним.

В магазине было все, что как-то относилось к Плащам: фильмы про отдельных членов команд, журналы, фигурки, игрушки, постеры. Устройство магазина делало его очень неудобным как поле боя. Полки, стеллажи, стойки и витрины заставляли посетителей идти по помещению извилистым путем.

Окно, выходящее на улицу, было меньше, чем витрины, и забрано металлической решеткой. Ябеда принялась разряжать по прутьям свою электрическую пушку.

Дракон вынырнула из черноты, обнаружила нас, и ее наплечные турели развернулись в нашу сторону. Мы укрылись за тяжелой деревянной стойкой с журналами о Плащах и туристическими буклетами – и как раз в этот момент Дракон выпустила две струи арест-пены.

Ябеда, даже присоединившись к нам в нашем укрытии, все равно стояла спиной к стойке и продолжила свой электрический натиск на решетку. Оружие в ее руках начало стонать, причем так высоко, что я с трудом его слышала. Но Бентли среагировал – повернул голову в одну сторону, потом в другую. Работа Суки, которая удерживала его за ошейник и не давала высунуться из-за укрытия, стала вдвое тяжелее.

Болты, удерживающие прутья на оконной раме, расплавились раньше, чем сами прутья. Одна сторона высвободилась, затем вся конструкция рухнула на книжный шкаф.

Магазин содрогнулся, когда Дракон проложила себе путь прямо сквозь витрину. Гигантская металлическая лапа обрушилась на книжный шкаф, разнеся большую часть нашего убежища, и мы рассыпались, ища укрытие за другими стойками. Задние ноги Дракон начали прокладывать путь в нашу сторону, а передняя часть ее тела при этом оставалась неподвижной. В результате ее спина стала выгибаться дугой, а голова и наплечные турели постепенно разворачивались вниз. Оставались секунды, прежде чем она начнет поливать нас пеной прямо сверху.

Стон пушки Ябеды перешел в крещендо; ослепительно-яркая электрическая дуга вылетела из ствола сбоку и пробежала по полу. Я забеспокоилась, не подожжет ли она что-нибудь, но дуга умерла, прежде чем успела.

Ябеда бросилась к стеллажу рядом с журнальным и схватила бюстик Мисс Милиции. Воткнула его между спусковым крючком и предохранительной скобой своей пушки, зафиксировав крючок в нажатом состоянии. Затем перекинула все это через разрушенный книжный шкаф. Разряд успел облизать стену и потолок, прежде чем оружие упало на пол. Дракон отдернулась от него назад.

– Бежим! – крикнула Ябеда, подгибая ноги, и сиганула между двумя струями пены, которые направила на нас Дракон. Она пролетела всего в дюйме от горы пены, уже созданной героиней.

Дракон перевалилась через поток электричества, все еще изливающийся из пушки, и махнула механической лапищей в попытке достать Ябеду. У меня возникло ощущение, что она очень старалась не убить моего товарища по команде этим ударом, потому что атака была медленной. Ябеда проскользнула мимо лапы, вскочила на книжную полку и выпрыгнула из окна. А может, героине как-то помешали букашки, которых я собрала на ее сенсорах.

После бегства Ябеды в сувенирном магазине остались Сука, Чертовка, Регент и я. Дракон после броска за Ябедой очутилась посередине помещения, прямо на нашем пути к окну, и ее окружала неровная гора пены.

Регент и Чертовка пошли на прорыв. Чертовка, пригнувшись, понеслась влево, на волосок разминувшись со струей пены, которую Дракон направила в ее сторону, а потом, пользуясь книжными стеллажами в качестве укрытий, побежала к окну. Дракон, преследуя ее, наполовину отвернулась от нас. Регент рванулся вперед, явно собираясь воспользоваться тем, что Чертовка отвлекла Дракон, чтобы прошмыгнуть под ней. Он собирался наступить на металлическую ногу Дракон, однако передумал, когда по ноге скользнула электрическая искра. Он резко повернул вправо, схватил обломок книжной полки и проскочил под шальной струей, закрываясь деревяшкой от брызг пены. После чего ему, как и Чертовке, путь к бегству был открыт.

Дракон сдвинулась и выгнула спину, чтобы заслонить своим телом бОльшую площадь окна. Теперь верхняя часть ее тела и голова смотрели под углом почти вниз, струи пены из плеч перекрывали пути к бегству, все еще доступные Суке, ее псу и мне.

Поэтому я сделала нечто рискованное, на грани идиотизма. Прыгнула вперед и наступила на металлическую ногу костюма Дракон, как Регент собирался сделать, пока не обнаружил, что она под током.

Я знала, что паучий шелк, который я использовала в своем костюме, является хорошим изолятором, и даже применила это на практике против Оружейника при налете на благотворительную вечеринку. Но сейчас было нечто совершенно другое.

Я ощутила, как тонкие веточки электричества змеятся по моему телу, хотя я всего лишь наступила на металлическую ногу. Я не могла понять, что служило источником электричества – пушка, которую Ябеда завела и бросила (хвост Дракон был достаточно близок к ней, чтобы электричество могло перетечь), или сама Дракон.

Хотя моя поза была неустойчивой, я всячески старалась не прикасаться к металлической ноге торсом и руками и даже, рискуя потерять равновесие, выгнула шею, чтобы мои волосы были подальше. Насколько я понимала, самая большая опасность от электричества исходит, когда мое тело становится частью электрической цепи. Если эта цепь включит в себя жизненно важные органы, мне каюк, а случиться это может, если ток сможет пойти от моей руки через сердце к ноге.

Мой рискованный расчет основывался на том, что электроток идет по пути наименьшего сопротивления. Изолирующий костюм против пара в воздухе? Он должен пойти через пар. Изолирующий костюм против металлической ноги? Он должен пойти через ногу.

Так или иначе, я была рада, что мою ногу не обожгло, не поджарило и она не онемела. Я была чертовски рада, что не умерла.

Все это настолько приковало к себе мое внимание, что я оказалась застигнута врасплох, когда что-то большое пихнуло меня во время моего прыжка.

Удар изменил траекторию полета, сбил меня в сторону. Моя первая, мгновенная мысль, еще даже до того, как я подумала об источнике этой атаки, была – где я приземлюсь? Это было чисто машинально, но я выпустила из-под брони возле перчатки кучку насекомых и распылила их в пространстве прямо передо мной.

Еще даже до того, как я поняла, что именно они ощущают, я среагировала на их сигналы. Жестко выбросила руку наружу, растопырив пальцы, и тут же ее охватила жгучая боль, когда я попыталась погасить этой рукой инерцию своего тела и оттолкнуться прочь. Я ощутила отсутствие трения, когда моя кисть соприкоснулась с чем-то мягким и упругим. Мой маневр был слишком незначительным, чтобы произвести какой-то серьезный эффект, но мне удалось выиграть несколько драгоценных дюймов.

Моя рука от плеча до кисти оказалась схвачена арест-пеной.

Я попыталась подняться, чтобы увидеть возвышающуюся надо мной Дракон, но пена лишь резинисто сопротивлялась. Она уже схватилась, прилепилась к моему костюму. Меня прижало к полу лицом вниз.

Я подняла голову так высоко, как только смогла, и что же я увидела? Сука сидела верхом на Бентли, который достаточно вырос для роли скакуна, и они были возле окна, ведущего на улицу. Из всего ее лица я видела только глаза за пластиком маски, а все остальное мне сказали ее осанка, ее поза, поворот головы. Я уже видела нечто похожее при первой встрече с ней.

Это не Дракон толкнула меня в пену.

Дракон развернула верхнюю часть тела, чтобы атаковать Суку. При этом движении ее задняя нога оказалась достаточно близко от меня, и до меня добирался пар от нее, постепенно разжижая пену. Но – слишком медленно, чтобы это имело значение. Дракон меня поймала.

Ее стальные челюсти щелкнули в попытке схватить Бентли, однако пес уже выскальзывал из окна. Сука соскочила и бежала в другую сторону, чтобы выбраться из окна с дальнего края.

В сувенирном магазине остались только двое: я и Дракон.

– Мой священный долг – охранять те данные, – сказала она, переключив внимание на меня. Ее голос звучал на удивление нормально. Он был явно синтезированным, но все равно слишком человечным для этой громоздкой металлической конструкции.

– Ничем не могу помочь. Они у одного из моих товарищей.

– Куда они их несут?

Я не ответила.

– Твои товарищи бросили тебя. Я читала, что произошло после атаки Всегубителя. Личная неприязнь?

– Типа того.

– Если они не собираются хранить тебе верность, почему ты их защищаешь?

Потому что от этого зависит кое-кто другой. Но говорить это вслух я не собиралась.

Стон электрической пушки поднялся на октаву. Я увидела, что верхняя часть тела Дракон двинулась, реагируя на него.

– Убери насекомых с моего костюма, сейчас же, – приказала Дракон.

– С какой радости я…

– Сейчас же, – повторила она, и тревога в ее тоне вымела мои подозрения, что это была какая-то обманка или что неподчинение могло бы пойти мне на пользу. Я убрала насекомых, но оставила их наготове – вдруг понадобятся.

Дракон подалась назад и обвилась всем телом вокруг того места, куда упала пушка. Сегменты сомкнулись, образовав свободную куполообразную сетку. Две наплечные турели начали подавать пену в этот купол, прямо вниз.

– Считай, что тебе повезло, Рой. Я ни разу не убила преступника, не получив однозначного разрешения и не заполнив все бумаги, и не собираюсь начинать с тебя. Я с тобой еще свяжусь.

– Что? – мне пришлось повысить голос, чтобы меня можно было расслышать сквозь пронзительный вой. Я не могла врубиться, что Дракон имела в виду.

– Подумай о моих словах. Присмотрись получше к своим приоритетам.

Пар растворил достаточно пены, чтобы я смогла высвободиться и встать. Я успела отойти на пять шагов, когда вой прекратился. Секунду спустя из пушки стали непрерывно сыпаться молнии. Почти все их заблокировало тело Дракон, но несколько дуг проскользнуло сквозь щели в нем.

Полное значение ее слов дошло до меня в то мгновение, когда пушка сдетонировала. Взрыв уничтожил приличный кусок костюма Дракон и одну из конечностей. Дракон упала на бок.

Она меня спасла?

Регент же сказал, что Дракон там внутри, пилотирует костюм? Я подошла поближе и попыталась разглядеть, в порядке ли она.

Регент был прав. В бронекостюме действительно был кто-то… что-то.

Оно походило на зародыш; черты лица были грубые, они с трудом тянули на человекоподобные в любом смысле этого слова. Глаза полусформировавшиеся, носа нет, только клювоподобный рот. Голова в полтора раза крупнее, чем тело ниже шеи. Из различных отверстий выходили змеящиеся провода.

Оно повернулось ко мне и издало тихий хнычущий звук. Металл вокруг него раскалился докрасна, потом добела. Конструкция начала плавиться; тело существа покрылось ожогами, затем обуглилось. Что бы там ни произошло с «Драконоборцами», сейчас, видимо, Дракон была решительно настроена уничтожать все следы своей работы, когда ее костюмы оказывались повреждены.

Но была ли это сама Дракон?

Нет. Она, похоже, знала, что пожертвует своим костюмом, но при этом сказала, что в будущем со мной свяжется. Я попятилась, потом побежала к окну.

Так все-таки что за хрень я только что увидела?

Это был кто-то, кого физически изменила ее способность? Я даже не была уверена, что это человек.

Во мне росло неприятное ощущение, будто увиденное вообще не имело отношения к способностям и триггерам в общепринятом смысле. Я выкинула это из головы. Мне и так было на чем сосредотачиваться.

Я занесла ногу на книжный шкаф, шагнула на него и вышла через окно на улицу. Увидела, как другие разбираются с двумя членами Протектората. Ябеда поспешила ко мне, она говорила что-то про взрыв, про то, что она думала, что я уже выбралась. Я это все едва воспринимала. Я шагала вперед, и мое внимание было приковано к одному человеку.

Сука.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ