Предыдущая            Следующая

ЧУМА 12.2

Я прожила в Броктон-Бее почти шестнадцать лет, причем в получасе ходьбы от океана, и не припомню, чтобы мне хоть раз доводилось бывать на каком-нибудь судне. Представляете, как грустно?

Нет, я уверена, что доводилось. Родители наверняка брали меня на паром, когда я была совсем мелкой. Просто я ничего из этого не запомнила. Родители были в целом интровертами, и «погулять» в их представлении было чем-то типа «пройтись по Бульвару», «заглянуть на рынок» или «сходить в музей или картинную галерею». Может, изредка мы посещали более захватывающие мероприятия, например какой-нибудь праздник или бейсбольный матч, но на воде… нет, насколько я помню, сейчас я была впервые.

Это был полный восторг. Я сама удивлялась тому, насколько мне понравилась поездка. Я обожала, как ветер трепал волосы, как лодка легонько подпрыгивала на небольших волнах. Это не так уж сильно отличалось от восторга, когда я скакала на Сукиных псах, но без глубоко укоренившейся первобытной тревоги, что громадный монстр подо мной обернется и откусит мне полбашки. Я почти решила, что мне судьбой было предначертано летать, судя по тому, как я сейчас наслаждалась, и мне просто не повезло обзавестись иной способностью… вот только я припоминала полет в компании Лазерной Грезы, когда напал Всегубитель, и это было не самое приятное занятие. Впрочем, тогда, возможно, был особый случай: у меня была сломана рука, меня совсем недавно чуть не вывернуло наизнанку, я промокла как мышь, и аж целый Всегубитель пытался стереть с лица Земли мой родной город и всех, кого я любила.

Тот день почти что казался сном – если бы с тех пор я каждый час каждого дня не сталкивалась с его последствиями.

Люди Змея подбросили нас до берега вместе с двумя обтекаемыми моторными лодками. Сейчас Мрак был на одной из них вместе с Сукой, ее тремя псами и щенком, которого она держала на длинной цепи.

Я не была уверена, что щенок способствует поддержанию имиджа, который мы хотим создавать, но при Сукином отношении ко мне в последнее время я не хотела как-то это комментировать, рискуя, что она на меня сорвется. С тех пор как я прилюдно обвинила ее, что она подставила меня под Дракон, Сука злилась, но при этом более-менее оставляла меня в покое.

Щенок действительно был милашкой. Он был пуглив, особенно рядом с людьми, и это выглядело странноватым. Я не ожидала, что Сука может отдавать предпочтение такого рода собакам. Слишком молодой, на вид совершенно не злобный и не устрашающий. С другой стороны, несмотря на пугливость, имелись в его характере и агрессивные штришки. Он не оставлял в покое Бентли, постоянно кусал его за бока, а потом удирал, едва бульдог оборачивался к нему. Благодаря ему наш спуск лодок на воду проходил весьма шумно. Одна лодка предназначалась для Суки, ее псов и Мрака, вторая для нас остальных.

Лодки вышли не в океан. Мы были в той части делового района, где Левиафан обрушил целые кварталы. Здесь возникло своего рода искусственное озеро. Вода была достаточно спокойная, она мягко плескала в разбитые дороги и разрушенные здания, окружающие кратер, но при той скорости, которую развивали лодки, даже на полуфутовых волнах они подпрыгивали, после чего врезались в следующие, поднимая тучи брызг.

Ябеда сидела на корме и правила этой штукой. Это выглядело контринтуитивно – то, что лодка поворачивала в противоположную сторону от той, куда Ябеда толкала и тянула руль. Тем не менее она, похоже, была достаточно компетентна. У нее получалось лучше, чем у Мрака, что мне казалось чуток забавным.

Время от времени я обнаруживала у себя странное эмоциональное состояние. Уже зная об этом, я смогла поймать эти моменты и попыталась разобраться, что же они такое. Сверхсовременный мотор ревел, лодка прыгала на волнах, ветер и брызги били мне по волосам, и мы летели навстречу самой опасной до безумия и непредсказуемой ситуации за последние несколько недель. И именно сейчас настал один из таких моментов: я была практически спокойна.

Последние полтора года я прожила в состоянии почти постоянной тревоги. Тревоги из-за школьных заданий, из-за учителей, из-за одноклассников, из-за папы, из-за маминой смерти, из-за моего тела, из-за моей одежды, из-за попыток как-то поддерживать разговор, не садясь в лужу, из-за тех мерзавок и мыслей, что еще они сделают. Все было омрачено постоянным беспокойством и тем, что я все время готовилась к худшему развитию событий и, возможно, даже запускала при этом самоисполняющиеся пророчества. Я была в этом состоянии каждую секунду бодрствования. Что угодно могло меня грызть: то, что я сделала, или то, что случилось; настоящее или будущее, близкое или далекое – но что-то было всегда.

И это еще до того, как я надела костюм и влипла в собственный план двойной игры против «Темных лошадок», и до всего того, что из этого проистекло. До Дины и ухода из дома, до моего решения идти по пути злодейки. На фоне этого кое-что из того, о чем я тревожилась прежде, выглядело сущей мелочью.

Так почему же я сейчас могла ощущать спокойствие?

Думаю, это, как ни странно, из-за осознания, что есть ситуации, когда я бессильна что-либо сделать. На этой лодке? Полет через созданное Всегубителем озеро? Я должна была здесь находиться. Альтернативы не было. Сжимая одной рукой край металлического борта несущейся вперед лодки, чувствуя ветер в волосах, я принимала как данность, что здесь и сейчас я ничего не могу сделать, чтобы подарить Дине свободу побыстрее.

Держа это в голове, я на время освободила себя от этой ответственности. И аналогичным образом отбросила все прочие тревоги, большие и маленькие.

Впереди сверкнуло. Три раза, потом еще два.

– Регент! – позвала Ябеда.

Регент поднял фонарь и дал две вспышки, потом после паузы еще две.

Одна вспышка пришла в ответ.

Мрак сбросил скорость, когда мы добрались до места назначения. Встреча должна была состояться посередине озера, на одном из зданий, все еще стоящих частично над водой. Оно накренилось, так что один угол крыши был погружен в воду, а противоположный торчал вверх. Ябеда, в отличие от Мрака, тормозить не стала, а повела лодку по широкой дуге и загнала ее прямо на погруженный угол крыши. Мы с Регентом выпрыгнули и, взявшись за нос лодки, помогли вытянуть ее. Когда Мрак подвел свою лодку, несколько более осторожно, мы помогли и ему. Сука выскочила, потом ей потребовалось какое-то время, чтобы жестами и потягиванием за поводок щенка вывести и выстроить всех псов.

Волкрюк и его «Избранники» устроились на самом высоком углу крыши. Волкрюк стоял, скрестив руки на груди, густо ощетинившийся копьями, шипами, клинками и крючьями; только лицо его осталось не затронуто преображением – его закрывала металлическая волчья маска. Отила, Виктор и Сверчок сидели на краю крыши, возвышающемся позади него. Рядом с последней в воздухе парил Штормтигр. Позади этой группы Руна держала в воздухе три куска мостовой, каждый размером с пожарную машину. Они висели, точно снаряды, готовые в любой момент ринуться в бой. Сама Руна сидела на краю одного из кусков, болтая ногами над головой Виктора. За спиной у Руны на парящем куске разбитой мостовой стояла Менья двенадцати футов ростом, полностью облаченная в доспехи валькирии, со щитом в одной руке и длинным копьем в другой.

В сумраке я не сразу заметила, но, когда таки заметила, игнорировать это было уже невозможно: на каждом кусочке открытой кожи всех «Избранников» были едва залеченные раны и порезы. Неглубокие бороздки и линии бледной кожи отмечали те места, где недавно были серьезные рассечения. Маленькие шрамики располагались на коже упорядоченно: некоторые тянулись из одной точки в разные стороны, другие шли параллельными линиями в одном направлении, словно там отпечатались струи ливня. Судя по количеству этих шрамов и порезов, им досталось очень прилично.

Сбоку от «Избранников» собралась группа Разрывашки. Сама она, Тритоньер и Клевер, их новенькая, носили более закрытые костюмы, чем обычно. Лицо Разрывашки скрывал тонированный визор, руки и ноги – темные перчатки и леггинсы. Лабиринт и Огнемет были в своих обычных костюмах – закрытой мантии и огнеупорном одеянии. Открытые участки тела виднелись только у Грегора. Ракушкоподобных спиральных наростов, покрывающих его кожу, было больше с одной стороны – даже больше, чем собственно кожи. Вокруг них все было настолько покрасневшим, что замечалось даже в сумраке. Выглядело это место болезненным.

Я увидела над головой вспышку света и заметила высоко над крышей Чистоту. Она с помощью своей способности создала вспышку, затушила ее, тут же создала следующую. С воды дошла ответная серия вспышек. Набор сигналов был другой, не тот, что у нас. Вполне логично, что сигналы различались от группы к группе: так Чистота могла отслеживать, кто идет и откуда. В первую очередь мы согласились на это место встречи потому, что оно было достаточно уединенным и достаточно труднодоступным, чтобы «Девятка» не смогла приблизиться без нашего ведома. Мы надеялись.

Внезапно приближающаяся лодка проявила себя. Словно щелкнули выключателем: одновременно послышался как будто статический шум, издаваемый целой батареей динамиков, плюс рев мотора большегруза без глушителя, плюс грохот надвигающегося поезда. И шумом дело не ограничилось: лодка вся была в электрических вспышках и огнях, которые, наверное, были видны отовсюду в пределах делового района.

Наблюдая за ее приближением, я не сомневалась, что это создание Механика. Размером она была с маленькую яхту, но на вид была приспособлена к войне. Нечто вроде гибрида катушек Теслы со старомодными телеантеннами направляло лодку вперед, отбрасывая назад электрические дуги, танцующие на волнах, словно она летела на струе молний. По периметру верхней палубы были беспорядочно расставлены всяческие пушки, за каждой из которых стоял «торговец». Чиркаш находился на самой верхней палубе, как и Пищалка, которая правила лодкой.

Пищалке явно была незнакома концепция изящества в дизайне. Судя по тому, что я читала и слышала, она, строя свои машины, ставила во главу угла размеры, всякие надстройки и добавления. В этом смысле она была, пожалуй, полной противоположностью Оружейника.

Корпус лодки заскреб по краю крыши здания, едва не раздавив лодку, на которой приплыли Мрак с Сукой. Все огни погасли, и «Торговцы» сошли на крышу. Чиркаш, Пищалка, Каш, Скраб, Крушитель, длинноволосая леди, умеющая управлять ветром, и еще один.

Еще одной из причин встречи именно здесь была скрытность – возможность держаться подальше от людского внимания. «Торговцы» идею явно не уловили.

– Эй! – прорычал Волкрюк. – Какое слово в выражении «держаться тише воды ниже травы» вам, блин, непонятно?

Чиркаш ухмыльнулся и, вскинув голову, надменно наклонил вбок.

– Все нам понятно. Моя Пищалка собрала коробочку, которая на каком-то расстоянии отрубает весь свет и звук. Прям бьет в морду, когда близко, почти невидима и бесшумна, когда далеко. Да, крошка?

Пищалка лишь улыбнулась. Получилось не так сексуально или мило, как она, возможно, считала. Айша, если ее предоставить самой себе, была симпатичной девчонкой, одевающейся как шалава. Пищалка, я подозревала, была ближе к шалаве, одевающейся как шалава.

– Эй, Разрывашка! – ухмылка исчезла с лица Чиркаша, едва он осознал, кто еще здесь присутствует. – Какого хера ты обломала мою вечеринку?!

– У тебя было то, что нам нужно, – ответ Разрывашки был настолько же размеренным и спокойным, насколько вопрос Чиркаша – возбужденным.

– Кто тебя нанял, сука? Скажи, и мои «Торговцы» не станут гоняться за тобой, чтобы отомстить. Тебе придется только вернуть то дерьмо, которое ты украла, или заплатить мне за него. Может, еще пополируешь язычком мою шишку ради хорошего отношения.

– Закатай губу обратно.

– Тогда забудь, что отделаешься отсосом. Заплати мне и скажи, кто тебя нанял, и тогда мы квиты.

Разрывашка покачала головой. Такого сорта покачивание обычно сопровождает закатывание глаз.

Чиркаш продолжил:

– Вы же наемники. Не говори мне, что у вас нет денег. Я прошу всего пять лямов. По одному за каждый флакон, который вы стырили.

Разрывашка не стала отвечать. Вместо этого она повернулась к Волкрюку и спросила:

– Нам серьезно надо было его приглашать? Он способен привнести хоть что-нибудь в наше обсуждение?

– У него в команде девять способностей, – ответил Волкрюк. – Идеология не имеет значения.

– У него нет идеологии. Он просто дебил.

– Хватит, – рявкнул Волкрюк с яростью в голосе. – Мы не будем сраться между собой. Только не на нейтральной территории. Оба, заткнулись на хер.

Разрывашка покачала головой и придвинулась к Клевер, чтобы прошептать ей что-то. «Торговцы» устроились на краю крыши с противоположной стороны от нашей группы. Чиркаш зло смотрел на Мрака. Он все еще обижался за то, что произошло на предыдущем совещании? За то, что ему не дали места за столом?

Еще одна серия вспышек дала нам понять, что прибывает новая команда. Вскоре появились «Странники». Плут, Солнечная Балерина и Баллистик стояли на спине чего-то вроде черепахозмеи. В темноте я не мог разобрать, какую именно форму приняла Генезис. Весь свет, который был в нашем распоряжении, – это свет луны и сияние парящей над нами Чистоты. Я могла бы воспользоваться своими букашками, чтобы определить форму Генезис на ощупь, но я предпочитала помещать букашек на одежду, где они не будут ощущаться, а Генезис была, по сути, голой. Я ничего не знала о «Странниках», но они были нашими союзниками. Я не хотела раздражать Генезис и напрягать отношения между нашими группами.

Последним из нас прибыл Змей – возможно, потому что хотел стильно опоздать. Двое солдат, правившие его лодкой, в ней и остались. Чистота опустилась рядом с лодками, а следом за ней – Туман и Крестоносец, которых я до сих пор из-за темноты вовсе не видела. Ночь шагнула на крышу между припаркованными лодками прямо из озера, вода стекала с ее плаща. Она там сидела в качестве экстренной меры на случай, если приблизится судно, не знающее сигналов? В кромешной тьме под поверхностью воды она была невидима, а значит – не в человеческом облике.

«Странники» и Змей расположились так, что мы все образовали кольцо неправильной формы. Если идти от верхнего угла крыши по часовой стрелке, на крыше были «Избранники» Волкрюка, «Экипаж Разрывашки», мы, «Чистые», Змей, «Странники» и «Торговцы».

– Похоже, все на месте, – заявил Змей, оглядев собравшихся злодеев. Четыре десятка человек в сумме.

– Не совсем, – ответил Волкрюк. – Виктор, Отила.

Отила прикоснулась к Виктору, и тот поднял руку. В ладони появился огненный шар. Виктор сжал пальцы, и шар исчез. Эту процедуру он повторил еще дважды.

– Кому ты сигналишь? – спросила Чистота. Ее рука засияла, готовая стрелять.

– Если ты пригласил «Девятку», это большая и глупая ошибка, – сказал Змей Волкрюку.

– Мы не глупцы, – ответил Волкрюк. Над водой сверкнули три ответных вспышки. Я услышала тихий звук лодочного мотора. Все, кто был на крыше, приготовились к бою, повернувшись либо к Волкрюку, либо к приближающейся лодке. Я с помощью своей способности призвала здешних крабов и притянула ближе к себе насекомых, которых запасла в лодке.

Последовали еще три вспышки, уже с более близкого расстояния, и Виктор ответил. Спустя считаные секунды лодка прибыла. Это была не «Девятка». Это были хорошие парни.

Первой из лодки вышла Мисс Милиция. Затем Батарейка с помощью своей способности мгновенно переместила лодку на «берег» и сама встала рядом с Мисс Милицией. Замкнули их группу Триумф, Сплав и Хроноблокер. Наше кольцо подвинулось, давая им место, однако половина людей, судя по всему, была на нервах и готова пустить в ход оружие по малейшему поводу.

– Похоже, у нас проблема, – произнесла Мисс Милиция, когда ее группа заняла место между «Чистыми» и нами, «Темными лошадками».

– Да, – ответил Волкрюк. – И на самом деле две, а не одна.

– Две? – переспросила Чистота.

­Волкрюк указал на «Странников», потом на нашу группу во главе с Мраком.

– Они чересчур борзеют, думают, что они самые умные. Я решил, что надо все обговорить в открытую, хотя бы для того, чтобы ты была в курсе. Змей, Мисс Милиция, вы тоже.

– Возможно, тебе стоит объяснить, – уронил Змей.

Волкрюк заговорил, показывая на всех нас по очереди.

– Мрак наезжает на моих людей в верхнем деловом районе. В Депо слышен вой. Сука. Регента видели неподалеку от колледжа. Рой заявила, что Бульвар – ее территория. Ябеда то ли воздерживается, то ли – и это больше похоже на правду – сидит где-то в глубине Доков и не высовывается.

– И? – спросила Ябеда.

Волкрюк ее проигнорировал.

– Неподалеку от верхнего делового района, к северу от этого озера, нас атакует Баллистик. Солнечную Балерину видели в торговом квартале, Генезис – на побережье, возле южной паромной станции. Плут выгоняет мародеров из самого центра делового района, Башен. Видите закономерность? Все они поодиночке. И большинство делает что-то, чтобы прибрать к рукам кусок города.

– Мы уже в курсе, что они захватывали территории, – ответила Мисс Милиция. – Это сейчас не главное. «Девятка»…

– Они не захватывали территории, – огрызнулся Волкрюк. – Они захватывают город. Уже поделили его между собой, а теперь пользуются тем, что нас отвлекает «Девятка», чтобы укрепить свое положение, прежде чем мы, нахер, вообще очухаемся.

Мрак кинул взгляд на Плута, и между ними тут же возникла некая невысказанная договоренность. Зная Мрака, я была уверена, что Змея он игнорирует нарочно. Незачем выдавать больше информации, чем необходимо.

Плут произнес:

– Мы не знали, что «Девятка» здесь, когда запускали это все.

На лице Чистоты мелькнуло изумление.

– Так значит, Волкрюк прав. Вы действительно прибираете к рукам город.

– Что-то в этом роде, – ответил Мрак.

Что затеял Волкрюк? Привлек всех сюда под другим предлогом, чтобы подловить нас с этим?

– Нас это не касается, – твердо произнесла Мисс Милиция. – Мы здесь только для того, чтобы получить информацию об «Ордене кровавой девятки», их мотивах и разработать ответную стратегию.

– Это, может, и поможет вам в ближайшую пару недель, но через месяц вы будете сожалеть, – сказал ей Волкрюк.

– Говоря откровенно, не думаю, что у нас есть выбор, – ответила Мисс Милиция.

– Он есть, – заявил Волкрюк. – Они собираются захапать себе наши территории, пока мы будем заняты разборками с «Девяткой»…

– Это не входит в наши намерения, – перебил Плут.

– Херня, – пробормотал Чиркаш. Он явно был сердит. Даже у Чистоты было суровое выражение лица, насколько я могла видеть сквозь сияние глаз и волос. Эти люди были о себе высокого мнения. Заслуженно или нет, другой вопрос, но им не нравилось, что из них делают дураков.

И внезапно совещание превратилось в диспут «мы против них». «Странники» и «Темные лошадки» против всех остальных.

Волкрюк сказал:

– Тогда согласитесь на перемирие. Пока «Девятка» здесь, вы не прикасаетесь к своим территориям, никаких разборок, никакого бизнеса. Можно что-нибудь устроить, например, вы будете жить в каком-нибудь милом отельчике под крылом «Протектората», пока все не закончится. Тогда мы все сможем сосредоточиться на реальной угрозе.

Сидеть в гостинице, пока «Девятка» не будет перебита, арестована или выставлена из города. Едва ли он всерьез ожидал, что мы на это пойдем.

– Я склонен согласиться, – после краткого раздумья проговорил Змей. – Возможно, сейчас подходящий момент, чтобы поделиться следующей информацией. У меня есть источники, которые поставили меня в известность, что, если Джек Нож переживет этот визит в Броктон-Бей, это сулит всем серьезные беды.

– Очень туманно, – заметила Разрывашка.

– Выскажусь более конкретно. Если Джек Нож не умрет до того, как покинет Броктон-Бей, крайне вероятно, что нас ждет конец света в течение ближайших лет.

– Хрень, – прокомментировал Чиркаш. Другие выказывали различные реакции. Сомневаюсь, что многие поверили.

– Пару дней назад ты уже связался с нами и сказал нечто похожее, – произнесла Мисс Милиция. – Но у меня сейчас те же вопросы, какие были тогда. Есть ли у тебя источники? Можешь ли ты это верифицировать? Или предоставить больше информации?

Сплав за ее спиной потянулся в карман и извлек смартфон.

– Больше информации? Хорошо. Я изыскал дополнительные подробности и сшил воедино общую картину. Джек Нож – катализатор событий, не причина. В какой-то точке будущего Джек Нож кого-то убьет, с кем-то поговорит, кого-то встретит или на кого-то повлияет. Это повлечет за собой цепь событий, которая приведет к гибели от тридцати трех до девяноста шести процентов мирового населения.

Это заставило всех призадуматься.

Змей продолжил:

– Если Джек Нож будет убит, это событие, вероятно, все равно произойдет, но в более отдаленном будущем.

– Дина Олкотт, – произнес Сплав. Все взгляды обратились на металлокожего парня.

– Прошу прощения? – переспросил Змей.

– В четверг четырнадцатого апреля этого года Дина Олкотт была похищена из дома, и с тех пор ее не видели. За несколько месяцев, предшествующих похищению, Дина пропустила несколько недель школьных занятий из-за невыносимых головных болей. Обследование не показало каких-либо явных медицинских причин. Полиция расспросила ее друзей. Оказалось, она сообщила им, что считает, что может видеть будущее, но это причиняет ей боль.

– Ты считаешь, что Дина и есть источник Змея. Это выглядит разумным, – Мисс Милиция повернулась от Сплава к Змею и очень обвиняющим тоном произнесла: – Змей?

– Я ее не похищал. Я предложил Дине обучение и освобождение от недостатков ее способности в обмен на немедленный разрыв всех связей с семьей и друзьями и один год работы на меня.

Он лгал так гладко, безупречно. Что меня действительно поразило, так это то, что он впервые за все время назвал Дину по имени.

Змей добавил:

­­­­ ­­– Она раздумывала над ответом неделю, потом связалась со мной во время одного из своих приступов.

Конечно, герои не собирались принимать его слова за чистую монету. Губы Мисс Милиции сжались в тонкую линию.

– Могу ли я связаться с ней, чтобы удостовериться в этом?

– Нет. Во-первых, у меня нет оснований разрешать это. А кроме того, процесс взятия ее способности под полный контроль требует ее строгой изоляции от внешних воздействий. Простой телефонный звонок может отбросить ее на недели назад.

– Стало быть, у Змея есть пророк, – проворчал Волкрюк. – Это объясняет, как, блин, он умудрялся все время быть на шаг впереди, когда посылал своих наемников против «Воинства».

Змей сцепил руки перед собой.

– Я знал, что вы можете прийти к таким выводам, если я изложу эту информацию добровольно. Все вы должны уже знать, что я не глупец. Стал бы я ослаблять свое положение, если бы не верил всем сердцем, что мои слова – чистая правда? Джек Нож должен умереть, иначе умрем мы все.

– А чтобы наши шансы добиться этого были максимальными, – добавил Волкрюк, – союз «Странников» и «Темных лошадок» должен согласиться на наши условия. Они не держатся за территории, пока «Девятка» не будет мертва.

Змей несколько секунд размышлял.

– Полагаю, это наиболее разумно.

Чиркаш и Чистота тоже кивнули.

Реакция Змея застала меня врасплох. Он бросал нас им на съедение, чтобы сохранить видимость своей непричастности. Я приуныла.

На базовом уровне это имело смысл, и я понимала, почему другие группировки соглашаются. В смысле, наши территории не стоили того, чтобы рисковать концом света. Змей, похоже, был согласен отложить свои планы или сделать вид, что откладывает свои планы, но все равно следовать им втайне. Однако в результате мне придется отдать свою территорию, приговорить Дину к лишним дням, лишним неделям заточения.

Мне очень не нравилась эта идея.

– Вам, ребята, легко решать, – хмыкнув, произнес Плут. – Вы ничем не жертвуете. Но если мы согласимся на ваш план, то вам ничто не помешает оттяпывать по кусочку от наших территорий, велеть своим подручным нападать на наших людей, собирать силы и готовиться к войне, и все это, пока мы сидим в этом вашем отеле или что там это будет.

Он был прав. Я легко могла себе это представить. Потеряны будут даже не недели – месяцы. Мы только что лишились эффекта внезапности из-за того, что Волкрюк нас вывел на чистую воду, и теперь местные злодеи и герои прекрасно сознавали масштаб нашей деятельности. Если добавить сюда то, что они получат передышку? Возможность перегруппироваться и подготовиться? Нанести ответный удар? Возвращать все, что мы потеряем, пока будем помогать разбираться с «Орденом кровавой девятки», будет мучительно тяжело.

В эти недели и месяцы, которые нам потребуются, чтобы вернуть территории и поплестись вперед, преодолевая постоянное сопротивление, могут быть новые задержки. Это будет означать, что мой план крепко взять в руки Бульвар и Доки провалится. Мне придется удаляться от своих людей и своей земли, чтобы помогать другим отбивать атаки. В этом хаосе я не смогу продемонстрировать Змею безупречную службу и завоевать его доверие и уважение. Шанс освободить Дину выскользнет из моих рук.

И что хуже всего, для этого не было никаких причин. Мы захватили в качестве своей территории больше, чем они предполагали, и сейчас Волкрюк на этом строил свою игру, давая им основания тревожиться, что у нас есть другие низменные мотивы.

– Нет, – пробормотала я, еле слышно даже для самой себя. И увидела, как часть «Темных лошадок» – Мрак, Ябеда и Сука – чуть повернули головы в мою сторону.

– Нет, – повторил за мной Мрак, и его голос разнесся над крышей.

Нет? – переспросил Змей с явным удивлением в голосе. Было ли в нем еще и осуждение? Вполне возможно, мы пошли не по тому пути, какого он ожидал.

Мрак покачал головой.

– Мы будем помогать с «Девяткой». Это правильно, это разумно. Но Плут прав. Если мы пока что оставим свои территории, то сами себя поставим в очень плохое положение. Это нелепо и ненужно.

Плут согласно кивнул.

– Если вы их сохраните, то получите преимущество, – с нажимом произнесла Чистота.

– Не будьте идиотами, «Темные лошадки», «Странники», – встряла Разрывашка. – Вы не должны ставить деньги, власть и контроль выше нашего общего выживания. Если пророк Змея прав, мы должны все объединиться против «Девятки» точно так же, как объединились бы против Всегубителя. И по тем же причинам.

– И мы это сделаем, – ответил Плут. – Мы просто не отдадим ради этого свои территории.

– Потому что надеетесь продвигаться еще дальше и быстрее, пока мы остальные заняты «Девяткой», – прорычал Волкрюк. – Стоит нам согласиться сделать как вы хотите, и вы нам ударите в спину.

– Мы не давали вам оснований считать, что мы нарушим перемирие, – сказал Мрак, и его голос отдавался эхом сильнее обычного, в нем слышались нотки гнева. Тьма вокруг него клубилась.

– Уже дали. Вы отказываетесь от условий, – ответила Чистота.

Волкрюк ими манипулировал. Не так тонко, как это делал бы Кайзер, – то, что он этим занимался, было вполне прозрачно. Абсолютно очевидно. В то же время сценарий, который он предполагал, был достаточно угрожающим и реалистичным для «Торговцев», для его «Избранников» и для «Чистых», чтобы они не могли себе позволить отмахнуться от него. Змей не мог вдолбить в них немного здравомыслия, не рискуя раскрыть, что он стоит за нами. Даже герои не могли ему возразить, потому что оставалась смутная возможность, что он был прав, что они отдадут контроль над городом злодеям, если мы продолжим укреплять свою власть.

Что, следовало признать, так и было. В планы Змея входило разобраться с местными героями – в отдаленной перспективе.

Мы сражались во имя плана Змея, а Змей не помогал. Он молчал, оставался непроницаем, работал на ситуацию, наиболее полезную для него и только для него. Черт бы его побрал.

– Вы заслужите враждебность всех, кто здесь собрался, если сейчас откажетесь, – сказал Волкрюк. Не злорадства ли оттенок был в его голосе?

– Если мы согласимся, нам тоже конец, – ответил Мрак.

– Я вам настоятельно рекомендую согласиться на эту сделку, – произнесла Чистота.

– Не думаю, что мы на это пойдем, – ответил Плут.

– Не думаю, – повторил за ним Мрак, скрестив руки.

Это лишь вызвало новые споры, в основном с одними и теми же аргументами. Ясно было, что так мы никуда не придем.

Я повернулась к Мисс Милиции, стоящей всего в нескольких футах от меня. Когда я с ней заговорила, она, похоже, переключила на меня лишь часть внимания, продолжая следить за спором.

– Нам сейчас нужно не это. Волкрюк увел это в сторону территорий, а не «Девятки», а мы не можем отступить, чтобы не… – я замолчала, когда она повернула голову, затем подошла на шаг ближе и попыталась еще раз: – На нас, по крайней мере на меня, надеются люди. Я не могу позволить Волкрюку их гнобить. Нам всем надо работать вместе, чтобы сражаться с «Девяткой». Ты можешь что-нибудь сделать?

Мисс Милиция нахмурилась.

– Пожалуйста.

Она отвернулась от меня и громко произнесла:

– Я хочу предложить компромисс.

Спор утих, все взгляды обратились на нее.

– «Темные лошадки» и «Странники» переходят на нейтральную территорию, пока с «Девяткой» не будет покончено. Но то же самое сделают все, кто обладает способностями, из групп «Торговцев», «Избранников», «Чистых», Змея и Разрывашки.

– И где это будет? В штаб-квартире Протектората? – спросил Волкрюк.

– Возможно.

– Вас ведь тоже атаковали, верно? Кто был им нужен?

– Манекен приходил за Оружейником. Оружейник сейчас в больнице.

Это стало для всех небольшим шоком, хотя я, возможно, удивилась меньше, чем некоторые другие. Оружейник – кандидат в члены «Девятки».

– То, что ты предлагаешь, слишком опасно, – сказала Разрывашка. – Мы все будем в одном или двух местах и уязвимы для нападения. Раз на Оружейника напали, на нас тоже смогут.

– Вдобавок единственная причина их присутствия здесь – рекрутирование, – добавил Змей. – Возможно, план бы сработал, если бы мы могли доверять друг другу, но мы не можем, поскольку многие из присутствующих были уже отобраны для их группы: они могут пойти против своих конкурентов, чтобы доказать, что достойны. Мы будем уязвимы для атаки изнутри, мы будем легкими целями.

– Точно такие же аргументы мы можем выдвинуть в отношении себя, – указал Мрак. – Если мы согласимся, то станем легкими мишенями для любого, кто за нами явится.

– Полагаю, Протекторат сможет оказать помощь в присмотре и защите девяти человек, – ответил Змей. – В их способности защитить всех присутствующих я уверен меньше.

Значит, Змей не желал подыгрывать нам, если это означало, что он не мог оставаться там, где был, но он был согласен осложнять жизнь нам, хранителям его территории. У него был на уме какой-то план? Или ему на нас просто пофиг? В любом случае он говнюк.

– Нет. Боюсь, этот компромисс не сработает, – сказал Волкрюк, расправив плечи.

Мисс Милиция кинула взгляд на меня. Она ничего не сказала и не сделала, но я почти прочла ее мысль: «Я пыталась».

Волкрюк не собирался идти ни на какие уступки. Мы были у него в руках, и он собирался убить одним выстрелом двух зайцев: «Девятку» и своих соперников за территорию.

– Похоже, «Странники» и «Темные лошадки» не согласятся на наши условия перемирия, – сказал Волкрюк. – «Торговцы», «Чистые», Разрывашка, Змей? Вы готовы объединиться с нашей группой?

Чистота, Змей и Чиркаш кивнули. Разрывашка покачала головой.

– Ты отказываешься, Разрывашка?

– Мы наемники. Мы не берем работу без оплаты. Даже такую важную, как эта.

– Я обеспечу вам оплату точно так же, как сделал в случае с АПП, – произнес Змей с еле заметной ноткой раздражения в голосе.

– Мисс Милиция? – обратился к ней Волкрюк. – Перемирие?

– Сведите свою деятельность к минимуму, не угрожайте и не нападайте на жителей, – ответила Мисс Милиция. – Мы по-прежнему должны защищать город, тут никаких уступок. Не давайте нам повода связываться с вами, и мы на ближайшее время полностью сосредоточимся на «Ордене кровавой девятки».

– Хорошо. Это все, чего мы просим.

Лидеры новообразованной группировки пересекли крышу, чтобы обменяться рукопожатиями. За все это время расположение участников встречи изменилось таким образом, что мы, «Странники» и герои оказались в самом низу крыши. Герои сдвинулись в сторону, словно защищая нас от возможных атак, и тем самым сделали разделение сил еще более очевидным.

– Вы совершаете ошибку, – произнес Мрак.

– Думаю, вы смотрите на все это неправильно, – ответил Волкрюк. – Никто не хочет нарушать мир на нейтральной территории, поэтому, возможно, вам стоит уйти, пока страсти не разгорелись?

Ябеда спросила:

– Вы не позволите нам остаться и вместе обсудить «Девятку», на кого они нападали, какой должна быть наша общая стратегия? Даже если мы не работаем вместе как единая команда? – она помолчала, нарочито глядя на Разрывашку. – Ну вы понимаете, если делать по уму?

Ее встретили лишь холодные взгляды и скрещенные руки.

Мало что еще можно было сказать или сделать. Здесь мы проиграли. Я развернулась и помогла столкнуть в воду нашу лодку, потом удерживала ее, пока остальные не залезли. Ябеда завела мотор, и мы отплыли в ту же секунду, когда я запрыгнула в лодку.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ