Предыдущая            Следующая

КОРОЛЕВА 18.5

Телеэкран погас.

Передача завершена. Ущерб нанесен.

– Что ж, – заговорила Ябеда. – Самое забавное то, что она сделала лишь второе по гадости, что могла, чтобы нас закопать.

– Вот как? – спросил Плащ мужского пола, которого я не смогла идентифицировать.

– Ага. Я тревожилась, что она могла пропасть на несколько дней или недель, предоставив нам искать помощи. Тогда мы бы выглядели полными психами, раз ее нет, и уступки, на которые нам пришлось бы пойти, чтобы заручиться вашей помощью, стоили бы нам очень дорого… вроде того, как прямо сейчас мы в ваших руках. Либо она не такая умная, как намекал Баллистик, либо она ощущает прессинг какого-то рода. Я бы сделала ставку, что она проигрывает внутреннюю борьбу за самоконтроль.

Кто-то у дальнего края стола хлопнул по нему руками, оборвав речь Ябеды. Я послала в ту сторону букашек, чтобы опознать его.

– Это вообще, нахер, имеет какое-то значение?

Букашки нащупали броню. Натиск.

– Имеет, – ответила Мисс Милиция.

– Этот монстр убил одного из хороших парней. Одного из наших лучших. Мы спустили с рук «Темным лошадкам», когда они похитили Теневую Охотницу. Мы смирились, когда «Девятка» добралась до Прославленной и Панацеи. Когда они убили Батарейку. Мы позволили «Темным лошадкам» похитить директора, и, вполне возможно, они похитили того, кто пришел ей на замену. Мы что, сейчас правда собираемся игнорировать самое очевидное решение проблемы?

– Ты имеешь в виду, что предлагаешь сдать «Темных лошадок».

– Они нарушили кодекс. И будут нарушать еще.

– И теперь мы фактически под судом, – произнесла Ябеда, – вместо того чтобы охотиться за ней.

– Возможно, это ровно то, чего она хотела, – добавил Мрак.

– Не исключено, что вы о ней слишком высокого мнения, – раздался чей-то голос. Мне было тяжело определять, кто это сказал. В комнате было слишком многолюдно, а собрав больше букашек, я потенциально могла бы дать кому-то повод подумать, что я собираю рой в ожидании схватки.

Не то чтобы я его не собирала. Я это делала, но укрывала его в тенях и под машинами. И подтягивала к зданию так скрытно, как только могла.

Странное чувство – иметь лучшее представление о мире за пределами местной штаб-квартиры ОПП, чем о комнате, где я непосредственно находилась.

– Возможно, ты упустил тот момент, что у нее шесть Вист? – спросила Ябеда. – Разбираться с ней будет тем еще гемором, поверь мне. Если уж на то пошло, ты недооцениваешь Ноэль.

– Я вынуждена согласиться. Давайте не будем недооценивать любого противника, – сказала Мисс Милиция. – Здесь и сейчас я выскажу свою рекомендацию, в полной мере отдавая себе отчет, что здесь присутствуют семь человек более высокого звания, и я окажу всемерную поддержку, если они примут иное решение. Считаю, что мы должны отложить старые распри и принять любую помощь, которую «Темные лошадки» готовы оказать. С учетом того, что произошло с Вистой, предельно очевидно, как легко ситуация может выйти из-под контроля, когда каждому из нас придется сражаться с друзьями.

Она сделала паузу, но никто не вклинился в ее монолог.

Мисс Милиция продолжила:

– Мы будем действовать в этой ситуации, как действовали бы при нападении Всегубителя. На нашей стороне меньше людей, чем мы могли бы надеяться, но и враг более уязвим.

Она взглянула на одного из мужчин, и я поняла: на заместителя директора. Ее начальника, так сказать.

Он коротко кивнул.

– Я согласен, – произнес Триумф. Мои букашки были на нем уже какое-то время. – Но нам нужно, чтобы и ты был с нами, Натиск.

Натиск стоял, по-прежнему держа руки на столе. Он ничего не ответил.

– Мы не можем взять в дело «Темных лошадок», если они будут опасаться получить от нас удар в спину, – продолжил Триумф спокойным тоном. Вот уж в ком я не ожидала найти здесь союзника.

– Ты имеешь в виду, как они ударили нас в спину во время нападения Левиафана? – прорычал Натиск. – Нарушили перемирие?

– Что? – не сдержалась я. Мой голос прозвучал слишком тихо и слабо – из-за недавнего приступа кашля и отсутствия букашек, которые могли бы его усилить. Хотелось бы мне источать больше внушительности. Как бы это облечь в слова, чтобы они не прозвучали жалкими оправданиями? – Думаю, ты был катастрофически дезинформирован.

Черт меня побери, я говорила, как Змей.

– Хотела бы Батарейка, чтобы ты поставил свои чувства и предрассудки превыше долга и безопасности нашего города?

Натиск медленно повернулся к Мисс Милиции.

– Ты хочешь разыграть эту карту?

– И разыграю ее. А если «Темные лошадки» снова решат либерально обойтись с правилами, я буду рядом с тобой и готова присмотреть, чтобы они за это ответили.

– Мы это уже проходили. Ничего из этого не вышло, – ответил Натиск.

– На этот раз, – сказала Мисс Милиция, – учитывая прецеденты, высокие ставки и опасность, которую представляют злодеи, не желающие следовать писаным и неписаным правилам сообщества Плащей, я буду готова выступить за ордер на убийство.

У меня по спине пробежал холодок.

Ордер на убийство. Такой уже выписан на «Орден кровавой девятки». Никаких тормозов, официальным героям будет разрешено стрелять в нас, как только обнаружат. Любой злодей или «народный мститель», который убьет кого-то из нас, будет отпущен после всего лишь небольшого допроса и заполнения бумажек. И наконец, кто угодно сможет вносить пожертвования или назначать награду за наши головы, и эти суммы будут плюсоваться к назначенным ранее. Мы станем просто ходячими джек-потами для любого киллера или охотника за головами, желающего заполучить большой куш.

Я подивилась, не таят ли на нас злобу наиболее богатые инвесторы или контакты Змея.

Против заявления Мисс Милиции можно было найти сколько угодно аргументов. Мы делали добрые дела. Даже Хроноблокер был готов признать, что принятые мной решения не были полностью бесполезны. Я могла бы указать, что все люди на моей территории заявили бы, что я – сила добра; могла бы указать, что это просто нелепо, что нас судят по этому стандарту, в то время как это их вина, что Оружейник нарушил перемирие. Оружейник, вышедший на свободу благодаря тому, что он герой. Однако то же самое предубеждение означало, что факты выворачивались наизнанку, и, похоже, распространенная точка зрения ставила нарушение перемирия в вину нам. Неприятный сюрприз.

Черт, поставить нас в условия «последнего шанса», когда существует столько возможностей для нечаянной стрельбы по своим? Это связывает нам руки, так или иначе подвергает нас смертельному риску.

– Я… согласна принять эти условия, – произнесла я, подавляя в себе любой аргумент и всякое возмущение. Посмотрела в сторону сокомандников и добавила: – Если согласна моя команда.

– Ты босс, – ответила Ябеда. Она вписалась довольно быстро, и я заподозрила, что у этой реакции была какая-то причина.

– Да, – произнес Мрак. Мои букашки уловили, что Чертовка и Регент кивнули.

Рэйчел ответила последней:

– Пофиг.

– Отлично, – сказала Ябеда. – Теперь, когда этот вопрос решен, во имя нашей кооперации я хочу сообщить новости.

– Новости? – переспросил кто-то из незнакомых Плащей. Женщина с низким голосом. – Хорошие, я надеюсь?

– О, это кошмарные новости, – ответила Ябеда. – Ноэль лжет.

– Насчет чего? – спросила Мисс Милиция.

– Насчет того, что Виста мертва.

– И это кошмарная новость? Она в опасности? – спросил Триумф. Я ощутила, как он подается вперед, чтобы лучше видеть Ябеду через толпу в дальней части комнаты.

– Нет. Я не знаю, как дела у Висты, потому что не знаю конкретных деталей способности Ноэли, но она пыталась сбить нас с толку, говоря, что истощит нас. Слишком большой акцент. Если бы она употребила это слово только в первый раз, я бы склонилась к тому, что это часть ее потока сознания, но потом она вбила это сильнее, пригрозила нам этим. Это прозвучало натянуто. Не чувствовалось как правда.

– Мы можем ей верить? – спросил другой незнакомый Плащ, на этот раз мужчина. Вопрос, похоже, был адресован Мисс Милиции.

– Она… часто оказывается права, – ответила Мисс Милиция.

– Виста жива, и Ноэль пытается сохранить это в секрете? Что же в этом такого кошмарного? – спросил Триумф.

– То, что она способна производить еще клоны. Она может держать Висту где-то, постоянно создавать агентов, сеющих разрушение, и тем самым оказывать давление, о котором она говорила, и ей хватает здравомыслия, чтобы это понимать.

– Как, блин, можно удержать Висту в плену?

– Людьми, – обронила Ябеда.

– Тогда давайте закончим наше совещание побыстрее. Только важные детали, – сказала Мисс Милиция. – Есть возражения против того, что я поведу? Эйдолона такое обычно не очень устраивает, но я в Броктон-Бее самый высокопоставленный из паралюдей.

Возражений не последовало.

– В таком случае разбиваемся на команды. Держитесь тех команд, с которыми вы сюда прибыли. Лучше сражаться бок о бок с людьми, которых вы знаете. Против клонов – стандартные меры обращения со Странниками. Полагаю, они сохраняют память оригиналов, судя по ее словам о том, что клон идет убивать семью Висты?

– Да, сохраняют, – подтвердила Ябеда.

– Значит, мы ограничены визуальными проверками личности. Никаких паролей. Я уже связалась с Дракон. Она сейчас на задании и передислоцируется сюда, только если это окажется абсолютно необходимо…

Я уловила вздох Ябеды.

– …но она послала к предстоящему бою нарукавные повязки. Они будут показывать зеленый экран, пока вы их не снимете, экраны будут вспыхивать и идентифицировать других носителей повязок в радиусе пятидесяти метров. Будьте начеку. Следите за каждым товарищем по команде, сохраняйте визуальный контакт, не разделяйтесь. Шевалье, бери свою команду и следуй за моими Защитниками. Если она умеет засекать Плащей, мы должны присвоить ей уровень Мыслителя, и также исходить из того, что любой изолированной группе может угрожать опасность. «Темные лошадки»? Берите Защитников Мирддина и догоняйте Флешетту с Париан. Удостоверьтесь, что их не перехватили. Все остальные будут искать Ноэль. Из видео можно извлечь какую-нибудь информацию о ее местонахождении?

– Можно, но бессмысленно, – ответила Ябеда.

– Ты знаешь, где она?

– Я знаю, где она была в момент звонка, но она оттуда уже ушла.

– Где?

– Западная окраина. В предгорьях.

– Она отправилась из южной части делового района на западную окраину? – удивилась Мисс Милиция.

– Готова поставить деньги. Но, опять-таки, это бесполезно.

– Это не имеет смысла с точки зрения затрат времени, – произнес кто-то. Его голос прозвучал чуть в нос. – Расстояние, которое пришлось бы преодолеть…

– Подумай как следует, – посоветовала Ябеда.

– Виста, – осенило Мисс Милицию. – У нее способность Висты. И будет эта способность в течение всего конфликта.

– Плюс Ноэль быстра сама по себе, – добавила Ябеда. – Сложите это всё вместе, и окажется, что она очень мобильна. Эрго, она не будет поблизости от того места, где была.

– Хороший анализ. В интересах эффективности розыска я хотела бы, чтобы ты сопровождала мою группу, Ябеда.

– Это никак.

Нет?

– Я как раз собиралась сказать, что хочу заглянуть в свою штаб-квартиру. У меня есть несколько теорий, как мы можем разрешить эту ситуацию, и одна дурацкая идея, которую необходимо некоторым образом проверить, прежде чем я буду действовать.

– Что-то из этого создает риски для нас?

– Нет. В основном это вовлекает других «Странников». Но я думаю, что заняться этим стоит.

– Если она атакует тебя…

– Атакует, без «если», – перебила ее Ябеда. – Я буду вместе с «Темными лошадками» и чикагскими Защитниками, пока не доберусь до территории Баллистика, там расскажу ему о происходящем, удостоверюсь, что он знает, что она может прийти и по его душу. Погляжу, смогу ли я его подкупить, чтобы он пошел со мной. Будет очень узкий промежуток времени, когда буду только я, он и, надеюсь, его подручные.

– Ты станешь ценной мишенью, – сказала я ей. – Особенно вместе с Баллистиком. Она хочет твоей смерти, и она хочет его способность.

– У меня есть кое-какие идеи. Не волнуйся за меня, – ответила Ябеда и повернулась к Мисс Милиции. – Мисс Милиция, я буду на связи по телефону, так что ты будешь в курсе происходящего.

– Ладно. В таком случае я отряжу больше Плащей патрулировать кварталы поблизости от тебя, раз уж ты уверена, что будешь ее мишенью. Есть ли в городе другие паралюди-одиночки, о которых мы не в курсе?

– Скраб, – произнесла я.

– Он работает на Баллистика, – ответила Ябеда. – Я привлеку его любой ценой. Он один из немногих, помимо Флешетты, кто способен наносить гарантированный урон Всегубителю или облегченной версии Всегубителя, и у меня есть идеи, как его можно использовать.

– Скраб? – переспросил один из нездешних Плащей. Женщина с низким голосом.

– Неконтролируемые взрывы аннигиляции в непосредственной близости от него, – пояснила я. – Бывший член «Торговцев», местной шайки наркодилеров и наркоманов.

– Запросто Бластер-восемь, если не прямо десять, несмотря на сравнительно короткую дальнобойность, – добавила Ябеда. – Но я не уверена, что он делает то, что думает Рой, и именно поэтому я хочу с ним поговорить.

– Займись этим, – кивнула Мисс Милиция. – Кто-нибудь еще?

– Цирк, Элит, Убер, – перечислил Мрак. – Они собирались уйти, но…

– Они мертвы, – перебил Натиск.

– Они живее нас с тобой, – возразила Ябеда. – И, чтобы покинуть город, они должны были отправиться на запад. В том же направлении, куда двинулась Ноэль после захвата Висты. Думаю, это говорит само за себя.

Мисс Милиция кивнула.

– Да, говорит. Если у кого-то есть вопросы, передайте их уже на ходу. Вперед!

Плащи начали покидать конференц-зал. Мы размещались дальше всех от двери, так что оставались тут, пока путь не расчистится.

Кроме нас, осталась небольшая группа юных Плащей. Мисс Милиция оставила нам отряд неместных Защитников. Я мало что могла о них сказать на основе лишь информации об их костюмах, которую давали мне букашки. Для такого большого города, как Чикаго, это вряд ли была полная команда; это просто те, кто согласились сражаться с неизвестной угрозой класса А. Три парня и девушка. Они разглядывали нас, и я не могла даже догадываться о выражениях на их лицах, не имея возможности ни видеть, ни ощущать букашками.

Это начинало действовать мне на нервы, а усталость подтачивала и так истончившееся терпение.

– Сука, – сказала я. – Будь так добра, открой то окно, а?

Она не ответила, но и не колебалась. Подняла Ублюдка со своих коленей, тут же встала и вышибла из рамы фанерную загородку, прежде чем кто-либо успел что-либо возразить.

Я направила в помещение всех букашек, каких собрала рядом со зданием. Они стали клубиться вокруг меня, других «Темных лошадок» и Плащей в дальнем конце зала. Я ощутила, как трое из четверых Защитников принимают боевые стойки, заметила, как двое парней и девушка закрывают собой третьего парня, встав в неплотный треугольник между ним и нами.

Передвижения букашек позволили мне прощупать эту четверку, нарисовать полную карту того, что у них на себе и при себе.

Парень, стоящий впереди, самый высокий и крупный из них, явно Механик. Стержни, поддерживающие его массивные перчатки, были смазаны, что явно намекало, что это поршни, и я заметила внутри перчаток шипы с тупыми концами. Это несколько напоминало клинки в руках Манекена, но они не были сращены с телом, и у меня создалось смутное впечатление, что они предназначены для каких-то совершенно других целей. Броня его была тяжелой, ее поддерживала больше механика, чем собственные силы ее обладателя. Шлем закрывал лицо, но не затылок. В центре маски располагалась единственная линза на телескопическом «носу».

Второй парень спереди был стройнее, в свободном одеянии. Его отличало поразительное отсутствие всякого снаряжения и оружия. Он производил впечатление человека, считающего оружием собственное тело.

Девушка выглядела похоже, но я отметила, что ее перчатки усилены для нанесения ударов – каркас из какого-то металла и выпуклости вроде заклепок над костяшками; каждая выпуклость имела гравировку, которую я не могла разобрать, и филигранные металлические перья по краям. У подкладки был похожий дизайн и почти такие же перья.

Парень позади не был в боевой стойке. Он стоял прямо, держа ноги вместе, сведя каблуки, протянув руку ладонью в нашу сторону. Он носил маску, закрывающую один глаз, а перед другим располагалась громадная линза, от которой во все стороны расходились шипики, словно лучи солнца. Костюм его представлял собой легкое покрытие из наслаивающихся друг на друга и сцепленных металлических пластин, больше стильное, чем функциональное, но за спиной его до самых колен ниспадал плащ.

Собирая вокруг себя букашек, я проявляла осторожность. Оттягивая букашек от четверки Защитников, я держала их так, чтобы они заслоняли мою команду; при этом на героях я оставила достаточно букашек, чтобы скрытно отслеживать их движения. Героев никто не ужалил и не укусил, и они не могли чисто целиться в наших, когда букашки от них отодвигались. Это означало, что у них, по крайней мере, была возможность понять, что их не атакуют.

Букашки заполнили все необходимые пустоты в моем костюме, затем сплошным ковром покрыли его снаружи, включая маску. Они прицепились к концам волос и стали двигаться под ними, придавая волосам объем и делая их слегка «живыми» – их кончики двигались без ветра. Когда букашек стало в избытке, лишние парили в нескольких футах позади меня, словно королевская мантия.

– Так-то лучше, – произнесла я, чуть усилив свой голос. Так действительно было лучше. Я ощущала себя более стабильно, более безопасно, более уверенно, когда букашки были рядом. Я только что встревожила людей, с которыми нам предстояло работать, но небольшая демонстрация силы поможет нам добиться должного уважения и сотрудничества.

– Ваши имена и способности? – спросила Ябеда у чикагских Защитников. Затем указала в сторону двери, и мы все быстро зашагали к выходу.

– Тектон, – представился владелец силовой брони. Ему пришлось повысить голос, чтобы его было слышно за тяжелым звуком шагов и лязгом навешанного на него металла. Он указал на парня справа от себя, потом на девушку и представил их: – Это Вантон и Грация. А сзади наш дальнобойщик Лучемант.

– Вонтон – это же вроде лапша какая-то? – спросил Регент.

– И Лучемант? – подхватила Чертовка. – У них реально кончаются имена для супергероев.

– Ведите себя прилично, – предостерег Мрак.

– Вот именно, – кивнула Ябеда. – Вонтон – это разновидность клецок, а не лапши. Используй слова правильно.

Вантон, – произнес Тектон, подчеркивая произношение, – это плащ классов Ломщик и Странник. Он может преображаться в локализованный телекинетический ураган. Лучемант – наш дальнобойщик. Мы трое больше по ближнему бою, но благодаря Лучеманту наша команда работоспособна. Грация – спец по боевым искусствам. У нее целый букет умений. Ускоренное восприятие времени, повышенная подвижность, усиление категории Касателя для избранных частей тела в данный момент времени; неуязвимость как к способностям, так и к урону в целом, а также повышенный эффект при контакте.

– А ты кто? Механик? – спросил Мрак.

– Механик и Мыслитель. Чувство архитектуры и геологии. Доспехи позволяют мне «заземлять» кинетическую энергию аналогично тому, как ты, возможно, делаешь с электричеством. Вот это – перчатки-копры, – он похлопал по одной из перчаток. – Для создания расселин, локализованных землетрясений и других видов контролируемого разрушения.

– Отрядить против Ноэли Механиков – вероятно, наш самый безопасный вариант, – сказала Ябеда.

– Потому что она не скопирует их снаряжение, – добавила я.

Ябеда кивнула.

– Хорошо. Кстати, спасибо, что поделились информацией, – сказал Мрак Защитникам. Тектон кивнул. Наши группы как раз добрались до двери на лестничную клетку. Там сотрудники раздавали повязки, и лифт был занят, так что нам пришлось ждать, пока другие получат свои повязки и поспешат вниз.

– Вам нужна наша инфа?

– Нет, – ответила Грация. Голос ее прозвучал жестко. – Мы знаем, кто вы.

– О, мы знаменитые! – хихикнула Чертовка.

Я чуть задержалась, когда один из сотрудников протянул мне нарукавную повязку и мой вещевой отсек. Я взялась за отсек, но он не отпустил.

Он вот так хочет сыграть?

Я выпустила букашек из-под брони, и они облепили вещевой отсек. Этот тип отреагировал так, будто я его подожгла: отпустил и попятился. Когда мы проходили через дверь на лестницу, я передала вещевой отсек Ябеде и застегнула на руке повязку. Потом произнесла в нее: «Рой».

Как там было с Левиафаном? Появилось мое имя. Я протянула повязку Ябеде, и она нажала на кнопку.

– В твоих вещах никаких маячков, – сказала она. – Помочь тебе это надеть?

– Да, пожалуйста. Когда спустимся.

Мы с ней были в хвосте группы и поэтому из двери вышли последними. Собаки уже изрядно выросли, и мы подождали, пока Сука дорастит Бентли до размера, позволяющего на нем ехать.

– У нас слишком много людей и недостаточно собак, – прокомментировал Мрак.

– Мы будем на машине, – ответил Тектон. – Просто надо будет затребовать фургон.

– Я на собаке, – сказала я. – Рэйчел?

Она кивнула. Взобралась на пса первой, потом протянула мне руку, чтобы помочь. С минуту мне пришлось бороться с кашлем.

– Если мы пересечемся с Натиском, он попытается подставить нам ножку, – предупредила Ябеда.

– Я так и подозревала, – ответила я.

– И, если дела пойдут под откос, они нами займутся. То, что сказала Мисс Милиция насчет Батарейки? Это потеряет свою увесистость, когда людям начнет казаться, что, если они нас сдадут, жители города будут защищены лучше, чем если мы будем помогать. Мы должны постоянно быть начеку. Повернись, я помогу пристегнуть твою броню.

Я кивнула и развернулась. Подвинула букашек, чтобы не мешались, когда Ябеда возилась с ремешками, продевая их в нужные петли. Я поморгала и глянула в сторону ближайшего источника света, пытаясь оценить, не лучше ли у меня стало со зрением. Никакого прогресса. Только тщательная проверка у офтальмолога позволит мне узнать, верну ли я себе зрение и если верну, то в какой степени.

Надо же – через столько всего пройти, а долговременную травму получить, будучи гражданской.

И двух минут не прошло, как Защитники подъехали к нам в фургоне-автозаке. Тектон был за рулем; Лучемант сидел в окне со стороны пассажира, удерживаясь за подголовник ближайшего сиденья. Задние двери открылись, в машину влезли Чертовка, Регент, Ябеда и Мрак.

Баллистик – наша первая остановка. Затем Париан.

Я дернулась от боли в боку, когда Бентли побежал. «Пожалуй, еще надо забрать Атланта, пока мы в этой части города», – подумала я.

Ябеда была права. В том, что ситуацию классифицировали как «уровень А», а не «уровень S», не было ничего хорошего. Я не могла не заметить отличий от того, что было при нападении Левиафана. Никаких сирен общей тревоги. Людей не эвакуируют.

Над нами пролетели вертолеты. Я их слышала, хоть мои букашки и не поднимались так высоко. Я знала, что Мисс Милиция прикрепила к нам Плащей, поскольку Ноэль неизбежно должна была вынюхать нас и явиться. Я не ощущала их на земле – оставалось лишь предполагать, что они в воздухе.

Может, это и ладно, что людей не эвакуируют? На улицах их не было, и, если психо-Висты или Ноэль будут на них охотиться, они не будут маячить на линии огня. А значит, нам не придется иметь дело с клонами без способностей.

Но также это значит, что, если все пойдет под откос, в опасности будет много народу.

Над нами висела угроза ордера на убийство, и в городе было полно героев, у которых были основания бросить нас на корм волкам (или Ноэли), если они сочтут, что положение дел к этому располагает. Ставки были высоки, а возможностей оступиться – очень много. Ноэли требовался всего один удачный маневр, чтобы вмиг перейти из класса А в класс S, а мы не получали и половины поддержки, которой в этой ситуации заслуживали.

Не говоря уже о том, что я была вымотана. Физически и эмоционально я чувствовала себя так, будто меня довели до предела, выжали, а потом снова довели до предела, и это только из-за того, что мы разделались со Змеем и спасли Дину за последние двадцать четыре часа. Если я буду вспоминать, что было за последние несколько месяцев и как изменился сам стиль моего мышления…

От одной мысли об этом у меня слегка закружилась голова.

Нет. Это не головокружение. Окружающее пространство действительно было не в порядке. Здания вокруг нас и впереди массово вытягивались и сдвигались.

– Проблемы! – сообщила я Суке. И с помощью букашек известила остальных в фургоне: «Висты».

Мне пришлось прошерстить букашками окрестности, чтобы найти их. Одна сидела на крыше в квартале впереди. Без костюма.

Глупо было с моей стороны ожидать, что они будут в костюмах. Я об этом даже не задумывалась, но Ноэль исторгает из себя только самих людей. Букашки ощутили твердость ее лица, больше походящего на маску, чем на лицо из плоти, ее угловатый, почти что искусственный подбородок и редкие волосы на макушке.

Другие… Слишком много мест надо прочесать… Я нашла еще одну в трех кварталах от нас, она двигалась прямо к нам. Ноэль приказала им выстроиться редкой цепочкой, чтобы засечь нас, если мы пересечем этот периметр.

Ублюдок слева от меня взвизгнул и остановился, проскользив. Рэйчел, похоже, прочла что-то в его поведении: она рванула Бентли влево, прямо на траекторию фургона.

Она собирается в него врезаться? Мне пришлось сдвинуть ногу в сторону, прежде чем Рэйчел довела задуманное до конца и заблокировала машину телом Бентли. Я ощутила, как Лучемант в момент удара свалился с окна на сиденье, едва не получив серьезную травму. Фургон крутанулся и остановился, визжа шинами, а я свалилась с Бентли и покатилась кувырком.

В квартале впереди нас рухнуло одно из зданий. Я опустила голову как можно ниже и прикрыла ее, когда на нас накатило густое облако пыли и обломков. Здание нас бы не задело, но это облако, возможно, дезориентировало бы нас достаточно надолго, чтобы Висты действовали свободно.

Мы остановились, и, действительно, псевдо-Виста на крыше начала медленно работать над зданиями вокруг нас, истончая стены и выгибая балки. До меня дошло, что она делает подготовительную работу для будущих обрушений. Вторая псевдо-Виста съедала расстояние между собой и нами, стягивая пространство и шагая по укоротившейся дистанции. Она же приподнимала улицу между двумя зданиями, создавая крутой уклон, который будет трудно преодолеть даже Сукиным псам; там самым она отрезала нам один из путей к отступлению.

И я обнаружила третью. Высокую Висту, которую описал Мрак. Она была вся растянута, как тянучка, кости искривлены настолько, что напоминали по форме скорее полумесяцы. Узкая, такая худая, что, казалось, вот-вот сломается; лицо искажено в непрерывном вопле. Она прокладывала себе путь через обломки рухнувшего дома. Ее способность выкручивала самые большие обломки вокруг нее, пока от них не оставались струйки; куски бетона медленно крутились в пространстве, пока не обращались в пыль.

Их трое.

А Ноэли нигде не видно. Нигде в пределах досягаемости моей способности, в районе четырех кварталов. Она, видимо, направилась за другими. За Баллистиком, а может, за Париан. А это войско – только чтобы нас замедлить, выиграть время для следующего ее хода, дать ей возможность найти другой набор способностей.

Черт меня подери. Ноэль применяет ту же простейшую тактику, что и я: прощупать неприятеля, стратегически разместить атакующие силы, а самой наносить решающие удары и снимать проблемы посреди хаоса, созданного подручными, работая частично или полностью по другим целям, нежели «рой».

Плохо то, что она делает это лучше, чем я. Она быстрее, досягаемость ее чувств выше, и индивидуум в центре ее армии – сам по себе кошмарная сила.

Мы не можем позволить себе увязнуть в этом бою, пока Ноэль атакует других наших союзников.

Все еще лежа на земле, я подавила очередной приступ кашля и прикоснулась к кнопке на нарукавной повязке.

– Нужны подкрепления, срочно.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ