Предыдущая            Следующая

 ПРОНИКНОВЕНИЕ 2.8

– Убери собак! – завопил Мрак.

Самый большой из псов, уродливый ротвейлер, а может, помесь с большим количеством ротвейлерской крови, сомкнул челюсти на моем запястье. От боли у меня чуть колени не подогнулись; а боль стала еще сильнее, когда пес внезапно мотнул головой и вывернул мне руку. Я упала, и тут же на меня накинулись две другие собаки – немецкая овчарка и лысый терьер без одного глаза и одного уха.

Овчарка гавкала и щелкала пастью мне в лицо, время от времени цепляя и дергая волосы, болтающиеся у меня перед глазами. Вторая тварь царапалась и пыталась найти где-нибудь на моих ногах, туловище и ягодицах подходящее место, куда вонзить зубы.

Ротвейлер тем временем не выпускал мое запястье; он начал тянуть, словно пытаясь оттащить меня куда-то. Я сжала зубы и постаралась сквозь боль придумать, что я тут могу сделать, кроме как свернуться в позу зародыша, защищая руки, ноги и лицо.

– Убери гребаных собак! – снова раздался крик Мрака.

То ли зуб, то ли коготь царапнул мне по уху. Это, похоже, стало для меня последней каплей: я сорвалась и заорала.

Всего одну или две секунды спустя – а когда тебя грызет стая собак, это гораздо дольше, чем может показаться, – раздался свист. Услышав его, псы мгновенно отступили. Одноглазый терьер, отходя, напоследок еще разок агрессивно тявкнул, после чего протяжно заворчал, словно в нем еще осталась нерастраченная злоба, которую просто необходимо было выпустить.

Лиза с Алеком помогли мне встать. Я тряслась как осиновый лист. Одной рукой я цеплялась за запястье другой, в равной степени пытаясь остановить самую сильную дрожь и баюкая рану. В уголках глаз у меня стояли слезы, и я сжимала зубы с такой силой, что аж челюсть болела.

На другом краю комнаты Брайан потирал тыльную сторону кисти. Три пса сидели ровным рядком в десяти футах от лежащей на полу девчонки. У нее из обеих ноздрей текла кровь. Я тут же узнала эту девчонку по фотке, которую видела на ее странице в Вики. Рэйчел Линдт. Адская Гончая. Сука.

– Я нахрен ненавижу, – процедил Брайан, сделав акцент на ругательстве, – когда ты заставляешь меня так делать.

Сука приподнялась, опершись о стену напротив моей, чтобы лучше видеть комнату. Лучше видеть меня. Встретившись с ней вживую, я еще больше утвердилась во мнении, которое у меня сложилось по фотке. Она была непривлекательна. Недоброжелательный человек мог бы назвать ее мужиком в юбке, а я сейчас была настроена к ней не очень-то доброжелательно. Почти все ее черты лица лучше бы смотрелись на парне, чем на девушке. Квадратное лицо, густые брови, нос, сломанный явно не один раз… возможно, сломанный в очередной раз только что, судя по струйкам крови. Даже телосложение: она была крепкой, но при этом не жирной. Ее туловище было в обхвате больше моего, даже если я руки к нему прижму, – просто за счет более мощного торса и мышц. На ней были ботинки, изодранные черные джинсы и зеленая армейская куртка поверх серой толстовки с капюшоном. Каштановые волосы были коротко острижены.

Я сделала глубокий вдох. Потом медленно, чтобы не запнуться и не впустить в голос дрожь, спросила:

– Какого хера ты это сделала?

Сука не ответила. Вместо этого она слизнула кровь с верхней губы и улыбнулась. Это была злобная, самодовольная усмешка. Хотя именно она сейчас лежала с окровавленным носом, у нее в голове явно засело, что она меня сделала. Или типа того.

– Черт подери! – заорал Брайан. Он потом еще что-то продолжал, но я почти не слышала за гудением в ушах от моей способности. Я обнаружила, что сжимаю кулак, и привычно заставила себя расслабить руку.

Затем, как много раз за последние дни и недели, я стала искать оправдания, почему я отступаю. Это было уже почти на автомате. Когда в школе начинали надо мной измываться, я всегда находила секунду, чтобы взять себя в руки и объяснить себе, почему я не могу или не должна им отвечать.

Несколько мгновений я была в растерянности. Одновременно с осознанием, что причины отступить на этот раз не находятся, я осознала и другое: что вырвалась из рук Лизы и Алека и уже покрыла бегом полкомнаты. Я потянулась к своим букашкам и поняла, что применяю свою способность, даже не думая о ней. Они уже собирались возле лестницы и окон. Единственная мысль – и они стали вливаться в лофт. Тараканы, уховертки, пауки и мухи. Не так много, как мне хотелось бы, – я применяла способность слишком короткое время, чтобы собрать тех, что были подальше, – но достаточно, чтобы это было заметно.

Сука увидела мое приближение и поднесла пальцы ко рту, но я не предоставила ей шанса подать сигнал своим зверям. Я ударила ногой, целясь в лицо, как ударила бы по футбольному мячу; Сука в последний момент передумала свистеть и вместо этого закрыла лицо руками. Моя нога отлетела от ее руки, а она содрогнулась всем телом.

Поскольку я не затормозила на подходе к Суке, мне пришлось выставить руки, чтобы не вмазаться в стену. Удар – и обжигающая боль пронзила мою руку, начиная с запястья, куда укусил ротвейлер. Вспомнив о собаках, я покосилась вправо и увидела, что самая крупная из них уже встает, чтобы прийти хозяйке на выручку. Я поместила большинство букашек между собой и зверями. Последнее, что я увидела, прежде чем рой заслонил от меня собак, – что они, напуганные, быстро пятятся.

Вспомнив, что я стою над прижатой к стене Сукой, я продолжила атаку. Ее руки прикрывали лицо и грудь, но я увидела открытое ухо и с силой топнула по нему. Голова Суки стукнулась об пол, и на верхушке уха выступила кровь. Вид крови почти остановил меня, но я знала, что, если отступлю сейчас, это даст ей шанс снова натравить на меня собак. Моя нога нашла ее открытый живот, а когда она подогнула колени, чтобы его прикрыть, я пнула ее между ног. Затем мне удалось трижды подряд долбануть ее по ребрам, прежде чем она закрыла их локтем.

Чего-то большего я сделать не успела, потому что собаки, пересилив свой страх перед насекомыми, стали кружить возле меня и Суки, а рой клубился вокруг. Я прекратила атаковать Суку и, отойдя на шаг, повернулась к псам. Я знала, что могу натравить на них своих букашек, но что-то подсказывало мне, что псы не сбегут, поджав хвосты, когда их хозяйку избивают. Конечно, мой рой будет их атаковать, но, если боль от укусов их не остановит, они набросятся на меня, и я окажусь в том же положении, что и минуту назад. И вряд ли Сука отзовет их во второй раз.

Передо мной метнулась тень – словно черный занавес, закрывший от меня полкомнаты и собак. Секунду спустя он рассыпался на струйки черного дыма, и я вздрогнула, обнаружив прямо перед собой, между мной и собаками, Брайана.

– Хватит, – угрожающе произнес он. Мелкий циклоп-терьер зарычал в ответ.

Раздался какой-то непонятный звук. Лишь когда Сука попробовала еще раз, теперь более успешно, я поняла, что тот звук был неудачной попыткой свистнуть. Собаки посмотрели на хозяйку и отступили, по-прежнему держась подальше от роя. Я тоже чуть попятилась, стремясь, чтобы Брайан оставался между мной и шавками.

Сука закашлялась, потом подняла голову и посмотрела мне в глаза. Одной рукой потерла ухо; когда она отвела руку, ладонь была в крови. Овчарка подошла к ней, и Сука положила эту самую ладонь ей на голову. Остальные две собаки тоже приблизились к ней, как будто они могли ее защитить; но их внимание было приковано ко мне и Брайану.

Прошло несколько секунд, а Сука не проявляла агрессии; тогда я приказала рою удалиться. Когда букашки исчезли в щелях, Брайан явно расслабился.

– Больше никаких драк, – успокоившимся голосом произнес он. – Я обращаюсь к тебе, Рэйчел. Все, что тебе прописала Тейлор, ты заслужила.

Сука яростно посмотрела на него, кашлянула, глянула на остальных двоих и наконец уперла сердитый взгляд в пол.

– Тейлор, сядь. Я обещаю, мы…

– Нет, – перебила я. – На хер. Идите вы все на хер.

– Тейлор…

– Вы сказали, что она не рада моему вступлению. Вы ни фига не сказали, что она будет настолько не рада, что попытается меня убить.

Брайан и Сука начали говорить одновременно, но Брайан смолк, когда Сука закашлялась. Когда ее приступ утих, она посмотрела на меня снизу вверх и проворчала:

– Если б я приказала им тебя убить, Брут бы перегрыз тебе глотку – ты бы и крикнуть не успела. Я приказала только ранить.

Я хохотнула – чуть визгливее, чем мне бы хотелось.

– Просто супер. Она надрессировала своих псов ранить людей. Серьезно? На хер. Считайте это еще одним заваленным рекрутированием.

Я направилась к лестнице, но не сделала и двух шагов, когда у меня на пути снова возник этот черный занавес. Способность Брайана в Вики была указана как «генерация тьмы». Я знала, где лестница и перила, так что вытянула руку вперед (чтобы убедиться, что не вмажусь в непроницаемое силовое поле) и, обнаружив, что это больше похоже на дым, продолжила идти. Когда я вступила во тьму, она поползла по моей коже, маслянистая, с какой-то странной консистенцией. В сочетании с полным отсутствием света – я даже не могла понять, открыты мои глаза или закрыты, – ощущение было зловещее.

Едва мои руки прикоснулись к перилам, пара чьих-то еще опустилась мне на плечи. Я крутанулась и отпихнула их, прочти прокричав: «Отвали!»

Вот только мой голос даже я сама едва услышала. Он донесся словно откуда-то издалека и прозвучал глуховато, как будто кричали со дна глубокого колодца. Тьма, оказывается, не только блокировала свет. Она поглощала и звуки. Я выпустила перила, когда повернулась ко второму человеку во тьме, и теперь, когда я осознала, что уже не понимаю, где лестница, на меня накатила паника. Консистенция черноты была непостоянной, из-за чего мне было трудно ощущать масштаб собственных движений. Мне вспомнилось, как я была под водой и потеряла направление на поверхность. Сейчас-то я понимала, где верх, но не более того.

Сенсорная депривация. Когда эти два слова всплыли у меня в мозгу, я чуть успокоилась. Способность Брайана глушит чувства… зрение, слух, осязание. Но мои чувства этими тремя не ограничены. Потянувшись своей способностью, я нашла, где находится каждая букашка в лофте и на фабрике внизу. Сориентировав себя с их помощью, как моряк ориентируется с помощью созвездий, я поняла, где должна быть лестница, и нашла перила. Руки меня больше не хватали, так что я поспешила вниз, прочь из этой удушающей тьмы.

Я всего на несколько шагов отбежала от двери, когда Брайан окликнул меня:

– Тейлор!

Я обернулась к нему. Он был один.

– Снова собираешься применить ко мне свою способность? – настороженно и сердито спросила я.

– Нет. Не на открытом пространстве, не без костюма и не к тебе. В тот раз применять ее тоже было глупо. Я не подумал, я просто не хотел, чтобы ты убежала. На меня самого она почти не действует, поэтому я забываю, как она действует на других.

Я начала было отворачиваться, чтобы уйти, но Брайан быстро шагнул в мою сторону, и я остановилась.

Он снова попытался:

– Слушай, я прошу у тебя прощения. За то, что применил к тебе свою способность, и за Суку.

Я оборвала его, прежде чем он сказал что-либо еще.

– Можешь не беспокоиться. Я никому не расскажу, что вы мне сегодня показали, и я не нападу, если наткнусь на вас в костюме. Я зла, но не настолько.

Я не была уверена, в какой степени это было ложью, но выглядело оно вполне уместным.

Когда Брайан ничего не ответил, я добавила:

– Вы предложили мне выбор. Я могла взять деньги и уйти либо присоединиться к вам. Позволь мне передумать. После того, что сделал твой товарищ по команде, уж это-то ты должен.

– Если бы это зависело от меня, я бы выкинул Суку и оставил тебя, – сказал он.

Эти слова разбудили меня, словно ушат холодной воды в лицо. Я была в раздражении, в ярости, и почему? Потому что чувствовала себя преданной и была разочарована. С учетом того, какая причина привела меня сюда изначально, в этом была некая ирония. Я не чувствовала бы себя такой преданной и разочарованной, если бы не наслаждалась их обществом в какой-то степени. И вот сейчас Брайан выражал похожие чувства с другой стороны.

Я протяжно вздохнула. Потом сказала:

– Но не сделаешь этого?

– Все сложно. Как бы я ни хотел видеть тебя в команде, мы полагаемся на босса, который дает нам зарплату, информацию, снаряжение и пристраивает то, что мы крадем. И мы полагаемся на Суку, когда нам нужна сила. Если мы ее выпнем, то потеряем все.

– Я стала… – я чуть не сказала «супергероиней», – …Плащом, чтобы убраться от этого дерьма, от задниц вроде Суки.

Плюс еще меня напугала Ябеда, но этого я произнести вслух не могла.

– Вернись в дом, Тейлор. Пожалуйста. Я лично гарантирую, что не позволю ей выкинуть еще один такой трюк, или я сам уйду из команды. Ты ранена, у тебя течет кровь, одежда порвана, и ты оставила наверху рюкзак с деньгами. Я умею оказывать первую помощь. Хотя бы позволь нам заштопать тебя и достать тебе какую-нибудь новую одежду.

Я посмотрела на свою руку. Правая рука сжимала запястье левой, и на рукаве свитера была кровь. И мой костюм остался наверху? Дерьмо.

– Ладно, – вздохнула я. – Но чтоб ты знал: я возвращаюсь только потому, что она не хочет, чтоб я вернулась. Если я свалю, она победит, а этого я ей ни хрена не позволю.

Брайан улыбнулся и открыл передо мной дверь.

– Хватит и этого.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ