Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 3

Харуюки об этом нередко забывал, но Тиюри была бёрст-линкером всего два месяца. Очень короткий период времени – вчетверо меньше, чем Харуюки, и в восемь раз меньше, чем Такуму, ее Родитель.

Однако, дослушав от своих семпаев-бёрст-линкеров подробную информацию про ИСС-кит, Тиюри нахмурилась и сказала:

– Может… это их рук дело? Общества исследования ускорения?

– …

Харуюки и Такуму невольно переглянулись, потом, снова повернув головы к сидящей на матрасе Тиюри, разом кивнули.

– …Ага, мы тоже так думаем.

– …К-круто, Ти-тян. Нам с Хару понадобилось больше времени, чтобы это понять.

– Ну потому что… – по-прежнему хмурясь, чуть тише продолжила Тиюри. – Здесь метод похож на тот, что был у того мальца. В лоб не атакуют, а медленно разъедают с краев – такое ощущение…

Упомянутый Тиюри «Тот малец» – это уже не живущий в Ускоренном мире Даск Тейкер, бывший член Общества исследования ускорения. Он, к тому времени как подошел к Харуюки и представился, уже успел собрать всю информацию о «Нега Небьюлас» и отыскал уязвимое место Харуюки.

Так же и сейчас – кит начал распространяться по так называемым малолюдным боевым зонам Сэтагаи, Оты и Эдогавы. Среди бёрст-линкеров, выбравших своим домом центральные районы города, наверняка многие еще вообще не знали, что происходит.

Скорее всего, на запланированном через четыре дня собрании семи королей тема кита тоже будет на повестке дня, но, возможно, к тому времени распространение кита уже достигнет уровня эпидемии, справиться с которой будет нереально…

Проглотив чувство тревоги, Харуюки скрестил ноги по-турецки и сказал:

– В Ускоренном мире вроде как есть одна теория, так? К крутым техникам и предметам всегда прилагаются риски или уязвимости, которые это дело балансируют. Мой «полет», скажем, мне достался за счет всех остальных умений, а пикомет Таку и «Ураганный двигун» учителя, когда используешь, разряжает шкалу спецатаки, и, пока она не зарядится, их снова применить не выйдет.

– Ну… да. Мой «Цитрон колл» тоже требует размашистого движения, плюс он не самонаводящийся, так что от него легко увернуться, – кивнула Тиюри. Такуму, подтянув дужку очков, добавил:

– Это относится даже к такой иррегулярной внесистемной силе, как инкарнация. Инкарнационными техниками, противоречащими свойствам аватара, как правило, овладеть невозможно, а если инкарнацией злоупотреблять, есть риск утонуть во тьме собственной души, плюс опасность не справиться с силой… Ааа, я понял, Хару, что ты имеешь в виду…

– Угу. Ни о принципе работы ИСС-кита, ни о том, как его сделали, мы понятия не имеем, но, по крайней мере, раз уж «Брэйн Бёрст» позволяет ему существовать, значит, в обмен на эту жуткую силу и бесконечную заразность… должно быть жутко уязвимое место, так мне кажется. И если на него надавить, то развалится вся сеть.

– …Действительно. Вполне возможно…

В прищурившихся глазах Такуму вновь появился привычный умный блеск, и Такуму, чуть убыстрив свою речь, продолжил:

– Я думаю, что создатель кита… видимо, кто-то близкий к верхушке Общества исследования ускорения… внедрил в него какую-то программу самоуничтожения; я собирался напасть на него и в бою выудить какую-то информацию. Но существование изначальной уязвимости… Такую возможность тоже исключать нельзя, видимо… Если так, если этот секрет удастся нащупать, то, возможно, даже без чего-нибудь вроде ключа удастся заставить его самоуничтожиться…

Здесь Такуму вскинул голову, сделал глубокий вдох и снова раскрыл рот, но тут –

Тиюри прямо перед ним резко выбросила руку с распрямленным указательным пальцем.

– Нельзя, Так-кун.

– А?..

– Ты ведь сейчас собирался предложить себя в качестве подопытного кролика, чтобы семпай, сестрица и остальные на тебе изучали уязвимости кита, верно?

– А… ну… ну да… Но ведь командир и другие наши, даже если, допустим, я снова начну буйствовать, сумеют меня вовремя обездвижить…

– Не-ль-зя! В нашем легионе запрещены даже попытки чего-то добиться, принося себя в жертву и страдая в одиночку!

Услышав это решительное заявление Тиюри, Харуюки с Такуму вновь переглянулись.

Потому что именно она в истории с Даск Тейкером спасла их обоих, «принося себя в жертву и страдая в одиночку».

Но Тиюри, явно забывшая об этом, заставила замолчать Такуму и сама на миг задумалась, а потом вновь заговорила:

– …Слушай, Так-кун. А этот твой ИСС-кит… нельзя прогнать моим «Цитрон коллом, режим 2»?

– !..

Едва это услышав, Харуюки резко втянул воздух. Именно эту идею он сам лелеял уже несколько часов.

Спецатака «Цитрон колл», которой обладал аватар Тиюри Лайм Белл, обладает невероятным свойством – она отматывает назад время аватара, на который была нацелена. Она работает в двух режимах, отличающихся по использованию шкалы спецатаки и по запускающему ее движению.

Режим 1, потребляющий половину шкалы, отматывает время аватара в секундах. Он может восстанавливать хит-пойнты и шкалу спецатаки, иными словами, эта техника позволяет Тиюри быть крайне редким в Ускоренном мире «лекарем».

Но режим 2, потребляющий всю шкалу, еще круче. Он отматывает назад изменения статуса аватара. Изменения статуса – это в основном снаряжение и снятие Усиленного вооружения, потеря части тела и, если аватар может трансформироваться, то эти трансформации тоже. Пока аватар снаряжает Усиленное вооружение, он может временно стать уязвимым, плюс немало Усиленных вооружений может снаряжаться всего один раз за бой, так что после его принудительного снятия противнику остается лишь отступить.

Но самое невероятное в этом режиме то, что он может отменять и приобретение Усиленного вооружения. До бесконечности статус отмотать невозможно – сейчас это максимум четыре изменения, – так что работает эта штука почти всегда лишь сразу после приобретения предмета, но если уж сработала, то Усиленное вооружение, переданное через Прямое соединение, возвращается прежнему владельцу, а купленное в магазине – на прилавок магазина. В этом случае, конечно, потраченные очки тоже возвращаются.

Прокручивая в голове эту информацию, Харуюки одновременно подсчитывал «изменения статуса» Такуму.

Поскольку свое родное Усиленное вооружение, пикомет, Такуму носил постоянно, его можно не учитывать. Далее, превращение пикомета в «Голубой клинок» было внесистемной инкарнационной техникой, значит, оно тоже не считалось.

Стало быть, когда в недавнем бою Такуму отдал команду на включение «ИС-мода» и снарядил ИСС-кит, – это раз. Когда он сделал то же самое в бою с ФА-группировкой «Супернова Ремнант», – это два. И перед этим, накануне вечером, была дуэль с Маджента Сиссор в боевой зоне Сэтагаи. Во время нее Такуму получил ИСС-кит в виде карточки – это три. «Цитрон колл, режим два» может отменить до четырех изменений, значит, возможность еще не упущена.

– Таку… – тихо позвал Харуюки.

У Такуму, похоже, были в точности те же мысли. В его глазах загорелся слабый свет надежды.

…Однако тут же Такуму опустил взгляд и медленно покачал головой.

– …Не выйдет… Да, системных изменений было в пределах четырех, но, боюсь… «Цитрон коллом» его убрать невозможно…

– Ну… ну чего ты, Так-кун! Давай всучим эту хреновину обратно этой Маджента Сиссор!

На энергичный призыв Тиюри Такуму слабо улыбнулся. Но снова качнул головой и увещевающим тоном произнес:

– Ти-тян. Эта… штука сейчас уже обитает не в нейролинкере у меня, а в голове. Такое возможно только с помощью системы инкарнации. …Помнишь, как ты пыталась «Цитрон коллом» вернуть ноги Рейкер-сан?..

– …

Такуму и Тиюри одновременно слегка закусили губу. Такуму кивнул и продолжил:

– Тогда у Рейкер-сан «утрата части тела» была еще в пределах четырех изменений, но все равно ее ноги не вернулись. Потому что она против собственной воли своей инкарнацией отторгала их. Я уверен, что ИСС-кит своей инкарнацией тоже будет противиться уничтожению.

– Тогда! Тогда я тоже! – Воскликнула Тиюри, глядя поочередно на Харуюки и Такуму. – Я тоже освою систему инкарнации! Плевать, сколько лет мне придется провести в Безграничном нейтральном поле, я все равно стану сильной, чтобы избавить Так-куна от ИСС-кита!

– Нельзя, Ти-тян! – тотчас яростно выкрикнул Такуму. Тиюри мгновенно ответила:

– Почему это? Мне и семпай, и сестрица говорили, что когда-нибудь я тоже дорасту до собственной инкарнации! Вот почему бы не сегодня?!

Такуму раскрыл рот, чтобы что-то возразить.

Однако промолчал. Харуюки отчетливо понимал, что он хотел сказать и почему не сказал. Он подался вперед и мягко прикоснулся к худой левой руке Тиюри.

– Тию.

Она резко повернулась к нему. Глядя в ее кошачьи глаза, Харуюки медленно проговорил:

– …Тию, твой «Цитрон колл» – это что-то потрясающее. Может, это вообще самая сильная техника во всем «Нега Небьюлас», в каком-то смысле. Но понимаешь, это… сила стремления к прошлому. Не знаю, заметила ты или нет, но звук колокола, с которым она запускается… он в точности как звонок с урока в нашей начальной школе…

Скорее всего, она тоже это заметила. Тиюри на миг распахнула глаза, но тут же опустила голову. Харуюки продолжил увещевать погрузившуюся в молчание подругу:

– Конечно, и моя инкарнационная техника плотно связана с воспоминаниями о прошлом, и у Таку тоже. Но по крайней мере у Таку она воплощает желание порвать с прошлым и идти вперед. Поэтому я… и наверняка Таку тоже… мы считаем, что твое время осваивать инкарнацию придет, когда ты захочешь смотреть в будущее. В какую силу это перейдет, мы не знаем, но… Мы думаем, было бы здорово, если бы эта сила выражала то, что ты протягиваешь руку будущему…

Какое-то время все не только молчали, но даже не шевелились.

Лишь тонкая секундная стрелка настенных часов гладко двигалась; было уже без малого десять вечера. Тихо гудел встроенный кондиционер, работающий в режиме осушителя воздуха, да сквозь звукоизолирующее оконное стекло доносился шелест шин электромобилей на седьмой кольцевой.

Наконец Тиюри, из которой словно ушла вся сила, а глаза повлажнели, мягко улыбнулась.

– …Правильно, – прошептала она, кивнула, потом повторила: – Правильно. Если системные спецатаки, то ладно… но сила, которую я нахожу в собственной душе и сама взращиваю… Лучше бы ей основываться на надежде. Как у Так-куна… как у Хару.

– Э… ну, моя инкарнация не такая клевая…

– Не, я одинаково обожаю и «Голубой клинок», и «Лазерный меч».

Тиюри широко улыбнулась и повеселевшим голосом продолжила:

– Точно, у меня тоже будет «Какой-нибудь меч»! Самый крутой, чтобы и Хару, и Так-кун прям разлетелись!

– Э…

Двое мальчишек опять переглянулись. По правде сказать, потенциал Лайм Белл был им в полной мере еще не понятен. То, что ее инкарнационная техника с легкостью превзойдет их, вовсе не было чем-то невозможным.

– Ты это, помягче с нами… – попросил Харуюки. На этот раз уже Тиюри с Такуму переглянулись, и все трое весело рассмеялись.

 

Поскольку завтра тоже предстоял учебный день, а потом операция по спасению из крепости императора, троица решила, что пора спать, и улеглась рядком в гостиной на трех матрасах. С восточного края лег Харуюки, потом Такуму, потом Тиюри. С самого детства, у кого бы дома они ни спали, Тиюри всегда лежала посередине, но сегодня центральной фигурой был Такуму.

Если Такуму беспокоится о том, что ИСС-кит влезет в его душу, пока он спит, то всем троим стоит всю ночь бодрствовать – такой вариант они обсуждали, но Такуму с самого начала был решительно против, поскольку это могло помешать завтрашней операции по спасению из крепости. Проблема кита была, конечно, срочной, но у Харуюки-то вовсе аватар Сильвер Кроу застрял в Безграничном нейтральном поле. Если он и обладающая очистительной способностью Ардор Мэйден любой ценой не выберутся оттуда и не очистят Сильвер Кроу от «Доспеха бедствия» до воскресного собрания семи королей, за голову Харуюки будет назначена самая большая награда во всем Ускоренном мире.

– Все нормально, раз вы двое рядом, я до завтра смогу спать спокойно, – сказал Такуму, повернув голову набок на подушке. Харуюки кивнул и ответил:

– Точно, а если тебе приснится кошмар, ты сразу скажи. Тогда я тебя разбужу.

– Я благодарен за предложение, но как я тебе скажу, если буду спать?

– Ээ, эмм… во сне?..

Чувствуя, как тяжелеют веки и наваливается сонливость, они лениво переговаривались, но тут Тиюри, лежащая по другую сторону от Такуму, щелкнула пальцами.

– Придумала! Раз уж снятый нейролинкер все равно не помогает против этой штуки, давайте спать в Прямом соединении?

– Аа?!

Харуюки заморгал, а Тиюри, резко подняв голову, продолжила:

– Если мы в Прямом соединении, то мысленный голос даже во сне работает, правда? Если с Так-куном будет что-то странное, мы, может, это почувствуем…

– А… точно, я об этом не подумал… – с восхищением в голосе произнес Такуму. Друзья переглянулись и решили: надо попробовать. Снова встав, они взяли нейролинкеры, лежащие на беспроводной подзарядке на столике возле диванов, и одновременно их надели. Подготовили два XSB-кабеля и снова легли, на этот раз с Харуюки посередине. Только его нейролинкер был оборудован двумя разъемами для Прямого соединения.

К левому разъему подключилась Тиюри, к правому Такуму. Два предупреждения о проводном соединении быстро исчезли, осталась лишь маленькая иконка на краю поля зрения.

Натянув одеяло по шею, Харуюки насладился удивительным ощущением.

Прямое проводное соединение всегда сопровождается некоторым напряжением, степень которого зависит от партнера. Чувство беспомощности, вызванное полным отключением защитных систем нейролинкера, и ощущение греховности связи между сознаниями, естественно, заставляют сердце колотиться сильнее.

Но сейчас Харуюки ощущал лишь тихий покой. Чувство, что он защищает своих друзей, с которыми он провел больше всего времени на свете, а они защищают его. Словно его сознание заполняется чувством безопасности, вливающимся через два кабеля…

Глаза Харуюки сами собой закрылись. ИИ домашнего сервера, поняв, что владелец засыпает, автоматически приглушил яркость световых панелей. Из-за подступившей ласковой черноты донеслись два голоса.

Спокойной ночи.

Спокойной ночи…

Не разобрав, настоящие это голоса или мысленные, Харуюки тоже тихо пробормотал:

«Спокойной ночи…»

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ