Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 6. Провал (Romdushos)

 

«Мы в гнезде», – подумала Лафиль, паря в пространстве. Ее взгляд был обращен на бледно-синий шар Лобнаса II.

На эсминце тесно (а для Аб, космической расы, тесно вдвойне). Поскольку он не предназначен для длительных полетов, с этим можно мириться. Когда по какой-либо причине команда должна оставаться на эсминце долгое время, его присоединяют к Tobia(орбитальному поместью). «В гнезде» как раз и говорят, когда корабль присоединен к орбитальному поместью.

Орбитальное поместье – это корабль без двигателей. Обладая способностью к самокомпрессии, оно может уместиться в трюме маленького судна.

То, к которому был сейчас присоединен «Басройл», было низшего класса, без Wamuria(системы управления гравитацией). Поскольку во всех помещениях царила невесомость, Sash(членам экипажа) родом из Nahen(наземных миров) чувствовали себя некомфортно. Но в перерывах между вахтами им позволяли спускаться в Nahen(наземный мир), и это сглаживало недовольство.

Когда из штаба флота вместо Toserl(управляющего) прислали орбитальное поместье, Лафиль приготовилась к худшему. То есть – к тому, что это ее задание затянется надолго.

Действительно, на орбите Лобнаса II они находились уже почти два месяца.

И вот – приказ о временной эвакуации.

Для Лафили естественным решением было прервать эмиграцию. Ей хотелось бы, чтобы в следующий раз по возможности работу здесь поручили кому-нибудь другому.

Однако в Semei Sos(наземном правительстве) требовали, чтобы всем желающим эмигрировать позволили сделать это до эвакуации, причем требовали очень напористо. Возможно, потому что слушал их находящийся внизу в качестве Roikufaria(вице-временного монарха) Джинто.

«Я его уже давно не видела», – подумала Лафиль, глядя на Лобнас II. По каналу связи они общались почти ежедневно, но это совсем не то, что встречаться лицом к лицу. И потом, во время этих сеансов он не звал ее Лафилью.

Стоило, видимо, считать, что штаб флота делал свою работу хорошо. Оттуда присылали Isath Rebat(солдатские транспорты) чаще, чем Лафиль ожидала, и процесс эмиграции шел успешно. Осталось вывезти охранников и желающих эмигрировать заключенных.

Лафиль медленно развернулась, и ей открылся находящийся на орбите Лобнаса II Sord Lobnas(сорд Лобнас). От него как раз приближались корабли. Пять кораблей класса «Кутел», обладающих вместимостью почти как у Alek(линейного корабля). И три способных входить в атмосферу Lusomia(транспортно-боевых судна), которые должны будут забирать с поверхности планеты эмигрантов. До сих пор такого масштаба не было. Всех желающих планировалось забрать в течение трех дней.

Manowas(капитан), – в воздухе возникло голографическое изображение Экурьюа. – Вызов из штаба отделения транспортов.

– Я приму его на Gahorl(мостике), – ответила Лафиль и поплыла к выходу.

 

Джинто, как всегда, находился на планете.

На острове Радзей был песчаный пляж, невероятно красивый, если учесть природу Лобнаса II в целом. Джинто любил здесь гулять. Особенно по ночам, когда, шагая по песку и слушая меланхоличный шелест накатывающих и отступающих волн, он словно забывал о делах прошедшего дня. «Дела прошедшего дня» были всякий раз разные, но в основном в памяти оставался раздраженный голос Мейдина и просьбы Докфера. К голосу Мейдина Джинто уже привык, но вязкий, прилипчивый взгляд Докфера по-прежнему вызывал у него неприятные ощущения.

Водная поверхность искрилась в сиянии висящего над головой Sord Lobnas(сорда Лобнас).

Самсон и Sash(члены экипажа) в этом море частенько купались. Сейчас, естественно, их в воде не было. Джинто они тоже несколько раз приглашали, но он отказывался. Он, никогда не плававший в море, не мог избавиться от ощущения, будто там, под волнами, что-то прячется. Проще говоря – трусил.

Но соленый запах, шум волн и сам облик моря, который ночью был совсем не такой, как днем, ему нравились.

«Хорошо бы и Лафили это показать», – подумал Джинто. Самое непостижимое в Аб то, что они не обращают внимания на картины, открывающиеся у них прямо перед глазами.

Машинально подняв взгляд к ночному небу, он увидел, как от фосфоресцирующего Сорда отделились светящиеся точки. Естественно, о расписании прибытия кораблей он был осведомлен и потому сразу понял, что это Syuf Salyug(отделение транспортов).

Его эмоции были глубже, чем у Лафили. Но он думал не о том, чтобы освободиться от обязанностей Roikufaria(вице-временного монарха), а о том, что его пребывание здесь, внизу, скоро подойдет к концу.

Когда последние эмигранты окажутся на орбите, планировалось провести церемонию инаугурации нового Seif Sos(территориального представителя). Если не произойдет чего-то непредвиденного, это случится через четыре дня. Нет, ее надо будет провести в любом случае. Ведь скоро появится враг. Может, он просто пройдет мимо, но бессмысленного нервного напряжения хотелось бы избежать.

Конечно, Джинто тоже будет присутствовать. И, скорее всего, больше он на эту землю не ступит. Разве что его снова назначат Roikufaria(вице-временным монархом).

Пост Мейдина унаследует, естественно, Докфер. В конечном итоге его должны были не выбрать, а назначить Seif Sos(территориальным представителем), но на то, как именно определяется представитель Nahen(наземного мира), Джинто влиять не мог, да его это и не волновало.

Он кинул взгляд на индикатор времени в своем Kreuno(запястном компьютере). Похоже, пора идти спать. Завтра ему тоже представится много возможностей утомиться.

Развернувшись, Джинто зашагал к дому. Ему выделили лучшие апартаменты на всем Лобнасе II. Они были предназначены для важных персон, посещающих планету с инспекцией, и потому, естественно, были намного просторнее кают на «Басройле». Однако сейчас он тосковал по своему Garish Dreur(космическому поместью графа), которое целиком было всего вдвое больше, чем одна кровать здесь.

Не то чтобы на Лобнасе II не было ничего вроде Frelia(автомобилей), но Джинто предпочел идти пешком. Когда он прошел примерно половину пути, зазвонил Kreuno(запястный компьютер).

Вряд ли это сулило что-то хорошее. Дурное предчувствие переросло в полное убеждение, когда из Kreuno(запястного компьютера) выросла голограмма Мейдина.

– Ваше Превосходительство граф? – произнес Мейдин, глядя беспокойно. – У нас бунт. Немедленно возвращайтесь.

Подтвердив, что понял, Джинто пробормотал: «Я так и думал».

 

Кабинет главы администрации был буквально забит открытыми виртуальными окнами. Затянутые дымом здания, разрушенные стены, раздавленные турели, стреляющие во что-то из примитивных пороховых ружей мужчины, непрерывные взрывы – куда ни посмотри, всюду творился кошмар.

– Восточный исправительный сектор атакует центральный, – Мейдин без предисловия указал на самое большое виртуальное окно. Карта. На линии, разделяющей восточный и центральный исправительные сектора, виднелось скопление красных огоньков.

– Что делает охрана?

– Разумеется, сопротивляется, – и Мейдин указал пальцем на еще одно виртуальное окно. Там десяток охранников стрелял куда-то из, похоже, Klanyu(лазерных пистолетов).

– Ну, в таком случае беспокоиться не о чем. Даже если у них мощное оружие, все равно оно всего лишь кустарное. Против настоящего…

– Но они достали настоящее оружие, – и Мейдин показал на другое окно. Между заключенными с самодельными пороховыми ружьями попадались люди с Klanyu(лазерными пистолетами) в руках.

– Что это значит?

– У нас предатели! – выплюнул Мейдин. – Кто-то из тех, кто хочет остаться, передал шайке Ангасуна оружие. И, что хуже всего, они теперь сражаются против своих же бывших товарищей!

– Сколько их?

– Не знаю. Насколько могу понять, по меньшей мере пятьсот человек.

– Это… ужасно.

– Не слишком ли вы спокойны? – раздраженно произнес Мейдин. – Положение очень серьезное.

– Это я понимаю. Но почему бунтовщиков так много? – Джинто понимал, что, даже если узнает ответ, это ничего не изменит, но не смог удержаться от вопроса.

– Это… – Мейдин замялся. – Ну, это те, кто остался верен Объединенному Человечеству.

– По-моему, это странно, – Джинто склонил голову набок. – Преданность – это хорошо, но почему они должны вместе с заключенными поднимать оружие на своих товарищей?

– Да не знаю я! – выкрикнул Мейдин и вдруг резко повернул голову.

– Что происходит?! – распахнув дверь, вбежала Сянгар.

– Я сам еще не понимаю, – ответил Мейдин. – Что, черт побери…

– Вы здесь пока что главный. Малость безответственно вы себя ведете, вам не кажется?

– Главный или не главный, а непонятные вещи остаются непонятными, – ответил Мейдин, сверля Сянгар сердитым взглядом. – Зачем вообще Ангасун это затеял? Я совершенно не понимаю, как у вас, заключенных, работает голова.

– Меня с шайкой Ангасуна не равняйте.

Джинто прокашлялся.

– Я понимаю, что ситуация серьезная. Если для ее разрешения можно предпринять какие-либо совместные действия, я готов помочь.

– Так говорите, как будто это не ваши проблемы, – сказала Сянгар и тут же вздрогнула. – Или это правда не ваши проблемы?

– Ну, в целом да, – ответил Джинто. – Это проблемы Semei Sos(наземного правительства). Но, как я недавно говорил, в случае запроса мы его рассмотрим.

– Запрашиваю! – выкрикнул Мейдин.

– Эээ, что именно вы запрашиваете? – деловым тоном уточнил Джинто.

– Немедленно подавите их.

– Это невозможно. Как я уже много раз говорил, Garish(космическое поместье монарха) не обладает возможностями по ведению боевых действий на поверхности планеты.

– Бесполезные правители, – прорычал Мейдин.

Джинто сделал вид, что не услышал.

– Так что мне передать на орбиту?

– Нет, пока ничего.

– Понятно. Тогда я просто доложу, – сказал Джинто и вызвал по своему Kreuno(запястному компьютеру) «Басройл».

– Это «Басройл», – раздался голос Экурьюа.

– Это Roikufaria(вице-временный монарх). На Лобнасе II начался бунт. Передайте Kufaria(временному монарху), – коротко сообщил Джинто и повернулся к Мейдину. – Не возражаете, если я буду переправлять на орбиту всю информацию, поступающую в эту комнату?

– Делайте что хотите, – устало ответил Мейдин.

– Запрашиваю Lonjhoth Rirrag(обмен данными), – прошептал Джинто в Kreuno(запястный компьютер). – Код связи…

– Глава администрации, это пост у двадцать восьмых ворот, старшина Кенни, – сообщила голограмма мужчины, всплыв посреди группы виртуальных окон. – Господин Докфер просит разрешения войти в административный сектор.

– Разрешение, разрешение – я ведь уже распорядился, что он может входить в административный сектор когда хочет.

– Просто сейчас это не только господин Докфер. Все жители центрального исправительного сектора хотят перейти в административный…

– Кончайте эти шутки! – воскликнула Сянгар. – Если так сделать, между востоком и западом вообще ничего не останется. И шайка Ангасуна пойдет вперед…

– Мои люди работают над тем, чтобы этого не произошло, – сказал Мейдин представительнице западного исправительного сектора. – Но впустить их в административный сектор невозможно, слишком маленькая площадь. Передайте Докферу, что мы будем защищать стену, поэтому он может быть спокоен. Нет, дайте я сам ему это скажу.

Прежде чем служащий администрации успел ответить, появилась голограмма будущего Seif Sos(территориального представителя).

– Я знаю про площадь вашего сектора, но сейчас чрезвычайная ситуация. Мы нуждаемся в срочной защите.

– Нет необходимости. Бой с восточным сектором развивается в нашу пользу.

– Но шальные пули залетают в жилую зону, – умоляющим тоном сказал Докфер. – Несколько человек уже погибло.

– Ну, выйдите за пределы дальности полета шальных пуль.

– И каковы эти пределы дальности?

Мейдин растерялся.

– Мы не особо стремимся там жить. Всего лишь просим временного убежища.

– И все-таки нет. В центральном исправительном секторе очень много места. Достаточно, чтобы избегать шальных пуль.

– Ну, ничего не поделаешь, – Докфер коротко поклонился и исчез.

«Понимать бы мне таких людей…» – подумал Джинто и кинул взгляд на Мейдина и Сянгар.

– Это пост у двадцать восьмых ворот! – доложил другой охранник, не старшина Кенни.

– Что на этот раз? Что с Кенни?

– Господин Докфер и его люди пытаются взломать ворота!

Лицо Мейдина помрачнело.

– Можете их остановить?

– Нет.

– Почему? Выведите изображение.

Открылось еще несколько виртуальных окон. Недавно делавший доклад охранник лежал весь в крови. Ворота, превратившиеся в бесформенную металлическую массу, были выбиты, сквозь них бежали заключенные.

– Люди Докфера внезапно напали на старшину и открыли ворота. Мы держимся только в центре управления. Но сколько еще продержимся…

Под конец в голосе охранника явственно слышались слезы.

– Глава администрации, это Томасов, – произнесло возникшее изображение еще одного охранника.

Насколько Джинто понимал, Томасов был начальником охраны.

– Что? Опять плохие новости? – спросил Мейдин.

– Так точно. Моих людей атакуют из центрального исправительного сектора.

– Это Докфер, он присоединился к бунтовщикам, – лицо Мейдина странным образом просветлело.

– Что будем делать? – спросила Сянгар.

– Сянгар, немедленно возвращайся в западный исправительный сектор, займись отправкой своих людей на корабли, – быстро начал раздавать указания Мейдин. – Томасов, бунтовщики вошли в административный сектор. Вторую стену оборонять бессмысленно. Немедленно отступайте, выбейте бунтовщиков из административного сектора, затем сосредоточьте все силы на обороне третьей стены. Ваше Превосходительство граф…

– Да, – Джинто шагнул к Мейдину.

– Возможно ли сажать людей на корабли непосредственно из западного исправительного сектора?

– Если есть причалы или лодки, то возможно. Lusomia(транспортно-боевые суда) могут садиться на море где угодно.

– Ясно. Причалов там нет, но я вышлю катера береговой охраны. Много людей они не примут, но лодки есть лодки. Скажите вашим транспортам приводняться как можно ближе к берегу.

– Хорошо, – честно говоря, Джинто взглянул на главу администрации по-новому. – Но, возможно, пока порт в безопасности, стоит направить один корабль сюда?

– Точно, будьте добры.

– Значит, нас заберут первыми? – словно не веря своим ушам, переспросила Сянгар.

– Им нужны вы, фертильные женщины. Иначе им незачем было бы поднимать бунт именно сейчас. Значит, у вас высший приоритет.

– Но среди персонала тоже есть женщины.

– У них здесь работа. Но, конечно, их тоже эвакуируем при первой же возможности.

– Глава администрации, – дрогнувшим голосом произнесла Сянгар. – Вы на удивление хороший человек.

– По эту сторону стены все люди хорошие.

– Но у нас нет официального разрешения на эмиграцию.

– Это верно, – сказал Мейдин и повернулся к Джинто. – Нам сейчас некогда печатать официальные разрешения. Все заключенные имеют персональные номера. Я хочу, чтобы персональные номера жителей западного исправительного сектора считались официальными разрешениями на эмиграцию. Это возможно?

– Никаких проблем.

Определение конкретной формы эмиграционного разрешения находится в ведении Semei Sos(наземного правительства).

– Спасибо! – просияв, воскликнула Сянгар и выбежала из комнаты.

На Kreuno(запястный компьютер) Джинто пришел вызов. Это была Лафиль.

– Мы в общих чертах понимаем ситуацию. Направляю к тебе Fektodai Skem(флангового офицера-механика) Самсона.

– Спасибо, – по правде говоря, о своих телохранителях Джинто начисто забыл. – Ты можешь оттуда давать указания транспортно-боевым судам?

– Уже. В обычное место идет один «Даксес», остальные два судна готовятся приводниться у берега западного исправительного сектора. Все верно?

– Да. Как и ожидалось от Feia Lartneir(Вашего Высочества принцессы), безупречное решение.

– Не смейся надо мной, такое решение и ребенок способен принять. Но из-за глубины очень близко к берегу они не подойдут.

– А что делать мне?

– На твое усмотрение.

– Понял.

Пока Джинто общался с орбитой, Мейдин раздавал указания.

– Дерьмо! – вдруг выругался он.

– Что случилось?

– Катер береговой охраны потоплен.

– Они что, могут атаковать даже морские суда?

– Катер пошел ко второй стене, чтобы забрать морем оставшихся охранников. Там стена в одном месте раздваивается. И возле самого берега они попали в засаду. Похоже, под днищем взорвали бомбу.

– Ясно. Так что, у нас больше нет лодок, чтобы грузиться на транспорты?

– Нет, еще две осталось.

И тут Джинто осознал кое-что важное. Конечно, с помощью катеров береговой охраны добраться до транспортно-боевых судов можно. Но сколько уйдет времени, прежде чем погрузятся все?

– Сколько человек может взять катер? И какова его скорость?

– Немного подождите, я свяжусь с командиром морского отделения и узнаю.

С командиром морского отделения он связался сразу же. Итог оказался таким: чтобы переправить всех людей, потребуется десять суток. И это еще по оптимистичному прогнозу.

– Порт в административном секторе надо удержать любой ценой. Иначе мы не успеем эвакуировать всех, – сказал Джинто.

– Мы стараемся!

– Может, в западном секторе все-таки есть причал или пирс?

– Не должно быть. Порт только в административном секторе.

– А нельзя его построить?

– В течение десяти дней?

– Лучше быстрее.

– Невозможно, Ваше Превосходительство граф. Весь инженерный департамент уже эмигрировал. Ну, попробуем все равно.

– Попробуйте, пожалуйста, иначе кто-то не успеет улететь…

– Это недопустимо!

– Пожалуйста, поймите, Ваше Превосходительство глава администрации, – уговаривающим тоном произнес Джинто. – Все вопросы, касающиеся Nahen(наземного мира), решать только вам. Если люди доберутся до транспортов, потом их уже переправят в лагерь для военнопленных в целости и сохранности. Но если у них не будет способа добраться до транспортов, случится беда.

– Да, несколько Wesdaj(сотен метров) по морю труднее, чем несколько десятков тысяч световых лет через космос.

– Точнее и не скажешь, – восхитился Джинто.

– Так или иначе, нам остается только оборонять порт в административном секторе. Да?

Джинто молча кивнул, но подумал, что это довольно трудная задача. Красные точки, показывающие места столкновений, горели по всей границе занятой бунтовщиками области. И они уже подбирались к порту.

– Транспорт еще не прибыл? – в голосе Мейдина послышались нотки нетерпения.

– Он уже вошел в атмосферу, – ответил Джинто, который по Kreuno(запястному компьютеру) непрерывно отслеживал положение транспортно-боевого судна.

– Честно говоря, Ваше Превосходительство граф, не считаете ли вы, что лучше бы этот бунт увенчался успехом?

– Почему я должен так думать? – удивился Джинто.

– Я знаю, что вам не нравилась идея о массовой эмиграции. Тем не менее вы этим занимаетесь. На бунтовщиков я зол, но вам в каком-то смысле благодарен.

– Спасибо, – про себя Джинто подумал, что это незаметно, однако вслух говорить не стал.

– Если они меня скинут и территориальным представителем станет Докфер или Ангасун, он наверняка прикажет остановить эмиграцию. И вы будете освобождены от этого утомительного занятия.

– Действительно, очень удобно, – улыбнулся Джинто. – Но если все жители западного исправительного сектора получили от Semei Sos(наземного правительства) разрешение на эмиграцию, то оно остается в силе даже при смене Seif(представителя). Если они выражают желание попасть на корабли, мы им отказать не можем.

– Даже если новый территориальный представитель его отменит?

– Если он чего-либо не знает, то и отменить не сможет, правда?

– Тоже верно. А я сообщать им не обязан, – впервые на лице Мейдина показалась искренняя улыбка.

Пока они разговаривали, красные огоньки продолжали приближаться к главному зданию администрации. Они вторглись уже в центральный парк к северу от здания.

– Скоро нам придется уйти отсюда, – произнес Мейдин.

– В порт?

– Другого выхода нет. Но командовать оттуда будет трудно.

– Если вы в порт, то я пойду с вами. Здесь мне оставаться бессмысленно, – сказал Джинто, потом произнес в Kreuno(запястный компьютер): – Самсон, вы сейчас где?

– Стыдно сказать, – невнятно ответил Самсон. – До сих пор в доме. Мои люди все еще считают, что они тут в отпуске, так что собрать их всех удалось не сразу.

– В общем, идите в порт. Я тоже скоро присоединюсь.

– Ясно.

 

Здание порта представляло собой элегантную трехэтажную постройку. В этом Nahen(наземном мире), где большинство зданий производило довольно унылое впечатление – Джинто про себя назвал это «стиль Лобнаса», – при возведении дома для инспекторов и этого строения внешний вид все же приняли в расчет. Если подумать о том, что оно – первое, что видят приводнившиеся в порту заключенные, то в этом можно усмотреть не то злую иронию, не то обман.

Джинто обосновался на верхнем этаже, Мейдин и Самсон вместе с ним. Сянгар руководила эвакуацией в западном исправительном секторе. Скромный боевой отряд «Басройла» оборонял портовое здание.

То, что с начала бунта они продержались уже целую ночь, было на грани чуда.

Из окна виднелись заключенные из западного исправительного сектора, заполнившие площадь перед причалами.

Расталкивая воду, стартовало транспортно-боевое судно «Рюмсес». Тотчас из-за горы показался силуэт ожидавшего наготове «Руйсеса».

– Первый взлетевший корабль еще не вернулся? – спросил Мейдин.

Прошел всего час, но Мейдин уже успел задать этот вопрос несколько раз. Джинто даже не помнил, сколько именно, но все равно вежливо ответил:

– Пересадка уже завершена. Он должен войти в атмосферу в ближайшие полчаса.

– Понятно…

Джинто поспал всего два часа, а Мейдин, похоже, вовсе не сомкнул глаз. Он явно пребывал в раздражении. Не только из-за недосыпа – причиной служило и то, что это здание было приспособлено для передачи информации гораздо хуже, чем главное административное.

– Может быть, вам стоит немного отдохнуть? Работать нам еще долго, – предложил Джинто, хоть и подумал, что лезет не в свое дело.

– Я лучше всех знаю пределы своего организма. В вашей заботе нет нужды.

– Хорошо, – ответил Джинто и кинул беглый взгляд себе за спину.

Самсон дремал, сидя на стуле задом наперед. Ничего удивительного: судя по его состоянию, когда они с Джинто воссоединились, он вполне мог свалиться уже тогда. Со вчерашнего вечера, когда бунт еще не начался, Bynkerl(главный инженер) «Басройла» мучился от жестокого похмелья – протрезвляющих средств в этом мире не было.

Подняв тучу брызг, приводнился «Руйсес». К нему сразу потянулись временно убранные мостики.

Тут же пришла в движение стоящая на площади перед причалами толпа. Несколько человек упало в воду.

– Это Томасов, – произнесла внезапно появившаяся голограмма. – Больше мы не продержимся. Не удержим Двенадцатую восточную улицу.

Джинто кинул взгляд на карту острова Радзей. Если Двенадцатая восточная улица будет захвачена, порт окажется отрезан от западного исправительного сектора. Конечно, связаться еще можно будет с помощью воздушных и морских лодок, но и размеры, и количество их слишком малы, так что поток людей будет незначителен. Особенно с учетом того, что две оставшиеся воздушные лодки сейчас сражались.

– Прошу разрешения отвести людей с третьей стены, – сказал Томасов.

Мейдин какое-то время молчал, лишь смотрел куда-то в пустоту. Наконец покачал головой.

– Не разрешаю. Третья стена – последняя линия обороны.

Томасов начал было что-то говорить, но глава администрации оборвал соединение. Потом повернулся к Джинто и проговорил:

– Ваше Превосходительство граф. Не согласитесь ли вы засчитывать как разрешения на эмиграцию индивидуальные идентификационные номера для всего персонала?

– Конечно. Я и сам хотел это предложить.

– Спасибо, – сказал Мейдин и на этот раз уже сам вызвал Томасова. – Один час. Нет, думаю, даже часа не понадобится. Обороняйте Двенадцатую восточную, пока я не доберусь до западного сектора. Потом разделите силы надвое. Один отряд должен оборонять западные части третьей и первой стен. Второму – любой ценой защитить порт. Когда все заключенные западного сектора будут на кораблях, защитникам порта разрешаю тоже погрузиться. Они смогут эмигрировать, это не проблема. Разделение людей по отрядом и назначение командиров оставляю вам. Все ясно?

– Но, глава администрации…

– Все ясно?!

– Слушаюсь, – отдал салют Томасов. – Но не лучше ли вам спастись на воздушной лодке? Можно ее временно отозвать и направить к вам.

– Нельзя, – помотал головой Мейдин. – Если заключенные увидят, как отсюда взлетает лодка, среди них начнется паника. И это будет непоправимо.

– Об этом я не подумал. Час я продержусь. Конец связи, – и, снова отдав салют, Томасов исчез.

– Теперь слушайте. Я присоединюсь к Сянгар. А вы, Ваше Превосходительство граф, возвращайтесь на этом судне, – Мейдин движением подбородка указал на «Руйсес».

Roikufaria(вице-временный монарх) не подчиняется Seif Sos(территориальному представителю), – указал Джинто.

– Верно. О, если я оскорбил вас, приношу извинения.

– Нет, я не оскорблен, не переживайте.

– Хорошо. Ну, считайте это чем-то вроде совета. Хотя, конечно, Ваше Превосходительство и сами это понимаете.

Ничего на это не ответив, Джинто растряс Самсона.

– Самсон, возвращайтесь на «Басройл» вместе со своими людьми.

– А ты что будешь делать? – по-прежнему опираясь подбородком на спинку стула, тихо спросил Самсон.

– Я вместе с Lonyu(Его Превосходительством) Sem Sos(территориальным представителем) отправлюсь в западный исправительный сектор, чтобы там исполнять свои обязанности, насколько возможно.

– Ну, я как твой телохранитель тоже не могу уйти.

– Но «Басройлу» скоро придется нырять в Fath(двумерное пространство). Там понадобятся и Bynkerl(главный инженер), и Sash Skem(механики).

– Больно слышать, – поскреб в затылке Самсон. – Ну, я думаю, что ребята там свое дело хорошо знают, но работы будет много, это точно. Без командира и половины людей им придется тяжко, так что ничего не поделаешь. Но ведь Wiigt(администратор) тоже будет нужен, разве нет?

– Мои трое подчиненных остались на корабле, и каждый из них свою часть работы выполняет хорошо, так что, даже если я вернусь в последний момент, это будет не страшно. А то, что обязательно требует одобрения Wiigt(администратора), мы потихоньку сделаем уже после отлета из этой Aith(страны).

– Ваше Превосходительство граф! – рассерженно воскликнул Мейдин. – Что вы такое говорите?! Скоро мы окажемся в очень серьезном положении. Глупое геройство только доставит лишние проблемы!

– Геройство тут особо ни при чем, – ответил Джинто. – Если коротко – я остаюсь, чтобы удостовериться.

– Что вы имеете в виду?

– Я хотел бы по возможности вернуться на корабль после того, как увижу, как последний эмигрант поднимается на борт, но не уверен, реально ли это. Точнее, я уверен, что это почти нереально. Видимо, придется где-то на полпути эмиграцию прервать. И убедиться в этом я хочу не с орбиты, а с земли, так будет надежнее.

– Ради того, чтобы эмигрировать успело как можно больше? – Мейдин приподнял бровь.

Джинто кивнул, и глава администрации улыбнулся.

– Ваше Превосходительство юный граф, если вы еще не знаете, я вам объясню: это и называется геройством.

– Вы так думаете? – неуверенно спросил Джинто.

– Впрочем, и ладно. Хоть это и геройство, но не глупое, а ради нашей общей выгоды. Поедем вместе. Времени уже почти нет.

– Я знаю.

– Но… – Самсон, явно еще сомневающийся, поднялся со стула. – Если я тебя оставлю, не разозлится ли Manowas(капитан)? Я ведь трус, а о гневе Абриелов ходит много слухов.

Джинто попытался представить себе, как Лафиль в ярости кричит на Самсона, почему он оставил его, Джинто, – но не смог.

– Все будет хорошо, – убежденно ответил он. – Конечно, я сам ей все объясню. По крайней мере, вам вряд ли придется испытать гнев Feia(Ее Высочества) на себе.

– У тебя на лице написано, что ты знаешь Ее Высочество лучше всех, – с улыбкой сказал Самсон.

– Не, ну, это…

– Ладно. Если ты так говоришь, я тебе верю. Ну, береги себя и не делай глупостей.

– И вы тоже.

 

Uusia(летающий автомобиль), в который сели Джинто и Мейдин, направился по двенадцатой восточной улице на север. На передних сиденьях сидели двое вооруженных охранников и бдительно смотрели по сторонам.

Джинто сидел на заднем сиденье справа. Поэтому ему было хорошо видно положение дел. В домах лобнасского стиля, обращенных к дороге, ничего странного не было. Но за ними то и дело мелькали огненные вспышки. Скорее всего, вскоре за окнами будут пролетать уже обгоревшие здания.

Все в машине молчали. Атмосфера была угрюмая.

Вдруг Uusia(летающий автомобиль) свернул вправо.

– Не та дорога. Ошибка ввода? Введите правильный путь, – велел Мейдин охранникам.

– Эй… – удивленно уставился на своего товарища левый охранник.

– Что вы там делаете, – сказал Мейдин и пробежался пальцами по Kuro(пульту) в заднем сиденье. – Черт.

– Что случилось? – спросил Джинто.

– Не принимает данные!

– Это… – Джинто был плохо знаком с Uusia(летающими автомобилями) производства Объединенного Человечества, поэтому не удержался от того, чтобы уточнить: – Не получается задать место назначения?

– По крайней мере, с заднего сиденья, – и Мейдин сердито уставился на двух своих предположительно подчиненных. – Приоритет имеет Kuro(пульт) передних сидений.

– Ясно, – поняв происходящее, Джинто оторопел. – Еще один бунт?

– Похоже, что так.

Джинто решил выпрыгнуть на ходу и дернул за дверную ручку. Но та не поддавалась.

– Бесполезно. Ее заперли с пульта.

– Но как вообще такое может быть – тюремщики на стороне заключенных?! – прекратив бессмысленные попытки, спросил Джинто.

– Все ради алкайка, – пробормотал правый охранник.

– Это… – несмотря на легковесные интонации, слова охранника показались Джинто странно религиозными. – Имя какого-то бога?

Охранник ничего не ответил.

– Есть вещь, которую некоторые почитают наравне с богами, – пояснил вместо него Мейдин. – Наркотики, достопримечательность Лобнаса II.

– Мне уже рассказали, что здесь незаконно производят наркотики, но…

– Да, в Империи, может, не в курсе, но у нас в Объединенном Человечестве наркотики под запретом. Однако здесь их изготавливают. Не знаю, кто это начал, но наркотические вещества примитивными методами выделяют из местных растений. Конечно, они не экспортируются, но, кроме заключенных, есть и другие дураки, которые их принимают.

– Ваше Превосходительство хотите сказать, что наркотики попали и к тюремщикам…

– Вот именно!

Джинто снова посмотрел на охранников. Они оба уже не глядели ни вперед, ни по сторонам – сверлили испепеляющими взглядами друг друга.

– Отдай мне ствол, – велел правый охранник второму.

– Нет! – и тот попытался навести оружие на противника в тесном пространстве машины.

Однако предатель оказался проворнее и занял доминирующую позицию. Прежде чем верный охранник успел что-то сделать, предатель нажал на спусковой крючок.

Klanraj(лазерный луч) вошел левому охраннику между глаз.

– Как жестоко… – услышал отвернувшийся Джинто слова Мейдина. – Вы же, по-моему, были друзьями.

– Есть вещи поважнее дружбы, – ответил охранник.

– Теперь вы понимаете, чего я боялся, – сказал Мейдин, обращаясь уже к Джинто. – Через два месяца планета окажется в руках у наркоманов, и тогда здесь начнется настоящий ад.

– Хорошо бы вы мне это нормально объяснили еще тогда.

– И показал бы агрессору свою слабость?

– Эй, глава администрации, – с ухмылкой сказал охранник, повернувшись к Мейдину. – Ты не хочешь спросить что-нибудь вроде «Какие у вас планы» или «Что вы сделаете с нами»?

– Какие у тебя, труса, планы? Скорее всего, продолжать принимать алкайк. Что ты, подлец, сделаешь с нами? Скорее всего, отвезешь к Докферу или к Ангасуну.

Охранник присвистнул.

– Умен, администратор.

– Естественно, иначе я не получил бы высокого поста в Объединенном Человечестве.

– Вообще-то, – сказал Джинто, – в Империи есть множество Nahen(наземных миров), где наркотики разрешены. Даже если вы отсюда улетите…

– Вот именно, так что поворачивай назад. Теперь на тебя будут смотреть спокойно, – присоединился к уговорам Мейдин.

– Неа, – с серьезным видом ответил охранник. – Ты не знаешь, что такое алкайк. Это особая шмаль. В Империи такой не видели.

– Если у нас будет образец, возможно, его окажется легко синтезировать, – продолжил убеждать Джинто. – Я неважно разбираюсь в химии, но, по-моему, большинство веществ можно синтезировать.

– Синтезируйте, – сердито ответил охранник. – Только синтетическая подделка все равно с натурпродуктом и рядом стоять не будет, а?

– Не исключено, – осторожно сказал Джинто. – Но попытаться все равно стоит, согласитесь? А если получится неудачно, вам всего лишь надо будет снова сюда иммигрировать. Мы отсюда временно улетаем, но тут же вернемся обратно.

– Не обсуждается.

– Почему?

Охранник промолчал, вместо него презрительно ответил Мейдин:

– Он боится ломки.

– Ломки? Это что, такой опасный наркотик…

– Глупо ожидать безопасности от наркотиков, которые незаконно изготавливают в тюрьме.

– Дело не только в этом, – сказал охранник с напряженным лицом. – Конечно, вы говорите: Империя попытается вернуть себе тут власть, тогда возвращайтесь, но все равно ведь настоящая власть будет у них. А они предателей не прощают. Запытают до смерти.

– А то, что ты сейчас делаешь, разве не предательство? – мгновенно среагировал Мейдин.

– Предатель – это тот, кто предает своих. А тот, кто предает врагов, – это герой и молодец.

Джинто от всей души надеялся, что их машину остановят какие-нибудь другие вооруженные охранники, не поддавшиеся наркотикам, но на дороге не было ни души.

Вместо этого впереди показался участок, где густо летали пули, Klanraj(лазерные лучи) и еще что-то непонятное. Поднимался черный дым, опять-таки непонятно откуда. Линия фронта.

– Ты что, едешь прямо туда? – испуганным голосом спросил Мейдин.

– Поворачивать уже поздно, – ответил охранник, тоже явно напряженный до предела.

– Лучше бы вам остановиться, – предостерег Джинто.

– Разворачивайся! – выкрикнул Мейдин.

Но охранник больше ничего не говорил.

Джинто резко пригнулся. Это сейчас выглядело самым разумным из всего, что он мог предпринять.

Пуля пробила корпус Uusia(летающего автомобиля).

– Он что, не бронированный?! – крикнул Джинто точно так же пригнувшемуся Мейдину.

– Не думал, что это понадобится.

С переднего сиденья раздался вопль. Похоже, в охранника-предателя попали.

– Поделом ему, – услышал Джинто бормотание Мейдина.

Однако они не могли знать, не угрожает ли такая же опасность им самим. Джинто съежился еще сильнее.

– Кстати, Ваше Превосходительство, у вас есть при себе оружие? – прошептал Мейдин.

– Не думал, что оно понадобится, – смущенно ответил Джинто.

У Аб нет привычки постоянно носить оружие. Для них оружие – это громадные корабли, а в персональном вооружении они почти никакой ценности не находят. Кроме того, и на родине Джинто, и на его второй родине ношение оружия гражданскими лицами было под запретом. Поэтому, если не считать дней, проведенных на Класбуле, он к ручному оружию вообще никакого отношения не имел.

Но задним умом он понимал, что, возможно, хоть маленький пистолетик для самообороны взять следовало.

Мейдин цокнул языком.

– В таком случае хорошо бы этот тип погиб…

Оружия у Джинто не было, но связь была. Он поднес Kreuno(запястный компьютер) ко рту, чтобы хотя бы сообщить все Лафили.

– Эй, сколько вы еще будете валяться? – раздался сверху голос, обратив в прах все надежды Джинто и Мейдина.

Лицо охранника было в крови. Но, похоже, серьезных ран у него не было, и он держался вполне бодро.

Джинто неохотно выпрямился. Действительно, стрельба прекратилась. Позади что-то яростно пылало.

«Неужели мы оттуда выбрались?» – при этой мысли Джинто содрогнулся.

На дороге показался человеческий силуэт. Он тут же скрылся позади здания.

– Ээй, не стреляйте! – высунувшись из окна, завопил охранник. – Я привез главу администрации. Отведите нас к вашему командиру, не знаю, который из двоих ваш. Есть о чем поговорить.

«А я, видимо, просто бонусом иду», – устало подумал Джинто.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ