Пролог            Следующая

 

ГЛАВА 1. Космопорт Делктау (Bidaut Delktour)

А он совсем не такой, каким я его помню.

Дикий шум оглушил Джинто, едва он вышел из лифта (Dobroria) поверхность-космопорт. У кабины Джинто задержался.

Ну ладно. По крайней мере, сила тяжести здесь такая же, как на Делктау, так что меня не вырвет.

Джинто попытался восстановить в памяти детали своего единственного предыдущего посещения космопорта. Это было семь лет назад, он тогда прилетел на Делктау с планеты Мартин, или, как ее называли Аб, Мартину.

Я наверняка проходил здесь на пути из Rebisath, подумал он. Воспоминание о пассажирском корабле было, мягко говоря, смутным.

Разнообразные трубы лифтов торчали из огромного круглого пола повсюду, напоминая Джинто уровень Нексус в комплексе, где он когда-то рос. Было, впрочем, одно бросающееся в глаза различие: космопорт щеголял колоссального размера банкетным залом.

Зал был уставлен столами и стульями и заполнен веселящимися людьми; текла речь на языках всех уголков Вселенной. Люди-официанты и роботы-продавцы сновали от стола к столу, подавая еду и напитки.

Да, люди на Делктау хорошо знают, как убивать время, подумал Джинто. Интересно, в космопортах Frybar будет так же или нет.

Как будто для того, чтобы перекрыть фоновую музыку, кто-то увеличил громкость информационных сообщений. «Пассажирский корабль «Ленгарф Глорн» до Эстоут Парка отбывает в 17.30. Просим всех, кто ещё не закончил посадку, незамедлительно пройти к Dobroria семнадцать».

Несколько раздраженных пассажиров вышли из банкетного зала, пройдя мимо Джинто. Сообразив, что он стоит у людей на пути, Джинто двинулся в сторону. Его тележка на колесиках поехала следом.

«Пассажиры, сошедшие с корабля «Селлеф Низиил» — благодарим вас за терпение, и добро пожаловать к Dreujhe Vorlak! Комфортабельный лифт до поверхности отправится через три минуты. Если вы желаете воспользоваться шаттлом до планеты Гьюксас…»

Все объявления звучали дважды — сперва на языке Делктау, потом на Баронх.

Группа пассажиров, судя по всему, недавно сошедших с «Селлеф Низиил», не спешила направиться к лифтам. Они, судя по всему, решили устроить свой первый банкет на Делктау здесь, в космопорту на геостационарной орбите над планетой. Закупившись немыслимым количеством спиртного (Skiade) и еды, они раскладывали это все на столе. Пассажиры, отбывающие с планеты, тоже в спиртном себе не отказывали.

Интересно, сколько пьяных людей здесь ежедневно опаздывают на свои корабли, подивился про себя Джинто.

Подпитие было вполне нормальным состоянием; большинство пассажиров, покидающих звездную систему, были иммигрантами, для которых этот вояж должен был стать первым и последним в жизни. Естественно, они хотели извлечь из этой ситуации максимум.

Джинто никто не приглашал выпить с ними. Он и не ожидал этого: хотя люди на Делктау были, в целом, дружелюбными, ни один человек не заговорил с Джинто с того момента, как он вошел в лифт на поверхности. Когда он приближался к людям, они отворачивались. Ему было чрезвычайно одиноко.

Джинто сознавал, как нелепо он выглядел со стороны, в своем стандартном одеянии Имперского дворянина (Rue Sif). Надо быть просто психом, чтобы заговорить с кем-то вроде меня.

С трико (Sorf) у Джинто никаких проблем не было; оно было довольно современным. Проблема была с мантией (называемой Daush), надетой поверх. Длиннющее, с плеч до пят, одеяние колыхалось по всей своей длине, за исключением талии, где оно было перехвачено поясом (Kutaroev). В довершение всего мантия была без рукавов, зато с твердыми плечевыми вставками, похожими на перевернутые треугольники. Обшлага и ворот были оторочены широкой алой каймой.

Компьютерный кристалл (Datykirl), встроенный в запястный компьютер (Kreuno) Джинто, был зеленого цвета, в подтверждение его принадлежности к молодой дворянской семье. Элегантная тиара (или Alpha) у него на голове также соответствовала его общественному положению; впрочем, отличить ее от недворянской Джинто бы все равно не смог. Институт Имперских наград и гербов (Gal Skas) подтвердил его право носить эту тиару — и этого Джинто было достаточно.

Сегодня Джинто впервые в жизни оделся как дворянин. Результат оказался лишь чуть менее глупым на вид, чем он изначально предполагал. Его плечи оказались шире, чем у типичного Аб, но, вероятно, в пределах допустимого.

Однако Джинто явно не был Аб; его выдавали светло-каштановые волосы [В прологе волосы Джинто были черные, здесь и далее — каштановые. Скорее всего, это авторский ляп, но, с другой стороны, мало ли — может, тогда он их красил. Так что я не стал исправлять — прим. Ushwood]. Ну и, вообще говоря, то, что Имперский дворянин в Имперском космопорту оставался в одиночестве — это тоже было нетипично.

— Эй! Линн Джинто!

В первый момент Джинто решил, что ему послышалось. На Делктау, в отличие от Мартина, фамилию всегда называли перед именем, так что это было несомненно его имя. Может, он просто неправильно расслышал, ну или кто-то другой имел точно такое же имя.

Увидев коренастого паренька за ближайшим столиком, Джинто заулыбался.

— Ку Дорин! — воскликнул он, едва не бегом направляясь к столику. — Что ты тут делаешь?

— Тебя пришел проводить, дубина!

— Хех, ну спасибо! — засмеялся Джинто.

— О, покорнейше извиняюсь. Ваше Благородие оскорблено присутствием бедного простолюдина?

— Ты не в курсе, что означает слово «спасибо»? — улыбнулся Джинто.

— А. Так ты это сказал? У тебя такой дурацкий акцент, ты, псевдоиммигрант! Так тебе и не удалось от него избавиться. Ладно, садись уже, я устал тебя ждать. Ты ведь в восемнадцать отбываешь? Я пораньше пришел — просто боялся с тобой разминуться.

— Лучше б ты заранее сказал. Мы бы могли нормально встретиться, — усевшись, Джинто огляделся.

Дорин смущенно произнес:

— Больше никто не придет. Я один тебя провожаю.

— Понятно… — Джинто безуспешно попытался скрыть разочарование.

— Честно говоря, я тоже нервничал. Я думал, может, ты меня и не заметишь.

— Что? С чего это? — нахмурился Джинто. — Да ладно тебе. Мы же вместе играли в минтью! Как же я могу тебя игнорировать.

Минтью, некий гибрид футбола и роллер-дерби, был самым популярным видом спорта на Делктау. Команды состояли из десяти человек. На Делктау была своя профессиональная лига минтью, и собственные команды, по-видимому, были у каждого региона, в каждой школе, организации, вплоть до больниц.

Когда Джинто учился в школе, оказалось, что у него хорошие способности к этой игре. Он вступил в местную команду. Там он завел друзей, и первым из них был как раз Ку Дорин.

Однако одну вещь от своей команды по минтью Джинто утаил — он притворился сыном обычных иммигрантов. Свой статус Rue Sif он раскрыл лишь три дня назад, когда сообщил товарищам по команде, что должен покинуть Делктау. Вряд ли установившаяся после этого признания атмосфера могла быть более ледяной, сознайся он в убийстве. Это было настолько невыносимо, что Джинто в буквальном смысле бежал со сцены.

— Кто знал, что ты будешь делать? — лицо Дорина помрачнело, когда он произнес эти слова. — Не злись на ребят. Мы все были в шоке. Мы знали, что ты ходил в школу Аб, но чтобы такое…

— Это правильно, — кивнул Джинто. — Может, это моя вина, что хранил все в секрете. Только вот что мне скажи — если бы я сразу сказал, что я дворянин, как думаешь, они бы меня приняли?

Дорин покачал головой.

— Думаю, нет.

— Наверняка нет.

— Никто просто не знал, как вести себя рядом с дворянином. В смысле, мы даже Lef никогда не видели, — сказал Дорин, сморщив нос при слове, обозначающем Имперских граждан на языке Аб.

— Я так и понял. Я и сам не знал, как себя вести.

— Сурово, — констатировал Дорин. — Кстати, эта одежда Sif тебе здорово идет.

— Этот маскарадный костюм? — Джинто защипнул свою Daush. — Да ладно тебе. Я же знаю, как потешно я выгляжу.

— Вообще круто. Не каждый день бедному несчастному подданному-наземнику доводится на равных беседовать с дворянином, — Дорин огляделся по сторонам. — «О, какой я особенный, какой не такой, как все».

— Прекрати. Я же знаю, что я совершенно не похож на Аб.

Дорин пропустил слова Джинто мимо ушей.

— Ты сейчас куда, домой?

— Что? — до Джинто внезапно дошло, что он забыл рассказать всем, куда направляется. — А! Нет. Я лечу в Лакфакалле.

— В столицу Империи? В Arosh?

— Ага, снова обучение за границей. На этот раз в Kenru Sazoir.

— Это еще что? — поинтересовался Дорин. Во всяком случае, звучало название впечатляюще.

— Школа, занимающаяся обучением военных администраторов, — пояснил Джинто. — Офицерское училище. Аб называют это Lodairl Sazoir. Я сдал экзамены два месяца назад в Banzorl Ludorlt при Labule.

Дорин вытаращил глаза.

— Так ты идешь в Космические Силы?

— Угу.

— Но у тебя же есть Ribeun. Зачем это тебе?

— Да, территория у меня есть, но чтобы унаследовать Sune, мало просто родиться в дворянской семье. На самом деле, чтобы я получил титул, мне нужно прослужить офицером — их называют Lodair — минимум десять лет. Для моего отца сделали исключение из-за возраста, но для меня-то не сделают.

— Похоже, быть Sif не мед…

— Угу. Так ужасно: три года в Космических Силах в качестве Kenyu, потом десять лет офицером — тринадцать лет армейской жизни. С другой стороны, полагаю, в том, что Frybar требует военной службы пропорционально твоему общественному положению, тоже есть свой смысл.

— Ты домой-то вообще вернешься?

— Рано или поздно придется. Это моя Ribeun, — так странно было называть свой старый дом «своей территорией».

— Я имел в виду сейчас. Ты там уже так долго не был, — Дорин попытался представить себе, каково это — оставить Делктау на столь длительный срок.

— Да, но… — хотя Джинто получал самые свежие новости от отца каждый месяц, сам он на Мартине не был уже семь лет — возможно, он даже на мартинийском уже не смог бы нормально говорить. Последней новостью, которую Джинто узнал от отца, было то, что Тил Клинт стал лидером антиимперского движения. Чем занималась Лина, Джинто просто не представлял.

— Но я правда не могу сейчас вернуться домой, — покачал головой Джинто. — Я вообще не чувствую, что это мой дом. История графства Хайд совершенно не героическая, она скорее криминальная. Там и меня, и отца все ненавидят.

— Мда, — сочувственно кивнул Дорин. Жители Делктау, хоть и были потомками иммигрантов, свою планету обожали и боялись покинуть ее больше всего на свете. — Но ты все же хочешь быть монархом?

— Я не хочу, — произнес Джинто, уткнувшись взглядом в стол. — Но даже если б я отказался от наследства и вернулся, и попытался бы стать обычным гражданином Мартина — все равно меня бы не простили. Лучшее, что я мог бы сделать — это стать гражданином Делктау.

— Так чего ж не стал? — возмущенно воскликнул Дорин.

— Я не думаю, что смогу очиститься в глазах людей, но мой отец, похоже, считает иначе.

— И ты ему веришь?

— Он очень убедителен. Я уверен, что он работает во благо системы Хайд, и я собираюсь делать то же самое, если только смогу.

Рок Линн очень много говорил с сыном на эту тему. У Мартина, убеждал он, колоссальное богатство: экосистема, развившаяся независимо от земной. Человечество тоже способно создавать разнообразных живых существ, но все потуги людей по генетической инженерии ничтожны по сравнению с многовековой деятельностью эволюции. Новообразованное графство Хайд — исключительно богатая нация.

Но уникальная экосистема может приносить доход только при торговле с другими мирами. Что произойдет, если вся торговля окажется в руках Rue Sif? Имперцы соберут все сливки, народу же останутся крохи. Чтобы этого избежать, править графством и контролировать торговлю обязательно должен местный житель…

— А, теперь понимаю, — сказал Дорин, когда Джинто закончил объяснение.

— Потому-то я до сих пор дворянин. Но только во всей этой схеме есть одна проблемка.

— Какая?

— Вообще-то я больше не гражданин звездной системы Хайд; невозможно быть гражданином системы Хайд и одновременно дворянином Аб. Мои дети будут изменены, как генетически, так и культурно; они будут красивыми синеволосыми Аб — телом и духом. И кто знает, сколько поколений семьи Линн продолжат трудиться во благо народа Хайда?

Дорин был явно впечатлен.

— Ты слишком серьезен, дружище. Забудь о тех, кто тебя ненавидит, и начни думать о себе. Реши для себя, сам-то ты хочешь влезть в папашины тапки? Лично я в жизни бы не отказался от такого мощного бизнеса, но, может, это только я такой.

Влезть в папашины тапки, э? Джинто размышлял, улыбаясь про себя. Если он не станет следующим графом (Dreu), наследие семьи Линн подойдет к концу. И что с того? Кого это вообще волнует?

— Ты прав, — признал Джинто.

— Конечно, я прав, — заявил Дорин. Неожиданно он указал на пол. — Ты знаешь, я ведь первый раз в космопорту. Отсюда сверху Делктау выглядит просто обалденно.

— Ага, — согласился Джинто. — Точно.

Под столиком располагался видеоэкран, отображающий вид на планету с высоты. С этой точки орбитальная башня (называемая Arnej), соединяющая поверхность с космопортом, казалась тонкой и непрочной, как зубная нить. Эта нить уходила вниз и тонула в облаках, сияющих под светом звезды Вораш. Внезапно Джинто осознал, что он никогда в жизни не смотрел сверху на свою собственную родную планету.

— Еще раз, сколько ты тут пробыл? Пять лет? — спросил Дорин.

— Семь, — ответил Джинто, выйдя из транса. — Вторжение в систему Хайд было в 945 году Ruecoth.

— Круто. И они выпихнули тебя оттуда сразу же?

— Ага. Закинули меня в отлетающий Frash и доставили на орбиту в Rebisath, прежде чем я вообще понял, что происходит. Прямо как животное для зоопарка.

— Ну, тебя там кто-то сопровождал, верно? — Дорин извлек из кармана несколько монет и скормил их проезжавшему мимо роботу-продавцу. Он выбрал два кофе (Surgu) и протянул один из них Джинто. — Бери, я угощаю.

— Спасибо.

— Нет проблем. Не каждый день доводится угощать сына Voda.

— Касательно сопровождающих. Не было их у меня. По крайней мере мартинийских, — улыбнулся Джинто.

— Но тебе ж было всего… — Дорин прервался, углубившись в подсчеты, — сколько там, одиннадцать?

— Десять.

— Каким идиотом надо быть, чтобы послать десятилетнего пацана в другую звездную систему одного?

— Ну, я был не то чтобы совсем один. Они ко мне прикрепили одну из стюардесс Rebisath, наверно, по настоянию отца. Она мне помогала — приносила еду, и всякое такое.

— Это здорово. Роскошно, — голос Дорина был полон зависти. — Шикарный космический круиз.

— И вовсе было не так, правда, — сморщившись, сказал Джинто и отхлебнул кофе. — Я даже говорить с ней не мог. Тогда еще не было механических переводчиков, умеющих говорить по-мартинийски. Она пыталась что-то сделать с машиной, знающей древний английский, но…

— Что за английский?

— Мартинийский происходит из древнего английского, это язык еще с Земли. Но он от мартинийского сильно отличается, и я никогда его не учил, так что для меня это белиберда.

— Прям как язык Аб! — подобно большинству населения Делктау, Дорин не знал Баронх.

— Да. Но это не имело значения. Я все равно был не в настроении, чтобы разговаривать. Просидел в каюте всю дорогу.

— Она была Аб?

— Дело не в этом. В тот момент она была просто «одним из захватчиков». Помню, у нее были черные волосы, так что теперь-то я понимаю, что она родилась на одном из наземных миров. Скорее всего, она была Rue Lef.

— Если б она была Аб, ты вел бы себя получше, — предположил Дорин.

— С чего ты решил?

— Дык, дружище, они же все красотки! Даже ребенок захочет понравиться красивой женщине.

Джинто слегка обиделся.

— Ты все шутишь. Мне сейчас стыдно за то, как я с ней себя вел. Она была очень добра ко мне, когда рядом со мной вообще никого не было. Уже здесь она провела меня через всю бумажную канитель. А я даже не узнал, как ее зовут. Она, наверно, говорила, но я не разобрал в прочем бла-бла-бла.

— Вот это история! Прям первая глава эпического романа. Жаль, конечно, что она сейчас слишком старая, тебе в бабушки годится. Хотя, если б она была Аб, ты бы этого не узнал.

Аб не старятся.

Джинто лишь головой покачал.

— Ты о чем-нибудь другом можешь думать? Я просто по-человечески ей признателен.

— Чего ты? — Дорин явно пытался умиротворить Джинто. — Ты ж знаешь, у меня в голове дамы двадцать семь часов в сутки.

Что верно то верно, подумал Джинто.

— Только все твои отношения ты преувеличиваешь. Пихнул кого-то в толпе — уже зовешь ее своей подружкой.

— Так, я оскорблен. Правда, — объявил Дорин с неискренней обидой на лице. — В смысле, во-первых, она должна быть симпатичной. И даже очень симпатичной. И во-вторых, мне не нужна подружка. Вполне достаточно одной ночи.

— Ха! — Джинто хлопнул рукой по колену. — И что, часто получается?

— Чаще, чем ты думаешь.

— Да ну? Я тебя всего один раз с девушкой видел. И то мне потом сказали, что это была твоя сестра.

— Ну а как ты думаешь, как часто у меня получается?

— А никогда не получается.

— Вот смотри, ты сказал «никогда». А один раз по сравнению с «никогда» — уже бесконечность.

— Гадость! — Джинто отодвинулся от Дорина. — Это ж твоя сестра! Не знал, что ты такое любишь.

— Да заткнись ты. Я не о сестре. Я крутил с женщиной, с которой никак не связан.

— Один раз?

— Да я уже сбился со счета, сколько раз! — возмущенно заявил Дорин. — Ты просто ее не видел.

— А. Ну если ты веришь, что дело именно в этом, то верь дальше.

— А с тобой что? — спросил Дорин. — Ты такой закрепощенный, это вредно для здоровья. Выбирайся из своей скорлупы и найди женщину. Если только, — Дорин застенчиво улыбнулся, — ты не из этих.

Джинто подыграл шутке:

— Ну, ты меня поймал. Но не беспокойся. Как бы трудно мне ни было, к тебе я подкатывать не буду.

— Никогда не поздно начать, Джинто. Только слово скажи, и я весь твой.

— И все эти люди будут смотреть, не смущает?

— Да кто они такие, чтобы судить нашу любовь?

Джинто рассмеялся.

— Ты бы поосторожнее с такими выражениями — если б я не придерживался традиций, я, может, и купился бы.

Дорин засмеялся в ответ.

— Не волнуйся — я бы не выпустил ситуацию из-под контроля. Если ты консерватор, то я фанатичный гетеросексуал. Но только потому, что я не согласен ни на какого парня, кроме тебя.

— Точно. Ну, будем! — Джинто чокнулся с Дорином. Они прикончили кофе и выкинули пустые бумажные стаканы в мусорку в центре стола. — Спасибо.

— Самое меньшее, что я могу сделать для юного дворянина, — самодовольно произнес Дорин, косясь вправо, после чего подпихнул Джинто локтем. — Глянь-ка туда.

Джинто обернулся.

За соседним столиком сидела темнокожая женщина средних лет, ее карие глаза бесцеремонно изучали дворянское одеяние Джинто и его каштановые волосы.

А что бы я сейчас сделал, подумал Джинто, будь я настоящим дворянином Аб? Накричал бы на нее за бесцеремонность? Проигнорировал бы? А может, просто застрелил бы на месте, не сказав ни слова?

Не удовлетворившись этими вариантами, Джинто ограничился заискивающей улыбкой в ее сторону.

Пойманная с поличным, женщина отвела взгляд.

Джинто вздохнул.

— Вы только поглядите на этого красавчика! Эта старая баба на тебя просто запала. Если б я мог позаимствовать твою физиономию хоть ненадолго…

— Это все из-за одежды, — объяснил Джинто. — Наземники в одежде Аб — примерно такая же обычная вещь, как собаки, едящие с помощью Grei.

— Но ты отлично выглядишь. Ну, по крайней мере, для наземника.

— Спасибо, — скромно ответил Джинто, после чего воцарилось неловкое молчание.

— А Аб правда такие красивые, как говорят? — спросил наконец Дорин. — Я их только на голограммах видел.

— Без понятия. Я тоже ни одного не видел вблизи.

— Но ты же ходил в школу Аб.

В первый момент Джинто был озадачен, но потом сообразил, что его друг просто неправильно понимает ситуацию — ведь Джинто никогда не рассказывал о своей школе.

— Ну да, я ходил в школу языка и культуры Аб, но там не было учеников Аб, даже учителей Аб не было. Задача школы — давать образование кандидатам на гражданство, и учителя — все бывшие граждане, генетически они не Аб. Скажем, учредитель и директор — обе разведенные женщины; они раньше были наземными гражданами и Rue Lef Dreuhynu Vorlak. Но даже будучи Имперскими гражданами, они никаким боком не относятся ни к Frybar, ни к семье графа Вораш. Это всего-навсего частная школа под юрисдикцией департамента образования наземного правительства.

— А, а я-то думал, это Имперское заведение.

— Неа. Зачем вообще Аб тратить деньги на школу наземников?

— Разумно, да, — кивнул Дорин. — Погоди-ка — а зачем ты тогда полетел на Делктау вместо того, чтобы пойти в настоящую школу Аб? Знание языка Делктау тебе ведь совсем не поможет.

— А у Аб нет начальных школ. Так что, если ты не супергений и не говоришь на Баронх, в обычную школу Аб даже пытаться идти бесполезно.

— А как же тогда Аб учатся читать и писать? — поинтересовался Дорин.

— Так же, как учатся говорить — от родителей.

Аб ни за что не допустили бы посторонних к воспитанию своих детей в самые важные для их формирования годы. Из-за иерархического устройства их общества больше всего Аб ценили семейные традиции (Jhedirl). Для поддержания этих традиций было крайне важно, чтобы базовое образование детям давали их родители.

Таким образом, Аб посвящали себя воспитанию своих детей в юном возрасте. Дворяне, владевшие Ribeun, нанимали администраторов (Toserl), и даже Lef отвлекались от своих обязанностей, чтобы вылепить наследников по своему образу и подобию.

Компьютеры-преподаватели (Onwarele) работали с детьми Аб, заполняя пробелы в их образовании; и плюс у них были тренировочные лагеря, где дети приобретали важные навыки общения.

— У меня очень нестандартное образование, — пояснил Джинто. — Поскольку мой отец Граф Хайд — в смысле, Dreu Haider — я должен был изучить язык и культуру Аб, но он не мог их мне преподавать. Он и сам-то ни того, ни другого не понимал. Потому-то меня и послали в самую доступную школу для кандидатов в Rue Lef.

— И на это у тебя ушло семь лет? — расхохотался Дорин. — Я всегда считал, что ты умный, но, может, в итоге ты и не самый острый карандаш в коробке.

— Да я первые полгода здесь даже на языке Делктау говорить не мог! А все другие ученики были с Делктау.

— Ну разумеется, мы ж тут все варвары, в грязной, грубой Aith, — съехидничал Дорин.

— Ты бы то же самое сказал на полном серьезе, если б хоть раз увидел Мартин. Лучшие строения на Делктау — фигня по сравнению с мартинийскими комплексами, — хвастливо заявил Джинто.

— Даже эта башня? — в голосе Дорина сквозило раздражающее самодовольство.

Один-ноль, Дорин, мысленно признал Джинто. Из-за антиимперского сопротивления на Мартине не могла быть построена орбитальная башня подобно имеющимся на других планетах Frybar. Мартинийцы, чтобы попасть на космические корабли, по-прежнему вынуждены были полагаться на дорогие и небезопасные Frash. Соответственно, и число мартинийцев, желающих отправиться в космос, было меньше.

— Эта башня просто абсурдно высокая, — наконец сказал Джинто.

— Да, на Делктау все больше, — гордо кивнул Дорин. — Эй, та дама опять на тебя смотрит.

Джинто раздраженно взлохматил свою каштановую шевелюру.

— Это все из-за моих волос.

Цвет волос Аб мог варьироваться от светло-голубого до почти фиолетового, но, в общем, всегда оставался в синей гамме.

— Может, тебе их покрасить? Это не так уж сложно.

— Знаешь, я об этом думал. Но решил этого не делать.

— Почему?

— В основном потому, что я боялся быть похожим на Аб. По закону-то я Аб, но все же у меня гены наземника.

— Разумно, — признал Дорин. Внезапно он с нехарактерным для себя серьезным видом наклонился вперед. — Знаешь, если ты передумаешь и захочешь послать к черту свое дворянство, я тебе помогу. Это, знаешь ли, может быть твоим последним шансом выбраться.

— Я могу в любой момент отказаться, — возразил Джинто.

— И что ж не отказываешься? Они оставят тебя без денег?

— Это одна из причин.

— Я мог бы найти для тебя работу.

— Как? Ты ведь всего лишь студент.

— Я знаю одного менеджера, который понимает студентов, желающих поработать. Вообще-то это мой дядя. Но, кстати — ты же умный, ты, может, и стипендию бы получил, или типа того.

— Спасибо, но не нужно, — покачал головой Джинто. — Я хочу увидеть мир Аб. Хочу выяснить, кто эти люди, которые нас захватили.

— Вот уж это точно разумно, — тон Дорина не оставлял сомнений в том, что он придерживается прямо противоположного мнения.

— И кроме того… — продолжил Джинто, — не сказать чтоб я тут особо много друзей оставил. Проводить меня только ты пришел.

— Ну… — Дорин не нашел что ответить.

— Если я когда-нибудь буду жить как наземный гражданин, я обязательно вернусь на Делктау, но мне явно придется подождать, пока все малость не устаканится. У Джинто Линна были друзья, но когда все узнали, что я опустил пару титулов в своем имени, со мной и общаться никто не захотел. Так что спасибо за понимание.

Дорин скромно улыбнулся.

— Отличный тест, чтобы узнать, кто твои настоящие друзья.

— Ага, кроме шуток, — искренне согласился Джинто. — Если мне здесь когда-нибудь понадобится какая-нибудь услуга, я знаю, к кому обратиться.

— Просто предоставь все мне, — съязвил Дорин. — После школы я заведу свой бизнес. Уверен, у меня найдется местечко клерка, когда ты вернешься. Я даже рекламу заведу, что в нашей компании работают бывшие Имперские дворяне.

— Это было бы замечательно.

Дорин глянул на гигантские часы, вмонтированные в потолок зала.

— На каком корабле ты летишь? Тебе еще не пора?

— Я на Frybar Wikreurl.

— Э?

— Военный корабль. У новых студентов есть право добраться до Kenru на военном корабле Frybar. Я подумал и решил, что если уж я собираюсь стать Lodair, с равным успехом я уже сейчас могу посмотреть, что такое Wikreurl. И я воспользовался этим правом.

— И этот самый «Wikreurl» прилетит прямо сюда, в космопорт?

— Не уверен. Кто-то должен прийти за мной в 18.00. Потому-то я и надел все это; так я выделяюсь, и меня легко найти. Хотя, по-моему, идея дурацкая, по крайней мере для межзвездной расы.

— Значит, сюда придет солдат Аб?

Джинто пожал плечами.

— Не знаю, будет он Аб или нет, но во всяком случае скоро за мной придет офицер Labule.

— Тогда мне лучше убраться отсюда.

— Почему? — удивился Джинто. — Ты не хочешь подождать, пока меня не заберут?

— И позволить им увидеть, как я рыдаю, как ребенок? — отшутился Дорин, поднимаясь на ноги. — Ни фига.

Джинто, тоже поднявшись, вернул шутку:

— Слезы самого бессердечного жулика на Делктау.

— О, кончай, а то я покраснею, — Дорин протянул руку, и Джинто пожал ее. — Кстати, как твое полное имя?

— Линн Сиун-Рок Jarluk Dreu Haider Джинто. По-моему.

— Ты что, не уверен даже, как тебя зовут?

— Я к этому имени не привык. Оно как не мое.

— Ну ладно, Линн Чтототам Джинто, запомни мое имя — Ку Дорин. По сравнению с твоим это должно быть не так уж трудно.

— Как же я тебя забуду? И брось титулы — я всегда буду просто Линн Джинто, хорошо?

— Как пожелаете, Линн Сиун-Рок Jarluk Dreu Haider Джинто, — отчеканил Дорин, довольный своей цепкой памятью.

Джинто улыбнулся и отпустил руку Дорина.

— Ты уж там постарайся, — напутствовал Дорин.

— Ты тоже. Начинай свой бизнес. Вдруг мне когда-нибудь понадобится работа.

— Есть, сэр, — гаркнул Дорин, отсалютовав, и пошел прочь. Покидая холл и входя в лифт, он ни разу не обернулся.

Садясь обратно на свое сиденье, Джинто заметил, что женщина за соседним столиком нашла себе другой объект для разглядывания.

Проследив за ее взглядом, Джинто обнаружил стройную фигуру у входа в комнату. Облаченная в черное Sorf с алым поясом (Wev), фигура шагала прямо к Джинто. По толпе от нее кругами расходилось беспокойство еще большее, чем от Джинто.

Длинная рука Rue Labule наконец-то дотянулась до него.

 


Пролог Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ