Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 5. Принцесса Империи (Lartnei Frybar)

Frybar в своем функционировании в первую очередь опиралась на военную мощь, поэтому вполне логично, что любой Spunej должен был иметь опыт службы в Космических Силах. Однако Человеческая Империя Аб (Frybar Gloer Gor Bari) отнюдь не была военной диктатурой: чтобы занять Императорский трон (Skemsoraj), кандидат должен был иметь определенное происхождение и личностные качества.

Аб были достаточно умны, чтобы понимать: автоматическое признание в качестве Spunej наиболее высокопоставленного офицера создаст проблемы. История человечества богата примерами того, как катастрофически могут заканчиваться военные диктатуры. Опасаясь распада Frybar, Аб разработали метод определения наследника трона (Kilugraj) Frybar Gloer Gor Bari, принимающий во внимание и наследственность, и личные качества.

В общих чертах схема такова. Fasanzoerl включала в себя восемь королевских семей (Lartei). Все эти семьи напрямую происходили от Дунеи, Императора-основателя (Skurleteria), или от его детей, и имели общую фамилию (Fiith) — Абриел.

Вот эти восемь семей, которые поставляют Императоров Frybar:

Lartei Skirh, имя членов семьи Неи Ламрал;

Lartei Irik, Неи Дусвиел;

Lartei Lasiser, Неи Ломриюлал;

Lartei Weskor, Неи Дуэил;

Lartei Barker, Неи Ламсар;

Lartei Balgzeder, Неи Дубузель;

Lartei Shulgzeder, Неи Дуасек;

и, наконец, Lartei Kryb, Неи Дебруск.

На детей этих восьми королевских семей (Ga Lartei) возлагались очень большие надежды. От них требовалась военная служба, причем в пилотах — служба по медицинской или административной части была для них закрыта.

Члены Fasanzoerl имели одну привилегию: они могли поступать в военный университет (Voskura) после всего двух с половиной лет военной службы (Slymekoth), в отличие от всех остальных, которым требовалось четыре с половиной. Первый год из этих двух с половиной они шли от звания Fektodai к Rinjer; еще через полтора года они получали звание Lekle и получали возможность поступить в Университет Дунеи — самый престижный и трудный Voskura. Еще полгода — и они достигали звания Lowas.

С одной стороны, столь стремительное начало карьеры было привилегией; но с другой стороны, это можно было рассматривать как насильственное возложение на их плечи ответственности, несоразмерной их способностям и опыту.

После получения звания Lowas привилегии Fasanzoerl заканчивались. Их дальнейшая военная карьера развивалась не быстрее, чем у других выпускников Voskura; и за невыполнение приказа их ожидало ровно такое же суровое наказание, как любого Sif и Lef.

Карьерная лестница Lodair Gariar насчитывала двенадцать ступеней, начиная с Fektodai. Когда член Fasanzoerl достигал звания Имперского главнокомандующего (Rue Spen), он становился командором Имперского флота. В основном это был почетный титул, не связанный с какими-либо обязанностями, но показывающий, что этот человек — следующий в очереди к трону.

Как только во флоте появлялся новый Glaharerl Rue Byrer, остальные члены Fasanzoerl, кроме тех, кто младше его более чем на двадцать лет, требовали перевода в резерв. Некоторые оставляли попытки стать Императором и выходили в отставку, предпочтя унаследовать свой королевский трон либо стать пожизненным Fasanzoerl. Потомки пожизненных Fasanzoerl получали фамилию «Баус» — это показывало, что они наследуют Jhedirl от Ruejhe, но являются всего лишь Имперскими дворянами. Имперские дворяне не могли носить фамилию Абриел.

Обычно командор сохранял свой титул до появления следующего Rue Spen, после чего становился Императором (или Императрицей), а предыдущий Император выходил в отставку.

У вышедшего в отставку Императора, как правило, впереди еще оставалась сотня лет жизни, поэтому полностью уйти в отставку ему не дозволялось. Экс-Императоры, так же как короли, не ставшие Императорами, получали почетный статус «Ваша Светлость» (Nisoth) и становились членами Имперского Совета Старейших (Luzei Fanigalak).

Luzei Fanigalak контролировал продвижение по службе всех Lodair из Fasanzoerl. В реальности этот орган был более суров, чем сама военная служба. Детям Ga Lartei предстоял сорокалетний срок, в течение которого они пробивались наверх через бесконечные собеседования и отчеты перед Luzei Fanigalak.

В ожидании прибытия пилота-стажера Джинто с помощью своего Kreuno бегло просмотрел информацию под рубрикой «кто есть кто в Fasanzoerl«. Абриел Неи Дебруск, Виконтесса Пархинью Лафиль была, как выяснилось, первой принцессой (Lartnei Kasna), дочерью короля Крив Дебеуса.

***

Это был удар в спину.

Ощущение неловкости, преследовавшее Джинто на протяжении минувших шести лет, казалось, достигло пика. Но прежде это ощущение было подобно жужжащему над ухом насекомому. Джинто к этому насекомому постепенно привык; иногда оно ему даже нравилось. А теперь оно словно узнало откуда-то, что имеет жало, и принялось Джинто непрерывно кусать.

Джинто ожидал, что когда-нибудь он познакомится с членами королевских семей, но только не так, как это произошло с Лафилью. Он воображал, что встретится с ними на каких-нибудь банкетах, официальных церемониях или приемах. Но чтобы так…

И вот приехали: он идет всего лишь на шаг позади близкой кровной родственницы правительницы Frybar — Императрицы, управляющей девятьюстами миллиардами подданных. При этой мысли вера Джинто в то, что все люди рождаются равными, как-то незаметно испарилась. Кем бы ни был Джинто в прошлом, кем бы он ни стал в будущем, сейчас он являлся дворянином Аб и принадлежал сословной системе Frybar.

При воспоминании о том, как Sarerl вела себя в разговоре с сыном выскочки-Sif, Джинто охватил страх, что в шаттле он вел себя неподобающе.

Как бы мне это исправить, думал он.

Оглядываясь по сторонам в поисках вдохновения, Джинто, к своему удивлению, обнаружил, что стены Wikreurl были сплошь покрыты фресками, изображающими зеленые поля под голубым небом с белыми пушистыми облаками. По идее, это должно было успокаивать, но у Джинто уверенности не прибавилось.

— Джинто, что случилось? — спросила Лафиль. — Почему ты вдруг так притих? И… почему ты идешь позади меня?

— Ну, это, Feia Ruer… — начал было Джинто, назвав ее титул Аб — Ваше Высочество Имперская принцесса.

Лафиль остановилась как вкопанная и круто развернулась лицом к нему. При взгляде на ее лицо Джинто ощутил, как по спине его побежали мурашки.

Когда они были на Kalique, Лафиль уже пару раз кидала на него сердитые взгляды, но лишь теперь он понял, что то было почти в шутку — словно тявканье игривого песика.

Вот, значит, как она выглядит, когда по-настоящему зла…

Взгляд ее бил как ножом — любой, получивший такой взгляд, предпочел бы немедленно умереть. Лицо ее покраснело от гнева, в зрачках словно пылал черный огонь — но, несмотря на это, голос был холоден, как космический вакуум.

— Я не Ruene. Моя бабушка Spunej, но мой отец всего лишь Larth.

— Я очень, очень сильно извиняюсь, Feia Lartneir, — ответил Джинто и поклонился (возможно, чересчур низко). Боже. Неужели спутать ее титулы — такой большой грех?

Поправив его, Лафиль развернулась обратно и стремительными шагами двинулась дальше по коридору. Джинто поспешил за ней.

Лафиль снова заговорила, не останавливаясь и не оглядываясь.

— Поскольку я внучка Spunej Erumita, вы можете называть меня Rue Bogne. Это, правда, не очень формально, поэтому так никто не делает. Я сама была поражена, когда узнала, что моя бабушка — Императрица. Feia Rue Bogne. Это ужасно.

— Ага… в смысле, совершенно верно, Feia.

— От Spunej Erumita я унаследовала Traiga и Ribeun виконтессы Пархинью, мой отец сейчас опекун. Так что вы можете еще называть меня Feia Borl Paryun. Или можете называть меня Bene Lodair Абриел, как делают почти все на этом корабле, — выплюнула Лафиль без единого перерыва на вдох.

Не в силах протиснуть в ее тираду ни единого слова, Джинто лишь старался не отстать.

— Однако, насколько я помню, я говорила тебе, чтобы ты звал меня Лафилью!

Сколь медленно ни соображал Джинто, наконец-то до него дошло, отчего на самом деле Лафиль была так зла.

— Ой, прости, — произнес он. — Я понял. Твои друзья зовут тебя Лафилью.

— Нет, — отрубила Лафиль. — Только мой отец, бабушка и тетя обращаются ко мне без Traiga. Только они, и еще Имперский Совет Старейших. И все. Мои друзья зовут меня Feia Lartneir или просто Feia. Родственники, как правило, обращаются ко мне «Feia Лафиль».

Когда Джинто переварил все это, его ноги самопроизвольно остановились. Он осознал, что, сам о том не подозревая, удостоился от Лафили колоссальной чести, и это повергло его в шок.

— Но почему ты тогда сказала, чтобы я звал тебя Лафилью, тем более что мы только познакомились?

— Моя бабушка — Spunej. Все знают мое имя и обращаются ко мне «Feia Lartneir«, даже не спрашивая. Когда мы с тобой познакомились, это был первый раз в моей жизни, когда кто-то спросил, как меня зовут. Даже самые близкие друзья зовут меня Feia. Так было с самого моего рождения, я даже внимания на это не обращала, пока в Kenru не услышала, как все остальные студенты зовут друг друга по имени, без Traiga. А в моем присутствии им было неловко. Мне было… завидно… совсем чуть-чуть.

— Прости, пожалуйста, — Джинто был в ужасе от того, как жестоко он оскорбил ее доверие.

— Извинения не нужны, — голос Лафили все еще способен был заморозить на месте. — Я знаю, что вы назвали меня Feia Ruer без злого умысла. Вообще-то я не привыкла сносить грубые прозвища, но я приму любой из моих правильных титулов. Вы можете звать меня Feia Lartneir или Feia Borl Paryun, как вам больше нравится, Lonyu Jarluk Dreu.

— А почему не «Лафиль»?

— Не поймите меня неправильно. Не то чтобы я хотела, чтобы меня звали Лафилью. Просто когда вы спросили мое имя, я не думала о том, какой Traiga использовать.

Джинто сдержал улыбку. Если она собирается стать Spunej, ей придется научиться врать получше.

— Пожалуйста, я хотел бы звать тебя Лафилью, если ты разрешишь.

Она наконец развернулась к нему лицом.

— Я не собираюсь принуждать вас, Lonyu.

— Ты вовсе не принуждаешь…

— Я даже не возражаю против «Feia Rue Bogne«.

— Да елки-палки! — возопил Джинто. — Что я должен сделать, чтобы ты простила меня, Лафиль?

Несколько мгновений Лафиль не произносила ни слова — просто молча смотрела на Джинто. Затем ее губы чуть задрожали, и еще недавно разгневанная Lartnei начала хихикать. Внезапно ее словно прорвало, и она расхохоталась.

Джинто облегченно выдохнул — похоже, они снова в дружеских отношениях.

— Ты правда не знал, что я Абриел? — спросила Лафиль после того, как наконец успокоилась.

Он пожал плечами.

— Неа. Не имел ни малейшего представления.

— Даже когда увидел эти уши? — она отвела назад свои волосы, обнажив заостренные ушки, похожие на уши командора Абриела, вторгшегося в систему Хайд несколькими годами ранее. — Это уши Абриела — Wariit нашей династии.

— Я их под твоими волосами не увидел, — пояснил Джинто.

— Полагаю, у меня на самом деле довольно маленькие уши для Абриела, — немного виноватым голосом сказала она.

— Но все равно, — продолжил Джинто, — вряд ли я бы сообразил, даже если б увидел твои уши. Поскольку я по рождению не Аб, я не разбираюсь в Wariit.

— Не может быть! – Лафиль явно была поражена.

— Но бывает.

Wariit — это особые физические признаки, характерные для семей, такие как форма ушей и носа, цвет кожи и глаз, густота бровей и так далее. Разумеется, все это было впечатано в гены. Аб очень серьезно относились к сохранению семейного сходства, независимо от должности и общественного положения.

Nui Abliarsar, уши Абриела, были самым знаменитым Wariit. До этого момента, однако, Джинто совершенно не помнил о том, что такая штука вообще существует. Он снова двинулся по коридору, качая головой.

Лафиль нагнала его и пошла рядом.

— Ну ты смешной.

— Прекрати, — и Джинто понурился. — Можно я тебе кое-что расскажу?.. Насчет того, что ты только что говорила?

— Что я только что говорила?

— Воспоминания о твоей Kenru — ты говорила, что когда рядом с тобой были другие, они не могли расслабиться.

Лафиль кивком предложила ему продолжить.

— Думаю, у меня было что-то похожее, — Джинто смущенно улыбнулся. — Хотя и в меньшей степени.

— Как так?

— Не знаю, знаешь ты или нет, но я в школе был единственным дворянином.

— О…

Готовясь влиться в ряды Аб, большинство учеников школы языка и культуры Аб лелеяли мечты о производстве в Lef, ну а если совсем повезет — то в Имперские дворяне; тогда их дети были бы Аб уже генетически. Излишне говорить, как завидно им было, когда они узнали, что среди них есть один наземник, уже имеющий Sune.

Никто не знал, как обращаться с Sif. Одни его шпыняли и дразнились, когда им удавалось застукать его одного в классе, вне поля зрения учителей. Другие были сверх меры уважительными, настолько, что это доставляло неудобство и им, и ему.

— И ладно еще, они не знали, что им делать в моем присутствии, — я сам не знал, что мне нужно делать.

— Знаешь, тебе, похоже, было труднее. В моем случае, Kenyu знали, как обращаться с Fasanzoerl. Только мне это не нравилось. Ко мне всегда относились уважительно и обращались как полагается. Но…, — Лафиль взглянула на Джинто с неодобрением, — меня бы никогда не посмели дразнить.

Джинто не мог удержаться от мысли, что она, возможно, хотела, чтобы ее дразнили — что угодно, только чтобы разбить изоляцию. Но обсуждать этот вопрос он не собирался.

— Я пацифист, Лафиль, — вяло произнес он.

— Пацифист ты или нет — не имеет значения.

— Но их было просто много, и на их стороне были учителя.

— О.

— К счастью, я довольно рано овладел одним важным приемом выживания.

— И каким же? — с неподдельным интересом полюбопытствовала Лафиль.

— Я скрывал свое общественное положение.

Лафиль чуть наклонила голову вбок.

— Это разве возможно?

— Ну, я не такой знаменитый, как Feia Lartneir, но… — он покачал головой. — Нет. Это не срабатывало. Даже если мне удавалось кого-то обмануть, всегда рядом находился какой-нибудь трепач.

— И что ты делал?

— Уходил в город. Там я завел друзей среди Sos, которые вообще не имели никакого отношения к Frybar.

— Похоже, у тебя была уйма неприятностей.

Двое Sash, проходившие мимо них по коридору, остановились и отдали салют. Лафиль салютовала в ответ, не прекращая движения.

— Эй, — вполголоса спросил Джинто, — а мне тоже надо отдать салют?

— Просто кивни.

К удивлению Sash, Джинто обернулся и кивнул. Те в ответ поприветствовали его вторично.

— Не надо их смущать, Джинто, — насмешливо отчитала его Лафиль.

— Понял, — вздохнул он; впрочем, беспокоиться оказалось не о чем — его следующая встреча с Sash прошла как по маслу.

Остановившись перед дверью с изображением огромного подсолнуха, Лафиль остановилась.

— Вот твоя каюта.

— А что это за картинки? — спросил Джинто, уставясь на дверь. — Что они означают?

— Просто для украшения. Ничего такого они не означают, — ответила Лафиль. — С ними на Wikreurl находиться приятнее, ты не находишь?

— Просто смотрятся как-то неуместно, — пробормотал Джинто. — Ну, то есть, может, есть дизайн, более подходящий для космических кораблей?

— Например, какой?

— Ну я не знаю… что-нибудь космическое. Звезды, или галактики, или еще что-нибудь такого рода.

— Да кому нужно рисовать такие скучные вещи?

Эта реплика застала Джинто врасплох; он пробормотал, что вроде Аб любят космос…

— Мы его любим, да. Космос — это наш дом. Но звезды — это так банально. Если тебе нужны звезды — выгляни в окошко, — пожала плечами Лафиль.

— Ну да, думаю, так…

— И кроме того, эти картины успокаивающе действуют на Sash родом из Nahen.

— Понятно, — Джинто продолжал есть глазами подсолнух. — Но что вы, Аб, о них думаете?

— Сколько мне еще тебе напоминать, что и ты тоже Аб?

— Не по рождению. Потому мне и интересно понять, что Аб чувствуют, когда смотрят на растения.

— Думаю, мы это воспринимаем примерно так же, как наземники, — нахмурила брови Лафиль. — Мы же потомки Gloe с Земли.

— Но ты же, наверно, настоящего подсолнуха и не видела никогда, — предположил Джинто.

— Не говори глупостей. У нас дома есть сад. И вообще на Лакфакалле сады повсюду.

— О, — Джинто повернулся и указал на фреску с изображением луга на противоположной стене. — А что насчет этого?

На фреске была изображена заросшая буйной растительностью луговина. Разнообразное зверье паслось по колено в траве. То тут, то там росли одинокие сосны и березы. Лепестки вишни, разносимые ветром, порхали в небе.

— Да, такого я точно никогда не видела, — после секундного раздумья признала Лафиль.

— Как ты это воспринимаешь?

— Почему ты спрашиваешь? — недовольным тоном осведомилась Лафиль.

— Пожалуйста, — ответил Джинто, — помоги мне. Я хочу узнать, на что это похоже — быть Аб по рождению.

— О, — Лафиль, похоже, поняла. Чуть поразмыслив, она сказала: — Это как сон.

— Потому что это нереалистично?

— Нет, — вслух размышляла Лафиль, склонив голову набок. — Я знаю, что это существует, что так, скорее всего, было на родине наших предков. Это как будто миф.

— Значит, это родная планета Аб?

— Да. Теперь наш дом Kesath, — она обвела руками круг, изображая всю Вселенную, — и мы единственные Kesateudo, и гордимся этим.

— Даже наземники — потомки космических путешественников, — указал Джинто.

— Тут большая разница. Предки наземников лишь путешествовали через космос. Мы тут живем.

— Тоже верно, — кивнул Джинто, хоть и не был в этом полностью убежден. В Аб действительно было что-то странное, но Джинто не был уверен, из-за того ли это, что у них другой дом.

— А как ты это воспринимаешь, Джинто? — поинтересовалась Лафиль. — Для тебя это так же скучно, как для нас смотреть на звезды? Под «нами» я имею в виду Аб по рождению.

— Нет, совершенно не скучно. Там, где я вырос, такую природу вряд ли найдешь. Правда, экосистема на моей родной планете совсем не такая, как в других наземных мирах; так что, полагаю, эта картина не настолько далека от действительности, чтобы называть ее «фантастической». Я имею в виду, ботаник, наверно, сказал бы, что это абсолютно нелепо, но… кстати, ты мне собираешься показать, как открывается эта дверь, или нет?

Лафиль надула губы.

— Вообще-то это ты хотел поговорить о подсолнухах.

— Ну, это был интересный разговор.

— Это верно, я впервые по-настоящему посмотрела на эту картину.

У Лафили в целом приятный характер, подумал Джинто. Он улыбнулся и кивнул в сторону двери.

— Просто воспользуйся Kreuno. Его электромагнитный пароль уже зарегистрирован.

— Хорошо, — Джинто коснулся красного кружка на дисплее своего Kreuno. Дверь тотчас открылась.

— Ух ты, — только и смог выговорить он, едва заглянув внутрь.

— Ты разочарован?

— Наоборот! Я совершенно не ожидал, что здесь так здорово.

Каюта была довольно маленькой, бОльшую часть ее занимала койка. Кроме того, в каюте были стол и стул, а в стене — еще одна маленькая дверь. Но в первую очередь внимание Джинто привлек Guraw Mongarl — флаг графства Хайд, висящий на стене над койкой.

На флаге был изображен красный лезван на зеленом фоне. Лезван внешне напоминал птицу, но на самом деле это была разновидность покрытой шерстью рыбы, обитающей в соленых морях Мартина. Существо это было крайне глупым, но, растопырив свои мохнатые плавники, очень величественно смотрелось.

Указав на шкафчик напротив койки, Лафиль сказала:

— Твой багаж должен быть там. Если захочешь помыться — в ту дверцу.

Джинто приоткрыл дверцу и заглянул внутрь. Как он и предполагал, это была ванная с душем.

— Здорово. Это что, пассажирская каюта?

— Мы на Resii, — ответила она, голосом показывая всю абсурдность вопроса. — Это обычная каюта офицера.

— Каюта офицера? Я случайно ничьего места не занял, нет?

— Здесь хватит места для всех. На Wikreurl размером с Resii всегда достаточно места для жилья. Никогда не знаешь, вдруг появятся дополнительные члены экипажа. Как я, например — я тоже сверх обычной команды.

Джинто не мог оторвать взгляда от флага.

— Откуда он у вас?

— Мы его сами сделали.

— Специально для меня?

— А зачем бы нам его делать для кого-то еще?

Но зачем вообще надо было ради меня утруждаться?

На риторический вопрос Лафили Джинто ответил пожатием плеч. Этот поспешно изобретенный герб (Ajh) был ему безразличен. Многие люди своими фамильными гербами гордились, Джинто же до этого момента вообще не помнил, что у его семьи он есть.

Джинто уселся на мягкую койку, предвкушая сладкий сон в самом ближайшем будущем.

— Итак, что мне сейчас делать?

— Так, — Лафиль глянула на индикатор времени на своем Kreuno. — У тебя два часа до обеда. Скорее всего, тебя пригласят за стол Sarerl. Я тогда приду за тобой. А пока просто будь здесь.

— Похоже, для тебя это сплошная морока. Давай ты просто вызовешь меня по Luode; а я уж сам все найду.

— Это плохая идея, — возразила Лафиль. — Я серьезно. Я получила задание устроить тебе экскурсию по кораблю, но это будет завтра, а пока ты не должен ходить один. В здешних указателях запросто можно запутаться. Я даже примерно не знаю, сколько гражданских и новых рекрутов за все время существования Labule забредали в самые удаленные уголки кораблей и едва не умирали там просто потому, что твердо верили, что умеют ориентироваться по корабельным схемам.

— Как ты, например? — поддразнил ее Джинто.

— Невежливо своими вопросами бередить старые раны, — ядовито ответила Лафиль.

— Похоже, тебе есть что вспомнить, — рассмеялся Джинто.

— Тихо, Джинто, — отрезала Лафиль. — Тебе еще от меня что-нибудь нужно?

— Неа. Спасибо, ничего. Я просто буду сидеть здесь и тихо воображать, как ты, новый рекрут, бесцельно бродишь по кораблю, безнадежно заблудившись в…

— Значит, через два часа, — ей было совершенно не смешно.

— Да, через два часа.

Лафиль развернулась на месте и пулей вылетела за дверь.

Оставшись в одиночестве, Джинто решил, что сейчас самое время принять горячую ванну. Раздеваясь, он с удивлением обнаружил, что абсолютно спокоен. Все напряжение, державшее его перед приходом на корабль, куда-то испарилось.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ