Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 3. Маленькая война (Slarshos Suwarfa)

Я правда всего лишь груз, да? думал Джинто.

Поскольку Pelia начало разгоняться, Джинто пришлось усесться на пол, привалившись спиной к задней стенке кокпита, и оттуда смотреть на своих откинувшихся в креслах спутников.

Делать ему было совершенно нечего. Лафиль была поглощена пилотированием Pelia. Lyuf Raika, мгновенно преодолевший двадцатилетний разрыв в технике, игрался с Soteyua. Едва ли Джинто мог им чем-то помочь, да и, похоже, не нуждались они оба в его помощи.

Ужасно неловко. Если подумать, у меня вся жизнь такая. Джинто ничего не оставалось, кроме как размышлять о своей жизни. Он пришел к выводу, что судьба была слишком тяжелым противником, чтобы ей перечить; гораздо проще было позволить ей нести Джинто куда получится.

Feia, — прервал молчание прежний барон, — по-моему, у нас неприятности.

— Что такое?

— Похоже, мой сын сейчас в Ponyu.

— Это судно вооружено?

— Не знаю, — неуверенно ответил старик. — Я слишком долго не занимался Ribeun. А, секундочку, я попробую узнать у компьютерного кристалла. — Пальцы прежнего барона заплясали по клавиатуре, после чего он принялся читать выведенную на экран информацию.

— Ну? — Джинто совершенно не нравилось рассматривать затылок прежнего барона, так что он встал и пристроился поближе, между креслами. Его туловище нависло над Лафилью и прежним бароном. Голова оказалась в каких-то сантиметрах от находившихся в кокпите приборов. Ощущение было странное.

— Скорее всего, этот, — Lyuf Raika указал на один из четырех изображенных на дисплее кораблей. — Тип «Сегунов 947», построен на верфях Дактейф. Вооружен парой лазерных пушек Ленгарф-40.

— Мы отсюда можем им управлять? — спросила Лафиль.

— Скорее всего нет. Он отсоединил корабельный Datykirl от Eifu.

— Ага, — Лафиль принялась изучать изображение корабля, пересланное прежним бароном на ее дисплей. — Lyuf Raika, возможно, мне все-таки придется убить вашего сына.

На лице прежнего барона мелькнуло непонятное выражение. Секунду спустя он тихо пробормотал:

— Ну что ж, думаю, тут ничего не поделаешь.

— Но подождите, — встрял Джинто, не в силах сдержаться. — А наше Pelia вооружено? По-моему, ты говорила, что нет.

— Да, оно не вооружено.

— Н-но тогда… — Джинто потерял дар речи. Насущный вопрос состоял вовсе не в том, должны ли они убить барона. Если корабль барона был вооружен, им следовало бы беспокоиться о том, чтобы их самих не убили. — Почему ты так уверена?

— Уверена? — вопрос Джинто озадачил Лафиль, она не понимала, что Джинто имел в виду.

— Это типичное мышление Аб, Faneb, — со смешком сказал Lyuf Raika. — Feia Lartneir вовсе не считает, что мы обязательно победим. Она просто не видит смысла думать, что произойдет, если мы погибнем. Поэтому она думает, что произойдет, если мы останемся живы, и говорит мне об этом просто на всякий случай.

— А ты что думал, что я имела в виду, Джинто?

— Эээ…

Вместо Джинто его мысли объяснил Лафили прежний барон.

Lonyu Jarluk Dreu показалось, что Feia не рассматриваете возможность гибели нашего корабля.

— Ты меня дурой считаешь? — Лафиль сердито посмотрела на Джинто. — Наши шансы на победу меньше десяти процентов. Думаешь, я этого не знаю?

То, что у них вообще были шансы на победу, для Джинто явилось новостью. Но все-таки они были слишком малы.

— И тем не менее, ты собираешься сражаться?

— А какой у нас выбор?

— И это тоже типично, — разъяснил прежний барон. — Аб предпочитают рискнуть с десятипроцентным шансом на успех, вместо того чтобы сдаться. Это для них очевидно и неоспоримо.

— А вам это не нравится?

— Вовсе нет, Feia. Забудьте про гены; я тоже Аб. Я знаю, когда драться нужно.

— Джинто?

— Ну, я ж просто груз, верно? — сдался Джинто. — У меня своего мнения нет. Но я был бы рад, если бы ты время от времени вспоминала, что я тоже тут.

***

Космических кораблей в Lyumskor Febdak было всего четыре. Во-первых, транспорт (Kasorvia), предназначенный для доставки водорода с газовых планет; он был медленным и едва ли вообще заслуживал чести называться кораблем. Затем, два беспилотника, перевозивших обслуживающий персонал Joth и Sov Vekekar. И, наконец, личный корабль барона, названный им «Леди Фебдаш» («Loj Febdak»).

В отличие от трех других кораблей, на «Леди Фебдаш» был установлен кокпит Аб, так что наземники ей управлять не могли. Кроме того, лишь она была вооружена, да и по маневренности намного превосходила остальные корабли. Барон летал на «Леди Фебдаш» не реже одного раза в день, дабы не забывать, что он Аб.

С помощью Frokaj барон обнаружил Pelia; оно направлялось к фабрике номер одиннадцать. Joth, в отличие от Sov Vekekar, нельзя было взорвать дистанционно. Даже если бы он попытался отключить магнитное поле баков для хранения Baish, установленный на фабрике Datykirl решил бы, что это ошибка, и отменил бы приказ.

Но я смогу не позволить им заправиться, если только мой отец им не помогает.

Lyuf включил Luode.

— Диспетчерская, вы меня слышите?

— Да, говорит Мюнииш, Shirsh Belysegar.

— Вы сейчас можете дистанционно управлять Joth Lokeutona?

— Н-ну… — Мюнииш замешкалась с ответом, — мы почему-то, эээ, потеряли контроль над некоторыми функциями диспетчерской, фабрика не подчиняется нашим приказам. Я не знаю, каким образом Feia Lartneir удалось это сделать.

Барон, не произнеся ни слова, отключил интерком.

Как я и думал, там с ними отец, и он против меня… Барон горько улыбнулся. Вряд ли стоит его за это винить. Lyuf добавил ускорения.

Барон тоже был Аб. Он прекрасно понимал, что теперь Lartnei договариваться с ним не будет. Сдаваться ей барон тоже не собирался. Суденышку Feia предстояло в ближайшее время стать еще одним облачком пыли при звезде Фебдаш.

Там в Pelia девчонка-Bene, дряхлый Fazia Har и неподготовленный прыщ-наземник. Для сравнения, сам барон раньше был декакоммандером. Реального боевого опыта у Lyuf, правда, не было, но учебных боев он провел немало.

И по маневренности мой корабль сильнее, чем их. Проиграть я просто не могу.

Два суденышка стремительно сближались. Наконец они подошли на предельную дальность стрельбы — на расстояние, с которого Klanraj мог уничтожить корабль, невзирая на космическую пыль и реактивную струю. Барон крепче сжал гашетку.

— Прощай, отец, — прошептал барон, не замечая влаги на своих щеках.

***

Лафиль ощутила угрозу.

Это не учебный бой.

Аб тоже боятся смерти, хоть практически никогда этого и не показывают. Кроме того, на Лафили лежала ответственность еще за две жизни.

Корабль барона стремительно приближался. Скоро мы окажемся в пределах досягаемости его оружия.

Лафиль сделала сложное движение пальцами облаченной в Gooheik руки. Восемь маневровых двигателей взревели и принялись постоянно менять курс Pelia.

Вот!

Внешние сенсоры засекли отблеск Klanraj, рассеявшегося на космической пыли, и через Frokaj известили о нем Лафиль. Два луча прошли в опасной близости от Pelia. Лафиль немедленно сменила курс. Следующие Klanraj тоже прошли мимо.

Смертоносные лучи невозможно засечь заранее, поскольку они летят со скоростью света. Поэтому сражение кораблей превратилось в сражение интуиций. На чьей стороне окажется птица удачи? Это и только это должно было определить победителя. Пока везло Лафили, но кто знает, сколько это еще продлится?

Пока слишком далеко…

Лафиль закрыла глаза, полностью сосредоточившись на Frokaj.

Чуть ближе, еще чуть-чуть ближе…

Лафиль подстерегала свой шанс, непрерывно уклоняясь от потока Klanraj. Шанс будет только один, если она его упустит — второго не представится. Лафиль ощутила, как бешено колотится сердце. Они просто не могут, не должны попасть под лазер, пока она не использует свою возможность.

— Поехали! — Лафиль остановила Opsei и одновременно серией сложных движений Gooheik включила на полную мощность тормозные двигатели.

Максимальное торможение!

Pelia под острым углом устремилось на корабль барона кормой вперед. За какое-то мгновение до того, как они оказались на линии огня, Лафиль вновь включила Opsei.

***

С помощью Frokaj барон обнаружил большое газовое облако, стремительно приближающееся к его кораблю.

Что они хотят сделать?

Барон был уверен в себе. Простая реактивная струя не может повредить мой корабль. Она, конечно, плотная, но наверняка негорячая.

Это было бессмысленно. Конечно, газовое облако защитит их от Klanraj, но очень ненадолго. Реактивная струя быстро рассеется; а когда корабль барона пролетит сквозь нее, она станет и вовсе бесполезна.

Движением руки в Gooheik барон включил максимальное ускорение и направил корабль прямо в облако, словно мальчишка, просовывающий руку сквозь водопад. На огибание облака у него не было времени; так удержаться за Pelia было проще всего.

Однако, едва «Леди Фебдаш» вошла в облако, ее корпус раскалился добела, и радиоактивность ливнем обрушилась на кокпит.

Импульс острой боли — и в глазах барона потемнело; одновременно отказало и Frokaj. Слышать он еще мог, и до него доносились сигналы тревоги от различных систем корабля. Только теперь Lyuf понял свою ошибку.

У Аб была идиома для обозначения предельной расточительности: «лететь, швыряя Baish«. Именно это Lartnei только что и сделала — использовала антивещество в качестве обычного реактивного топлива. Да, это было крайне неэффективно, но в данном случае сработало как антипротонная пушка.

— Кхаа! — барон зашелся кровавым кашлем. В последние мгновения жизни его сердце заполнила ненависть к Лафили.

***

Лафиль направила Pelia к одиннадцатой Joth, как только увидела, что «Леди Фебдаш», ускоряясь, движется прочь из системы. Поскольку бОльшая часть реактивного топлива Pelia была израсходована в сражении с бароном, теперь они могли двигаться лишь с незначительным ускорением.

— Все кончилось? — Джинто просунул голову между сиденьями.

— Да, все кончилось, — Лафиль подняла глаза на лицо Джинто. Под глазом у него расплывался синяк — вероятно, он обо что-то ударился, когда она маневрировала, уклоняясь от лазерных лучей.

— Ты убила Lyuf?

— Да, убила, — Лафиль была опустошена. Ее голос доносился словно откуда-то со стороны. — Его корабль по-прежнему работает, он идет с максимальным ускорением. Но там внутри нет ничего живого. — Лафиль повернулась к сидящему рядом с ней старику. — Я сожалею о вашей утрате.

— Ничего, Feia. Война есть война, — прежний барон ответил, словно ничего и не произошло.

— Сожалеешь? И все? — сердито переспросил Джинто.

— Что тебя разозлило, Джинто? — в голосе Лафили звучало раздражение.

— Ну, ты убила человека, а разговариваешь так, как будто…

— Если бы я его не убила, мы бы все уже были мертвы.

— Да знаю я! Честно говоря, я тоже очень рад. Но… может, ты… хотя бы… ну… попереживала, что ли…

— Ты вообще о чем? Почему я должна переживать? Я просто сделала то, что обязана была. Если бы я допускала мысль, что потом буду из-за этого переживать, я бы вообще не справилась.

— Я знаю! И я тебе благодарен, в конце концов, ты спасла мне жизнь. Я просто не могу поверить, что ты так мало думаешь о человеческой жизни…

— Я вовсе не мало об этом думаю! — Лафиль была оскорблена. Ее злило, что Джинто смотрел на нее, как на какого-то монстра. Джинто словно стал кем-то другим, не тем прежним Джинто. Сама мысль, что он зовет ее по имени, наполняла Лафиль яростью.

— Но тебя, похоже, это совсем не тревожит!

— А почему это должно меня тревожить?

— Это… но… если ты кого-то убиваешь, тебя это должно тревожить.

— Это может принести какую-нибудь пользу?

— Нет, но…

— Никакого смысла, — вынесла вердикт Лафиль.

— Да я знаю, знаю, — согласился Джинто, — но, мне кажется, человек просто не должен оставаться спокойным после такого. Ты сейчас кажешься… такой холодной.

— Я никогда не притворялась теплой, — в голосе Лафили звучала враждебность. Претензии Джинто были просто несправедливы. Почему это я должна чувствовать вину, когда делаю свою работу?

— Но…

— Прекрати, Faneb, — вмешался Lyuf Raika. — Тебе совершенно не нужно расстраиваться по поводу случившегося.

А! наконец-то поняла Лафиль. Дело не во мне; Джинто просто расстроен тем, что случилось. Но… почему он расстроился?

— Но я…

— Ты просто не хотел видеть, как Feia Lartneir кого-то убивает, верно? — со смешком спросил прежний барон.

— Видеть? Джинто и не мог ничего видеть.

— Это просто фигура речи, Feia. Он был здесь, когда Feia отняли жизнь у моего сына, это все равно что видел.

— Но почему Джинто не хотел видеть?

— Спросите его сами.

Лафиль повернулась к Джинто.

— Это правда, то, что сказал Lyuf Raika?

— М-мда. Думаю, да, — промямлил Джинто, не глядя на нее; лицо его залилось краской.

— Почему?

— Эээ… ну просто я…

— На случай если ты не заметил, мы были в бою.

— Ага, я знаю.

— Тебя чем-то не устраивает, что я побеждаю в бою?

— Да нет же, все было бы намного хуже, если бы мы проиграли.

— Но почему тогда?

— Эммм… на это правда трудно ответить. Но… — Джинто повесил голову. В маленьком, тесном пространстве кокпита удерживать эту позу было трудновато. — Извини меня. Я наговорил всякого, чего не должен был. Ты Bosnal, и тебе совершенно не нужно стыдиться сражений. И спасибо тебе. Ты спасла мне жизнь.

Лафиль смотрела на Джинто. Он так и не ответил на ее вопрос. Однако Лафиль решила эту тему свернуть. В конце концов, теперь перед ней стоял тот самый Джинто, которого она знала.

— Я прощаю тебя, — сказала наконец Лафиль. — Ты должен быть благодарен.

— Да, спасибо, — улыбнулся Джинто.

— Вот и хорошо, — подытожил прежний барон и включил Luode. — А теперь, когда этот вопрос мы решили, я вернусь к управлению своей Skor. — Печали в голосе Lyuf Raika не было. Он словно бы и не горевал по поводу только что погибшего сына. Но для Лафили не осталось незамеченным то, что пробормотал старик, беря в руки микрофон.

— Глупый, глупый сын… — в его голосе звучала неподдельная горечь.

***

Легко, подумала Силней.

Она ожидала худшего — что Baud сорвало и унесло. Однако положение было куда проще. Тяжелую металлическую дверь притянуло искусственной гравитацией поместья, и она лежала совсем рядом с круглым отверстием. По краям проема люка виднелись следы воздействия огня — результат экстренного открытия Baud.

Силней наклонилась к двери. Убедившись, что на ней нет трещин и сколов, она встала и оглянулась назад, на четырех своих помощниц. Вынужденные облачиться в неуклюжие Gone, они явно пребывали в плохом настроении. Прежде надевать скафандры им приходилось лишь дважды в год, во время пожарных учений. Но даже и тогда в космос они не выходили. Силней же работала в вакууме ежедневно.

Три любовницы барона приволокли тяжелую металлическую пластину; ей бы пришлось закрывать отверстие, если бы Baud унесло прочь. Разумеется, «родная» крышка люка подходила для этой цели куда больше. Четвертая помощница, Алуса из Banzorl Garyuk, стояла позади них с большим тюбиком Dib в руках.

— Железяку можете выкинуть, — сказала Силней по радио.

— Выкинуть? Куда? — переспросила одна из помощниц, камеристка барона Ньюса.

— Куда хотите. Просто откиньте в сторону, — ответила Силней. Почему вы таких очевидных вещей не понимаете? Какие ж вы дуры.

Вассалы молча положили свою пластину.

— Теперь поднимите эту штуку, — Силней указала на Baud. Троица неуклюже подошла к крышке люка. Одна из Gosuk обернулась.

— А ты почему не помогаешь? — раздался голос Семуне в скафандре Силней.

— Молчи и делай свою работу, — Силней проигнорировала вопрос. — Пока мы тут разговариваем, воздух выходит.

— Благодаря твоей любимой принцессе, — пробурчала Лулуне.

— Я тебе не позволю плохо говорить о Feia Lartneir! — крикнула на нее Силней.

— Ну а что ты собираешься делать? — ввязалась в перепалку Семуне. — Вот подожди, Силней, вернется барон!

— Вот и подожду! — Силней не собиралась отступать.

— Давайте уже работать, — вмешалась Ньюса.

— Слишком уж ты покладистая, — раздраженно произнесла Семуне.

Тем не менее, троица принялась за работу. Они подняли Baud и, следуя указаниям Силней, поместили ее в проем люка. Изнутри через проем шел слабый поток воздуха, но это не составило серьезной проблемы.

— Алуса! — скомандовала Силней. — Передай мне Dib.

— Ага, держи, — Алуса протянула ей тюбик.

Взяв тюбик, Силней навела его кончик на люк и сняла колпачок. Белая струя герметика начала запечатывать узкую щель между Baud и краем люка.

В обычной ситуации Силней бы этот люк наглухо заварила. Когда в отсеке восстановится нормальное давление воздуха, герметик не выдержит. Но требовать от неопытных людей заниматься сваркой она не могла, а выполнить всю работу в одиночку было для нее слишком трудно. Да и вообще сварные работы в вакууме Силней удавались плохо.

Им придется поддерживать как можно более низкое давление воздуха в зоне уединения, пока они не смогут вернуться и заделать люк по-настоящему.

— Ну, теперь-то мы можем идти? — саркастичным тоном поинтересовалась Семуне.

— Еще нет, — Силней не желала уступать. Помощь ей больше не требовалась, но мысль о том, что они будут отдыхать, пока она трудится, раздражала.

— Это же идиотизм! — взорвалась Семуне. — Мы здесь уже ничего сделать не сможем. Пошли обратно, остальное пусть она делает.

— Делайте как хотите, — отрезала Силней.

— И сделаю, — заявила Семуне. — От этого вакуума я задыхаюсь.

— От вакуума все задыхаются, дура.

Едва любовницы барона развернулись, чтобы уходить, во всех скафандрах раздался голос, которого Силней никогда раньше не слышала. Объявление транслировалось по всему поместью.

— Говорит Lyuf Raika Febdak. Внимание, Gosuk. Мой сын Атосурьюа Сиун Атос, Lyuf Febdak Кловал скончался. Он погиб в бою.

— Нееет! — взвизг Семуне перекрыл звук объявления. Но, поскольку прежний барон этого услышать никак не мог, трансляция продолжилась.

— Мне очень, очень жаль. Он был плохим сыном, но все-таки он был моим сыном, и, разумеется, он был вашим господином. Я уверен, что случившееся вам всем небезразлично. Если вы пожелаете покинуть Skor, я не буду вам препятствовать. В благодарность за вашу преданность покойному барону я помогу вам всем, чем только смогу. Я окажу вам любое посильное содействие, если вы пожелаете перейти в другую аристократическую семью или поступить на работу в организацию Frybar. Если вы пожелаете вернуться в Nahen, я дам вам необходимую сумму денег. Я, как смогу, поддержу вас во всем, чем вы захотите заняться. Разумеется, я буду очень рад, если вы решите остаться здесь и помочь мне в восстановлении Skor. Но все это предстоит нам в будущем. Сейчас, как вы знаете, на Frybar напал враг. Надеюсь, война скоро завершится. Я верю в Labule, и вы тоже должны в них верить. Поэтому я бы хотел, чтобы вы приняли мою власть, пока все не уляжется. После этого я выберу Golkia и приму решение о будущем Skor.

Силней приостановилась лишь на секунду, затем продолжила работу, одновременно слушая объявление. Как только трансляция завершилась, она отключила радио. Кое-чье хныканье и плач ее раздражали.

Наконец, полностью запечатав шов, Силней поднялась на ноги.

Значит, Lyuf умер? А мне какое дело? Я стану Gosuk при Lartei Kryb.

***

В кокпите Pelia в это время творилась сумятица по другому поводу.

— Что значит «мы не успеем»? — Джинто непроизвольно повысил голос.

Pelia шло с ускорением примерно в одну Daemon. Джинто, как обычно, сидел, привалившись к стенке Yadobel.

— Это значит ровно то, что я сказала, — объяснила Лафиль. — Мы во время боя использовали почти все топливо. Так что мы не можем очень сильно ускоряться. Поэтому, разумеется, нам потребуется больше времени. Даже если мы пойдем по оптимальной траектории, до Loebehynu Sufagnaum мы доберемся на шесть часов позже, чем вражеский флот.

— Как ты можешь оставаться спокойной в такой ситуации? — Джинто по-прежнему не мог толком разобраться в характере Лафили. — Когда я что-то говорю, ты всегда злишься.

Лафиль тут же сердито нахмурила брови.

— Вот видишь, уже злишься!

— То, что я сохраняю хладнокровие, тебя правда так раздражает?

— Да нет.

— А что тогда?

— Эээ… — Джинто и сам толком не знал, почему это его раздражает. Впрочем, подумав немного, он понял. Спокойствие Лафили перед лицом опасности заставляло его чувствовать себя никчемным. Если бы Джинто пришлось вверить свою жизнь кому-то более взрослому, вроде Lyuf Raika Febdak, он бы по этому поводу не комплексовал. Но когда его защищает девушка, да еще младше него по возрасту… хоть Джинто и не был Аб, все же у него имелась беспокойная штука, именуемая гордостью.

— Молодые люди, — вмешался прежний барон и тем самым спас Джинто. — Есть более важный вопрос: что вы вообще собираетесь делать, Feia? Вы все равно отправитесь в Loebehynu Sufagnaum?

— Это мой долг, — ответила Лафиль.

— Вы можете попасть прямо в гущу сражения, — с нажимом произнес прежний барон. — Впрочем, вы, наверно, об этом уже подумали. Если хотите, можете оставаться здесь, пока все не успокоится. Хотя из-за нашего теперешнего положения я, скорее всего, не смогу обеспечить вам такой прием, какого вы заслуживаете. Но, конечно, если вы решите остаться, я буду обращаться с вами не так, как мой сын.

— Благодарю вас за предложение, но… — Лафиль внезапно перевела взгляд на Джинто. — А ты что думаешь?

— Эээ… — Джинто никак не мог сделать выбор.

Нестись сломя голову вперед, заранее зная, что враг успеет туда раньше, было глупо. Они могли влезть в самое пекло сражения, как и предупреждал Lyuf Raika. Если сражение выиграет Frybar, то и спешить ни к чему. Если выиграет враг… это кончится плохо.

С другой стороны, ему хотелось покинуть Lyumskor, и как можно скорее. Всякая логика в этом желании отсутствовала; ему здесь просто было неуютно.

— Я твой груз, верно? — Джинто отказался от права голоса. — У меня нет своего мнения.

— Это я уже слышала.

— Прости, но я не знаю, что делать, — признался Джинто. — Ну, наверно, умнее было бы остаться.

— Ох, — Лафиль, по-видимому, тоже не могла решиться на что-то конкретное. — Lyuf Raika, вы действительно считаете, что нам следует остаться у вас?

— Честно говоря, понятия не имею, Feia.

— Но Lonyu! — вскричал Джинто. — По-моему, это безответственно!

— Безответственно? — повторил прежний барон. — Возможно, тебе мои слова покажутся черствыми, Faneb, но я не отвечаю ни за тебя, ни за Feia. Кроме того, в этом мире есть вещи, которые просто невозможно предугадать. Враг может явиться сюда, даже если его отбросят от Loebehynu Sufagnaum. Если такое случится, я не смогу вас защитить. Возможно, правильнее для вас все-таки отправиться в Сафугнофф.

— Тогда почему вы раньше советовали нам остаться?

— Я ничего не советовал, Faneb. Я просто предложил. Я приму вас, если вы решите остаться, и не буду вам мешать, если вы решите уйти. Остальное за тобой и за Feia.

— Я полечу, — решительно заявила Лафиль. — Меня учили, что если я не уверена, оставаться на месте или идти вперед — надо всегда идти вперед.

— О… — неплохой совет, подумал Джинто.

— Что ты собираешься делать? — неожиданно спросила Лафиль.

— Что я собираюсь делать?..

— Если хочешь, я оставлю тебя здесь.

— Ты что, шутишь? — Джинто даже помыслить не мог о том, чтобы покинуть Лафиль. Почему-то эта идея его рассердила. — Я твой груз, так что давай вези меня в Сафугнофф!

— Видишь, ты тоже все время злишься, — улыбнулась Лафиль.

Вот это действительно счастливая улыбка — по крайней мере, так подумалось Джинто.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ