Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 8. Преображение Лафили (Golorkos Lafiel)

Длинная класбульская ночь подходила-таки к концу.

Да, кстати, думал Джинто, приближаясь к пещере, когда же последний раз мне было к кому возвращаться домой, сколько лет назад? Надеюсь, она меня все еще ждет. Меня не было часа три, не больше, а вражеские солдаты, похоже, слишком заняты, гоняясь за всеми синеволосыми подряд, так что с ней вряд ли что-то случилось… Джинто внушал себе эти мысли, пытаясь отбросить чувство неуверенности.

— Лафиль! Это я! — заранее крикнул он, не желая снова быть встреченным пистолетным дулом. У входа в пещеру все оставалось по-прежнему. На самопальной охранной системе не было следов крови — значит, ни одно живое существо ростом выше колена не пыталось проникнуть внутрь. Джинто смотал углекристалльную нить обратно в рукоятку.

— Лафиль!

Ответа не было.

Джинто встревожился, не случилось ли чего с Лафилью. Он извлек Kreuno из кармана и с его помощью осветил пещеру. Лафиль была на месте. Она мирно посапывала; во сне она выглядела совсем ребенком. Джинто облегченно вздохнул.

— Проснись, Лафиль! — он потряс ее за плечо.

Принцесса, проснувшись, мгновенно отпихнула Джинто в сторону и потянулась за лазерным пистолетом.

— Это же я! — вскрикнул Джинто, потирая ушибленные ягодицы.

— А, это ты, — успокоилась Лафиль. — Ты меня напугал.

— А кто в этом виноват? — сказал Джинто. — Я тебя звал, звал, но ты не просыпалась. Мне интересно, в этой сигнализации вообще был смысл или нет.

— Тихо, Джинто, — закрыла тему Лафиль. Затем на ее лице отразилось удивление. — Зачем ты надел эту одежду? Она же совершенно безвкусна.

— А, эту? — Джинто взглянул на свое новое Sorf. Сколько же здесь всего цветов? Помимо трех основных, были еще индиго, желто-зеленый, розовый, коричневый, бронзовый… не менее двадцати различных цветов. Но продавец в магазине одежды уверял, что это вполне нормальное сочетание. — Ну, тебе придется привыкать к такому цветовому стилю.

— Нет, — Лафиль решительно отказалась отступаться от своих пристрастий.

— Хорошо, не обязательно привыкать, достаточно всего лишь его терпеть, — согласился на компромисс Джинто.

— Похоже, мне придется научиться много чего терпеть, — нехотя сказала Лафиль.

Усевшись, Джинто раскрыл принесенные из города пакеты и вытащил маленькую бутылочку.

— Что это? — покосившись на бутылочку, спросила Лафиль.

— Краска для волос.

— Краска для волос?

— Угу. С твоими синими волосами надо что-то делать, — Джинто принялся читать инструкцию на бутылочке. — Ух ты, круто! Надо всего лишь нанести ее на волосы!

— Погоди-ка, ты что, собираешься красить МОИ волосы? — Лафиль смотрела на Джинто во все глаза.

— Разумеется. Мои красить нет никакого смысла. Я черную купил. Мне показалось, что черный цвет тебе понравится больше, чем другие.

— Нет! — Лафиль попятилась, вцепившись в собственные волосы.

— Но… — Джинто был удивлен столь неожиданной реакцией. — Тебе не нравится черный цвет? Лучше было взять красную или желтую краску?

— Дело не в том, что мне не нравится черный цвет, просто мне нравится, когда мои волосы такого цвета, как сейчас. Видишь, какой тонкий оттенок? Не слишком темный и не слишком светлый… — заспорила Лафиль.

— Да, да. Я тебя понимаю. Очень красивые волосы, — попытался успокоить ее Джинто. — Но в городе арестовывают всех, кто красит волосы в синий цвет.

— Но я не красила волосы в синий!

— Ммм… не знаю почему, но мне кажется, что если они узнают, что твои волосы не крашеные, у нас будет еще больше проблем.

— Kuu rin map ath tang kip!

— Как грубо. Хоть я и не знаю, что это значит.

— Мне правда придется их красить? — тоскливо произнесла Лафиль.

— Все-таки трудно мне понимать вас, Аб, — с досадой проговорил Джинто. — Вы легко возитесь с собственными генами, но при этом стесняетесь наложить немного макияжа?

— Сколько я еще должна тебе повторять, ты тоже…

— Угу, я тоже Аб. Но с каждым разом, когда происходит такая ерунда, мне все труднее об этом помнить, — Джинто принялся трясти бутылочку. — Feia Lartneir, хоть это и недостойно низшего существа вроде меня, но не соблаговолите ли вы одолжить мне ваши волосы на минуточку? Или ты все сделаешь сама, Лафиль?

— Дай сюда. Я не позволю тебе касаться моих волос, — Лафиль выхватила бутылочку из рук Джинто.

Джинто перепугался, когда Лафиль попыталась снять колпачок, не прочтя сперва инструкцию.

— Сначала тебе нужно снять с головы Alpha.

— И Alpha тоже обязательно снимать?

— Конечно. Я пытаюсь сделать так, чтобы ты выглядела, как наземник. А что за наземник с Alpha на голове? — вдруг Джинто пришла в голову мысль: — Кстати, вы, Аб, почти не снимаете ваши тиары; может, показывать Frosh считается неприличным?

— Явно у тебя странные какие-то идеи, — удивленно отреагировала Лафиль.

— Значит, это не так?

— Нет. Мы ее не снимаем просто потому, что без нее неудобно.

— А, ну замечательно. Теперь меня не будет мучить совесть, что я заставляю тебя ее снять.

Джинто чувствовал себя немного неловко. Орган пространственного восприятия представлял собой скопление более чем ста миллионов глаз. Ближайшее к нему изобретение природы — фасеточные глаза насекомых. Честно говоря, Джинто не хотелось видеть на лбу Лафили стрекозиный глаз. Однако, когда Лафиль сняла Alpha, он испытал облегчение.

Frosh был ромбовидной формы. При взгляде под разными углами он то казался жемчужно-белым, то в нем проглядывал рубиновый оттенок. Каждый отдельный глаз был неразличимо мал, поэтому весь орган больше походил на некое странное украшение, нежели на глаз насекомого. Он был не отвратительным, а, наоборот, прелестным.

— А Frosh довольно заметный, — произнес Джинто.

— Надеюсь, ты не хочешь, чтобы я и его сняла, нет? — полным ужаса голосом спросила Лафиль. — Я не могу его снять. Если ты собираешься сказать, чтобы я его выдавила…

— Нет, такую жестокую штуку я не буду заставлять тебя делать.

Лафиль вздохнула с облегчением.

— Я, по-твоему, кто, садист? — Джинто извлек из пакета широкополую шляпу. — Я еще вот что прихватил. Надень-ка.

Лафиль надела шляпу на голову и пригнула поля до уровня бровей. Frosh оказался полностью скрыт, да и чересчур совершенные черты лица тоже бросались в глаза не так сильно, как раньше. Зато из волос торчали наружу знаменитые уши Абриела.

— И уши тоже убери.

— Хорошо, — Лафиль спрятала кончики ушей под шляпу и прикрыла их волосами. — Так нормально?

— Отлично, — широко улыбнулся Джинто.

— Может, так мне не придется красить волосы, — Лафиль безуспешно старалась целиком убрать свои длинные волосы под шляпу.

— Неа, — Джинто хладнокровно выложил жестокую правду. — Они все равно торчат. А интересно было бы твои волосы подстричь, чтобы они целиком уместились. Ты предпочла бы этот вариант?

При одной мысли о том, чтобы постричься, Лафиль содрогнулась. Закусив губу, она печально сказала:

— Ладно. Выбора у нас нет, придется красить волосы.

— Ничего такого в этом нет. Большинство местных жителей красятся. Мне трудно поверить, что передо мной та самая принцесса, которая говорила: «Если со мной что-нибудь случится, бери судовой журнал и беги». Куда делось то чувство самопожертвования?

— Тихо, Джинто. Я люблю свои волосы.

— Но тебе ж не придется навсегда их красить. Только пока мы не выберемся с этой планеты.

— Я бы ни за что их не покрасила навсегда, — Лафиль сняла шляпу, и ее длинные волосы рассыпались. Принцесса с любовью погладила светло-синюю прядь.

Джинто ощутил укол совести.

— Ты еще увидишь их синими.

— Да… — кивнула Лафиль, после чего капнула красителем на волосы и растерла каплю. Черный цвет принялся поглощать светло-синий. По какой-то непонятной причине краска с легкостью расползлась по волосам, не затронув ни кожу, ни одежду, которой она касалась. Не прошло и минуты, как синеволосая Аб превратилась в девушку с красивыми черными волосами. Правда, Лафиль по-прежнему оставалась слишком прекрасной, чтобы ее можно было описать как «обычную девушку».

— Ага. Ты отлично выглядишь.

— Не подхалимничай, — ответила Лафиль, впрочем, свои черные пряди она потерла с довольным видом.

— Так, теперь тебе нужно переодеться, — Джинто ухватил большой пакет. — Твоя одежда здесь. Я выйду наружу, а ты переодевайся.

— Ладно, — Лафиль вытащила платье из пакета и сморщила лоб. — Странная Daush, но лучше, чем я ожидала.

Платье было красным в синюю клетку, очень спокойной по класбульским меркам расцветки.

Джинто поднялся на ноги.

— Позови меня, когда закончишь.

— Погоди, Джинто, — остановила его Лафиль. Она только что вывалила на землю все содержимое пакета. Кроме платья, там была лишь пара ботинок. — А где Sorf? Или я могу надеть эту Daush поверх моей Serlin?

Джинто закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Пришло время открыть Лафили еще одну жестокую истину.

— Это не Daush, — медленно проговорил Джинто. — Это носят вместо Sorf.

— Я должна надеть это прямо поверх нижнего белья?!

— Угу. Так здесь все носят. На моей планете женщины тоже ходили в чем-то вроде этого. На нашем языке это называется «платье». Я, правда, не знаю, как оно называется на Баронх.

— Мне все равно, как оно называется, — Лафиль полными ужаса глазами смотрела на платье. — Мне правда… надо это надеть?

— Надо, — терпеливо ответил Джинто. — Если ты хочешь, чтобы тебя принимали за обитательницу Класбула.

— Джинто, ты жестокий человек.

— Надеюсь, ты понимаешь, что я все это делаю не ради собственного удовольствия, — Джинто покачал головой.

— Серьезно? — Лафиль с подозрением смотрела на него. — Тогда почему у тебя все время подрагивают губы?

***

После того как Лафиль переоделась, Джинто заявил, что ему требуется немного передохнуть. Пока он спал, Лафиль стояла на часах у входа в пещеру — в своем новом платье, конечно же, и с пистолетом в руке. Часа через два Джинто проснулся и зевнул. Он чувствовал прилив сил.

— Ну что, пошли? — спросил он.

— Да, — кивнула Лафиль.

Перед уходом им еще кое-что нужно было сделать. Они должны были избавиться по возможности от всего, что выдавало их принадлежность к Labule. Джинто вырыл яму недалеко от пещеры; он хотел вырыть ее в самой пещере, но прокапываться сквозь скалу с помощью имевшихся в наличии инструментов оказалось практически невозможно. Он засунул в яму оба рюкзака, Serlin Лафили и свое старое Sorf. Затем…

— Это тоже нужно закопать, — Джинто протянул руку.

— Нет! — Лафиль, как величайшую драгоценность, прижала к груди свою Alpha.

— Но почему? Разве ты не сможешь потом получить новую стандартную Alpha?

— Это первая Alpha, которую я получила в Labule! У меня с ней связано много воспоминаний!

— Мы потом сможем ее откопать, не испортится твоя Alpha.

— Это верно, но она может нам пригодиться.

— Для чего?

— Не знаю, — Лафиль упрямо не желала расставаться с тиарой.

— Но мы должны спрятать как можно больше вещей, которые нас выдают…

— А разве пистолеты и Kreuno мы не берем с собой? Какой тогда вред, если возьмем и мою Alpha?

— Вообще-то да… — сдался Джинто. Последней в яму отправилась лопата; засыпал ее Джинто голыми руками.

Свой Kreuno Джинто убрал в карман Sorf, а Klanyu положил в сумку, купленную в Луна Веге. Лафиль браво опоясалась Kutaroev и сунула пистолет за него. Kreuno она нацепила на лодыжку и спрятала в ботинок. Ожерелье с судовым журналом было укрыто под платьем. После этого они отправились в путь.

***

Дорога уже не светилась. Шла она по насыпи высотой около сотни Daj, шла в основном прямо, лишь время от времени изгибаясь. По местному времени уже вечерело, но солнце Сафугнофф только всходило, заливая дорогу палящим светом.

Джинто с завистью поглядывал на Лафиль и на ее шляпу. Надо было мне и себе купить что-нибудь на голову. Но деньги следовало беречь. Джинто уже израсходовал почти двести дьюс из вырученных полутора тысяч. Интересно, хватит ли нам денег, пока нас не спасут… и что мы будем делать, если не хватит? Найдется ли великодушный бизнесмен, который примет на работу двух случайных подростков? Если нет… ну, думаю, с помощью наших Klanyu мы всегда сможем раздобыть немного деньжат. Джинто ухмыльнулся. Принцесса и сын графа, промышляющие уличным грабежом… мы бы стали самой аристократической парой разбойников за всю историю человечества. Наверняка это будет круто.

— Ты чего ухмыляешься? — спросила Лафиль.

— Ничего особенного, — Джинто стер ухмылку с лица.

— Ты слишком спокоен.

— Ты тоже, — возразил Джинто. — Ты спала сном младенца.

— Тихо, Джинто. Я просто устала тогда.

— Думаю, ты действительно устала, — согласился Джинто, после чего сменил тему. — Как думаешь, мы похожи на брата и сестру?

— Думаю, нет — мы же не брат и сестра.

— Плохо.

— Почему?

— Я думал, что мы попробуем сойти за брата с сестрой.

— Но зачем нам придумывать такую ложь?

— Ну не можем же мы сказать правду, — произнеся эти слова, Джинто задумался. А какие у нас на самом деле взаимоотношения? Принцесса и ее верный рыцарь? Она-то принцесса, но вот я на рыцаря вряд ли тяну. Пара жалких беженцев? Это, пожалуй, ближе к истине. Думаю, роль багажа Bene Lodair я уже перерос.

— Странные вещи говоришь. Наши с тобой взаимоотношения — наше личное дело, других не касается.

— В принципе верно, но некоторые могут полюбопытствовать. На Делктау, если пара несовершеннолетних разного пола захочет остановиться в гостинице вместе, тут же налетит полиция.

— Я уже не ребенок. Правда, не могу того же сказать о тебе.

— Я тоже не считаю себя ребенком, но, скорее всего, со стороны мы выглядим как дети, — Джинто припомнил Тила Клинта. — Всякий раз, когда я говорил отцу, который меня вырастил, что я уже не ребенок, он отвечал: «Дети всегда так говорят».

Тогда Тил был совершенно прав; Джинто ничего не знал о мире, он был молод и наивен…

— Но мы не на Делктау.

— Это верно; интересно, как с этим здесь…

Если на Класбуле разрешены браки между несовершеннолетними, никаких проблем бы не было. Джинто с Лафилью вполне могли бы сойти за молодоженов во время медового месяца, хоть и выглядели для этого чересчур бедными.

— А нам обязательно об этом беспокоиться?

— Я не хочу привлекать внимание. Мы должны попробовать слиться с местными.

Лафиль внезапно остановилась.

— Джинто, я тебе мешаю?

— Это ты чего, так внезапно… — Джинто потерял дар речи.

— Тебе не легче было бы спрятаться, если бы меня с тобой не было?

— Ну, видишь ли… — Джинто опустил сумку на землю и задумчиво потер бровь. Как же это ей объяснить? В конце концов Джинто решил быть откровенным.

— Честно говоря, я подозреваю, что одному мне было бы проще. В конце концов, я же наземник…

— Ты Аб. Или дело в том, что ты не хочешь оставаться Аб?

— Трудно сказать. Мне правда кажется, что я больше потерял, чем приобрел, когда стал Аб, но мне это не сказать чтоб не нравилось. Просто я ощущаю себя наземником, не Аб. В конце концов, я же в Nahen родился и вырос.

— Я и не знала, что ты так к этому относишься, — Лафиль закусила губу. — Тебе не нужно обо мне волноваться, и о Frybar тоже. Если ты желаешь отказаться от Sune, мы можем здесь расстаться. Я не хочу быть обузой.

— Ты это серьезно, Лафиль?

— Совершенно серьезно. Я отлично справлюсь и без твоей помощи.

— Ну уж нет, — твердым голосом заявил Джинто. — Я не против того, чтобы отказаться от титула, но я совершенно не намерен расставаться с тобой.

— Почему?

— Почему? Да потому что я никогда не стал бы делать такого просто чтобы выжить, — слова вырывались сами по себе, Джинто был не в силах сдерживать свой гнев. — Ты не хочешь быть обузой? Ты справишься и без моей помощи? Ты сама себе противоречишь, Лафиль! Как может сам по себе справиться человек, который является обузой?

Ты привезла меня сюда. Я нипочем не смог бы вести Menyu, так что мне была нужна твоя помощь. У каждого есть сильные и слабые стороны. Ты не привыкла к жизни в Nahen, а я не привык к жизни в космосе. Ну, вообще-то я тоже не очень много знаю о жизни на планетах, но уж точно знаю больше, чем ты.

Так зачем грызть себя, обуза ты или нет? Мы должны помогать друг другу, используя наши сильные стороны. Я разумные вещи говорю, Лафиль? Или это я стал для тебя обузой? Если так, то у нас нет выбора. Иди своей дорогой, брось этот ненужный багаж. Но я бросать тебя не намерен.

Во время монолога Джинто мимо просвистел Uusia.

— Ты прав, — опустив голову, произнесла Лафиль. — Прости меня, Джинто. Ты очень гордый человек.

— Вот именно, — Джинто никак не мог успокоиться. — Я не знаю, Аб я или все еще наземник, но самоуважение у меня есть. Не одним только Аб свойственна гордость. Так что, пожалуйста, не говори больше таких вещей. Я не собираюсь тебя оставлять, по крайней мере пока мы не будем в безопасности.

Лишь много времени спустя Джинто осознал, что фраза Лафили «ты очень гордый человек» была величайшим комплиментом, какой она только могла сделать.

— Я понимаю. Я больше не буду об этом говорить, — клятвенно заверила Лафиль.

Джинто наконец успокоился.

— Я нуждался в тебе раньше, возможно, буду нуждаться еще. Но хотя бы притворись, что сейчас ты нуждаешься во мне.

— Мне не нужно притворяться.

После этих слов Джинто решил, что быть дворянином Аб в конечном счете не так уж плохо.

— Йо-хо-хо! Вы два горячий Liipi. Здесь ссора парень цеплять девка? Девка Moruso! Девка хороший, отшить парень похож Shurip, пойти нами хорошо. Вместе мы делать Piiku…

Джинто посмотрел в ту сторону, откуда донеслась эта тарабарщина. Автомобиль, пролетевший мимо них чуть раньше, повернул обратно и теперь парил вровень с ними. Это был кабриолет с откинутой крышей; из салона, высунувшись по пояс, наперебой кричали три человека. Все трое были на вид одного возраста, немного старше Джинто.

Джинто пытался перевести их слова с класбульского варианта Баронх на стандартный Баронх. Но троица говорила слишком быстро и вдобавок часто употребляла жаргонные словечки, так что Джинто едва половину разбирал. В целом он ухватил идею: трое на машине смеялись над ним и пытались приударить за Лафилью.

— Что они говорят? — беспомощно спросила Лафиль.

— Тебе этого не нужно знать, — Джинто перекинул сумку через плечо. — Пошли, не обращай на них внимания.

— Ладно, — Лафиль двинулась вперед с таким видом, словно трое в машине вообще не существовали.

— Эй, девка Morun! Парень мешаться Kipau!

— Shiik Ripiripi. Хорошо Piiku!

— Хорошо стоять Morun девка!

Uusia по-прежнему плыл рядом с Джинто и Лафилью, не опережая и не отставая от них.

Следующую реплику понял даже Джинто.

— Кончать не смотреть мы! — самый крепкий на вид из троицы выпрыгнул из машины и преградил им путь.

— Фьюу, Morun! — присвистнул парень и потянулся к Лафили. — Давай пойти вместе развлечься.

— Кончай! — Джинто схватил его за руку.

— Ах ты!.. — парень отпихнул Джинто в сторону. От одного этого толчка Джинто потерял равновесие и скатился с насыпи в поле.

— Черт! — ругнулся Джинто и выхватил из сумки Klanyu. Парень тем временем слетел по насыпи вниз и мчался к Джинто, ноздри его яростно раздувались.

Джинто нажал на курок лазерного пистолета. Он был в ярости — не из-за толчка, а из-за того, что они осмелились прикоснуться к Лафили. Сейчас Джинто совершенно не волновала возможность того, что он кого-то убьет.

Вырвавшийся из пистолета луч ударил набегавшего парня точно в грудь. Только это был обычный световой луч. На мгновение парень притормозил, но, осознав, что в грудь ему просто сильно посветили, снова рванул вперед.

Джинто попытался переключить предохранитель во взведенное положение, но не успел. Набегавший парень был уже совсем рядом и тянулся к пистолету. Вдруг он рухнул на землю. Это Лафиль выстрелила ему в левую ногу из своего Klanyu.

Едва Джинто переключил предохранитель, как увидел, что Лафиль тянут назад. Парню рядом с Джинто, похоже, было очень больно, так что Джинто, не обращая на него внимания, помчался вверх, к дороге. Один из двоих оставшихся обхватил Лафиль обеими руками сзади, а второй пытался вырвать у нее пистолет.

То, как сражалась Лафиль, выглядело впечатляюще. Лицо ее оставалось совершенно бесстрастным, словно она не желала утруждать себя движением лицевых мышц ради этих типов. Она не кричала — просто молча отбивалась ногами от того из нападавших, что был перед ней. Парни явно были озадачены; они, похоже, ожидали, что девушка в такой ситуации будет голосить. Однако дела у Лафили складывались неважно.

— Отпустите ее! — крикнул Джинто и выпалил в небо. К сожалению, лазерные пистолеты стреляют абсолютно беззвучно. Луч, высветившись в утренней дымке, ушел в солнечную высь совершенно незамеченным. Тогда Джинто выстрелил в землю. В том месте, где лазерный луч врезался в дорожное полотно, раздался маленький взрывчик. Наконец-то Джинто удалось привлечь внимание нападавших.

— Руки поднять над головой! — крикнул он на класбульском диалекте Баронх. Лафиль, едва высвободившись, подбежала к Джинто и тоже навела на парней Klanyu.

— Не стреляй в них, Лафиль, — шепнул Джинто.

— Конечно. Я не намерена стрелять, если они не будут сопротивляться.

— Я рад.

— Но вообще-то мне хочется, чтобы они посопротивлялись. Совсем чуть-чуть хочется.

— Откровенно говоря, мне тоже.

Двое перед ними стояли не шелохнувшись, словно знали, о чем думает Лафиль.

— Так, вы двое, — произнес Джинто. — Ваш приятель там корчится. Поднимите его сюда.

Парни злобно посмотрели на Джинто, но спустились в поле, не упрямясь.

— А ты способный. Ты уже выучил их язык? — удивилась Лафиль.

— Ну, я знаю пару приемов. И вообще, это просто диалект Баронх, — ответил Джинто, после чего крикнул, обращаясь к нападавшим: — Если хотите что-нибудь выкинуть — вперед; я смогу поупражняться в стрельбе.

— Shakkunna! — выругался один из парней.

— Спасибо, — издевательским тоном ответил Джинто.

— Что он сказал? — спросила Лафиль.

— Без понятия. Но уверен, это из тех слов, которых дамы произносить не должны. Да, кстати, давай прихватим их машину. Было бы здорово иметь возможность нормально передвигаться.

— Мы ее реквизируем?

— Нет. Мы не относимся к армии, так что мы ее просто угоним.

— Без всяких оснований?

— Угу, правда, после этого мы станем преступниками.

Джинто предположил, что на этой планете было не принято разгуливать с Klanyu в руках, исходя из того, что те трое, явные отморозки и по виду, и по поведению, оказались не вооружены. Так что теперь, когда Джинто и Лафиль начали размахивать своими лазерными пистолетами, им едва ли удалось бы сойти за законопослушных граждан. Джинто опасался, что Лафиль не захочет стать преступницей.

Реакция Лафили, однако, его удивила.

— Как интересно. Это, значит, и есть вооруженное ограбление. Раньше я о таком только слышала.

— Угу, — у Джинто появилось плохое предчувствие.

Трое нападавших взобрались вверх по насыпи. Раненый опирался на плечо одного из двух других. Он не кричал и не стонал, но лицо его было искажено от боли.

Прежде чем Джинто успел хоть слово сказать, Лафиль обратилась к ним с речью на безупречном Баронх, которому она обучалась во дворце. Лафиль объяснила, что они с Джинто обыкновенные разбойники, что они не имеют никакого отношения ни к Аб, ни к Labule, ни к чему-либо еще подобному. В завершение речи Лафиль заявила, что забирает их машину, но это решение является для грабителей совершенно нормальным.

Трое парней остолбенело смотрели на Лафиль. Джинто схватился за голову. Они, конечно, не поняли ничего из сказанного Лафилью, но наверняка сообразили, что она говорила на стандартном Баронх. Лафиль все равно что сообщила им открытым текстом, кто она такая.

— Дайте-ка мне ваши Kreuno или что вы там используете для связи, — Джинто решил забыть о том, что только что натворила Лафиль. Троица не ответила, лишь изумленно переглянулась.

— Вы ведь меня понимаете, правда? — мягко поинтересовался Джинто. — Подумайте о том, в каком мы с вами положении.

— Если ты хочешь, чтобы они не могли ни с кем связаться, может, проще будет убить их? — предложила Лафиль.

Джинто не был уверен, сколько из сказанного Лафилью на стандартном Баронх поняла троица, но слово «убить» (Agaim) они явно разобрали и среагировали моментально. Все трое отцепили — кто от плеча, кто от запястья — маленькие коробочки и кинули их на дорогу.

— Удачный блеф, — шепнул Джинто Лафили.

Лафиль посмотрела на Джинто с удивленно-невинным видом, словно не понимала, о чем это он. Джинто поежился и вновь повернулся к троице. Вы, ребята, должны меня на коленях благодарить.

Он указал рукой на того из троицы, который не поддерживал раненого.

— Ты, собери их все в кучу.

Как только парень сложил все коробочки вместе, Джинто спалил их выстрелом из Klanyu. Он немного промазал, но нежной электронике этого хватило.

— Так, теперь… — Джинто глянул на водительское сиденье Uusia. Эта рукоятка, видимо, задает направление, а эти педали, скорее всего, регулируют скорость, а… Примерно он представлял, как вести эту штуку, но полной уверенности не было. — Давай у них спросим, как им управлять.

— По-моему, вел вот этот, — Лафиль указала на парня, поддерживающего раненого.

— Ну, значит, ты давай сюда, — приказал Джинто водителю.

Прежде чем водитель уселся за рукоять, Лафиль прыгнула на заднее сиденье и навела пистолет ему в затылок. Джинто сел на переднее сиденье рядом с водителем.

— Вы двое, — Джинто указал рукой в противоположном от города направлении. — Идите туда.

Подстреленный в ногу прошипел что-то себе под нос. Джинто поднял руку с Klanyu, и оба парня, что-то бормоча, двинулись прочь.

— Давай вези нас, — обратился Джинто к водителю.

— Думаете, вы сможете… — начал было тот, но мгновенно затих, едва Лафиль ткнула ему в затылок стволом Klanyu.

Джинто немного понаблюдал за тем, как он ведет машину, и задал несколько вопросов. Все оказалось исключительно просто, как он и предполагал. Uusia держался в воздухе за счет электромагнитного отталкивания. Он мог самостоятельно доставить своих пассажиров в любую заранее заданную точку, и в ручном управлении тоже ничего сложного не было. Летать он умел только над дорогой, для езды по бездорожью следовало выдвинуть колеса, но и это делалось несколькими простыми действиями.

— У этой штуки есть GPS?

— GPS?

— Устройство, которое с помощью радиоволн передает, где ты находишься, туда, где управляют дорожным движением, — простыми словами объяснил Джинто.

— Нет. Нету.

— А это что? — Джинто указал на устройство, расположенное между передними сиденьями и на вид здорово напоминающее передатчик.

— Это для навигации. Мы не посылаем радиоволн. Мы просто узнаем, где находимся.

— Понятно. Как ей пользоваться?

Водитель нажал пару кнопок. На дисплее появилась карта; синей точкой на карте было обозначено текущее местонахождение их машины. Джинто немного поигрался с прибором. Оказалось, что карта легко масштабировалась, и Джинто определил направления на ближайшие города и расстояния до них.

— Ух ты, удобная штука. Здесь точно нет GPS? Разве центр управления дорожным движением не хочет точно знать, где находится машина?

— Правда нет. Никакого уединения не будет, если все знают, где ваша машина. Так что на этой планете мы таких штук на автомобили не ставим.

— Понятно, — кивнул Джинто. — Супер. Но ты говоришь так, словно мы не с этой планеты.

— А… а вы с этой?

— Ты расстраиваешь девушку на заднем сиденье. Она так старалась все вам объяснить.

— Ладно, ладно. Ваша семья жила на этой Shakkunna планете с первого поколения.

— Постарайся и другим то же самое говорить, — посоветовал Джинто, не ожидая, впрочем, что его советом воспользуются. — Хорошо, достаточно. Поворачивай назад.

Машина поплыла обратно.

— Стой, — приказал Джинто, увидев, что двое других идут им навстречу. Те застыли в удивлении; они явно не ожидали, что Джинто и Лафиль вернутся.

— Эй, ребята, вам не кажется, что вы идете не в том направлении? — весело поинтересовался Джинто.

— Мы имеем право идти куда захотим! – огрызнулся раненый.

— Ваша апелляция будет рассмотрена позднее, — официальным тоном заявил Джинто. — Пожалуйста, заполните необходимые анкеты и направьте их в соответствующие учреждения.

Джинто жестом руки предложил водителю выметаться из машины, после чего сам перебрался на водительское место. В этот момент он вспомнил, что у них с Лафилью маловато денег.

— Кстати, ребята, а деньги у вас при себе есть? Давайте их сюда.

— Да пошел ты, — ответил раненый.

— Тогда заберем их с ваших трупов, — Джинто состроил самую зверскую рожу, на какую только был способен.

— Твою мать.

Троица вывернула карманы. Вместе они набрали около сотни дьюс — меньше, чем Джинто ожидал. Джинто приказал водителю собрать деньги и передать их ему. Лафиль все это время держала троицу на прицеле.

— Что ж, как ни печально, пришло время нам расставаться, — сообщил Джинто и тронул машину с места. Лафиль перебралась на переднее пассажирское сиденье.

— Это было впечатляюще, — радостно заявила Лафиль. — Если мы совершаем вооруженное ограбление, мы должны отобрать у них и деньги. Мне самой бы это в голову не пришло. Ты раньше занимался ограблениями?

— Неа, я новичок.

Когда Джинто жил на планете Делктау, он всегда завидовал парням, которые разъезжали на Frelia вместе с красивыми девушками на переднем сиденье. Он мечтал, что придет день, когда и он будет так же разъезжать. Наконец-то его мечты воплотились в жизнь, разве что у него был не наземный автомобиль, а Uusia; рядом с ним сидела одна из красивейших девушек в Галактике и смотрела на него восхищенным взглядом.

Так почему же на душе у него скребли кошки?

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ