Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 2. СТИЛЬ АБ (Bar Gelsas)

 

«Я был дурак, дурак, дурак! – мысленно клял себя Lyuf Febdak. – Почему я был таким неосторожным?»

Он действовал не так, как подобает Аб, он ограничился полумерами.

Он должен был либо сразу отослать их, как собирался сделать изначально, либо запереть обоих, не забивая голову будущими проблемами.

В полностью протрезвевшей голове метались мысли о предавших его Gosuk. Почему они так верят во Frybar? Неужели им не приходит в голову, что Империя может сюда и не вернуться?

Но больше всего барон был потрясен тем, насколько хрупкой оказалась его власть. Его вассалы, безоговорочно – он был уверен в этом! – преданные ему, променяли его на какую-то Lartnei. То, что он считал Latekirl, оказалось простыми стеклянными шариками. Неужели их так легко разбить?

– О вас-то я могу не беспокоиться, а? – заорал барон на Gosuk, собравшихся вместе с ним в Shir Belysegar. Вассалов было всего шесть: четыре его телохранительницы и две служащих диспетчерского центра.

– Вы имеете в виду, беспокоиться о нашей преданности? – уточнила Alm Belysega Фегдакупе Муйнииш.

– Да!

– Не беспокойтесь, – умиротворяюще произнесла Муйнииш.

– Нас даже сам вопрос огорчает, – добавила Фегдакупе Белса, лидер свежесколоченного отряда.

– Да, да, вы мои истинные Gosuk. Пойдете ли вы за мной, даже если противником будет Lartnei?

– Мы пойдем за вами, даже если придется выступить против самой Spunej Erumita! – заявила Белса.

Быстрота ответа заставила барона усомниться в его правдивости.

«Нет, я становлюсь параноиком».

Барон выкинул сомнения из головы. Надо всем преподать урок, кто здесь правитель. Тогда и переметнувшиеся Gosuk вновь поклянутся ему в преданности.

Барон начал прикидывать в уме, от кого из вассалов он может ожидать верности. Стоило ему ужесточить стандарты, и на ум не пришел никто.

«Это Banzorl Garik. Обращаюсь ко всем Gosuk», – внезапно разнесся по комнате голос Алусы.

– Что это?! – задал барон совершенно излишний вопрос.

– Общее объявление, – ответ Муйнииш тоже был совершенно излишним.

«В настоящее время наше Lyumex находится в состоянии конфликта. Повторяю, в состоянии конфликта. Причина его в том, что наш господин, Lonyu Lyum Febdak, незаконно задержал Pelia выполняющей военное задание Feia Lartneir. Ее Высочество и сопровождающий ее Lonyu Jarluk Dreur Haider желают покинуть Garish. Поэтому…»

Datykirl! – барон попытался войти в Eifu через свой Kreuno, чтобы остановить трансляцию.

Однако ответ был холоден: «Нет доступа к Eifu».

– Почему?! Я господин этого поместья!

Любой приказ, отданный голосом барона, должен был выполняться в первую очередь.

«В настоящее время ввод-вывод через стандартные Luode невозможен, – объяснил Kreuno. – Пожалуйста, воспользуйтесь стационарным Sotyua».

Lyuf цокнул языком. Это наверняка сделали те, которые остались в центре управления поместьем. Он повернулся к Муйнииш:

– Включи Sotyua.

Тем временем объявление Алусы продолжалось.

«…Поэтому, мои любимые друзья, давайте поможем Feia Lartneir. Feia пообещала, что каждую, кто поможет ей, она примет в Lartei Kryb в качестве Gosuk. Друзья, мы можем попасть в город нашей мечты, Arosh Лакфакалле!»

– Это ложь, – заявил барон своим вассалам. – Не верьте ей. Lartei не принимают Gosuk так просто. Муйнииш, Sotyua готов?

– Не выходит, – пожала плечами Муйнииш. – Не могу подсоединиться.

– Предатели, как далеко они собираются зайти?! – барон указал на Белсу и продолжил: – Вы – за мной. Воспользуемся другим Sotyua. Муйнииш – оставайся здесь, выполняй свои обязанности.

– Подождите, – сказала Муйнииш. – В Pelia опять посторонний. Я думаю, это Feia Lartneir.

– Что? – барон нахмурился. Если связное судно действительно покинет поместье, он окажется перед трудным выбором.

 

Уже приготовившись войти в Dobroria, Лафиль услышала объявление Алусы.

«О нет».

Устраиваясь на пилотском сиденье связного судна, Лафиль думала. То ли Силней, то ли Алуса – кто-то из них все не так понял. Лафиль не обладала полномочиями набирать Gosuk для Lartei Kryb. Ей казалось, что она им это понятно объяснила. Ее не очень-то волновало, считают ли ее честным человеком, но так бессмысленно лгать было ниже ее достоинства.

«Ну, видимо, ничего не поделаешь».

Она вспомнила слова отца: все, что говорят члены Fasanzoerl, истолковывается людьми в лучшую для них сторону.

Вытряхнув из головы смятение, Лафиль подключилась к кораблю Kiseg своей Alfa. Она тут же ощутила всю структуру сооружения под собой. До смешного маленький мирок. От края мира струились свет и тепло солнца Фебдаш, сверху доносился шепот милых сердцу звезд.

Лафиль загрузила в Datykirl связного судна схему Lyumex из своего запястного компьютера. Она ввела схему в свое Frokaj, использовав Bes в качестве опорной точки. Поверхность под ее ногами словно стала прозрачной. Теперь она чувствовала каждую стенку, каждое перекрытие поместья.

Надев Gooheik, Лафиль приступила к процедуре экстренного взлета. По главному дисплею с немыслимой скоростью понеслись строки с названиями систем судна, сменившиеся в конце концов большой сияющей надписью «Gosnoh».

Проблема оставалась лишь одна: швартовочные скобы судна были закреплены в полу дока Lyumex. Высвободить их можно было только командой из Shir Belysegar. Рассчитывать же на сотрудничество Belyse в сложившихся условиях не приходилось.

Лафиль без колебаний отстрелила скобы. При следующей швартовке это доставит неудобства, но сейчас иного выхода не было.

Закрыв Lo Yadobel, Лафиль включила низкотемпературные реактивные двигатели.

Связное судно покинуло док.

Лафиль расширила диапазон Frokaj до десяти Sedaj и обследовала пространство вокруг себя. Она ощутила неподалеку несколько Sov Vekekar.

Действительно ли они пусты, как говорил Lyuf?

В это Лафиль не верила. Наверняка эту ложь барон наспех соорудил, чтобы удержать Лафиль и Джинто у себя.

Для заправки в доке необходима помощь Belyse, но непосредственно с Sov Vekekar Лафиль могла заправиться и сама. Процедура была непростая, но в Kenru ее отрабатывают, так что Лафиль не сомневалась, что справится.

«Заправляться ли сейчас?

Что делать в первую очередь – прийти на помощь Джинто или заправить связное судно?»

Принять решение с ходу не получилось.

Лафиль набрала номер Kreuno Силней.

«Не надет», – холодно ответила машина.

«Всё еще не доставили…»

Лафиль приуныла, но тут же взяла себя в руки.

«Значит, заправка».

Лафиль направила Pelia к Sov Vekekar.

Но…

Астероид полетел прочь.

Он начал разгоняться в направлении звезды Фебдаш.

Лафиль понеслась следом.

Разгон у связного судна был выше. Более того, догонялки в космосе – любимая игра всех детей Аб, и Лафиль в ней была особенно хороша.

Но, когда расстояние до астероида сократилось вдвое, он внезапно взорвался.

По судну хлестнул поток заряженных частиц.

Лафиль поспешно расширила диапазон Frokaj в сто раз и поняла, что взрываются все Sov Vekekar. Вокруг звезды Фебдаш возникло огненное кольцо.

С учетом конечной скорости света барон, похоже, специально отдал приказ взорваться всем одновременно.

Пропали не только Sov Vekekar.

Нечто цилиндрическое вылетело из Bidaut и поплыло по инерции. Отлетев от Garish на безопасное расстояние, оно тоже взорвалось.

Это был уничтожен запас Baish, хранившийся в космопорту.

«Сильный ход, Lyuf Febdak».

Мнение Лафили о бароне изменилось. Он не стал скупиться, взрывая астероиды один за другим, – он уничтожил все топливо разом. Это было в стиле Аб.

И ответить на такое великолепное объявление войны Лафиль тоже должна была, как подобает Аб.

«Когда выручу Джинто, я убью барона. Я убью его. Мне всегда казалось, что его голова немного великовата для таких плеч. Незначительное нарушение пропорций, которое может заметить лишь Аб, привыкший к совершенству тел. Но его голова слишком большая. Меня это раздражает. Если на плечах ничего не будет, наверняка станет лучше».

Лафиль развернула связное судно и сузила обратно диапазон Frokaj.

«Вернусь к Lyumex и найду, где заперли Джинто». На схеме поместья люк обозначен не был, но нечто похожее на швартовочную площадку на поверхности можно было разглядеть.

Тихо, словно вздохи, испуская реактивную струю, судно приблизилось к люку тюремного отсека.

И тут ее Kreuno зазвонил. Значит, второй наконец доставили.

 

– Лафиль! – провопил Джинто в Kreuno, едва вытащив его из холодильника.

– Джинто, – тотчас ответила Лафиль. – Слушай внимательно. Я не могу сесть, соответственно не могу нормально пришвартоваться.

– В каком смысле? – по спине Джинто пробежал холодок.

– В общем… у вас там Gone есть? Если есть, все прекрасно.

– Этого-то я и боялся, – простонал Джинто. – Нет, нету у нас Gone.

– Вот как. Ну тогда вам придется плыть через вакуум, – небрежным тоном сказала Лафиль. – Я подойду настолько близко, насколько смогу. По моему сигналу открывайте Bod. Я через шлюз выстрелю Kareug, так что…

– Спасибо, – бессильно произнес Джинто. Воздуха в их отсеке было немало, так что полностью выйти он должен будет не сразу. Если все пойдет хорошо, они как будто просто прогуляются в высокогорье. Только вот можно ли рассчитывать в такой ситуации, что все пойдет хорошо?

Джинто оглянулся на стоявшего у него за спиной Lyuf Raika. Тот грустно покачал головой.

– И почему мне кажется, что прогулка с тобой будет вредна для моего здоровья?

– Но вы все-таки пойдете со мной, да? – уточнил Джинто.

– Даже если и не пойду, ты же все равно откроешь Bod. А я не собираюсь превращаться здесь в мумию.

– Наверное, так, – более-менее согласился Джинто.

– С другой стороны, может, аудиенция у Feia Lartneir будет для меня глотком свежего воздуха.

– Наверняка. Рядом с ней скучать не приходится.

– Это тебе. А мне будет живым напоминанием, какой я старик. Ох, ну ладно. Давай подготовимся, Faneb.

 

Сражаясь с искусственной гравитацией, Лафиль зависла над Lyumex.

Почти прямо под ней всего в ста Daj находился Bod.

Лафиль открыла Lo Yadobel и выпустила наружу Kareug. Этот трос был предназначен для спасения людей, выброшенных в космос. Поэтому поведением его заостренного кончика можно было управлять.

Под действием искусственной силы тяжести кончик Kareug практически коснулся Bod.

– Джинто, – сказала Лафиль в Kreuno. – У меня все готово.

– У нас тоже, – напряженным голосом ответил он.

– Не стойте под самым Bod. Я выстрелю Kareug прямо вниз.

– Понял.

– Скажешь, когда вы с Lyuf Raika оба ухватитесь за трос, пока там еще есть воздух. Я вас тут же подниму.

– Я надеюсь.

 

Pelia остановилось над зоной уединения Lonyu Lyum Raika, – доложила Муйнииш.

– Они всё не успокоятся? – у Lyuf сжались кулаки.

Он взорвал все Sov Vekekar, чтобы заправиться стало невозможно. Если Lartnei теперь не остановится, ему придется противостоять ей непосредственно.

Другими словами, поднять на Lartnei оружие и заточить ее. А если и это не сработает – возможно, придется ее убить.

Он не хотел бы к этому прибегать – но все зашло слишком далеко, у него не оставалось выбора.

Даже сейчас он не мог признать, что совершил ошибку. Пусть вся Frybar станет его врагом, но он не должен поступиться гордостью Lyuf, и ради этого…

– Мы идем, – объявил барон. – Вы все, берите оружие и за мной.

Принцесса обязательно придет, чтобы решить все вопросы лично. «Что ж, вот и решим».

 

Knek Kowikia распластался по потолку, словно гигантский жук-олень. Его многоцелевая конечность уцепилась за рычаг экстренного открытия Bod.

– Готов? – удостоверился стоящий за спиной Джинто Lyuf Raika.

– Да, – рука Джинто, сжатая в кулак, стала влажной.

– Ладно, – сказал прежний барон и крикнул, обращаясь к Onhokia: – Тяни!

Движения машины они не увидели. Просто крышка люка вдруг исчезла, и на ее месте показалось брюхо связного судна.

В ушах у Джинто зазвенело, все вокруг заволокло белым туманом. Началась резкая декомпрессия отсека.

Кончик Kareug метеором пронесся через открытый Bod и вонзился в воду.

Джинто кинулся в пруд. Lyuf Raika мчался за ним по пятам. Для своего возраста старик двигался на удивление быстро и проворно.

Джинто лихорадочно просунулся через одну из петель, закрепленных на Kareug, от левого плеча до правой подмышки. Затем удостоверился, что прежний барон тоже готов.

К этому времени вода под их ногами уже закипела из-за низкого давления.

– Готово! – Джинто сотряс разреженную атмосферу всей силой своих легких. – Тяни, Лафиль!

Тут же петля врезалась ему в подмышки. Ноги вылетели из воды.

Kareug поднимался ужасающе медленно. Но когда Джинто увидел, как трос время от времени бьется о край Bod под порывами вытекающего воздуха, он решил, что жаловаться не стоит. Удары о потолок так же вредны для организма, как и вакуум.

Потолок надвигался. Похоже, перспектива разбиться в лепешку им все-таки не грозила. Благодаря небыстрому подъему Джинто и прежний барон, лихорадочно извиваясь, сумели увернуться от края люка.

Dath! Лишь тонкий слой воздуха отделял Джинто от вакуума, и с каждым мгновением слой этот становился все тоньше.

Словно страстный поцелуй с пылесосом. Джинто ощутил, к своему отвращению, как сжимаются его легкие.

Полет через вакуум длился лишь мгновение. Не предоставив Джинто возможности в полной мере насладиться столь редкой ситуацией, трос втянул его в Yadobel. Но знакомство с вакуумом на этом не прекратилось. Атмосфера в шлюзе от вакуума отличалась не сильно и непосредственно сейчас пыталась это отличие стереть окончательно.

– Закрывай! Скорее! – попытался крикнуть Джинто, но воздуха, в котором мог бы разнестись его голос, вокруг не было.

Вися под потолком Yadobel, Джинто с ужасом смотрел вниз, в его распахнутую дверь.

Миновала, казалось, вечность (хотя, скорее всего, там не было и секунды), когда шлюз наконец закрылся.

Внутрь хлынул воздух. Струи врывались через четыре отверстия, сталкиваясь друг с другом и образуя маленькие вихри.

Джинто с наслаждением глотал воздух. Уши его болели, выражая свое возмущение по поводу резких изменений давления. Но, по мере того как бешено колотящееся сердце приходило в норму, Джинто заполняло чувство облегчения от того, что они спасены.

Отцепившись от Kareug, Джинто опустился на пол. Атмосфера по-прежнему оставалась разреженной, но дышать он уже мог без проблем.

Он помог отцепиться от троса Lyuf Raika.

Затем он осел на пол, привалившись к стене, и обхватил голову руками в попытке справиться с болью в ушах.

Прежний барон, тяжело дыша, рухнул в такой же позе. Об этом жутком жизненном опыте они оба не говорили ни слова.

Вскоре загорелся зеленый огонек, извещая, что давление пришло в норму

Открылась дверь в Shir Sediar.

Джинто поднял голову. Ему хотелось в честь их воссоединения изречь что-нибудь драматическое; но единственной мыслью у него в голове было то, что он впервые видит Лафиль в Daush.

– Эй, Лафиль, – Джинто взглянул на серебряную птицу, распростершую крылья по малиновой ткани, и на малахитово-зеленый Kutaroev. – Тебе эта штука идет.

– Джинто…

В его воображении мелькнула картина: принцесса кидается в его объятия… Увы, это было лишь в воображении.

– Ты не ранен? – спросила Лафиль, не двинувшись с места.

– Как видишь, – Джинто поднял вверх руки, ощущая в душе легкое разочарование.

– Это хорошо. Ты мой драгоценный груз, у меня будут проблемы, если с тобой что-то случится.

– Ну вот, теперь вы сами видите, насколько сильно Feia Lartneir в меня влюблена, – прошептал Джинто на ухо Lyuf Raika.

 

Lyuf Febdak стремительно шагал к зоне вылета и прилета.

К его группе из четырех Gosuk добавились еще семь надежных людей. Таким образом, с ним было одиннадцать вассалов. В их числе была Куфаспия, уже перевязавшая себе правую руку.

Внезапно барон остановился. Ему стало чуть-чуть труднее дышать. Вряд ли это было только из-за его взвинченного состояния.

– Что-то случилось, Fal Lonyu? – спросила Белса.

– А ты не чувствуешь? Воздух разрежен.

– Да, правда…

– Дерьмо, и я знаю причину, – и Lyuf Febdak вызвал по Kreuno центр управления поместьем. – Эй, предатели, вы меня слышите?

– Да… Fal Lonyu.

Раздавшийся ответ перекрыли еще чьи-то голоса. Барон не мог разобрать слов, но догадывался, что происходило. Вероятно, там был кто-то из преданных ему Gosuk, о которых он не знал.

– Грида? Что, все еще зовешь меня «Fal Lonyu», хоть и предала меня?

– …Простите.

– Ладно, об этом потом. В зоне уединения разгерметизация?

– Да.

– Вы приняли меры?

– Да, мой… Lonyu Lyum. Мы перекрыли систему циркуляции воздуха.

– И всё? А мусоропроводы?

– Ой! – воскликнула Грида. – Про них я забыла.

– Чего же еще ожидать. Ты должна быть внимательнее, если хочешь по-прежнему работать в Banzorl Garik. Воздух все еще выходит.

– Я очень, очень извиняюсь.

– Тебя что, не беспокоит, что воздух может выйти совсем? Сейчас же принимай меры.

– Но господин, мы не можем автоматически перекрыть мусоропроводы. Отсюда мы не можем ничего…

– Дура! Тогда перекройте их вручную. Нет, лучше пошли кого-нибудь наружу, чтобы загерметизировали зону уединения. Если уж бунтуешь, так хоть продумай все заранее. Или у тебя желудок вместо мозга?

– Но, но у нас тут такая суматоха…

– Мне плевать, дура! – снова проорал Lyuf и разъединился.

Как они его раздражали. Одного этого происшествия должно было хватить, чтобы они все поняли, что зря начали бунтовать. Lartnei разгерметизировала Lyumex, не заботясь о последствиях, а криворукие Gosuk даже исправить ничего не могут. Если он не вернет себе власть над поместьем, закончится все катастрофой. Согласны с этим вассалы или нет, но это его поместье.

– Эти идиотки, возможно, не сумеют разобраться с аварией, – обратился барон к своим вассалам. – Быстрее, мы должны добраться до Gone и надеть их, пока еще можем здесь дышать.

В зоне вылета и прилета имелись Gone на случай чрезвычайных ситуаций.

И старый осел, видимо, тоже сбежал с наземником. Если они доберутся до терминала, все может стать еще хуже. Хорошо бы старик уже впал в слабоумие.

В этот момент барона словно током ударило.

Терминал есть и на связном судне. Если они осуществят Lonjhoth Rirrag между своим Datykirl и Eifu поместья, это будет то же самое.

– Вы все идите в зону вылета и прилета. Если туда явится Feia Lartneir, немедленно задержите ее. Не стесняйтесь, ее высокое положение не имеет значения, здесь мы закон, – приказал барон Белсе.

Fal Lonyu, а вы что будете делать? – встревоженно спросила Белса.

– Выберусь наружу ненадолго. Возможно, будет бой.

 

В Banzorl Garik шла перепалка. С одной стороны в ней участвовали Алуса и вернувшаяся из Shir Sporot Marta Силней, с другой – Gosuk Семуне, Куньюса и Лулуне, пришедшие, как только услышали объявление.

Предметом ожесточенного спора был вопрос, на чьей стороне следует находиться: на стороне их господина или Frybar. Спор мало отличался от ругани.

Интерком раскалился от непрерывных вызовов. Лишь немногих из вассалов происшедшее настолько задело за живое, что они кинулись сюда либо к барону. Большинство осталось сидеть в своих комнатах или на рабочих местах и теперь жаждало информации, как жаждет воды заблудившийся в пустыне странник.

Грида оставалась единственной, кто продолжал выполнять свои обязанности. Не только в центре управления поместьем – по всему Lyumex то тут, то там люди прекратили работать. Гриде приходилось стараться и за них тоже, так что она крутилась, как белка в колесе. В придачу ко всему центр управления лишился многих своих функций.

Из-за этого всего она и проглядела такую важную вещь, как разгерметизация поместья.

Но почему Datykirl не выдал предупреждения? Должно быть, когда Алуса отключала Lyuf от сети, она вдобавок еще что-то отключила. Перестаралась из-за своего перфекционизма.

Впрочем, выяснять это было некогда.

– Люди, послушайте меня, – Грида поднялась на ноги.

– Чего тебе, Грида? Не видишь, мы заняты, – ответила Силней, даже не обернувшись.

– Это я здесь занята! – рявкнула Грида.

Пять Rue Lef, разинув рты, уставились на нее.

В их маленьком мирке Грида слыла мягким и терпеливым человеком; точнее сказать, над ней всегда смеялись и считали трусихой, которая никогда не высказывает своего мнения и не выражает эмоций. Удобный офисный автомат, на который можно сваливать всю работу, которую не хочется делать самим, – вот что думали про Фегдакупе Гриду.

Удивление Gosuk, на которых эта самая Грида только что наорала, можно было понять.

– Заткнитесь и выключите звук на Luode!

– Ээ, ладно, – Алуса сделала, что ей было приказано.

В комнате тотчас воцарилась тишина.

Грида, сверля остальных сердитым взглядом, начала общее объявление:

– Это Banzorl Garik. В поместье произошла разгерметизация. До особых указаний не пользуйтесь мусоропроводами. Если вы увидите открытый мусоропровод, немедленно его закройте. Если сможете, запечатайте с помощью Dib.

– Разгерметизация?! – Силней смотрела на Гриду во все глаза.

– Да. Feia Lartneir открыла Bod в зоне уединения и, похоже, забыла закрыть. Поэтому воздух уходит через мусоросборники.

– Но я совсем ничего не чувствую.

– Это потому, что наша комната герметична.

– Говорила же я! – победоносно воскликнула Лулуне. – Feia Lartneir до нас дела нет! Вот и доказательство – мы должны повиноваться Fal Lonyu

– Тихо! – Грида хлопнула ладонью по своему Kuro. – Нужно провести наружные работы. Силней, у тебя ведь есть лицензия на работу в вакууме, верно?

– Ну да, это ж моя профессия. Но что нужно сделать?

– А разве непонятно? Закрыть Bod в зоне уединения.

– Ага, – кивнула Силней. – Но одна я не справлюсь.

– Остальные тоже пойдут. Вы будете помогать Силней.

– Но я же Batia, – заспорила Семуне. – У меня нет лицензии на работу в вакууме, и делать работу Силней я не хочу. Возьми специалистов. И вообще, Грида, какое ты имеешь право тут…

– МОЛЧАТЬ! – на этот раз Грида стукнула по пульту кулаком. – На это у нас нет времени, и на нытье тоже. Быстрее к делу! Тем более вы к этому не привыкли, и у вас больше времени уйдет.

– Грида права, – кивнула Силней. – Идемте за мной. Если, конечно, не хотите умереть!

Gosuk нехотя повиновались. Семуне, однако, явно хотела оставить за собой последнее слово.

– Грида, а ты не идешь?

– Я Alm Gonyuud, – гордо ответила Грида. – Я нужнее здесь.

Семуне открыла рот, словно собиралась что-то сказать в ответ, но, подумав, захлопнула его обратно и молча последовала за Силней.

Осталась лишь Алуса. Она всем видом показывала, что имеет полное право находиться здесь, на своем рабочем месте.

– Ты тоже, Алуса, – сказала Грида. – Я здесь и одна справлюсь.

– Х-хорошо, пойду, – на удивление покорно кивнула Алуса. Видимо, она вспомнила, что Грида ее начальница.

Оставшись в одиночестве, Грида вернулась к работе.

Должность Alm Gonyuud весьма высокая, и работа на этой должности очень важная; однако Гриду в Lyumskor Febdak не очень-то уважали.

Самыми престижными в поместье считались работы, где вассалы прислуживают барону лично: например, Batia, или Diafaserl, или Daushasairl. На эти работы девушек брали, руководствуясь лишь внешностью; помимо своих прямых обязанностей, они еще и спали с Lyuf.

Работа Гриды была незаметной, она нечасто попадалась Lyuf на глаза. Несмотря на то, что обеспечение функционирования поместья было жизненно важно, на Гриду всегда смотрели свысока. Даже девчонки, которые совсем недавно прибыли сюда из Nahen, плохо владеют баронхом и никакой серьезной работы не выполняют.

В Lyumskor Febdak Грида оставалась лишь потому, что на покрытой пустынями родине у нее не было ни родных, ни друзей. Она давно уже забыла, о чем мечтала, когда решила стать Lef. Она перестала наслаждаться жизнью.

Но теперь у нее появилась новая забава. Грида и не подозревала до сегодняшнего дня, что создана для такого, но командовать оказалось очень приятно.

Командовать было необходимо. Естественно, на явившуюся извне Lartnei полагаться было нельзя, но сейчас нельзя было полагаться и на барона. Он взорвал все запасенное Baish, как теперь будет выживать Lyumjhe Febdak?

Конфликт между дворянами Гриду не интересовал. Ей было безразлично, кто из них победит, и в еще большей степени безразлично, кто из них прав.

Чем бы все ни закончилось, поддерживать функционирование поместья было необходимо. И никто, кроме Гриды, такой ответственности взять на себя не мог.

Грида включила интерком и принялась давать указания покинувшим свои рабочие места Gosuk.

 

– Кстати, Lyuf Raika, вы на чьей стороне? – Лафиль сдвинула рукой полу Daush и положила руку на рукоять Klanyu.

Она предполагала, что прежний барон против нынешнего, но полной уверенности в этом у нее не было. Если он на стороне барона, ей придется принять меры.

Lonyu на нашей стороне, – заверил ее Джинто.

Feia Lartneir, – Lyuf Raika Febdak, пошатываясь, поднялся на ноги. – Я слышал, мой никчемный сын доставил вам много неприятностей. Я был бы признателен, если бы вы помогли мне преподать ему урок.

– К сожалению, я не могу этого сделать, – ответила Лафиль, не убирая руки с пистолета. – Я его убью.

– Не слишком ли это… радикально, Feia? – прежний барон изогнул белую бровь.

– Ваш сын сорвал выполнение моего задания, – Лафиль вытащила пистолет и принялась им жестикулировать, не обращая внимания на обеспокоенные лица Rue Sif. – Lyuf взорвал все Sov Vekekar! Теперь мы никуда не сможем улететь, Джинто, мы тут застряли!

– Это проблема, – заметил Джинто.

– И это все, что ты собираешься сказать, Джинто?! – раздраженно произнесла Лафиль. – Как-то посильнее отреагировать не можешь? Тебя это что, не злит?

– Меня это злит.

– Лги больше!

– Лафиль, я просто устал. Давай я по этому поводу в другой раз позлюсь.

Onyu.

– Пожалуйста, успокойтесь, Feia Lartneir, – вмешался Lyuf Raika. – Думаю, насчет топлива я смогу вам помочь.

– Как?! – Лафиль метнула взгляд на его изборожденное морщинами лицо.

– А Joth мой сын тоже взорвал?

– Нет, – покачала головой Лафиль. – Они, насколько я знаю, в порядке.

– Тогда мы можем наскрести немного топлива на фабрике. Не уверен на сто процентов, пока мы не проверим, но, думаю, для заправки Pelia нам хватит.

– Но ведь Shir Belysegar сейчас под контролем Lyuf, – Лафиль отнеслась к идее без энтузиазма. – А без помощи Belysega ваш план неосуществим.

– Это предоставьте мне.

Lonyu Lyum Raika спроектировал это Garish, – встрял Джинто. – Похоже, он легко сможет взломать тамошние Datykirl.

При взгляде на гордое лицо Джинто Лафиль внезапно ощутила раздражение.

– А ты-то что хвастаешься?

– Вы позволите мне попытаться? – продолжил настаивать прежний барон.

– Да, – кивнула Лафиль. Что угодно пойдет, лишь бы им удалось покинуть Lyumskor.

Feia Lartneir. Если все получится, отдайте, пожалуйста, мне жизнь моего сына.

– Вы ставите условия?

– Что в этом плохого? Я просто хочу наказать его своими собственными руками.

– Ладно, – согласилась Лафиль. Ее ярость в отношении Lyuf не утихла, но в обществе Аб не принято встревать во внутренние дела других семей. Если Lyumjhe Febdak уладит свои вопросы сама, Лафили это не будет касаться. Все остальные проблемы будут решать между собой уже семья Фебдаш и Labule, и еще, может быть, Lartei Kryb. – Но если Lyuf продолжит мне мешать, я его убью без колебаний!

– Договорились, – тут же ответил Lyuf Raika. – Так, можно я позаимствую Luode? Тогда я смогу проникнуть в Eifu поместья.

– Пройдите сюда, – Лафиль жестом пригласила прежнего барона в кокпит.

Заняв пилотское кресло, она предложила старику сесть на место второго пилота.

Джинто, слегка недовольный, остался стоять у них за спиной.

– Как все изменилось, – грустно произнес прежний барон, бегло оглядев терминал управления судном. – Только в общих чертах понимаю, что тут что.

– То есть как?! – неверящим тоном воскликнул Джинто. – А ваши прошлые слова, это что было?

Лафиль испытывала примерно такие же чувства. Возможно, полагаться на него было глупо.

– Не волнуйся, Faneb. Мне работать с Sotyua вообще не понадобится.

– Тогда зачем вы сейчас разглядывали Sotyua?

– Вообще-то нормальный инженер и должен испытывать любопытство по поводу развития техники, как думаешь? Так, Feia, работу с Sotyua я оставляю вам.

– Что?! Я, между прочим, занята пилотажем.

– Только пока я не разберусь, куда дошла техника. Похоже, изменилось все не очень сильно, так что много времени это у меня не займет. Для начала, вы можете перевести Luode на частоту?.. – и Lyuf Raika бегло выдал серию цифр.

Когда Лафиль это сделала, прежний барон отдал какую-то команду на непонятном ей языке.

– Что это было? – настороженно спросила Лафиль.

Прежний барон с невинным выражением лица продолжал отдавать команды.

Лафиль обернулась к Джинто и взглядом спросила: «Ты уверен, что мы можем ему доверять?»

Джинто, трус этакий, сделал вид, что не заметил.

 

Opdatykirl, расположенный в глубине Lyumex Febdak, понимал, что у людей царит хаос.

Все частоты для связи были забиты, взаимно противоречивые команды сыпались одна за другой. Если бы не встроенная система приоритетов, вероятно, компьютер тоже погрузился бы в хаос. Более того, к нему летели такие запросы, на которые невозможно ответить, даже если бы Farol Sok разделился на части. Он справлялся лишь благодаря тому, что люди в центре управления поместьем ограничили ввод данных.

Datykirl не испытывают эмоций. Но если бы и испытывали, к происходящему они бы остались равнодушны. Они давно уже пришли к выводу, что хаос является неотъемлемой частью человеческой натуры, и если забрать у людей хаос, то не останется практически ничего.

Внезапно от Datykirl, обрабатывающего сообщения извне, поступил сигнал. «Я знаю, что я в спящем режиме, но что-то меня разбудило. И я обязан передать полученную мной команду в Farol Sok».

В Farol Sok поступил ряд символов. Opdatykirl пропустил их через Bowazebuku, ища их значение. Обратно они выплыли уже вместе с большим набором команд. Долгое время дремавшие команды наивысшего приоритета. Они мгновенно сковали главный кристалл.

Команды, вшитые в его, обрели жизнь и принялись перезаписывать все остальные команды.

Opdatykirl понимал, что меняется. Он возвращался к тому состоянию, в котором находился при создании, так можно сказать? Будь он человеком, пожалуй, назвал бы это возвращением юности.

В омолодившийся Opdatykirl поступил первый приказ. Повинуясь этому приказу, он установил Lonjhoth Rirrag с расположенным за пределами поместья Datykirl. Это был компьютерный кристалл новейшей конструкции, никогда ранее не связывавшийся с Eifu. Кроме того, было заблокировано поступление команд из всех прочих источников. Все данные теперь поступали только от находившегося в нескольких Wesdaj стороннего кристалла. Поток информации стал унизительно скудным.

Во-первых, было приказано отпереть и открыть все двери.

Далее, запрос на передачу тому Datykirl информации обо всех Joth. Того, кто составлял приказ, по-видимому, интересовало текущее количество топлива на фабриках.

Затем последовал запрос информации об орбите Joth Rokyutona Эта фабрика находилась относительно недалеко от поместья и располагала довольно большим количеством топлива. Она как раз ожидала пустого Sov Vekekar для загрузки.

Передав данные об орбите, Opdatykirl устроил информационное сцепление между сторонним Datykirl и кристаллом Joth Rokyutona.

Сторонний Datykirl, ставший единственным терминалом поместья, начал удаляться. Однако информационное сцепление не разрывалось.

Была затребована информация о перемещениях за последний час всех обитателей поместья, в первую очередь его владельца. Тут же возник приказ о запрете передачи этих сведений. Но приоритет его был неизмеримо ниже, чем у приказов, которым сейчас следовал Opdatykirl. Главный компьютер должен был игнорировать все ограничения, которые в него вводили последние двадцать лет.

Opdatykirl доложил, что барон в поместье отсутствует.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ