Предыдущая            Следующая

ЭПИЛОГ. ТО, ЧТО ИЗМЕНИЛО ЧЕЙ-ТО МИР

– Что это значит?! Что это значит?! Что это значит?!

По окончании спортивного фестиваля Тихиро объяснялся с пылающей праведным гневом Юи.

– «Любил», прошедшее время. В прошлом любил. Мы с тобой давно знакомы, так что в этом нет ничего странного.

– Ччерт… ты это сказал мне именно в тот момент, чтоб меня отвлечь!.. Но ты не соврал!..

Юи, схватившись за голову, трясла ей, словно борясь с бушующим внутри конфликтом.

– Уу!.. Проиграла!.. Как же мне теперь перед всеми оправдаться?!

Ну, на самом деле это «любил» закончилось совсем недавно.

Кстати, Юи играла в фестивале настолько активную роль, что ее, похоже, вовсе никто не винил.

 

После победы возбуждение в классе 1-2 долго не утихало.

– Не, ну круто! Правда круто! – Здорово, что мы решили выложиться… вот и награда!.. – Я тааак тронута!.. – Классно, что мальчишки победили в бо-таоси! – Не, важнее, что девчонки взяли эстафету! Там была куча очков!

То, что все вместе трудились в спортивном мероприятии, да еще и победили, произвело потрясающий эффект. Парни, девушки – разницы уже не было. Веселились все вместе.

– Но главное все-таки… то, что соворил Ува-кун! – воскликнула Хигасино, указав на Тихиро.

– Точно-точно! – Классно поработал, Ува! – Йо, лидер спортфестиваля! – Большой Спортфестивальный Фанат!

– Да не, я особо не… И вообще, что еще за «Большой Спортфестивальный Фанат»? Кем ты меня изображаешь?

Поскольку он внезапно заявил, что на спортивном фестивале надо выкладываться, одноклассники ошибочно решили, что у него к фестивалю некая эмоциональная привязанность.

– Решено, даем Уве-куну прозвище «Спортфестиваль»!

– Не решай такие вещи! И хоть бы что-то подходящее для меня придумал…

– Ну например? Какие твои черты можно использовать для прозвища, Ува-кун?

– …Ну… необычный энтузиазм…

– Аа, Ува-кун хочет быть вот каким персонажем. Хее, правда необычно…

– Ува, к сожалению, ты попал – оказался в нужное время в нужном месте…

– Не выговаривай мне с таким серьезным лицом! Вы имеете право тащиться по кому угодно! Нет, я ни по кому не тащусь!

– Тихиро-кун у нас цундере. Цун на восемьдесят процентов, дере на двадцать.

– Заткнись, Эндзёдзи. И вообще, как ты умудрилась так хорошо узнать концепцию цундере, чтобы высчитывать проценты?

После этого класс 1-2 в качестве вечеринки в честь спортфестиваля устроил соревнование по боулингу, где участвовали все.

 

На следующее утро за обеденным столом, где стоял простой завтрак из салата и тостов, сидели Тихиро, его отец и брат. Мать на кухне готовила бэнто для детей.

Тихиро намазал тост маслом и откусил.

Разговоров особых не было.

Отец, потягивая кофе, читал газету. Младший брат работал челюстями, иногда что-то мыча себе под нос: то ли понравилась песенка, то ли просто прилипла.

Воздух сотрясал только голос из телевизора.

Отец встал, чтобы привести в порядок костюм.

Брат оставл на тарелке нетронутый помидор. Мать знала, что брат его не съест, и все равно порезала помидор ему в салат.

Десятки, сотни раз повторяющееся, неизменное утро.

Сегодня Тихиро решил это утро чуть-чуть изменить.

– Ты сейчас напеваешь под нос новую песню «Юратэй»?

– О, братишка, ты тоже знаешь эту группу? Слушаешь такой шикарный хардкор, да? Ну серьезно, эта их новая песня клевая. Эх, жаль, денег нет, не могу купить их CD… На их сайте я клип уже до дыр засмотрел…

– У меня есть диск – хочешь, одолжу?

– Ээ… у тебя есть?.. Братишка, я и не знал, что музыка – твое новое хобби! Не думал, что ты будешь такое скрывать! Одолжи! Одолжи!

– Ладно. Но только если ты съешь помидор.

– Ээ… помидор?.. Эй, что еще за условие! Почему… Ну ладно, ладно, я понял! Съем! Съем, ничего страшного!

Брат запихнул в рот разом все куски помидора и принялся жевать.

– Гх… умм… Гф, вот, съел! Сегодня, как только приду домой, сразу одолжи, ладно?

Кинув эти слова, брат понесся в сторону ванной.

Его тарелка осталась девственно чистой.

– Спасибо, Тихиро, – произнесла мать.

Лишь звуки телевизора бесполезно сотрясают воздух в комнате. Так Тихиро всегда думал, но вслушался – и оказалось, что утро семьи Ува включает в себя еще и теплые, ласковые звуки материнской готовки.

Как только Тихиро попытался изменить мир, мир тут же изменился.

Даже смены точки зрения оказалось достаточно, чтобы мир тут же изменился.

Мир-такой-какой-он-есть, мир, в котором существует Тихиро, – оказалось, что его можно изменить.

Тихиро оделся и вышел из дома.

Это был первый учебный день после завершения спортивного фестиваля. Интересно, в каком настроении сейчас будет класс? Что если тогда атмосфера стала горячечной лишь на время? Что если сейчас она вновь станет прежней? Нет, или это само по себе тоже интересно?

Что ему хочется делать в такой ситуации?

Он понимает, что, когда придет время действовать, он будет действовать, и поэтому чувствует, что можно оставить все как есть? Да, несомненно, это правильно. Круглый год быть на энтузиазме тоже не очень хорошо. Это против человеческой природы.

В идеале хорошо бы поддерживать напряжение только во время всяких мероприятий… Он на это надеялся, но вряд ли все так и сложится.

Мир, идеально подстраивающийся под его обстоятельства, создать невозможно.

Потому что у каждого свой собственный идеальный мир.

Все люди разные, они воздействуют друг на друга – это в конце концов и образует единый большой мир.

И что же думать про такой мир – то есть про этот мир?

Тихиро поднял глаза к небу.

Синее, бескрайнее.

Каждый раз, видя это небо, он вспоминает, не так ли?

Вспоминает о том, что те люди изменили его мир…

 

+++

 

«Смог ли я изменить чей-то мир?» – думал Тайти Яэгаси.

После того как закончился феномен, в котором Халикакаб показывал КрИКовцам подделки, да еще назначил ответственным за это Тихиро, сам Тихиро и Эндзёдзи поблагодарили семпаев со словами «благодаря вам мы смогли изменить свой мир».

Изменить чей-то мир. Такое не делается мимоходом, нельзя просто подумать «давай-ка я это сделаю» и сделать. Но во время феномена Халикакаба, несомненно, Тихиро и Эндзёдзи это почувствовали. Что же он, Тайти, в это время сделал?

На этот раз, когда феномен начался, он даже не сразу это заметил. Тихиро говорил: «Я не думал, что смогу справиться», – и прочее подобное, но это он прибеднялся. Было опасно.

Тайти считал, что мир, где появляются чьи-то подделки, ужасен.

И еще одно: он не знал, что было бы, если бы какая-то часть мозаики оказалась не на своем месте. Сам-то он, похоже, где-то в процессе потерял память, но насколько тяжело пришлось Инабе и остальным, которые видели эту амнезию собственными глазами?

Но, объединив усилия, они смогли это превозмочь.

Халикакаб применил новый метод. На этот раз случайностью и не пахло. Однако то, что Тихиро делал намеренно, им казалось случайным. В этом смысле, можно сказать, правила остались те же.

Но то, что изменился способ, похоже, имеет огромное значение.

Это показывает, что они вышли на новый уровень?

А может, это показывает, что конец уже близок?

Так или иначе, они смогли защитить свой мир. Сейчас этого и достаточно?

И главное: Тихиро и Эндзёдзи стали членами кружка изучения культуры.

Преодолев Халикакаба, они заявили, что не уйдут из кружка. Тайти до последнего их отговаривал, но они оба остались тверды.

Потому что есть вещи поважнее, сказали они с очень решительным видом.

Тихиро оставался все тем же Тихиро, но вроде бы стал более открытым.

Эндзёдзи оставалась все той же Эндзёдзи, но вроде бы стала более уверенной в себе.

Пусть это и не так заметно внешне, но они оба, похоже, здорово изменились. Если это изменение к лучшему и если он, Тайти, помог им, это замечательно.

Каким образом он – нет, они изменили тех двоих?

Все-таки ответа он не знал.

Сказать он мог лишь одно.

Если каждый день жить в полную силу, может быть, удастся изменить чей-то мир. Вот так.

 

+++

 

Амнезия Тайти и Юи полностью прошла.

От всей души, от всей души, от всей души, от всей души, от всей души слава богу.

Если бы память тех двоих исчезла, если бы исчезли все их воспоминания, связанные с остальными… Нет, об этом даже думать не хотелось.

Сколько же она провела бессонных ночей? К счастью, она хоть и с трудом, но продержалась. Они вернулись прежде, чем ее стеклянная маска твердого лидера разбилась. Благодаря этому она не заставила других волноваться.

Она была убеждена, что сейчас в этом всё, что у нее есть.

В этом ее всё. Это и есть она.

Но, как ни странно, во время феномена она, хотела того или нет, стала задумываться о таком будущем.

Честно, она не могла об этом мире думать. Не хотела о нем думать. Но, возможно, он наступит. И когда это произойдет, она… Нет, прогнозировать совершенно невозможно. Страшно. Страшно. Невыносимо страшно.

 

Если Тайти Яэгаси не станет, что тогда будет с ней?

 

Представив себе такое будущее… Химэко Инаба содрогнулась в одиночестве.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ