Следующая

 

ПРОЛОГ

 

Хоро неслась широкими шагами. С силой впечатывала каждый шаг в брусчатку, словно стремясь проделать в ней вмятину. Обычно Лоуренсу приходилось замедлять шаг, чтобы приноровиться к Хоро, но на этот раз она была впереди.

В городе царил полный хаос. Лоуренс с Хоро неслись сквозь бурлящую толпу, и Хоро держала Лоуренса за руку, чтобы тот не отставал. Впрочем, если взглянуть под другим углом, в них можно было увидеть добросердечную монахиню, держащую за руку бедного торговца, чтобы защитить его от нападок буйствующей толпы.

Но истина была совсем иной. Ладонь Хоро уже оставила четкий отпечаток на правой щеке Лоуренса, причем ровно там, куда его уже ударили незадолго до того.

– Быстрее. Шевели ногами!

Сейчас Хоро никак нельзя было назвать добросердечной. Она безжалостно тянула Лоуренса вперед, ругая его всякий раз, когда он пытался замедлить шаг. Лицо у нее было такое, точно прямо перед ней на пол уронили глазированный медом малиновый пирог, предназначенный ей на десерт. Но Лоуренс и слова вставить не мог.

Хоро явно не нравилось быть «ограбленной». И не то чтобы Лоуренс мог сердиться на нее за это. Он прекрасно понимал, насколько она сейчас зла – в первую очередь, на саму себя. Но он же сражался только что с Ив за свою жизнь – с Ив, жажда которой обогатиться на ренозских мехах и оставила рану на лице Лоуренса. А сразу после драки был еще трогательный и страстный разговор с Хоро. Как ни взгляни, а ему нужно было отдохнуть.

– Может, все-таки чуть-чуть помедленнее, а?

Каких-то серьезных ран он избежал и от потери крови не страдал тоже, но тем не менее никогда еще он не чувствовал себя таким выжатым. Драка с Ив вымотала его. Ноги казались тяжелыми, точно железные. Руки болтались неуклюже, как у деревянной куклы. Уж конечно, не было нужды так спешить. Это все, что Лоуренс имел в виду; однако Хоро повернулась и впилась в него глазами, словно наполненными пылающим маслом.

– Медленнее? Помедленнее, ты сказал? Значит, ты шел медленно, когда возвращался ко мне?

Реноз бушевал; даже если бы Хоро выкрикнула эти слова во все горло, никто бы и глазом не моргнул.

– Нет… к тебе я бежал!

Хоро не ответила. Она продолжила шагать вперед, всем видом говоря: «Тогда пробежишься еще немного – не умрешь». Поскольку она по-прежнему держала Лоуренса за руку, у того не было выбора, кроме как идти за ней.

После того как Лоуренс вернулся в торговый дом Делинка и уговорил Хоро продолжить путешествовать вместе, они открыли двери рука об руку. И они не просто держались за руки, но и переплелись пальцами – крепко связавшись друг с другом.

И именно поэтому у Лоуренса не было выбора, кроме как следовать за Хоро. Она неслась вперед – и он за ней. Потому что стоило ему замедлиться, как от рывка Хоро все его тело молнией пронзала боль. Так они продвигались, пока не добрались до постоялого двора Арольда.

– Прочь с дороги!

У входа на постоялый двор собрались несколько торговцев пообсуждать ситуацию в городе. Наорав на них, Хоро влетела в дверь. Торговцы, хоть и привычные, что на них орут, под ее напором разошлись в стороны и уставились на новоприбывших. «В следующий раз, когда я здесь буду, они это вспомнят», – встревоженно подумал про себя Лоуренс.

– Где этот старый пень?

За столом, где обычно сидел и пил Арольд, устроились двое мужчин – по виду, бродячие плотники.

– Старый… пень?

– Бородатый старикашка! Владелец этого заведения! Где он?!

Оба мужчины на вид были раза в три старше Хоро, но, съежившись под ее гневом, переглянулись, потом один ответил:

– Мы не знаем… нас всего лишь попросили присмотреть за этим местом.

– Аууууу! – взвыла Хоро. Мужчин охватил страх. Даже Лоуренс, и тот отступил на шаг. На случай если они увидят ее клыки, он уже заготовил историю: что у любой женщины, если ее достаточно сильно разозлить, как будто бы вырастают клыки.

– Сбежал с этой лисой… они что, думают, что могут обмануть нас и не поплатиться за это? Ты! За мной!

Крикнув на Лоуренса, Хоро потянула его вверх по лестнице. Двое лишь молча таращились им вслед. Когда мы скроемся из виду, подумал Лоуренс, они небось еще долго будут недоуменно смотреть друг на друга. Довольно забавно было представлять себе их лица.

Была лишь одна причина, почему Арольда – владельца постоялого двора – могло не быть на месте. Он присоединился к Ив на опасном пути, на который отказался встать Лоуренс: вниз по реке. Затем Ив отправится в какой-нибудь другой порт продавать меха, а Арольд двинется в паломничество на юг. Он был из тех, кто говорит мало, и что им движет, не знал никто. Ну, с учетом его близкого и долгого знакомства с Ив, возможно, они друг друга вполне понимали.

Но человек жаждет обзавестись местом, которое мог бы называть домом. И чем дольше он там живет, тем ему уютнее. И этот старый, побитый временем постоялый двор был домом Арольда с тех дней, когда здесь еще была кожевенная мастерская. Несомненно, у старика были очень серьезные причины оставить здешний уют и положиться на Ив.

Будет ли он полагаться на нее и в том, что касается дорожных расходов? Рассчитывает ли он, что Ив укажет ему путь?

Те, кто прожил долгую жизнь, – как Хоро, – перевидали много всего и приняли множество решений. И все же иногда хочется просто положить свою жизнь на чашу громадных весов, именуемых «миром», и посмотреть, в какую сторону она наклонится. По правде сказать, именно поэтому Лоуренс вернулся к Хоро в Торговый дом Делинка. И именно поэтому сейчас он потянул Хоро на себя, едва они вошли к себе в комнату. Хоро развернулась к нему.

– Я должен спросить у тебя кое-что.

Не ожидая подобных действий от Лоуренса, Хоро невольно прильнула к нему. На мгновение ее лицо приобрело нормальное выражение – неуверенное и в то же время целеустремленное. Она явно была озадачена.

Лоуренс смутно догадывался, что именно заставило ее растеряться.

– Что ты собираешься делать?

Разумеется, лицо Мудрой волчицы успело вернуться к прежнему, разъяренному выражению еще до того, как Лоуренс задал вопрос.

– Ты спрашиваешь, что я собираюсь делать?

Совершенно очевидно, что она еле сдерживалась, чтобы не выпалить что-то вроде «Я собираюсь перегрызть тебе горло за дурацкие вопросы!» Лоуренс, однако, не испугался. Он поднял их по-прежнему сцепленные руки и стер с губы Хоро каплю его крови, недоумевая, как она вообще туда попала. Маска гнева медленно сползала с лица Хоро. Волчица отчаянно старалась взять эмоции под контроль; но получалось у нее неважно.

– Ээ… если мы собираемся покинуть город, мы должны как следует спланировать наше путешествие.

– Ты… ты смеешь говорить о планах?!

Выражение лица Хоро становилось все более непонятным. Похоже, она сама не могла понять, почему она рычит на Лоуренса.

– Нам нужна четкая цель.

– Четкая цель? Ты хочешь сказать, что ты не хочешь догнать эту лису и вернуть свои деньги?

Хоро угрожающе придвинула свое лицо к лицу Лоуренса; впрочем, для этого ей пришлось задрать голову. Результат оказался похож не столько на угрозу, сколько на безмолвную просьбу «Обними меня». Но Лоуренс не рискнул попробовать, предчувствуя, что иначе его бы просто вышвырнули из окна.

– Эта лиса… Ив? Ты имеешь в виду, отомстить ей?

– Ну конечно! Она лгала нам, потом исчезла, и за ней немаленький должок. Ее надо наказать!

– Как тогда, с Ремарио и золотом?

Хоро кивнула, но головы не подняла. Похоже, она старалась восстановить самообладание. Ремарио их полностью предал. Но сейчас та же история или нет? Да, Лоуренс попался в ловушку Ив, но, если рассуждать разумно, это была его вина. То, что он сейчас с Хоро, означает, что он отказался от плана Ив. Фактически, Лоуренс чувствовал, что он избежал участия в безумном плане Ив – все указывало на то, что она идет против здешней церкви, а церковники, Лоуренс знал, такого не прощают.

Город погрузился в смуту именно из-за вмешательства Церкви. Здесь царил полный хаос. Сейчас церковники были заняты попытками справиться с ситуацией, явно развивающейся хуже, чем они ожидали. Кроме того, Ив была не единственной, кто покупал меха, чтобы перепродать их на юге, – чтобы это понять, хватало одного взгляда на порт. Значит, план Церкви прошел не так гладко, как они рассчитывали. Они не могли сейчас полностью сосредоточиться на Ив. Возможно, они даже предпочли оставить ее пока что в покое и заняться своими проблемами. Ну а потом они, вполне естественно, придут за Лоуренсом, ее сообщником.

Очевидно, Ив сделала рискованную ставку и выиграла. Для Лоуренса пытаться обогатиться на этих мехах было совершенно неуместно. Именно поэтому он и вышел из сделки и предпочел вложить деньги в Хоро. Пытаться выгадать что-либо от рискованной игры Ив было просто неразумно. И, конечно, Хоро была достаточно мудра, чтобы все это понимать. Но несмотря на это, она говорила с Лоуренсом сурово. Она прекрасно понимала, что просто упрямится – а на самом-то деле злится на саму себя, на свое себялюбие.

Откуда взялось это себялюбие? Лоуренс знал ответ и потому чувствовал, что счастлив.

– А тебя самого-то это устраивает? Мы от нее отстаем!

Видя полную невозможность продолжать атаку, Хоро сменила тему. Лоуренс отвернулся и с убитым видом кивнул, словно говоря: «Твой гнев мне не победить». Однако его ответ не был ответом побежденного.

– В общем, конечно, не устраивает. Но, по правде говоря, мы в тупике.

– Что значит в тупике?

И вновь начался хитросплетенный спор, вызванный вовсе не недоверием, но нежеланием обоих признать поражение. Похоже, Лоуренс и Хоро были просто созданы для подобных игр.

– Боюсь, Ив спланировала все очень далеко вперед. Неслучайно она так быстро нашла лодку. Мы ведь даже не сможем за ней на лошадях погнаться – в конюшнях тоже хаос. Мы ее просто не догоним.

– А твоя лошадь?

– Мой жеребчик? Боюсь, если заставить его бежать быстро, он далеко не убежит. Все-таки скаковые лошади отличаются от ломовиков, которых запрягают в повозки.

После этих слов Хоро опустила очи долу, погрузившись в раздумье. Конечно, Лоуренс не упомянул очевидного решения. Хоро ведь сама сказала в Торговом доме Делинка: в волчьем обличье она быстрее кого угодно.

– Более того, Ив, похоже, и с продавцом заранее договорилась. Она очень тщательно все спланировала, чтобы всегда оставаться на шаг вперед Церкви. Ее план бегства совершенен.

Лоуренс не преувеличивал. Она могла бежать по суше или по воде. На суше ее можно было нагнать, но на реке? Исключено. Все зависело от места назначения, конечно, но в целом путешествие вниз по реке шло впятеро быстрее, чем по суше.

Догнать ее будет трудновато даже для Хоро.

– Все равно я не смирюсь. Я должна ее поймать, иначе я не успокоюсь.

Даже будучи не в силах что-либо сделать, она просто не могла сдаться. Она желала догнать Ив наполовину из чистой ненависти, наполовину – безо всяких причин вообще. И этого было для нее вполне достаточно, чтобы злиться на себя.

Хоро говорила Лоуренсу, что хочет завершить их совместное путешествие прежде, чем их постепенно улучшающиеся отношения начнут прокисать. Когда он это услышал, он понял наконец ход ее мыслей. Вечного счастья не бывает; их путешествие не может длиться без конца. Но Лоуренс все равно хотел, чтобы они с Хоро распрощались улыбаясь.

Конечно, он хотел продлить путешествие как можно дальше… ведь человек продолжает пить, даже когда уже пьян. Рано или поздно страх Хоро обратится в явь. Но все-таки он желал оставаться с Хоро хотя бы до ее родного города. И поэтому он вернулся в Торговый дом Делинка и взял ее за руку.

После их разговора у Делинка высказывать эти мысли вслух уже не было надобности. Пусть эти мысли останутся у них в сердцах, невысказанными. Отвлечение от цели путешествия отложит расставание на какое-то время. И поэтому Лоуренс ответил:

– Да, ты права…

– Э? Ты согласен?

На лице Хоро были написаны счастье и гнев одновременно. Ну и выражение, прошептал про себя Лоуренс.

– По правде сказать, мне надо долг один вернуть.

Ив оставила Лоуренсу купчую на постоялый двор Арольда, когда осознала, что совместной сделки с Лоуренсом не получится. Это позволило Лоуренсу выкупить Хоро у людей Делинка. Но, разумеется, стоимость постоялого двора определили люди из Торгового дома. И этой стоимости оказалось не вполне достаточно. Тем не менее, желая укрепить свои отношения с Ив – аристократкой, как-никак, – они решили списать незначительную разницу. По крайней мере так они сказали Лоуренсу. Однако любой, даже самый маленький долг может быть использован в будущем. В мире торговли подобные вещи обладают ошеломляющей силой. Так что Лоуренс решил, что разницу необходимо вернуть.

И это, разумеется, был долг. Конечно, не настолько большой, чтобы на него нельзя было махнуть рукой; поэтому, когда Хоро услышала, что Лоуренс собирается его взыскать с Ив и вернуть, она радостно согласилась.

– Да, и еще у тебя шла кровь. Им придется крепко заучить, что каждый, кто ранит моего спутника, ранит и меня.

Лоуренс с трудом удержался от того, чтобы спросить: «А кто совсем недавно отвесил своему спутнику затрещину?»

– Так значит… погонимся?

– Да. Давнееенько я не охотилась.

Хоро зловеще улыбнулась, но в ее словах не было привычной силы. Возможно, она тоже испытала облегчение, найдя удобный повод продлить путешествие и не выдав при этом своих истинных чувств. С того раза, как Лоуренс и Хоро угодили в гущу заговора с отравленным зерном, они жаждали найти такой повод. Конечно, это было невероятно наивно с их стороны – но это больше не имело значения. Люди меняются, но недоговоренность между Лоуренсом и Хоро оставалась неизменной.

– Но…

Хоро встревоженно подняла голову.

– …Я торговец. Моя честь для меня важна, конечно, но я не рыцарь, который может заработать на жизнь одной лишь честью. Если из-за этой сделки я потеряю слишком много денег, мне придется отступить. Я хочу, чтобы ты это поняла.

Лоуренс был готов приостановить свою торговую деятельность до лета, но если их путешествие продлится дольше, это будет уже неприятно. В конце концов, для торговли нужно, чтобы было с кем торговать. Лоуренс не может выживать сам по себе. Ну, разумеется, если Хоро пожелает остаться с ним и дальше, это будет совсем другое дело.

– Я отправляюсь ради тебя. Если ты этого желал, я могу сказать лишь «да».

Странный ответ, но тем не менее Лоуренс кивнул, показывая, что ценит ее чуткость.

– Теперь на душе легче.

Уши Хоро дернулись. Возможно, от удовольствия, которое ей доставляла их глупая болтовня, а может, от того, что пора расставания откладывалась. Да, скорее всего, и от того, и от другого.

– Так как же мы будем гнаться?

– На повозке, разумеется, разве нет? – ответила Хоро.

Лоуренс почесал кончик носа.

– Но это займет пять дней… ты вытерпишь?

Хоро очень устала от дороги и была раздражительна донельзя, когда они приехали в Реноз; поездка была просто ужасной. Если зимой путешествовать в повозке, не отдыхая, то и заболеть недолго. Чего Лоуренсу совершенно не хотелось.

Как он и ожидал, лицо Хоро помрачнело.

– Угг… пять дней подряд на повозке?

– По пути будут мелкие городки и деревушки. Может, даже постоялые дворы попадутся; но сомневаюсь, что там нам будет уютно.

Устраиваться на ночлег в придорожных церквушках было бы одно удовольствие, но едва ли здесь встречались подобные строения. Скорее всего, им встретятся лишь мелкие постоялые дворы да ночлежки. Трудно будет отдохнуть, ночуя в таких хибарах рядом с другими путешественниками, среди которых могут оказаться и воры.

– Тогда… что насчет реки?

– Реки?

– Мм. Если лиса отправилась вниз по реке, мы должны сделать то же самое. Это самое разумное.

Значит, Хоро все-таки хочет воспользоваться лодкой, подумал Лоуренс. Он вспомнил, как они шли через порт, держась за руки, и задумался. Во время нынешних городских беспорядков никто не согласится подвезти путников на лодке.

– Не уверен, что для нас найдется лодка…

– Ты просто обязан ее найти! – с жаром воскликнула Хоро, взмахнув своей и лоуренсовой сцепленными руками. Ее глаза горели безумным огнем. Лоуренса захлестнуло волной ужаса. Чутье подсказывало ему, что надо бежать, но вырваться от Хоро было невозможно.

– Или ты думаешь, так ты угодишь в беду?

Теперь Хоро смотрела на него обеспокоенно. Похоже, ее беспокойство было искренним. Лоуренс отвел глаза.

– Если так, просто скажи. Я собираюсь погнаться за этой лисой ради тебя, но, может, мои мысли сейчас затуманены. Что ты думаешь? Ээй, ты!

Она поднесла ладонь Лоуренса к своей груди. Поневоле он обрадовался, что к Хоро вернулось самообладание; но теперь с ней было совершенно невозможно справиться – у нее появилось новое оружие. Вся такая застенчивая на вид, она потупилась. И, уже зная, что надвигается, Лоуренс мог лишь прошептать: «О Господи, нет…»

– Я так счастлива, что ты меня любишь, но…

– Понял, понял! Мы найдем лодку! Ты довольна?

На лице Хоро появилось выражение притворного удивления, потом она улыбнулась. Она подняла руку Лоуренса ко рту и сделала вид, что целует ее; при этом клыки показались из-за губ. Вполне можно было сказать, что Хоро выиграла этот поединок.

Не было преувеличением считать, что Лоуренс сам загнал себя в опасное положение, но некоторые вещи просто нельзя сказать, не заплатив цену. Раз уж он признался Хоро в любви, причем от всего сердца, теперь он просто не мог ей сопротивляться. Он заключил со своей противницей опасный договор и скрепил его кровью. Если противница косо ухмыльнется и в шутку скажет, что желает разорвать договор, Лоуренсу останется лишь в ужасе наблюдать. В конце концов, все написанное в этом договоре – чистая правда.

– Ну, значит, ты – пакуй наши вещи и…

Хоро застыла и опустила руку, которой по-прежнему держалась за руку Лоуренса.

– Хмм?

– Чтобы найти лодку, понадобится время, так что сперва купи нам белого хлеба.

Разумеется, Лоуренс запротестовал. Она может спорить сколько захочет, но он, Лоуренс, не отступит. Пусть Хоро и держит его поводья, но кошель по-прежнему остается в его руках.

– Разве я не сказал только что, что я в долгах?!

– Ну, значит, хуже не станет, если ты будешь чуть-чуть больше в долгах?

– Что это еще за логика такая?!

Хоро поджала губки и сердито уставилась на Лоуренса.

– Но я думала, ты меня любишь?

Даже самое страшное оружие становится малополезным, если им злоупотреблять.

– Да, но деньги я тоже люблю, – хладнокровно ответил он, глядя Хоро прямо в глаза. Хоро в отместку беспощадно наступила ему на ногу.

 

Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ