Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 3

 

Харуюки не понял значения этих слов Юнико, Красного короля. Такуму, видимо, тоже – его брови за стеклами очков чуть приподнялись.

Очень бурно отреагировала Черноснежка.

Правая рука, которая потянулась было к кофейной чашке, резко сжалась в кулак. Стукнув им по столу, Черный король выкрикнула:

– Глупости! Этот «Доспех» же… полностью уничтожен!!!

Она замолчала; лицо ее побелело, глаза уставились в никуда. Харуюки боязливо спросил:

– Аа… это. А что такое… «Доспех бедствия»? Это не человек, это какой-то предмет, да?

Еще несколько секунд Черноснежка молчала, потом наконец откинулась на спинку стула и сделала долгий вдох.

Скрестив ноги в чулках, она повернулась к Харуюки.

– Мм… насчет этого… Как человек это Бёрст-линкер, как предмет это объект… как-то так. Харуюки-кун, ты помнишь своего первого противника по дуэли?

– Что, д-да. Тот тип на мотике… Эш Роллер.

Харуюки кивнул, вспомнив понтовый мотоцикл и шлем в форме черепа. Эш Роллер принадлежал к Зеленому легиону, территория которого простиралась от Сибуи до Роппонги. Они и после первой дуэли несколько раз устраивали поединки – с переменным успехом.

– Его мотоцикл. Это объект, отличный от самого всадника, но вместе они образуют дуэльный аватар. Так что это, можно сказать, «предмет и человек», верно?

– Дай подумать… ага, верно. Точно.

Он снова кивнул.

– В системе «Брэйн Бёрста» такие внешние предметы называются «Усиленным вооружением».

– Усиленное… вооружение.

Классное название.

На мгновение Харуюки охватил восторг, но тут же он сменился унынием. У Сильвер Кроу с пустыми руками, как ни ищи, такой штуки нету.

Догадавшись, о чем думает Харуюки, Черноснежка еле заметно улыбнулась и сказала:

– У меня тоже нет, так что не унывай.

– А у меня есть, – весело произнесла Юнико. И тут же ее атаковал острый голос Черноснежки:

– В твоем случае это не столько «у тебя есть вооружение», сколько «ты у него есть».

– О, отличная фраза лузера.

Глядя, как короли сверлят друг друга взглядами, Харуюки решил вмешаться.

– П-понятно. У Скарлет Рейн ее суперские контейнеры с оружием… это и есть «Усиленное вооружение», да?

– Да. Однако это не настолько редкая вещь, чтобы этой девчонке было чем гордиться. Заполучить «Усиленное вооружение» можно четырьмя способами.

Черноснежка, подняв правый кулак, оттопырила большой палец и сказала:

– Во-первых, начальное оборудование при создании аватара. Мотоцикл Эш Роллера, скорее всего, как раз такой.

– Мой пикомет на правой руке тоже, – вмешался Такуму. У Харуюки невольно вырвалось:

– Что! Почему у Таку тоже есть!

– Успокойся, успокойся, давай послушаем дальше.

– …Продолжаю.

Распрямившийся указательный палец Черноснежки рассек воздух.

– Во-вторых, его можно заполучить как бонус при повышении уровня. Если при выборе бонуса его нет, значит, этот путь закрыт.

– …У меня не было… – прошептал Харуюки, вспомнив все три своих повышения. Впрочем, он все равно следовал советам Черноснежки и все бонусы вкладывал в повышение скорости и продолжительности полета.

Черноснежка подняла средний палец и продолжила объяснение.

– В-третьих. Купить за очки в «магазине». Это и для Харуюки-куна возможно, хотя я бы не рекомендовала.

– Э? Магазин… в смысле, где продают? А где он?

– Секрет. Слишком легко могу представить, как ты там просаживаешь все свои очки.

– Д-да неее…

Такуму рассмеялся и кивнул.

– Можно даже и не сомневаться. Хару становится другим человеком, когда попадает в такие магазинчики.

– Д-да что вы оба…

Веселая атмосфера, воцарившаяся в гостиной…

…рассеялась от резкой фразы Юнико.

– …Говори быстрее четвертый способ.

Черноснежка приняла на себя угрожающий взгляд Красного короля и кивнула, но сразу же ничего отвечать не стала.

Тогда Юнико протянула руку, сама с силой разогнула безымянный палец Черноснежки и выплюнула:

– В-четвертых. «Забрать насильно при убийстве».

– У… уби…

Глядя на выпучившего глаза Харуюки, Черноснежка вздохнула и добавила:

– Этого пока что никто до конца не понимает, но… когда Бёрст-линкер с «Усиленным вооружением» проигрывает и если при этом его бёрст-пойнты обнуляются и он навсегда покидает Ускоренный мир, в некоторых случаях вооружение проигравшего переходит к победителю.

– Сейчас считается, что это случайное событие с малой вероятностью, – перебила Юнико, потом сцепила руки за затылком. – Но к «Доспеху бедствия» это не относится… Вероятность перехода сто процентов, идеальный проклятый предмет…

– Но… но, – пробормотала Черноснежка, затем скрипнула зубами и выпалила: – Это невозможно. Он должен был быть уничтожен. Два с половиной года назад я четко видела последние секунды этого «Доспеха»… «Кром Дизастера»[1] и лично убедилась, что он уничтожен!

 

…Кром Дизастер – легендарное имя Бёрст-линкера семилетней давности, времен самого начала существования ускоренного мира.

Так начался рассказ Черноснежки.

Его «Усиленное вооружение» походило на рыцарские доспехи серо-стального цвета; его боевая мощь была настолько велика, что Линкеры умирали пачками. Он дрался безжалостно, можно даже сказать, жестоко; тем, кто сдавался, он отрывал головы и руки-ноги, – в общем, жестоко до крайности.

Многие его противники лишились «Брэйн Бёрста», но наконец настал и его последний день. Все остальные высокоуровневые Бёрст-линкеры объединились и стали раз за разом вызывать на дуэль исключительно Кром Дизастера.

В конце концов он лишился всех очков и «умер» в Ускоренном мире; но в последний момент он рассмеялся и выплюнул: «Я проклинаю этот мир. Разрушу его. Я буду оживать вновь и вновь».

Его слова сбылись. Бёрст-линкер по имени Кром Дизастер исчез, но доспех… «Усиленное вооружение» осталось. Оно перешло к одному из членов альянса, расправившегося с Кром Дизастером. Этот человек поддался любопытству, надел его… и сам был им захвачен. Благородный лидер, которого все уважали, разом, за одну ночь превратился в жестокого убийцу. Он стал таким же страшным, как «первое поколение».

 

В этом месте Черноснежка замолчала, потом, промочив горло кофе, продолжила тихим голосом:

– Это произошло трижды. Владелец «Доспеха» начинал убивать всех подряд, потом его одолевали. Но доспех не исчезал, он только менял владельца, и у этого владельца менялся облик и характер… этот Бёрст-линкер не пользовался больше своим оригинальным именем, он звался Кром Дизастером. Два с половиной года назад, когда я уже входила в число «семи королей чистых цветов», я вместе с другими королями участвовала в подавлении четвертого Кром Дизастера. Сражение было невероятным… у меня до сих пор мурашки по коже. Словами этого не передать…

Черноснежка вернула чашку на стол и потерла руки поверх рукавов формы. Вдруг ее тон изменился.

– Харуюки-кун. Прости, у тебя не найдется двух кабелей для Прямого соединения?

– Чт… ка… кабели?! Сразу два?..

– Один у меня уже есть. Что касается длины – думаю, метра хватит.

– Х-хорошо.

Харуюки встал, не понимая, что происходит, и побежал к себе в комнату. Достал два XSB-кабеля из висящего на стене шкафчика с проводами и вернулся в гостиную.

– У меня всего два. Дай посмотрим длину… вот этот метровый, а этот… эээ, пятьдесят сантиметров.

Он повесил голову, разглядывая свисающие с рук кабели. В это время Юнико встала и с понимающим видом подошла к нему.

– Ха-хааа, вот оно что. Окей, окей, я потерплю и с полуметровым.

Ухмыльнувшись, она взяла короткий кабель из левой руки Харуюки и воткнула в разъем на своем нейролинкере. И тут –

– Э… эй, не дури! Его я возьму!

– Нетушки.

Юнико уклонилась от протянутой руки Черноснежки и прыжком уселась слева от Харуюки. Ее по-детски угловатое тело прижалось к нему, он ощутил кисловато-сладкий запах. Харуюки слегка прибалдел. Юнико тем временем повисла у него на шее, протянула конец кабеля и, не давая даже шанса уклониться, воткнула в нейролинкер Харуюки. Перед глазами возникло и исчезло предупреждение о проводном соединении.

– У, уааа?! Чт, что…

Глядя снизу вверх на опешившего Харуюки, Юнико с бесстрашной улыбкой сказала:

– Эй, втыкай быстрее длинный, потом дашь ей. А, и еще: если ты заглянешь в мою память, то очень сильно пожалеешь, так что будь осторожнее.

Лишь после этих слов до Харуюки дошло, зачем нужны три кабеля. Черноснежка хотела соединить в цепочку нейролинкеры всех четверых.

У Такуму и Юнико были легкие нейролинкеры со всего одним разъемом для внешних подключений. Чтобы подсоединить всех четверых, необходимы были более продвинутые нейролинкеры с двумя разъемами – такими обладали Черноснежка и Харуюки. Юнико, понявшая это первой, наверняка взяла самый короткий кабель нарочно, чтобы позлить Черноснежку. Это ей отлично удалось: правая щека Черноснежки дернулась, кулаки затряслись, и она угрожающе зарычала:

– Эй, ты, а ну кончай липнуть к нему!Accel_World_v02_107

– Я по-другому не могу, кабель такой короткий.

– Ты сама его выбрала! – повысила голос Черноснежка, потом фыркнула и уставилась сверху вниз на Красного короля с улыбкой, температура которой равнялась абсолютному нулю. – Вот почему я терпеть не могу детей. «Длина кабеля – мера близости» – просто идиотизм!

– Оо, а разве это кто-то говорил? Я просто решила, что в коротком будет меньше потеря сигнала.

– А… а… ах ты!..

Глядя, как температура стремительно повышается от абсолютного нуля до температуры на поверхности Солнца, Харуюки воткнул в свой нейролинкер второй кабель и протянул его Черноснежке, глазами отчаянно умоляя: «Ваше Высочество, простите ее, пожалуйста!» Черноснежка схватила конец кабеля, воткнула в разъем на своем нейролинкере и, достав из кармана стандартный двухметровый кабель, протянула его Такуму.

Такуму, удивляясь и забавляясь одновременно, вставил конец кабеля; перед Харуюки возникли еще два предупреждения о Прямом соединении, и наконец все четыре нейролинкера оказались в одной цепи. Харуюки облегченно выдохнул.

– …А, это… это для чего?

– Сначала давайте сядем.

Произнеся эти слова по-прежнему сухим голосом, Черноснежка чинно уселась в сэйдза[2] на пол гостиной. Прежде чем кабель успел натянуться, Харуюки последовал ее примеру; Юнико тоже села, не отлипая от его левого бока.

Последним сел Такуму – ровно, как в кендо, – и повернулся к Черноснежке.

– Командир, будем ускоряться?

– Нет, это не понадобится. Когда войдете в полносенсорный режим, летите к воротам, которые увидите. Все, давайте… Директ линк.

Черноснежка закрыла глаза, ее плечи расслабились. Глядя на нее, Харуюки поспешно повторил команду:

– Директ линк!

Тут же все ощущения Харуюки отключились. Нейролинкер заблокировал пять реальных чувств и повел сознание в виртуальный мир. Посреди темноты Харуюки испытывал лишь ощущение падения. Если он продолжит ждать, то угодит в конце концов в домашнюю сеть квартиры Ариты. Но прежде чем это произошло, перед ним возникла круглая сверкающая иконка ворот.

Харуюки вытянул вперед невидимую правую руку. Как только он притронулся к иконке, его сознание затянуло в ворота.

 

Из центра поля зрения во все стороны разошелся свет и окутал Харуюки. Затем перед ним открылась картина: бескрайнее дикое поле, утыканное множеством странных фиолетовых камней.

Недоумевая, где находится это место, он глянул вниз и слегка офигел, когда не увидел собственного тела. Однако тут же до него дошло, что он не в виртуальном мире, а внутри VR-видео, которое проецируется прямо ему в мозг. Об этом свидетельствовало то, что внизу его поля зрения обнаружился слайдбар и указатель времени.

«А… семпай?»

Справа тут же пришел ответ:

«Я здесь. Такуму-кун и девочка тоже?»

Черноснежки он не видел, но голос, несомненно, принадлежал ей. Следом, наложившись друг на друга, прозвучало «да» и «кончай звать меня так». Харуюки вновь огляделся и, убедившись, что тут нет ничего, кроме камней, робко спросил:

«Ээ… чт, что это за видео? Если мы просто смотрим кино, зачем нужно было всех соединять?..»

«Чтобы исключить возможность, что оно уйдет куда-то наружу. Если бы я его разослала всем через твою домашнюю сеть, на сервере дома остался бы кэш».

«А, п-понятно».

Почему понадобилось Прямое соединение, он понял, но содержание фильма для него по-прежнему оставалось загадкой. Пока непохоже, чтобы тут нужны были такие меры предосторожности. Харуюки склонил набок невидимую голову, и тут –

Внезапно его ушей коснулся резкий звук – будто что-то рассекло воздух. Не дав Харуюки времени, чтобы поднять голову, прямо перед ним в десятке метров приземлилась тень.

Черные, сверкающие, полупрозрачные доспехи. Длинные и острые, смахивающие на мечи руки и ноги. V-образная голова. Сомневаться не приходилось – это был дуэльный аватар Черноснежки, «Блэк Лотус».

«Это… семпай?..» – вырвалось у Харуюки. Черноснежка ответила:

«Мм. Это я. Двух-с-половиной-летней давности».

«Двух… с половиной. Нет, главное… раз семпай в таком виде, значит, это Ускоренный мир, да? Значит, это запись дуэли?..»

«У «Брэйн Бёрста» есть такая функция?» – хотел он спросить, но тут слева от него раздался голос Юнико.

«Это называется «реплэй». Офигенно дорогая штуковина, которая умеет записывать. Так, ладно; ты говоришь, это два с половиной года назад – значит, это реплэй боя «семи королей чистых цветов» против Кром Дизастера? Тогда почему ты одна?»

«Другие скоро появятся».

Не успела Черноснежка закончить эти слова, как откуда-то слева возник еще один дуэльный аватар. «Это что, сражение вмногером на одного?» – недоумевал Харуюки, вглядываясь во вновь прибывшего.

Примерно на голову выше, чем Блэк Лотус. Худощавый, но с мощными руками-ногами, создающими ощущение накачанности. В левой руке он держал толстый прямоугольный щит, правая была пуста. Все тело было – изумрудно-зеленым.

«Какой красивый зеленый цвет… Командир, это?..»

На тихий вопрос Такуму Черноснежка ответила:

«Да. Зеленый король. Основные способности – ближний бой и непрямые атаки… Но его второе имя лучше описывает, на что он способен. «Неуязвимый»».

«Прочный на вид. Я слышала, все его поражения – когда выходит время, а его хит-пойнты никогда не опускаются ниже половины… но я не верю».

«Посмотри, и все поймешь», – коротко ответила Черноснежка на насмешливую реплику Юнико; тем временем в фильме Блэк Лотус приблизилась к зеленому аватару и жестом указала на большой камень поблизости. Зеленый король молча кивнул, отошел за камень и прислонился к нему спиной. Черный король тоже спряталась за камнем чуть поодаль. Они явно пытались устроить засаду.

Даже понимая, что это старая запись, Харуюки все равно смотрел затаив дыхание. Внезапно слева послышался тихий звук – что-то вроде скрипа.

Харуюки повернул голову. Поскрипывание – как будто звук шагов по сухой земле – приближалось.

Несколько секунд спустя между камнями появился громадный дуэльный аватар. Где-то на полметра выше, чем Зеленый король. У него было странно удлиненное тело, покрытое металлическими доспехами в виде гармошки, и наклоненная вперед, будто змеиная голова. Свисающие руки тоже были невероятно длинные, они сжимали грубо сработанный топор, громадное лезвие которого едва не касалось земли.

Голову покрывал скользкий на вид червеобразный цилиндр с двумя черными отверстиями на верхнем торце. В черноте непрерывно моргали красные глаза.

Броня по всему телу была тусклая, грязно-серебристая, она слабо отражала свет. Внезапно аватар остановился и посмотрел прямо на Харуюки. Тот начисто забыл, что это всего лишь запись, и застыл на месте.

Что это. Это… Бёрст-линкер? Аватар, управляемый живым человеком?

Не может быть. Это как робот… нет, как дикий зверь.

«Это и есть… четвертый Кром Дизастер? Он и по форме, и по размеру совершенно не такой, как пятый».

Как и ожидалось, шепот Юнико звучал непринужденно, однако оттенок напряжения слышался и в нем.

«Так и должно быть. Этот темно-серебристый доспех – «усиленное вооружение», он меняется в зависимости от формы аватара, который им пользуется. Но характеристики его не изменятся и за сто поколений. То есть склонность к безумным атакам…» – тихо ответила Черноснежка, и, будто повинуясь ее словам, громадный темно-серебристый аватар молча поднял топор.

Удар его был нацелен на камень, за которым прятался Зеленый король. Каким-то образом – может, просто чутьем – Кром Дизастер узнал о засаде.

«Гааа!!!»

Взревев, как дикий зверь, он нанес невероятно быстрый удар сверху вниз. Толстенный камень распался надвое, как кусок масла; однако мгновением раньше зеленый аватар выскочил из его тени.

Вновь громадный топор обрушился вниз. Зеленый король успел развернуться; на этот раз он не стал уклоняться, а поднял щит в левой руке.

Сразу же раздался резкий металлический звук, и щит расширился в четырех направлениях, превратившись из прямоугольника в громадный крест. Он стал такого размера, что прикрывал собой все тело Зеленого короля. И в самую середку этого щита со всей силы врезался топор.

Раздался грохот, от которого стало больно ушам, посыпался водопад искр. Топор отлетел назад, однако и Зеленый король опустился на колено.

«Гаа, гаааа!!!»

Издавая крики свирепой радости, Кром Дизастер продолжал бить топором. Каждый из этих ударов мог бы запросто рассечь тело надвое, однако крестообразный щит Зеленого короля отражал их как ни в чем не бывало.

Лишь тут Харуюки наконец заметил, что темно-серебристые доспехи Кром Дизастера испещрены отверстиями, смахивающими на раны. С каждым взмахом топора из ран изливалось что-то вроде черного дыма и рассеивалось в воздухе.

«Он ранен?..» – невольно пробормотал Харуюки, и Черноснежка спокойным тоном ответила:

«Да. Он уже сражался с другими королями, и они загнали его сюда. Хит-пойнтов у него уже почти нет. Но по-прежнему – такая злоба. Я тогда боялась до смерти».

И неудивительно. Даже когда просто смотришь реплэй, хочется сбежать.

Так Харуюки мысленно прошептал и внезапно ощутил, что у него по всему телу волосы дыбом встали – хотя теоретически все пять его реальных чувств были отрублены. Вообще это просто немыслимо – так яростно атаковать сильнейших в ускоренном мире, королей, да еще находясь на грани смерти. Это значило, что истинная сила Кром Дизастера была за пределами девятого уровня.

Видимо, Кром Дизастера страшно бесило, что, сколько он ни рубил своим топором, пробить защиту Зеленого короля ему не удавалось; во всяком случае, он басовито заворчал. Продолжая атаки, он вытянул вперед длинную голову – и вдруг его пасть распахнулась с влажным чмоканьем.

Из пасти – точнее, из центра дыры, которая у него была вместо пасти, – высунулся длинный трубкообразный язык. Харуюки смотрел, по-прежнему оставаясь как в столбняке. Раздался резкий голос Черноснежки:

«Это одна из способностей Кром Дизастера, «Вампиризм». Он может красть хит-пойнты противника».

Словно поясняя эти слова, длинная трубка обогнула щит Зеленого короля и потянулась к шее.

«Берегись!» – вырвалось у Харуюки, и тут –

Не участвовавшая до сих пор в сражении Блэк Лотус выскочила откуда-то сбоку подобно черной молнии.

Клинок ее правой руки вспорол воздух с быстротой, за которой невозможно было уследить глазом, и отсек язык Кром Дизастера у самого основания.

«Гаа-га-га-га-гаа!!!»

Из круглой пасти вырвались громкий вопль и черный дым, громадный аватар откинулся назад. Блэк Лотус левой ногой безжалостно нанесла удар, целясь в большую рану на груди.

Длинный клинок прошел насквозь и вдруг вспыхнул фиолетово. Черный король рубанула этой же ногой вверх, сделав шикарное заднее сальто. Еще до того, как сверкающий черный аватар приземлился, голова Кром Дизастера расщепилась надвое…

И в этот момент слайдбар, показывающий время воспроизведения, достиг конца в правом нижнем углу поля зрения.

 

С командой «Линк аут» Харуюки вернулся из Полного погружения и тут же обнаружил, что его реальные ладони мокры от пота.

Сидящий напротив него Такуму тоже слегка позеленел. Повернув голову влево, Харуюки увидел, что Красный король Юнико сидит неподвижно, поджав губы.

– …В таком состоянии он дрался еще минуты две, пока все не закончилось.

Произнеся лишь эти слова, Черноснежка разом вытащила из своего нейролинкера оба кабеля. Харуюки сделал то же самое, с трудом шевеля непослушными руками, и проскрипел:

– Это… это правда Бёрст-линкер? Там внутри был настоящий игрок, как мы?..

– Несомненно. И нынешний пятый тоже, хотя дерется он совершенно по-другому… но хватит об этом. Черный король, – тихо произнесла Юнико и, поднявшись на ноги, угрюмо уставилась на Черноснежку. – Вы, конечно, очень много сделали, чтобы победить четвертого, по реплэю это видно. Но… тогда почему же этот Доспех, это «Усиленное вооружение» не исчезло?!

– Но оно исчезло! – вскочив, выпалила Черноснежка.

Стиснув зубы, она уселась на стул возле стола и, дождавшись, пока остальные последуют ее примеру, продолжила сдавленным голосом:

– …Когда владелец Доспеха, четвертый Кром Дизастер, навсегда ушел из Ускоренного мира, мы с Зеленым королем встретились с остальными пятью и проверили наши окна состояния. И каждый сказал ясно и четко. Что у него Доспеха нет. Значит, он исчез… и проклятье, что он передавался тому, кто убивал владельца, снято. И ведь Кром Дизастер действительно с тех пор не появлялся!

Последние слова Черноснежка почти выкрикнула, после чего вызывающе уставилась на Юнико.

Выдержав тяжесть взгляда этих черных глаз, Красный король второго поколения резко ответила:

– Тогда объясни, что происходит! Пятый появился и убивает направо-налево, как предыдущие, – это факт!

– …Как его зовут? Даже если Доспех его ментально изувечил и превратил в пятого Кром Дизастера, имя, под которым он зарегистрирован в системе, измениться не должно. Во время дуэли ты должна узнать имя аватара под Доспехом. Это должен быть кто-то из королей!!!

Юнико опустила голову и ничего не ответила.

Молчала она несколько секунд, потом, сделав глубокий вдох, покачала головой.

– …Это не король. Пятый – член моего… легиона, «Проминенс»[3]. Его изначальное имя «Черри Рук»[4]… но он уже совсем не тот человек. Доспех его сожрал, его уже нет.

Голос Юнико, всегда такой энергичный, сейчас звучал сухо и слегка дрожал.

Черноснежка прищурилась, пальцы ее правой руки коснулись губ.

– Не… король?.. Член Красного легиона?.. Но…

Черноснежка нахмурилась и погрузилась в размышления. Такуму поднял руку и сказал:

– Такое возможно, командир. «Усиленное вооружение», даже обычное, из магазина, можно передать другому Бёрст-линкеру в реальном мире через Прямое соединение. Конечно, не мне говорить, но если вспомнить ту историю с бэкдором… вряд ли все короли – пацифисты и безупречные люди. Допустим, один из королей имел какие-то свои планы; он мог дать фальшивую клятву, втайне от остальных сохранить у себя Доспех, а потом передать его Черри Руку… может так быть?

– Это… может быть… я уже говорила, королям… игрокам девятого уровня незачем стремиться набирать много очков. Потому что сколько ни набирай, на десятый уровень не выйдешь. Значит, если Доспех отдали… это может быть только для того, чтобы усилить свой легион и ослабить другие… но так вот выпускать Кром Дизастера слишком рискованно, его же невозможно контролировать. Более того – если его заполучил член Красного легиона, значит, от Красного короля. Такое возможно, но… того Красного короля, который участвовал в операции два с половиной года назад…

Голос Черноснежки на миг прервался; возможно, это только Харуюки заметил.

Вдруг под столом холодная левая рука Черноснежки прикоснулась к правой руке Харуюки. Напитавшись от нее теплом, Черноснежка продолжила говорить:

– …Того Красного короля уже нет в Ускоренном мире. Всего через три месяца после уничтожения Кром Дизастера он тоже погиб. Значит, это не от него.

– Я тогда была еще совсем мелким Бёрст-линкером, так что подробностей не знаю, – мрачно перебила Красный король, не заметив, похоже, внутренней борьбы Черноснежки. – Естественно, я не получила Доспех от предыдущего короля, а если бы и получила, мне бы и в голову не пришло дать кому-то из легиона его надеть. И сейчас, когда я увидела эту жуткую драку… это просто немыслимо…

– Пятый тоже… такой же невероятный?

Услышав вопрос Харуюки, Юнико подняла голову и выплюнула:

– В некотором отношении он хуже, чем тот, в реплэе. Он уже не Бёрст-линкер, а его сражения – уже не «дуэли». Я… я как-то видела, как он ест оторванную руку противника.

– Гее…

Невольно вообразив эту картину, Харуюки застонал.

Забив кислый вкус во рту глотком кофе с молоком и сахаром, он спросил двух королей:

– Н-но… вы говорите «ментально изувечило, «сожрало»… «Усиленное вооружение» – это же просто предмет, так ведь? Чтобы он мог влиять на мысли Бёрст-линкера – такое вообще может быть?..

– Да. Может, – мгновенно ответила Черноснежка. – Ты помнишь? Когда Харуюки-кун стал Бёрст-линкером, я объяснила. «Брэйн Бёрст» считывает комплексы и навязчивые идеи своего владельца и из них создает дуэльный аватар.

– Д… да.

– Это означает, что нейролинкеру доступны не только сенсорные области мозга, но и те, что ответственны за память, за мышление. Для нормальных приложений эти области под строжайшим запретом. …В общем, «Усиленное вооружение» всегда оказывается заражено негативными чувствами Бёрст-линкера, который его создает. Если его надевает другой человек, эти чувства вполне могут течь в обратную сторону.

– Это… это…

Харуюки задрожал. Он свои-то плохие мысли еле удерживал – он был уверен, что, если на него свалится еще чей-то груз, его просто раздавит.

– Я… не хочу себе «Усиленное вооружение».

– Вот и хорошо, – улыбнулась Черноснежка. – Ну, чтобы полностью разъесть личность – на это, думаю, был способен только первый Кром Дизастер. Интересно, каким он был человеком?..

– Не знаю, и мне совершенно неинтересно! – вдруг выкрикнула Юнико и вскочила, грохнув стулом. – Просто большие засранцы – и тот идиот, который его создал, и тот, который спрятал и дал Черри Руку!!! Черри был… хороший. У него никаких таких выпендрежных способностей не было, но он старался, добрался постепенно до шестого уровня, и самое веселье только начиналось! И тут… блин, дерьмо!!!

Красный король быстро отвернулась, но Харуюки успел заметить, что ее глаза мокрые.

Глядя через окно на высотные дома, Юнико выдавила дрожащим голосом:

– …Этот тип все еще в Красном легионе, но он нападал на людей из других легионов без разбору. Он нарушил договор о ненападении. Я… должна его наказать.

Короткое, тяжелое молчание…

…прервал тихий голос Черноснежки.

– …Понятно. Кром Дизастер, которого вообще-то очень тяжело одолеть… все еще принадлежит к легиону. А ты командир этого легиона, и ты можешь одним ударом навсегда изгнать его из Ускоренного мира… «Мечом правосудия».

– …

Еще несколько секунд молчания – и Юнико медленно кивнула; однако тут же она замотала головой.

– …Десять дней назад, когда он как раз добрался до седьмого уровня, я вызвала его, когда он этого не ожидал. Чтобы изгнать. Но… ты не поверишь, Блэк Лотус. Этот тип… Кром Дизастер увернулся от всех моих дальнобойных атак.

– …Что?

– «Меч правосудия» имеет почти нулевую дальность действия, это для любого командира легиона так. Чтобы он попал, надо провести несколько обычных атак, чтобы остановить противника. Но я столько палила из пушек и ракетниц, а его даже не поцарапала… А он в меня пару раз попал мечом и снял хит-пойнты. В конце концов… время вышло, и я проиграла.

– Проиграла?! Бог с ним, с «Мечом правосудия», но ты, король – проиграла?!

– Какое удивленное лицо… Ты ведь тоже с ним сражалась, так что должна понимать. Такой подвижностью только монстры обладают. Супердалекие прыжки, смена направления в воздухе… это почти как полет.

– По… лет… – прошептала Черноснежка и перевела взгляд с Юнико, стоящей через стол от нее, на сидящего рядом Харуюки.

Затем медленно кивнула.

– Ясно. Вот, значит, какая твоя цель… Теперь я поняла, зачем ты затеяла это утомительное «вторжение в реале» на Харуюки-куна и прибегла к социальной инженерии.

Такуму, похоже, пришел к тому же выводу. Харуюки поворачивался всем телом из стороны в сторону, непонимающе глядя на остальных троих.

– Что… Так что это? Цель… какая она?

– Разве не очевидно, братик♪? – произнесла Юнико сладким голоском, неожиданно войдя в режим ангелочка. – Мне нужно, чтобы братик Харуюки поймал Кром Дизастера.

Пять секунд он смотрел непонимающе.

Нет – я боюсь – не шути так –

Что-то вопя, Харуюки свалился со стула и попытался спрятаться за Черноснежку.

Однако та склонила голову, будто задумавшись над чем-то, потом безжалостно ухватила Харуюки за спину школьной формы и, потянув, с улыбкой святого произнесла:

– Харуюки-кун, испытать надо все. Полагаю, если просто попытаться, вреда не будет.

– Э… эээ?!

– Я не говорю, что бой будет один на один. Кроме того, это проблема не одного Красного легиона, а всего Ускоренного мира… включая «Нега Небьюлас». А значит, пора тебе встать во весь рост, как мужчине и Бёрст-линкеру.

Если она говорит такие слова с таким лицом, значит, замышляет что-то.

Эта мысль мелькнула в голове у Харуюки, но, не в силах понять, что это за «что-то», он отчаянно искал отмазки.

– Но, но… его же король не может победить, то есть Скарлет Рейн девятого уровня! Я всего четвертого, да он меня просто смахнет, и все! Я не хочу, чтобы мне отрывали руки и голову!!!

– Я не допущу, чтобы с тобой так поступили.

Еще одна улыбка, способная растопить лучшее мороженое.

– Достаточно будет, если ты с твоей скоростью и способностью к полету догонишь Кром Дизастера и задержишь его ненадолго. Дальше уже мы с этой девочкой не дадим ему двигаться.

– Ле… легко сказать, но… – привыкший проигрывать Харуюки запустил по полной свой навык скоростного сматывания удочек и наконец выжал из себя последнюю отмазку: – Во, кстати… для этого же нужно, чтобы сперва началось командное сражение, да? Против одного Кром Дизастера должны драться как минимум семпай, Скарлет Рейн и я. Он просто не согласится драться на таких условиях!

Бёрст-линкер, подключенный к сети, не может отказаться от вызова другого Бёрст-линкера на бой в режиме «дуэль». Но режимы «командный бой» и «все против всех» – дело другое. В такой ситуации их окажется трое против одного Кром Дизастера, и на таких невыгодных условиях он, конечно же, драться откажется.

Нет, погодите-ка. Раньше не возникал ли этот же вопрос?

Слегка кивнув потерявшему дар речи Харуюки, Черноснежка глянула искоса на Юнико и спросила:

– Если бы Кром Дизастер буянил в обычных боях, я бы об этом уже знала. Но до меня ни одного слуха не дошло – это значит…

– …Все верно, – Красный король сунула руки в карманы своих обрезанных джинсов и, крутанув худым туловищем, кивнула. – Он охотится уже не на обычных дуэльных аренах. А выше… в «Безграничном нейтральном поле».

…Это еще что?

Харуюки вопросительно поднял голову – и тут справа от него Такуму резко выкрикнул:

– Это… это опасно, командир!

Вскочив на ноги, он продолжил:

– С нашими силами нырять «наверх» – полное безрассудство! Мы с Хару ладно, но у тебя-то особое ограничение! Если ты угодишь в засаду других игроков девятого уровня, одно поражение – и ты потеряешь «Брэйн Бёрст»… кстати, в худшем случае… – Такуму кинул быстрый взгляд на стоящую справа от него Юнико и, поколебавшись секунду, притронулся правой рукой к дужке очков на переносице и добавил: – …Я должен это сказать, и я скажу. В худшем случае весь этот цирк… «вторжение в реале» на Хару, разговоры о Кром Дизастере – все это вполне может оказаться ловушкой Красного короля. Чтобы заманить тебя, командир, в Безграничное поле, где в засаде уже ждет целая армия, и постараться снять тебе голову.

Юнико, уже успевшая вернуться в режим дьяволенка, с руками в карманах, задрала носик и сердито уставилась на Такуму.

– …Отлично сказано, Сиан Пайл. И раньше ты умные вещи говорил; кто ты? Персонаж-очкарик. Небось прозвище «Профессор»?

В яблочко.

Рассерженное лицо Такуму быстро вернулось к норме, и он упрямо ответил:

– Предъяви доказательство, Красный король, тогда будем разговаривать. В нашем легионе всего три человека – чтобы мы согласились нырять «наверх», зная, что это опасно, нам нужны хоть какие-то гарантии!

– Вот тебе гарантии.

Юнико вынула правую руку из кармана, пошаманила с виртуальным рабочим столом и щелкнула тремя пальцами. Перед Харуюки возникла еще одна полупрозрачная визитка. Но больше по размеру, чем предыдущие. На ней было не только реальное имя, но и домашний адрес.

Начиная с района Нэрима-ку в Токио, кончая школой и общежитием с незнакомыми названиями. Харуюки рассматривал карточку в полном обалдении. Когда становятся известны имя и лицо Бёрст-линкера – это уже «вторжение в реале», но раскрыть другим свой домашний адрес – это даже не смелость, это безрассудство.

Такуму и Черноснежка тоже были поражены. Глядя на трех учеников средней школы, глядящих на нее выпучив глаза, Юнико убрала правую руку от виртуальной клавиатуры и ткнула себе в грудь большим пальцем.

– Вы еще не поняли, почему я обратилась к вам лично? В реале я просто мелкая школьница, у меня нет никакой силы и власти. Я никак не могу защититься от «атак». Если я вас предам – приходите мстить в реале, когда захотите.

Глаза Юнико горели, в них как будто отражался свет зимнего солнца, вливающийся через окно.

Харуюки думал, что она безбашенная, а на самом деле она просто была сверхрешительно настроена. Ну да, она никак не могла не обращать внимания на то, что член ее легиона в нарушение договора о ненападении атакует игроков из других легионов. Но главное в том, что «Brain Burst» – это игра-файтинг. Она существует для развлечения и наслаждения.

Вот почему Харуюки считал, что жертвовать реальным собой ради «Brain Burst» – ошибка. Именно так случилось с Такуму три месяца назад, и его это до сих пор грызло.

– Юнико… тян.

Вместо Такуму, все еще не вышедшего из шока, к ней обратился Харуюки, после чего запнулся в поисках нужных слов.

Однако Красный король словно уже прочла его мысли; она опустила правую руку и с полубезумной усмешкой произнесла:

– Я знаю, что ты хочешь сказать. Но… когда-нибудь, когда ты доберешься до настоящей высоты, ты поймешь, что эту игру с технологией «ускорения» от реальности отделяет очень тонкая стенка. Если бы ты узнал, сколько времени я и вот она провели в ускоренном мире, ты бы на ногах не удержался.

– Чт… полное время игры?..

Харуюки склонил голову набок и проделал в уме несложные подсчеты. Сейчас у него было около десяти дуэлей в день. Каждая длилась в среднем двадцать минут, значит, всего двести – чуть больше трех часов. Многовато для ученика средней школы, но ничего такого уж кошмарного.

Если в день тратится около трех часов, в месяц выходит сто. В год 1200. Раз Юнико стала Бёрст-линкером примерно два с половиной года назад…

– Три тысячи… часов, где-то так?

Довольно большое число, но по сравнению с настоящими игроманами – просто ерунда. Те в погружении проводят часов по десять в день.

Однако, услышав результат трудных вычислений Харуюки, Юнико расхохоталась, да и у Черноснежки на лице появилась натянутая улыбка.

– Чт, что, неправильно? Юнико-тян, сколько тогда на самом деле?..

– Не скажу. Ответ сам найдешь. И еще… – Красный король вдруг надела страшную физиономию и угрожающе добавила: – Кончай звать меня «Юнико-тян». У меня от этого мурашки по спине. …«Нико» вполне достаточно. Зови меня Нико, и абсолютно никаких «тян» и «тан».

Почувствовав, что его сняли с крючка, Харуюки закивал и огляделся.

– Итак… значит, «Нега Небьюлас» помогает Нико-тя-… Красному королю, так?

– …Мм. Риск, конечно, велик, но пока что мы это примем. Кроме того, есть и выгода.

– Вы-выгода? – переспросил Харуюки.

Черноснежка перевела взгляд с него на Красного короля.

– Именно. «Проминенс» средь бела дня просит нас об очень большой услуге – он должен быть готов ко встречным условиям. Скажем… с этого дня не трогать нашу маленькую территорию – что-нибудь в этом роде.

– Чч.

Прищелкнув языком, Нико, то есть Красный король, легонько махнула правой рукой.

– Ясно. Если только устное обещание вас устроит. Мои ребята не будут лезть в Сугинами.

Черноснежка кивнула, но тут же выставила правый указательный палец, не размыкая скрещенных на груди рук.

– Еще одно. Скарлет Рейн… как ты собираешься поймать Кром Дизастера в Безграничном поле? Там же почти невозможно целенаправленно с кем-то встретиться, ты это должна знать.

– …Пусть вас это не беспокоит. Определить время и место – моя забота. Не прямо сейчас, скорее всего, завтра вечером… пока это все, что я могу сказать.

– Оо. Ты сумеешь?

На вопрос Черноснежки Нико кивнула.

– Ладно, оставляю это на тебя. Завтра после школы мы снова встретимся здесь и вместе нырнем в Безграничное нейтральное поле. Годится, Харуюки-кун, Такуму-кун?

Да что это вообще за Безграничное поле?

Но прежде чем он успел задать этот вопрос, в его мозгу взорвался безмолвный вопль: «Что, опять у меня дома?!» Его мать вернется только послезавтра, так что тут все нормально; но если он завтра придет домой, а Нико будет играть в гостиной в «другие игры категории Z», да еще нахваливать их – если такое случится, ему уже никогда не оправиться.

До последней капли крови. На этот раз – защищать свою комнату до последней капли крови!

Мысленно дав себе эту клятву, Харуюки кивнул. Такуму тоже.

 

– Ладно, на сегодня дел больше нет. Харуюки-кун, спасибо за кофе.

С этими словами Черноснежка встала и вновь оглядела коллекцию древних видеоигр, раскиданную по полу.

– В следующий раз приду поиграть. Я тут многих названий даже не знаю.

– А… ага, пожалуйста.

Что-нибудь, где не очень много крови и где кишки не вываливаются.

Мысленно добавив эти слова, он проводил Черноснежку и Такуму к выходу.

– Ладно, Хару, до завтра, увидимся в школе. Уааа, уже так поздно.

Такуму, слишком спешащий, чтобы даже помахать рукой, убежал в сторону крытого прохода в другое крыло дома; затем Черноснежка надела туфли и развернулась.

– Аа, это. Я тебя провожу до дома, уже поздно… – сказал Харуюки, но она лишь махнула рукой.

– Не беспокойся, когда я работаю в студсовете, еще позже приходится возвращаться, так что ничего. Да и живу я недалеко.

– Вот как… Но все равно осторожнее.

– Угу. Ну, прости за беспокойство. До завтра.

Черноснежка улыбнулась, подняла правый кулачок и уже было шагнула за дверь, когда –

Из-за спины Харуюки раздался тягучий голос Нико.

– Пока, черная. Завтра смотри не опоздай. Лааадно, пора продолжать.

И Красный король шмыгнула в гостиную. Черноснежка крутанулась на месте с невероятной быстротой и крикнула:

– Эй, постой, погоди-ка, красная!

– Чего?

Она уставилась на Нико, высунувшую голову из гостиной.

– Надеюсь, ты не собираешься и сегодня здесь остаться ночевать.

– Разумеется, собираюсь. Всякий раз возвращаться очень напряжно.

– Не валяй дурака, иди домой! Дети должны пойти домой, сделать уроки, почистить зубы и лечь в кроватку!!!

Нико высунула красный, как огонь, острый язычок, потом ухмыльнулась до ушей.

– Но у меня же школа-интернат. Меня официально выпустили на три дня – даже если я вернусь, меня не будут там кормить. …Кстати, братик, что будем есть на ужин♪?

Произнеся последние слова уже в режиме ангелочка, Нико вновь исчезла в гостиную.

– Что… что…

Кулаки Черноснежки тряслись, лицо подрагивало, как перед могучим взрывом; она сверлила взглядом застывшего на месте Харуюки.

– …«До завтра» отменяется. Я тоже остаюсь.

С этим устрашающим заявлением, смахивающим на объявление войны, она захлопнула дверь, сняла туфли и протопала по коридору в гостиную.

Прошло не меньше минуты, прежде чем заледеневший мозг Харуюки наконец перезагрузился.

 

…Что это?

Что это… что происходит… это на самом деле? Или это все – фальшивая реальность из полигонов?

Харуюки сидел на диване в гостиной, обняв подушку и уставившись в пространство.

Может, все это было сном – встреча с Черноснежкой, установка «Brain Burst», превращение в Бёрст-линкера по имени Сильвер Кроу? Может, просто запустилось какое-то приложение, позволяющие сбежать от реальности и показывающее такой долгий сон?

Харуюки на полном серьезе испытывал эти сомнения; однако чуть подгоревшая котлета, которую он съел полчаса назад, ее вкус, приятное ощущение в животе, вдобавок еще плеск воды и веселые крики девочек, доносящиеся из ванной, – все это казалось таким реальным.

После неожиданного заявления Черноснежки все трое отправились в магазин по соседству с домом, потом вместе состряпали ужин, вымыли посуду – а затем Нико и Черноснежка вдвоем отправились принимать ванну. Такие вот дела.

Всего произошло так много и так сразу, что Харуюки действовал практически на автопилоте. «Пока родителей нет дома», «Две девочки зашли и остались на ночь», «Приготовили ужин и пошли в ванну» – это просто не умещалось в его сознании.Accel_World_v02_137

Что сейчас лучше всего сделать? Вообще что должен выбрать мужчина, оказавшись в таком положении?

У Харуюки чуть пар из ушей не пошел, пока он пытался прокручивать в голове перегревшиеся мысли. В играх и аниме такого рода парень в подобных ситуациях обычно идет к двери ванной, чтобы спросить, как водичка, а потом спотыкается обо «что-то» и вваливается в ванную. Потом в него летят тазики, шампуни и прочие вещи, и он убирается.

Значит, если я так сделаю, это будет лучшее решение.

Харуюки встал и повернулся в сторону ванной. В его воображении уже плавала картина, как Черноснежка и Нико моют друг друга, одетые исключительно в пену.

Однако к несчастью, а может, к счастью, прежде чем он успел открыть дверь ванной, изнутри донеслись шаги двух человек. Харуюки телепортировался на диван и уселся в сэйдза.

Дверная ручка повернулась рывком; в гостиную влетела Нико с воплями «мороженка, мороженка!» и понеслась в сторону кухни. Харуюки повернулся, успев увидеть лишь свободную футболку и шорты, и встретился глазами с Черноснежкой.

Она была одета в светло-розовую пижаму (купленную, видимо, в магазине сегодня вечером). Склонив голову, Черноснежка сушила свои блестящие волосы полотенцем. Сейчас она совершенно не походила на обычную себя, черную и неприступную; она выглядела просто невероятно беззащитной и очаровательной. Харуюки мог лишь пялиться, как парализованный.

– …Не смотри так. Мне просто другие цвета по размеру не подходили, – сказала Черноснежка, отведя взгляд. Лишь тут Харуюки пришел в себя и отчаянно замотал головой.

– Н, не, это, тебе отлично идет.

– П-понятно. А не слишком по-детски смотрится?

– Абсолютно нет. Суперски. Идеально. Крит[5].

Сидя в сэйдза и держа спину ровно, Харуюки долепетал до этого места, как вдруг в комнату снова вошла Нико с фруктовым льдом в правой руке.

– Эй, а знаешь, Сильвер Кроу?

– Ч-что?

– Она хотя и вся из себя такая на вид, но без одежды на удивление класфф…

На последнем слове ее заткнул безжалостный удар Черноснежки в солнечное сплетение.

Потом, сжав сзади шею Красного короля, Черноснежка великодушно улыбнулась.

– Давай быстрее в ванну. А то вода остынет.

Глядя на висящую Нико, Харуюки мысленно завопил и спрыгнул с дивана.

– А, ага, прошу меня извинить, я пойду приму ванну! В холодильнике мугитя[6] и все такое, берите, сколько хотите, я пошел!

 

Дальше были затянувшиеся допоздна веселые посиделки с древними играми категории Z.

Сидя вокруг здоровенной игровой приставки сорокалетней давности и весело вопя, они уничтожали толпы монстров на большом плоском экране; Харуюки тем временем продолжал думать про себя, взаправду ли это все происходит.

Они и я – нас друг с другом связывает VR-игра «Brain Burst». Поэтому все наши отношения – онлайновые, сетевые, так их и надо воспринимать.

Да, я люблю Черноснежку-семпай, и она говорила, что тоже меня любит. Но эти чувства между нами передаются через нейролинкеры в виде квантовых сигналов. Наши отношения – в основном массивы данных, и мне этого более чем достаточно.

Но сегодня мы вместе сделали ужин, вместе его съели, по очереди приняли ванну, а сейчас сидим менее чем в метре друг от друга, ощущая тепло наших тел.

В этом мире, где граница между виртуальностью и реальностью бесконечно тонка; в мире, где аналоговую информацию от пяти органов чувств трудно отделить от цифровой, – происходит такое? «Оффлайновые отношения» – как мне их воспринимать и что с ними делать? До сих пор в оффлайновом мире я лишь сбегал, прятался и съеживался.

Его мысли носились по кругу, пока их не заглушил рев гигантского монстра-босса на экране.

И тут же Нико отложила контроллер и откинулась на спину.

– Аа… не могу больше. Спать. Спааать!

– Вот почему я говорю, детям надо… аааау…

Черноснежка деликатно зевнула, прикрыв рот левой рукой.

Поскольку нейролинкера на Харуюки не было, он кинул взгляд на настенные часы. Было уже за полночь.

– Ла, ладно, тогда ложимся. Так… Юнико-тя-, то есть Нико, ты сегодня тоже на диване, хорошо? Тогда, Семпай, ляг, пожалуйста, в маминой спальне. А, только там обогреватель выключен, так что может быть холодно…

На этом месте его перебила Нико.

– Забей, слишком много геморроя. Тащи одеяло, я буду спать здесь… нормально…

С этими словами она уткнулась головой в большую подушку и закрыла глаза.

– Мм, меня тоже устраивает. Спать вместе рядом с игровой приставкой – вот уж исторический опыт… а может, и нет… – и Черноснежка тоже улеглась на подушку.

Чего…

Харуюки понял, что отнести обеих девочек в постель не сможет, так что просто сделал, что было велено, – принес одеяла. Накрыл ими уже спящих Нико и Черноснежку и задумался.

Отправляться спать к себе в комнату?

Но если оба гостя спят на полу, а я на кровати, не будет ли это невежливо? Не следует ли и мне спать на полу для справедливости? Это ведь по-джентльменски, да?

После этой самим же предложенной аргументации Харуюки уменьшил уровень освещения потолочных ламп до минимума и медленно свернулся калачиком. Пол был теплый от проходящих под ним трубок системы обогрева, большая гелевая подушка – мягкая; а на расстоянии вытянутой руки спал источник приятного запаха.

Да ни за что на свете я не усну в такой ситуации! С этой мыслью Харуюки укрылся одеялом и закрыл глаза.

Но, как ни странно, вместо напряжения он погрузился в странное мирное состояние, и сознание медленно уплыло в мягкую черноту.

Посреди ночи Харуюки проснулся.

Он встал, чтобы сходить в туалет, и огляделся; в тусклом свете ламп и белом свете луны его глазам открылась неожиданная картина.

Нико и Черноснежка, которые легли в метре друг от дружки, когда-то успели свалиться в промежуток между своими подушками и дрыхли без задних ног.

Более того, Нико зарылась головой в грудь Черноснежки и вцепилась правой рукой в ее пижаму.

А руки Черноснежки обвились вокруг рыжей головы Нико, словно обнимая ее.

Эта картина не только удивила Харуюки, но и глубоко тронула; он смотрел во все глаза.

Красный король и Черный король. Два Бёрст-линкера девятого уровня, скованные правилом «внезапной смерти».

Они провели бог знает сколько времени в ускоренном мире, много раз сражались не на жизнь, а на смерть. Того, к чему они стремились, Харуюки даже вообразить не мог. Но одно он мог сказать точно. Если они обе хотят достичь десятого уровня, когда-нибудь им придется драться между собой. Чтобы идти вперед, король должен побеждать других королей.

Но.

Сегодня ночью эти две девочки, благодаря хитросплетению обстоятельств сведенные вместе в реальном мире, так вот тихо спали. Как будто где-то в глубине души они желали этого.

Эта картина – всего лишь иллюзия одной ночи? Случайность, чудо, которое никогда не повторится?

А может быть –

У Харуюки вдруг возникло ощущение, что он наткнулся на что-то очень важное.

Какое-то непонятное чувство переполнило его, и слезы выступили на глазах – но он не смог облечь это чувство в слова.

Поэтому Харуюки лишь стоял, глядя на девочек, спящих в сине-белом лунном сиянии, и все не мог насытиться этим зрелищем.

 

Предыдущая            Следующая

 

 


[1] Chrome Disaster – (англ.) «Хромовое бедствие».

[2] Сэйдза – традиционная в Японии поза для сидения: голени и стопы лежат на полу, большие пальцы ног сведены, ягодицы опираются на пятки. Это формально-вежливая поза, в отличие от «по-турецки».

[3] Prominence – (англ.) «протуберанец» или «известность».

[4] Cherry Rook – (англ.) «вишневый грач».

[5] Крит – сокращение от геймерского термина «критический удар» (critical hit).

[6] Мугитя (дословно «ячменный чай») – напиток, популярный в Японии, Китае и Корее. Его заваривают на обжаренных зернах пшеницы или ячменя и обычно пьют холодным.

6 thoughts on “Ускоренный мир, том 2, глава 3

  1. Nikhto
    #

    «Прочный на вид. Я слышала, все его поражения – когда выходит время, а его хит-пойнты никогда не опускаются ниже половины…» Хитклиф палится, лол)

  2. Ers
    #

    «Я просто решила, что в коротком будет меньше потеря сигнала.» Случаем не Потери сигнала?

  3. CTyDeHT
    #

    Спасибо за главу.

    «прокручивать в голове перегревшиеся мысли.»

    Точно не «мысли в перегревшейся голове»?

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ