Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 2

 

Частная средняя школа Умесато, расположенная на востоке Сугинами, насчитывала три параллели в каждом классе, так что ее вряд ли можно было считать очень уж большой.

И все же если все 360 учеников соберутся вместе в спортзале, их взгляды должны давить весьма прилично. Харуюки казалось, что, будь он сам мишенью этого концентрированного взгляда, в нем бы точно дырка образовалась.

Но сейчас, на приветственной церемонии, лицо стоящего на возвышении человека, голос которого без всякого нейролинкерного усиления легко доносился даже до задних рядов, было настолько спокойным, будто этот человек ни миллиграмма давления не ощущал.

– …Многие из вас сейчас ощущают нетерпение, беспокойство и тому подобное. Новые ученики, придя в новую школу с новыми семпаями, вполне могут испытывать чувство тревоги, это естественно. Но подумайте вот о чем. Те люди, которые сидят позади вас со спокойными лицами, один или два года назад сидели точно там же, где вы сейчас, и точно так же тревожились…

Даже и не верится, что в другом мире девушка, произносящая сейчас эти благопристойные слова, – разыскиваемая преступница, безжалостная убийца, а главное – суровый тренер, способный удивить даже американских морпехов.

Бормоча мысленно эти слова, Харуюки жадно смотрел на девушку на возвышении. Черная блузка с темно-красным бантом, стройные ноги в черных чулках – это была Черноснежка.

Назвать их отношения «особыми» – значило бы не раскрыть всего смысла этой «особости»; даже полгода спустя Харуюки и Черноснежка еще не достигли уровня встречающихся парня и девушки. В школе все воспринимали это так: чувство долга и жалость Черноснежки спасли толстого младшеклассника, и потом она оставила его при себе как любимого питомца… примерно так все думали.

Что до Харуюки – его это вполне устраивало. Вообще-то ему казалось, что это правда. Ему не хотелось, конечно, чтобы с ним обращались как с питомцем – он предпочел бы роль рыцаря возле принцессы – нет, оруженосца – нет-нет, пажа, – и он был бы более чем доволен.

– …Один год равен тридцати одному миллиону пятистам тридцати шести тысячам секунд; кажется, что это громадное время, но оно пролетит как одно мгновение. Желаю вам успешного года. На этом позвольте мне закончить свое приветствие.

Черноснежка поклонилась, развернулась на месте, колыхнув гривой длинных черных волос, и отошла туда, где выстроились остальные члены студсовета.

Изо всех сил хлопая в ладоши вместе с остальными учениками, Харуюки тем временем лениво ворочал мысли в голове.

Сегодня я стал второклассником, семпай – третьеклассницей. Значит, всего через год – она уйдет из средней школы Умесато.

Нет, это не означает, конечно, что их отношениям придет конец. У него и Черноснежки гораздо более сильная связь, чем «семпай – кохай». Они связаны нитью «Родитель – Ребенок», которая может быть только между Бёрст-линкерами.

Харуюки зажмурился; потом, открыв глаза, снова принялся усердно аплодировать.

И вдруг –

Пристально глядя на Черноснежку, он почувствовал, что девушка как-то странно шевельнулась.

Взгляд ее прищуренных угольно-черных глаз упал на группу первоклассников, но тут же снова устремился прямо вперед. Харуюки наморщил бровь и, вытянувшись, попытался понять, на кого именно смотрела Черноснежка, но, конечно, среди кучи людей в одинаковой форме выделить кого-то одного было невозможно.

 

Когда приветственная церемония закончилась, Харуюки вернулся в главный корпус. По рассеянности он чуть не отправился на третий этаж, но спохватился и поспешно зашагал к своему новому классу на втором.

Местоположение своего кабинета ему было известно из объявления, сделанного через локальную сеть, но кто его одноклассники, он узнает, лишь когда войдет в дверь. Пожалуйста, пусть никто из них не будет звать меня «свинтус-кун» и заставлять покупать им булки и прочие вещи! Молясь в душе, Харуюки вошел в класс 2С –

– Хару, привет!

И тут же его так мощно хлопнули по спине, что у него дыхание перехватило.

Первое, что он увидел, крутанувшись на 90 градусов влево, – заколка на челке в виде кошачьей мордочки. Потом – улыбающееся во все зубы лицо лучшей подруги.

– …Ти-Тию. Ты… здесь?

– А что? Что за непонятное выражение лица?

Глядя на надувшуюся Тиюри, Харуюки подумал про себя, видела ли она прошлой ночью кошмар, и поспешно ответил:

– Не, ничего.

Да – пусть он в одном классе с Тиюри, но если к нему никто не будет приставать, тогда бояться нечего. Однако возникла другая проблема. При таком раскладе стороны треугольника опять –

– Салют, Хару. Ти-тян, и тебе.

Харуюки вновь хлопнули по спине; на этот раз он крутанулся на 90 градусов вправо. Подняв глаза, он увидел улыбающееся очкастое лицо Такуму.

Как-то так вышло, что все трое оказались в одном классе. Стало быть, треугольник сжался, но сохранил равносторонность. Харуюки вспомнил, как Тиюри прошлой ночью сказала: «Чтобы мы опять стали как тогда», – и ощутил какое-то непонятное чувство в груди. Улыбнувшись такой же улыбкой, он произнес:

– ЗдОрово, Таку тоже в классе С… ну-ка… – и, с трудом припомнив правила подсчета вероятностей, пробормотал: – Шанс, что мы все угодим в один класс, равен… одна треть на одну треть на одну треть… одна двадцать седьмая, э. Офигенное совпадение.

Такуму, направившийся к окну, легонько покачал головой.

– Нет, шанс одна девятая.

– Ээ, почему?

– Почему? – одновременно спросила Тиюри, явно пришедшая к тому же ответу, что и Харуюки. Прислонившись своим высоким телом к оконной раме, Такуму поддернул дужку очков к переносице и объяснил:

– Если бы мы считали «вероятность того, что мы все трое окажемся в классе С», то получилась бы одна двадцать седьмая, как сказал Хару. Но в нашем случае неважно, в каком именно мы классе. Поэтому нас интересует случай «мы трое вместе в классе А, или в классе В, или в классе С»; умножаем то число на три, получаем одну девятую.

– Ааа!..

– Понятно!

Вновь Харуюки и Тиюри кивнули синхронно. Потом Харуюки добавил с улыбкой:

– Как и ожидалось от Таку. На весенних каникулах ты оттачивал навыки Профессора.

– Хару, прекрати, я серьезно! Если мне дадут кличку «Профессор» или «Очкарик», это ты будешь виноват.

Сделав недовольное лицо, Такуму окинул взглядом кабинет класса 2С, заполняющийся все большим количеством учеников, и тихо добавил:

– …В любом случае, в мире бывают самые разные совпадения, и если подсчитать их аккуратно, то окажется, что вероятность выше, чем ты думаешь. Поэтому нам надо быть наготове – на всякий пожарный.

– Э? К чему наготове?

Такуму подошел к недоумевающему Харуюки вплотную и еле слышно прошептал:

– Новые первоклашки. Их сто двадцать человек – вполне возможно, что там затесался какой-нибудь Бёрст-линкер.

При этих словах у Харуюки на миг перехватило дыхание, но тут же он качнул головой.

– Э, это… вероятность ненулевая, конечно, но разве они пойдут в другую школу, чем их Родитель? Если бы они перешли, как Таку, это, конечно, другое дело…

– Да, в норме никто не сделает своим Ребенком человека, который будет ходить в другую школу. Потому что если там есть другие Бёрст-линкеры, очень вероятно, что твоего Ребенка заставят сражаться на их стороне. Конечно, самая сильная связь в ускоренном мире – это «Родитель – Ребенок», но «Общая школа» на втором месте…

Такуму имел в виду, что, если два Бёрст-линкера посещают одну и ту же школу, это неизбежно приведет в конце концов к «вторжению в реальности». И если они рассорятся, то драка будет идти насмерть, без правил. Поэтому, чтобы сохранить «Brain Burst», им придется рано или поздно заключить перемирие.

Вот почему немногие Бёрст-линкеры решаются сделать своим Ребенком того, кто, возможно, будет ходить в другую школу. Это значит, что сейчас в средней школе Умесато Бёрст-линкерами являются Черноснежка, Харуюки, Такуму – теперь еще Тиюри, – и больше никто; шансов, что среди новичков окажется еще какой-нибудь Бёрст-линкер, практически нет.

Однако это не значит, разумеется, что не следует удостовериться – на всякий случай.

Вспоминая, что было, когда он сам сюда только поступил, Харуюки спросил Такуму:

– Давай поглядим… когда новенькие впервые подключаются к школьной сети?

– Уже скоро. Если здесь все так же, как в моей предыдущей школе, это будет вскоре после окончания приветственной церемонии, когда все разойдутся по классам, – тогда им раздадут аккаунты.

Получив такой ответ, Харуюки подумал немного, потом со смешком сказал:

– …Давайте вот как сделаем. Раз проверка все равно потребует одного бёрст-пойнта, мы можем одновременно посмотреть, какой дуэльный аватар достался Тию. Сейчас будет классный час; когда он кончится, я ускорюсь и вызову Тию, а ты, Таку, присоединишься как зритель.

 

Новым классным руководителем оказался молодой парень, учитель японской истории. Звали его Сугено, и, несмотря на возраст, он был твердым приверженцем взгляда «детям не нужна сеть», так что Харуюки отнесся к нему достаточно прохладно; но на других его пламенные речи, может, и произвели впечатление.

«Если вы все будете искать в сети, то так и вырастете, не умея думать собственной головой!» Выслушав вполуха эти горячие призывы, ученики быстренько представились, и на этом классный час был окончен. Харуюки тут же одними губами произнес команду на ускорение.

 

– Бёрст линк.

 

В мозгу у него прогремело нечто вроде сухого грома, и все вокруг окрасилось в синие тона.

Сугено, как раз сходящий с кафедры, и остальные ученики, собирающиеся встать со своих мест, резко застыли.

Время не остановилось. Программа «Brain Burst» в нейролинкере Харуюки всего лишь ускорила его сознание в тысячу раз.

Харуюки прикоснулся к горящей букве «В» в левой части виртуального рабочего стола и открыл игровую консоль. Он даже с каким-то предвкушением ждал, пока обновится дуэльный список.

Наверху списка возникло имя «Сильвер Кроу» – дуэльный аватар самого Харуюки. Справа была цифра 4 – его уровень.

Следом было имя «Блэк Лотус» – это Черноснежка. Разумеется, девятый уровень. Дальше появилось имя «Сиан Пайл» и тот же уровень, что и у Харуюки, – это Такуму.

С еле заметной задержкой появилась еще одна сияющая строка.

«Лайм Белл»[1]. Уровень 1.

И тут же надпись «поиск» исчезла. Это значило, что сейчас в сети средней школы Умесато было ровно четыре Бёрст-линкера. Стало быть, «Лайм Белл» – наверняка Тиюри.

Сейчас уже все 120 новых учеников, без исключения, должны быть подключены к школьной сети. Отсюда можно сделать вывод, что Бёрст-линкеров среди них нет.

Однако если начистоту – кое-что Харуюки все-таки грызло.

Во время приветственной церемонии стоявшая на возвышении Черноснежка на мгновение кинула острый взгляд на новеньких. Что это значило?

Надо послать ей мэйл и спросить; такая мысль у него мелькнула. Но Черноснежка ведь вице-председатель студсовета, сейчас на нее свалилась гора работы; так что Харуюки передумал.

Потянувшись пальцем к именам четырех Бёрст-линкеров Умесато, Харуюки подумал:

Лайм – вроде как желто-зеленый цвет. Непрямые атаки и отчасти ближний бой. Но какие именно у нее способности – Харуюки не узнает, пока не увидит в дуэли.

«Дуэльный аватар – воплощение комплексов своего владельца». Эти слова Черноснежки, произнесенные полгода назад, вспомнились сейчас Харуюки.

Конечно, чисто по внешнему виду аватара невозможно сразу же определить «душевные раны» его обладателя. По правде сказать, Харуюки до сих пор не мог понять, какие же комплексы Такуму и Черноснежки выразились в столь мощных аватарах.

Так или иначе, аватары действительно выставляют на поверхность то, что скрыто.

Харуюки кинул взгляд на застывшую синюю спину Тиюри по левую руку от себя. Проглотил легкую нерешительность и прикоснулся к имени «Лайм Белл», а потом в выскочившем окошке – к кнопке «Дуэль».

Его глазам открылась картина с уймой гигантских шестерен и конвейеров; все это грохотало и двигалось. Арена «Завод».

В ожидании, когда его аватар сменится на серебряного «Сильвер Кроу» и появится надпись «FIGHT!», Харуюки медленно встал.

Оглядев класс 2С, из которого исчезли все ученики, зато появилась куча загадочных машин, он сразу же увидел большой синий аватар «Сиан Пайл». Быстро кивнув ему, Харуюки перевел взгляд на другой аватар, стоящий напротив него. Стройный и небольшой – примерно такого же роста, как Сильвер Кроу.

Лайм Белл вся была необычайно яркого цвета, напоминающего свежие листья.

Изящные линии аватара явственно подчеркивали женственность. Тонкие руки, ноги и туловище, как и у Сильвер Кроу; на поясе броневая юбочка в виде древесных листьев.

На голове у нее была остроконечная широкополая шляпа, какие волшебники носят; под шляпой – лицо-маска с кошачьими глазами.

Однако самой примечательной частью аватара был громадный колокол на левой руке. Пытаясь понять, оружие это или музыкальный инструмент (как подсказывал внешний вид), Харуюки направился к аватару.

Тоже глядя на колокол, прикрепленный к ее левой руке, Лайм Белл, то есть Тиюри, склонила голову набок и произнесла:

– Как-то… не слишком кричащий цвет, нет?

– Не ной. Такой насыщенный цвет редко встречается, даже если бы тебе хотелось его заполучить.

– Это… – оранжевые глаза под шляпой недоверчиво прищурились. – Ты Хару?

– …Да. Я знаю, что ты хочешь сказать, так что можешь не говорить!

Он поспешно добавил последнюю часть фразы, но Тиюри безжалостно заявила:

–­ Ну уж нет! В этой игре аватар показывает твою травму… да? Хмм, хооо, понятненько.

– Заткнись.

Харуюки кинул взгляд на туловище своего аватара, которое было более чем вдвое стройнее, чем у него самого, и отвел глаза.

Он снова посмотрел на Сиан Пайла.

Синий аватар с пикометом на правой руке смотрел сверху вниз на желтовато-зеленый аватар несколько напряженно.

Тиюри встретила этот взгляд молча.

Полгода назад Такуму, поддавшись страху лишиться своего аватара «Сиан Пайл», заразил нейролинкер Тиюри бэкдором.

Это ему было нужно, чтобы через нейролинкер Тиюри войти извне в локальную сеть средней школы Умесато и выследить самую разыскиваемую преступницу ускоренного мира, Блэк Лотус, Черного короля.

В качестве побочного эффекта – Такуму получил возможность видеть глазами Тиюри и слышать ее ушами; этим он воспользовался, чтобы узнать ее истинные чувства.

В конце концов он во всем признался и извинился. Тиюри, конечно, была в ярости. Она заявила, что больше знать не желает ни Харуюки, ни Такуму, и после этого целую неделю с ними не разговаривала. Чтобы выполнить ее условие примирения, «все парфе из магазинчика Эндзи, которые она сможет съесть», друзья вытрясли электронные кошельки в своих нейролинкерах; но зато отношения троицы снова стали такими же, как прежде…

В это Харуюки верил, этого он желал. Но.

Та из сторон треугольника, что соединяла Тиюри и Такуму, до сих пор колебалась, вела себя неуверенно; их взгляды сейчас показывали это яснее ясного.

– …Ну, пора начинать вводное занятие, – объявил Харуюки в попытке скинуть напряжение и повернулся к желто-зеленому аватару. – Тию, большинство правил «Брэйн Бёрста» тебе Таку уже рассказал, да?

– Ага. Надо всего-то выигрывать кучу дуэлей, чтобы зарабатывать очки, потом добраться до десятого уровня и пройти игру, да?

– Н-не говори это так просто. Ну, вообще-то да…

Если бы она услышала сейчас равнодушный тон Тиюри, что бы она сказала… С этой мыслью Харуюки покачал головой и продолжил:

– Н-ну в общем, чтобы победить в дуэли, нужно вычислить слабость противника и сражаться так, как выгодно тебе. Для этого ты должна отлично знать способности своего аватара.

Сам не верю, что пришел день, когда я так вот наставляю кого-то другого.

Поймав себя на этой мысли, Харуюки поднял правый указательный палец.

– Примерно в этой части твоего поля зрения должна быть твоя полоса хит-пойнтов, верно? Прикоснись к ней; появится окошко, там нажми «список навыков».

Вообще-то это была роль Родителя, то есть Такуму, но разговор как-то так пошел, что объяснять принялся Харуюки.

– Ла… ладно.

Тиюри кивнула, каким-то неловким движением вытянула палец и ткнула в некую точку в пространстве. Потом еще подвигала рукой.

– Так, посмотрим… нормальные навыки, их три, и вроде как спецнавык. «Цитрон колл»[2]?.. Как-то, значит, колокольчиком в левой руке… вот так…

Бормоча эти слова, Тиюри принялась копировать анимацию, проигрывающуюся в меню навыков: дважды крутанула громадный колокол вокруг левого локтя, потом махнула сверху вниз. Но, разумеется, ничего не произошло.

– Ну что такое, он ничего не делает.

– Чтобы пользоваться спецнавыками, надо сперва заполнить «шкалу спецатаки» под полосой хит-пойнтов.

– А как ее заполнять?

– Нанести урон противнику, самой получить урон или –

Когда он дошел до этого места, Тиюри подняла тяжеленный на вид колокол и махнула, целясь Харуюки в голову. Тот поспешно добавил:

– …Или еще можно разрушать арену. Вот эти машины – их все можно ломать!

– Аа, понятненько.

Возможно, Харуюки это показалось, но Тиюри кивнула слегка недовольно, после чего направилась к паровой машине, стоящей на месте учительской кафедры. Затем без малейших колебаний долбанула левой рукой по испускающей облака пара машине.

Раздалось «бум!», во все стороны полетели искры и клубы дыма.

– Ух ты, классно!

Издавая вопли невинной радости, аватар в остроконечной шляпе принялся ломать шестерни, расположенные с одного бока конвейера. При взгляде на нее Харуюки содрогнулся. Взрыв был такой реалистичный, вся арена такая ультрадетализованная, а Тиюри это ни на чуть-чуть не впечатлило; вот почему девчонки…

Пока Харуюки мысленно ворчал, молчавший до сих пор Такуму подошел и прошептал:

– Хару, ты заметил? Хит-пойнты Ти-тян вообще не падают. На арене «Завод», когда уничтожаешь машины, всегда сам немножко урона получаешь.

­– А… точно.

– По виду не скажешь, но у нее колоссальная защита. «Зеленый цвет» изначально второй после «металлического» по части защиты…

Услышав холодный анализ Такуму, Харуюки вспомнил про легендарного непробиваемого Зеленого короля.

Броня Лайм Белл явно была крепче, чем у Сильвер Кроу, когда тот был на первом уровне. Стало быть, Тиюри тоже тяготеет к обороне. Надо же, полная противоположность ее характеру в реале.

Пока он об этом раздумывал, ярко-синяя шкала спецатаки Лайм Белл заполнилась почти до половины.

– Эй, Тию, достаточно уже.

Услышав эти слова, аватар развернулся, подошел –

И без тени колебаний поднял громадный колокол в левой руке.

– Хигууу?!

Харуюки взвизгнул и машинально закрыл голову руками.

После двух полуоборотов по часовой стрелке колокол внезапно окутался ослепительным желто-зеленым сиянием.

– …Цитрон коооолл!

Как только Тиюри выкрикнула название приема и махнула колоколом сверху вниз, раздался шикарный звуковой эффект, что-то вроде «ригоригориииин», из колокола вылетело множество световых частичек и тут же окутало Сильвер Кроу.

– !..

Не в состоянии предсказать, какой именно урон он сейчас получит, Харуюки задержал дыхание и закрыл глаза. Возможно все – огонь, удар, какая-то неведомая кислота, растворяющая все подряд…

– …Э?

– …О?

Слева и справа донеслись озадаченные возгласы Тиюри и Такуму. Харуюки приоткрыл глаза.

Нервно взглянул на свое туловище – оно все так же серебряно блестело. Он не ощущал ни боли, ни жара, и его полоса хит-пойнтов тоже ничуть не укоротилась.

– Ну что такое! Опять ничего!!!

На возмущенный вопль Тиюри он машинально покачал головой.

– Этого… этого не должно быть. Твоя атака в меня попала, факт… и шкала спецатаки тоже разрядилась. Долгодействующий урон… нет, не похоже. Задержанный урон, может?..

Харуюки бормотал, ожидая хоть какого-то изменения, но прошло несколько секунд, потом несколько десятков секунд, а хит-пойнты Сильвер Кроу не изменились совершенно.

– Хмм… значит, только свет и звук – может, какая-то слепящая атака? Вполне в стиле желтого аватара…

Слова Харуюки совершенно не улучшили настроения Тиюри; она уперла правую руку в поясницу и заявила:

– Скукота! Хару, дай мне какую-нибудь из твоих спецатак!!!

– Чего – это невозможно. И потом, моя спецатака – всего-навсего удар головой.

– Я сейчас даже это согласна взять.

Перепалка стала уже похожа на то, что у них и в реальности происходило; но тут вдруг Такуму тихо пробормотал:

– Нет… для ослепляющей атаки шкала слишком сильно разрядилась. Она, конечно, была заполнена всего наполовину, но все равно, раз она вся истощилась… должен быть какой-то более практичный эффект…

Скрестив на груди мощные руки, он опустил голову с тонкими щелями на лице.

– Не урон, не какой-то еще отрицательный эффект… значит… а… стоп, а если!..

Его возглас заставил Харуюки и Тиюри синхронно повернуть головы.

– Что, Таку? Ты что-то придумал?

– …В общем, да, но это нечто невероятное… Ти-тян, стукни Хару нормально этим колоколом.

– Мм, будет сделано.

Дыдынннь!

Не став выяснять, закончил Такуму фразу или нет, Тиюри без намека на сдержанность долбанула колоколом сверху вниз, и у Харуюки, которому удар пришелся точно по голове, перед глазами заплясали звездочки.

– А-ааай!

Пока он стонал, Такуму продолжил свое безжалостное наставление.

– Шкала маловато заполнилась. Еще три раза.

– Мм, будет сделано.

Диридиридиннннь!!!

…Хороший у Тию колокольчик. Когда он бьет, такие приятные звуки раздаются.

Размышляя об этом и всяком прочем, Харуюки вдруг обнаружил, что лежит, раскинув руки-ноги.

В файтинге «Brain Burst» повышение уровня само по себе не очень сильно повышает хит-пойнты, атаку и защиту. Появляются новые атаки и способности, и тактические возможности соответственно расширяются, но если тебя лупят, а ты не защищаешься, то, естественно, получаешь урон. В итоге после четырех ударов Харуюки потерял около 30% хит-пойнтов, а шкала спецатаки Тиюри вновь заполнилась более чем наполовину, ярко сияя синим.

Застонав, Харуюки сумел кое-как подняться на ноги, и прямо перед ним –

Колокол снова крутанулся, снова вспыхнул желто-зеленый спецэффект.

Странно. Когда мне семпай читала первую лекцию, сцены «обучение атакам на теле наставника» почему-то не было.

И вообще, почему именно я дуэлюсь с Тию?

Пока он с очевидным запозданием прокручивал в голове эту мысль, Тиюри вновь выкрикнула название спецприема, еще громче прежнего.

– Цитрон коооолл!!!

Чистый звон колокольчика. Вылетела желто-зеленая световая лента. Следом – свежий цитрусовый запах.

Все это обвило Сильвер Кроу в несколько слоев. А затем –

– Уаааа?!.

Харуюки испытал нечто, чего в ускоренном мире уже несколько месяцев не испытывал, – настоящий шок, да такой, что у него вырвался нечленораздельный возглас.

В верхнем левом углу его поля зрения полоса хит-пойнтов, уже укоротившаяся на 30%…

…медленно восстанавливалась!

Восстановление хит-пойнтов.

В играх жанра «файтинг» это изначально невозможно. По правде сказать, до сих пор Харуюки ни разу не встречал в «Brain Burst» способностей, позволяющих восстанавливать здоровье.

Нет, если быть точным, один раз, возможно, все-таки встречал. Три месяца назад, когда после невероятной битвы и грандиозных разрушений было уничтожено проклятое «Усиленное вооружение» и убит Кром Дизастер. Тот аватар обладал способностью высасывать здоровье противника, которого он поедал, и залечивать свои раны.

Однако, поскольку сражение с Дизастером проходило в «Безграничном нейтральном поле», где полосы хит-пойнтов других игроков не видны, сейчас Харуюки впервые реально видел, как хит-пойнты восстанавливаются.

Всего за десять секунд полоса хит-пойнтов вернулась к исходному состоянию, и одновременно погасло желто-зеленое сияние.

Однако ни Харуюки, ни стоящий чуть в сторонке Такуму не могли ни пошевельнуться, ни произнести хоть чего-то.

От паралича их излечил недовольный возглас Тиюри.

– Нет, ну что за дела?! Твои хит-пойнты восстановились!!! Нечестно, это не считается!!!

– Нет… не то чтобы я тут играл нечестно… – с трудом проскрипел Харуюки и глянул на Такуму, умоляя объяснить, что происходит.

Сиан Пайл распахнул синие глаза за узкими щелочками маски, покачал головой и прошептал:

– Что… что за… Это совершенно точно «способность к лечению». Аватар Ти-тян – «хилер»…

– Чтооо? Священник, в смысле? Скукота.

Выйдя наконец из столбняка, Харуюки подошел к явно недовольной Тиюри и честно сказал что думал:

– Хилер… впервые слышу о таком. Надо же, в «Брэйн Бёрсте» они тоже есть.

Такуму, однако, прошептал с оттенком страха в голосе:

– Это не скукота… это просто потрясающе редкий аватар. С таким аватаром дебют Ти-тян в дуэлях может получиться очень громким… может, даже громче, чем у Сильвер Кроу…

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] Lime bell – (англ.) «лаймовый колокольчик». Здесь и далее – прим. Ushwood.

[2] Citron call – (англ.) «вызов цитрона»

11 thoughts on “Ускоренный мир, том 3, глава 2

  1. Allusio
    #

    > Раз проверка все равно потребует одного бёрст-пойнта, мы можем одновременно посмотреть, какой дуэльный аватар достался Тию.

    «одновременно» режет глаз. Может, «при этом» будет уместнее?

    1. Ushwood Post author
      #

      Нет, здесь по смыслу именно «оба одновремено» или «оба сразу». Т.е. очко тратится одно, а посмотреть смогут сразу двое.

  2. Spyro
    #

    Спасибо за поправку.

    «В итоге после четырех ударов Харуюки потерял около 30% хит-пойнтов…»
    хех в аниме, помнится, он потерял куда больше. Я еще удивлялся как аватар 1ого уровня сносит аватару 4ого 90% хп за пару ударов)

  3. Spyro
    #

    «– …Ну, пора начинать вводное занятие, – объявил Харуюки в попытке скинуть напряжение и повернулся к желто-зеленому аватару. – Тию, большинство правил «Брэйн Бёрста» тебе Таку уже рассказал, да?
    …..
    – Н-не говори это так просто. Ну, вообще-то да…»
    В этом диалоге реплика Тию потерялась.

    1. NerV
      #

      какая реплик потерялась?
      «Ну, пора начинать вводное занятие» — Хару
      «Н-не говори это так просто» — Тию

      по моему, все ок

      1. Spyro
        #

        Сначала тоже так показалось, но тогда вот эта фраза вызывает вопросы: «Если бы она услышала сейчас равнодушный тон Тиюри, что бы она сказала…»
        Посмотрел на Б-Ц — оказалось пропущен ответ Тию:
        «Yeah. All I need to do is, win a lot of duels to earn points, then become level 10 to clear the game right?»
        «Н-не говори это так просто», — уже слова Харуюки.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ