Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 6

 

Через портал, установленный в холле муниципалитета Нэримы, Харуюки вернулся в реальный мир.

Сделал глубокий вдох, привстал с дивана. Отключая XSB-кабель, он повернул голову и увидел сидящего рядом Такуму – глаза за стеклами очков были закрыты, дыхание спокойное.

Сейчас сознание его друга продиралось сквозь суровые тренировки в совершенно ином временном масштабе, чем у Харуюки сейчас. Нет, простыми словами вроде «тренировки» этого не описать. Такуму смотрел в лицо собственным ранам, которые много лет загонял в самую глубину души, и старался их одолеть.

– …Таку, постарайся, – еле слышно прошептал Харуюки и выпрямился.

С другой стороны стола полулежала одетая в форму начальной школы девчонка с невинным спящим лицом. На самом деле она не спала, но… Как бы там ни было, сейчас она больше всего походила на ангелочка. Харуюки мысленно сказал ей «спасибо», потом открыл массивную дверь и вышел из радиоизолированной комнаты в коридор.

…И тут.

– Сюда. Скорее.

Этот голос раздался откуда-то сверху, и Харуюки, вздрогнув, поднял голову.

Перед ним стояла, вне всяких сомнений, та самая официантка, которая недавно принесла Харуюки и компании торт и напитки.

Длинное платье виноградного цвета с рукавами-фонариками. Поверх него – белоснежный передник с умеренным количеством оборчатой тесьмы. Белая кружевная лента на голове, немного более красный, чем платье, бант над грудью.

Короче, она была одета в форму горничной. На вид официантка была моложе, чем Харуюки показалось, когда он смотрел издалека. Довольно высокая, но, похоже, она все еще училась в старшей школе. Волосы были зачесаны по бокам, образуя идеальный пробор, сзади ниже лопаток опускалась коса. Лицо у нее было довольно суровое, а глаза с чуть закошенными вверх уголками усиливали эту суровость раза в два.

…Это из-за того, что я рано вышел? С Нико и Таку все будет в порядке?

Несмотря на эту мысль, Харуюки пока что просто кивнул и попытался сбежать из коридора в магазин. Но.

– Не туда.

С этими словами девушка резко схватила его за ворот блейзера, и голова Харуюки отчаянно мотнулась назад.

Харуюки офигел. Что еще за обращение с клиентом кондитерской со стороны официантки, да еще одетой как горничная?! Впрочем, следующие слова девушки усилили его замешательство в десятки раз.

– Выйдем через черный ход. За мной, Сильвер Кроу.

– …Чего?!.

Мысленно вопя «айкакпоганоменяраскололивреалеееееее», Харуюки на автомате кинулся в бегство, но, поскольку девушка продолжала крепко сжимать его воротник, это привело лишь к тому, что Харуюки чуть не задохнулся. Несмотря на стройную фигуру, хватка у официантки была просто страшная.

– Бежать не нужно. И даже если сбежишь, уже слишком поздно.

После того как девушка произнесла это высоким, но сипловатым голосом, Харуюки неохотно оставил попытки удрать и развернулся.

Горничная-сан смотрела на Харуюки сверху вниз с абсолютно непроницаемым выражением лица, потом, выпустив наконец ворот его блейзера, произнесла будничным тоном:

– Скарлет Рейн сказала помочь тебе. Мое имя «Блад Лепард»[1]. Когда обращаешься, зови меня «Лепард», не «Блад». Сокращенно «Пард», не «Лепа».

– Пого… ди секун… дочку, – каким-то чудом сумел выдавить Харуюки, изо всех сил пытаясь въехать в ситуацию.

«Спроси того, кто больше знает».

Красный король Нико четко сказала это Харуюки, прежде чем он разлогинился. Но Харуюки, естественно, предположил, что этого «кого-то» он встретит в ускоренном мире.

Но, судя по всему, эта вот горничная-сан, показавшаяся Харуюки в реале, и была тем самым Бёрст-линкером из Красного легиона, который «больше знает». Кроме того, она же работала в этом магазинчике. Иными словами, здесь была не просто кондитерская, а что-то вроде базы «Проминенс»…

Когда он додумал до этого места, горничная-сан, которую теперь уже следовало звать «Блад Лепард» (сокращенно – «Пард-сан»), с явным нетерпением произнесла:

– Я ждала две секунды. Дальше будешь думать на ходу.

Длинная юбка мягко заколыхалась, когда девушка развернулась и решительно зашагала к двери в конце темного коридора.

 

Дверь, похоже, и была черным ходом; она располагалась возле гаража за кондитерской.

Горничная-сан поводила пальцами в воздухе, и ворота гаража, выходящие на дорогу, начали открываться. Похоже, Блад Лепард была той еще торопыгой; она выставила палец в сторону Харуюки, будто не могла позволить себе тратить время на ожидание, и сказала:

– Командир мне сообщила только одно. Есть Бёрст-линкер, который подключается к локальной сети, но не появляется в дуэльном списке. Ты хочешь узнать, как он это делает. Это так, кей?

Она задала вопрос, использовав суперкороткую фразу, в которой и без того маленькое слово «окей» сократила еще больше. Харуюки в ответ кивнул.

– А… ага, все так и есть.

– О перехвате списка я слышу впервые, но слышала о «локальносетевом тролле».

Услышав эти слова, неожиданно произнесенные горничной-сан, Харуюки машинально подался вперед и нетерпеливо переспросил:

– Ло-локальносетевой тролль?.. Кто он?

– Я мало что знаю. Похоже, в одной сети есть Бёрст-линкер, который влезает, дерется и исчезает, прежде чем его вызывают на реванш.

– И г-где эта «одна сеть»?!

– Акихабара.

Услышав мгновенный, короткий ответ, Харуюки на этот раз отшатнулся назад.

– …Ак-кихабара, если я правильно помню, – территория Желтого легиона…

– Да.

Глядя на горничную-сан, которая кивнула как ни в чем не бывало, Харуюки сглотнул.

Всего три месяца назад Красный король Нико оказалась в смертельной опасности, угодив в коварную ловушку Йеллоу Рэдио, Желтого короля, правящего легионом «Крипт Космик Саркус». Харуюки и остальные члены «Нега Небьюлас», сопровождающие Нико, тоже попали в засаду с участием десятков игроков, и им пришлось очень тяжело, так что, можно сказать, «Нега Небьюлас» сейчас был с Желтым легионом в более враждебных отношениях, чем с другими из шестерки больших легионов.

Конечно, Харуюки очень хотелось собрать информацию, но в то же время ему недоставало смелости соваться в логово такого врага. Он закусил губу.

Нет, сейчас я не могу позволить себе бояться. Мне уже повезло, что я узнал, что в Акихабаре есть ключ. И потом, если я там пролезу в число зрителей какой-нибудь обычной дуэли и там подслушаю, как говорят об этом, то мне самому, может, и не придется драться…

Так Харуюки думал, пытаясь собрать в себе хоть чуть-чуть храбрости.

Тем временем Блад Лепард, несколько секунд стоявшая молча, отрезала:

– Кей. Мы выдвигаемся.

– Э?

…«Выдвигаемся» – в смысле, в Акихабару? Она тоже идет со мной? Надеюсь, не в этом наряде?..

Горничная-сан вновь схватила Харуюки за ворот и, не произнося ни слова (будто давая понять, что вообще не собирается больше ничего говорить), вошла в гараж. Ее полуботинки глухо стучали по земле.

Там, внутри, всем видом внушая почтение, стоял…

…здоровенный, больше двух метров в длину, электрический мотоцикл.

Это «нечто» не имело ничего общего с обычными электроскутерами, мирно ездящими по улицам. Всю его тушу покрывал блестящий красно-черный обтекатель, переднее и заднее колеса, каждое с собственным встроенным мотором, были ужасно толстыми. Несмотря на то, что покрытие рычагов активной подвески было настолько потрепано, что уже практически ее не защищало, в целом мотоцикл выглядел очень обтекаемым и приземистым, будто прильнувшим к земле.

– Офи… геть… – вырвалось у восхищенного Харуюки. Тем временем Пард-сан взяла с полки возле стены что-то круглое и бросила ему. Харуюки машинально поймал этот предмет и лишь потом взглянул на него – это был красный открытый шлем.

– …Чего?

Не сводя глаз с Харуюки, не понимающего, что происходит, Блад Лепард быстрым шагом подошла к нему и забрала шлем обратно.

Потом вдруг нахлобучила его Харуюки на голову. После чего одной рукой мастерски застегнула пряжку у него под подбородком.

Потом она надела свой шлем – черный и глухой – прямо поверх наголовной ленты, поправила выбившуюся из-под него косу, в очередной раз схватила Харуюки за ворот и усадила на двухместное сиденье мотогромадины.

…Нет. Не может быть. Погодите. Погодите минутку.

Харуюки только успел мысленно прокричать эти слова, а горничная-сан, так и не сняв одеяние горничной, уже оседлала мотоцикл и взялась за грубые рукоятки своими тонкими руками, на которых вдруг оказались кожаные перчатки.

– Включить.

Похоже, это была голосовая команда – приборная панель мотоцикла тускло зажглась. Рычаги активной подвески, торчащие вперед и назад, чуть спружинили.

Поскольку нейролинкер Харуюки тоже подключился к процессору мотоцикла, в поле зрения открылись окошки спидометра и индикатора заряда батареи. Одновременно он услышал слова Блад Лепард, но не голосом, а мыслями, через беспроводное соединение.

«Хватайся».

«Ээ, эмм, не, но…»

Едва он успел так подумать, как перед ним возникли две ладони и вцепились в его запястья. Харуюки почувствовал, что его руки тянут вперед и заставляют сомкнуться на тонкой талии горничной-сан прямо поверх передника. Похоже, эта девушка следовала принципу «не повторять одно и то же дважды».

Хотя Харуюки уже наполовину сдался (все равно, похоже, сбежать отсюда нереально), все же он спросил:

«А… эмм, ты так и поведешь в таком виде?»

«Тратить время на переодевание бессмысленно».

«И… и это, с магазином все будет в порядке?»

«Моя смена до пяти. Если есть еще вопросы, задавай все сразу».

«…Больше нет».

«Кей».

После чего горничная-сан непринужденным движением врубила мотор.

ВРРРРР. С бездонным рокотом посреди тишины гигантский мотоцикл выскользнул из гаража кондитерской.

На часах в правом нижнем углу поля зрения было 17.08. Дождь уже успел прекратиться, прорехи между плывущими на запад облаками светились суперским оранжевым светом.

Ой, я забыл в магазине зонт. Ладно, Такуму потом заберет.

Пока Харуюки с трудом ворочал эти мысли в явно эскапистской манере, электромотик медленно и практически беззвучно выехал из квартала Сакурадай. Похоже, Блад Лепард, хоть и кажется очень нетерпеливой, все-таки водит безопасно –

Харуюки почувствовал, как напряжение уходит из плеч, и как раз в эту секунду мотоцикл, добравшись до большого перекрестка, свернул вправо, на седьмую кольцевую.

ВРРРААААА!!! Встроенные в колеса моторы резко взвыли, и стрелка голографического спидометра скакнула вверх.

Длинная юбка перед глазами Харуюки захлопала на ветру. Поток воздуха нажал на визор его шлема.

– …Аааааааа!!! – завопил Харуюки реальным голосом.

 

Громадный мотоцикл с водителем в одежде горничной и учеником средней школы в школьной форме съехал с седьмой кольцевой на улицу Мэдзиро и решительно устремился на восток.

…Кстати сказать. В нынешнее время случаев превышения скорости мотоциклами и автомобилями просто не было. Потому что система управления машиной автоматически выставляла ограничитель скорости на уровне разрешенного на данной конкретной дороге максимума. Если кто-то захочет разогнаться сверх предела, ему придется либо незаконно перестроить всю систему, либо приказать ей войти в режим чрезвычайной ситуации и временно отключить управляющий ИИ. Разумеется, отключение ИИ без уважительной причины тоже незаконно, так что в обоих случаях нужно быть готовым познакомиться с наручниками.

Мотоцикл, которым управляла Блад Лепард, естественно, не был модифицирован ни одним из этих способов и летел со скоростью 80 км/ч – предельно допустимой на улице Мэдзиро; однако от нуля до максимума он разгонялся за невероятно короткое время. Естественно, круглое тело Харуюки то и дело мяли ускорения, которые он никогда прежде не испытывал в реале, и всякий раз он вскрикивал. Вдобавок ко всему его живот давил на стройное тело Пард-сан, которую он обхватил руками; Харуюки просто уже не знал, что делать.

…Слава богу, что я сижу сзади. Иначе бы я чувствовал не ее спину, а грудь. Нет, стоп, это «иначе» же вообще невозможно?

Пока он ворочал эти мысли в идущей кругом голове, мотоцикл въехал на улицу Сотобори в Иидабаси. На этой небольшой улочке в центре города было полно машин; водители электромобилей и скутеров, замечая мотоцикл с Пард-сан и Харуюки, начинали изумленно моргать.

Это было вполне естественно. Ослепительная горничная в белоснежном переднике едет в сумерках на громадном спортивном мотоцикле, какие мало кто из людей видит в наши дни, – та еще картина. Мало того – у нее за спиной еще и среднешкольник приютился.

Не в силах вынести многочисленные взгляды, впивающиеся в них, пока они ждали на светофоре, Харуюки опустил голову и мысленно произнес:

«…Э-эмм, мы просто потрясающе выделяемся».

«Да».

Краткий ответ Пард-сан, явно намекающий, что это все для нее не имеет значения (нет – она правда думала, что это не имеет значения!), вовсе не обескуражил Харуюки, и он продолжил:

«…П-по-моему, так вот заявляться на территорию ККС немножко опасно».

На этот раз ответ был подлиннее.

«Эн-Пи[2]. Наоборот, мы не вызовем подозрений».

«Ээ?»

Больше отвечать она не стала и, когда светофор загорелся голубым[3], врубила полный газ. Двигатель выстрелил их вперед, как молнию. Харуюки задохнулся.

Смысл ответа Пард-сан он понял уже после того, как мотоцикл въехал на многоэтажную парковку на западном краю Акихабары и они вдвоем пошли пешком.

Едва они выбрались на главную улицу, пронзающую весь квартал электроники с севера на юг, в глаза Харуюки бросились по меньшей мере три горничных. Ну, разумеется, это были ненастоящие горничные – впрочем, Блад Лепард тоже, но все равно; они с улыбками раздавали прохожим голографические листовки, рекламирующие, похоже, какой-то магазинчик. Да уж, единственное внешнее различие между этими девушками и Пард-сан – их улыбающиеся лица.

– Понятно…

Сообразив наконец, в чем дело, Харуюки снова вгляделся в Неспящий город, Акихабару.

Квартал был перестроен в начале двухтысячных и стал выглядеть очень модерново и интеллектуально. Но позже цены на землю упали, основные продажи бытовой электроники переместились в Икэбукуро и Синдзюку, банки, сильно ослабшие во время экономической депрессии тех времен, ушли отсюда, собственность раздробилась между множеством владельцев – словом, в 20-е годы в квартале воцарился такой же хаос, как в прошлом веке.

Сейчас, в 2047 году, здесь располагалось дикое количество мелких магазинчиков, где продавалось все, что имело отношение к электричеству, сетям и субкультурам. В витринах выстроившихся вдоль улицы магазинов сияли неоновые огни, в каждой что-то свое – полное разнообразие; находиться здесь было все равно что в центре галактики, в окружении бессчетного множества звезд всех мыслимых ярких цветов.

Если сейчас Харуюки подключится к Глобальной сети и согласится принимать рекламную информацию без ограничений, его поле зрения мгновенно забьется голографическими листовками, рекламирующими детали для нейролинкеров, компьютеры в рассрочку, всяческие программы… за этими листовками он вообще видеть что-либо перестанет.

– Класс… – выдохнул он, блаженно купаясь в информационном хаосе, который уже нельзя было назвать реальностью, только виртуальным миром; но тут его снова ухватили за ворот.

– Сюда.

Блад Лепард, у которой окружающее, похоже, особо сильных эмоций не вызывало, двинулась по забитому покупателями тротуару на север, волоча Харуюки за собой.

В итоге она его привела к особо шумному зданию, вход в которое был не непосредственно с улицы, а чуть в глубине.

С первого взгляда Харуюки не сумел понять, что это за магазин. Над входом мигала неоновая вывеска «QUADTOWER», внутри царил полумрак. А еще оттуда вырывалось множество накладывающихся друг на друга громких электронных звуков.

– …«Квадтауэр»? Что это?.. – спросил малость испугавшийся Харуюки.

– Ге-цен.

После этого короткого ответа Пард-сан решительно вошла в магазин. Что еще за ге-цен? С этой мыслью Харуюки засеменил следом.

Значение этого слова стало ясно, как только он спустился по короткой лестнице и шагнул на темный пол.

На бетонном полу плотными рядами стояли доисторические игровые автоматы – здоровенные, с устаревшими ЭЛТ-экранами и джойстиками. Из всех динамиков безостановочно лилась игровая музыка, звуки ударов и взрывов. Игроки, полулежащие на креслах с откинутыми спинками, сосредоточенно молотили по клавишам.

Пока Харуюки, стоя у входа, обалдело смотрел на происходящее, возле стоящих в два ряда игровых автоматов победно вскинул руки один из игроков, и тут же толпа зрителей на заднем плане подняла шум. По другую сторону ряда с убитым видом встал паренек. Похоже, эти двое сражались друг против друга на двух машинах.

Один из зрителей – точнее, одна – тут же села за освободившийся автомат. Ярко одетая девушка, смахивающая на какого-то игрового персонажа, достала из кармана серебряную 100-иеновую монетку и сунула в щель посреди автомата.

– По… понятно, – сухим ртом прошептал Харуюки. – Ге-цен – это значит гейм-центр. А эти машины – «аркадные игровые автоматы»!

Харуюки продолжал говорить возбужденно, но Блад Лепард, как обычно, ответила коротким «да» и снова двинулась вперед.

Харуюки, хоть и понимал важность цели, которая привела его в этот квартал, не мог подавить в себе желания тоже сесть за одну из этих машин; один-то разок ничего не изменит! С такими громадными контроллерами он раньше дела не имел, но на домашней игровой приставке, управляемой с геймпада, он столько играл в 2D-файтинги, что даже устал от них.

Но, увы, у него не было с собой этих старинных штук, 100-иеновых монет – ни в карманах формы, ни в сумке. Если как следует поискать, где-то здесь наверняка найдется автомат по обмену электронных денег; но стоит ему только разлучиться с Пард-сан в этом большом и темном заведении, может случиться ужасное… его, вероятно, отругают. Так что Харуюки, едва не плача, отказался от этой идеи.

Когда в его голове с оооочень большим запозданием всплыл вопрос «А зачем, собственно, она притащила меня сюда?», Харуюки погнался за качающейся косой на фоне платья горничной, и совсем скоро они оба оказались возле дальней стены заведения, где был лифт.

Страшненький древний лифт проглотил Харуюки и Пард-сан и с грохотом понес их вверх. Остановился он на четвертом этаже.

За открывшейся дверью царила атмосфера, абсолютно ничем не напоминающая ту, что была в полуподвале; здесь было тихо, как в могиле. И тоже были ряды, но не игровых автоматов, а узких кабинок, разделенных внушительными на вид панелями. У правой стены стояли автоматы по продаже напитков.

Такого рода места Харуюки тоже были знакомы. Так называемые «дайв-кафе», предлагающие дешевые кабинки для Полного погружения в уединенной обстановке. Поскольку кабинки запирались, нырять отсюда было безопаснее, чем оставлять свое тело на открытом пространстве – в какой-нибудь кофейне или семейном ресторанчике.

Однако рядом с парковкой, где Пард-сан оставила мотоцикл, было полно дайв-кафе. Харуюки задумался, почему они пришли именно в это неблизкое заведение, но тут Пард-сан, быстро получив чек в автомате, широким шагом двинулась вглубь помещения. Харуюки неохотно последовал за ней.

Но –

– Входи.

То, на что указала Блад Лепард, было, вне всяких сомнений, одноместной кабинкой. Более того, когда Харуюки сделал что было велено, она сама зашла следом как ни в чем не бывало, так что он просто не мог не уточнить:

– Э-эмм, здесь всего одно сиденье.

– Все двухместные кабинки заняты. Если мы вдвоем поместимся, все нормально.

Дав этот бесстрастный ответ, она задвинула дверцу, и крепкий на вид замок громко щелкнул. Подобрав длинную юбку, она затем уселась немного боком на откидывающееся кресло.

Когда Пард-сан отодвинулась своим стройным телом к самому краю, осталось сантиметров сорок свободного пространства. Однако толстый Харуюки влез бы туда с трудом. Там было бы очень тесно.

– …Эм.

Харуюки хотел было сказать: «Пойду закажу себе еще одну кабинку», – но горничная-сан его опередила:

– Эн-пи. Меня не заботит прижиматься к ребенку.

Зато меня еще как заботит!!! И вообще, если вспомнить первое условие возможности стать Бёрст-линкером, ты старше меня не более чем на три года!!!

Несмотря на этот мысленный крик души, Харуюки уже успел смириться с таким обращением и потому, пробормотав «т-тогда прошу прощения», сел рядом с Блад Лепард. Несмотря на то, что он пытался как можно сильнее отклониться от девушки и прижаться к ручке кресла, между его носом и грудью под белоснежным передником оставалось миллиметра два.

Едва Харуюки почувствовал в воздухе сладковатый аромат, отдающий сливками и клубникой, у него закружилась голова, однако он вытерпел. Тут же до него донесся шепот с такого близкого расстояния, что, казалось, даже дыхание Пард-сан ощущалось.

– Первое. Установи аватар для Полного погружения, который нельзя связать с тобой в реале.

– …А, ага.

Кое-как снова запустив затормозившийся мыслительный процесс, Харуюки быстро влез на виртуальный рабочий стол и сменил аватар с розового поросенка, которым он пользовался в локальной сети средней школы Умесато, на зеленую ящерку, которую не применял раньше никогда.

– Г-готово.

– Второе. Когда нырнешь, иди в ворота «Акихабара BG».

– П-понял.

– Кей. Начинаю отсчет. Один, ноль.

…Обычно отсчет ведут как минимум с трех!

Одновременно с этой мыслью, мелькнувшей в голове Харуюки, два рта одновременно произнесли команду:

– Директ линк.

 

Фшшш! С этим звуком сознание Харуюки отделилось от тела и упало в черноту.

Снизу подплыло несколько ворот доступа. Поскольку от Глобальной сети Харуюки был отключен, все это были локальные сети, расположенные в этом здании, «Квадтауэре». Среди сверкающих надписей «Читайте сколько захотите!» и «Онлайн-игры бесплатно» обнаружилась и неприметная строчка «Акихабара BG».

Как только Харуюки потянулся к ней невидимой рукой, круглая иконка подплыла ближе, и его туда затянуло. Харуюки ощутил легкую задержку – признак того, что проводилась какая-то процедура идентификации.

Но совсем скоро он вновь ощутил движение, и наконец его ступни с металлическим стуком опустились на пол.

Подняв голову, Харуюки обнаружил себя в месте, которое можно было бы назвать или громадным баром, или клубом.

Стены и пол были из ржавых железных плит и проволочной сетки. Посередине было прямоугольное пространство вроде атриума; на полу первого этажа, окружающего этот атриум, и второго этажа стояли примитивные столы – просто железные плиты, установленные через равные промежутки.

За этими унылыми столами сидело множество аватаров, которые, видимо, тоже нырнули в этот бар. Все они были в тени, но когда Харуюки увидел их силуэты, то вздрогнул.

Это заведение было не в ускоренном мире, а в обычном виртуальном пространстве. И тем не менее Харуюки понял. Все они – Бёрст-линкеры. Иными словами, сеть под названием «Акихабара BG» была тем местом, куда могли подсоединяться только люди, у которых в нейролинкере установлена программа «Brain Burst».

Сглотнув горлом своей зеленой ящерки, Харуюки огляделся повнимательнее.

Следующее, что он заметил, – висящий на цепи в центре атриума большой четырехсторонний монитор. В тускло освещенном помещении символы на виртуальных дисплеях виднелись совершенно отчетливо.

На самом верху готическим шрифтом было написано: «TODAY’S BATTLE»[4].

Ниже – «18.00», скорее всего, текущее время.

Следующая строка: «»Фрост Хорн lv 5″ 1.57 VS «Слейт Болт lv 4»[5] 3.22» – явно объявление о дуэли. Но Харуюки не понимал, что означают числа с десятичной точкой после уровней.

– …Эмм, это же… – тихо обратился Харуюки, закончив наконец глазеть по сторонам, к стоящей рядом Блад Лепард.

Ее аватар, естественно (или, правильнее сказать – ожидаемо), был без платья горничной. Все тело облегал черный кожаный гоночный комбинезон. Однако из ворота торчала вовсе не человеческая голова. Зверь – что-то из кошачьих – с красивым темно-красным мехом. Впервые за все время до Харуюки дошло, что имя «Лепард» похоже на «леопард».

Леопардоголовая гонщица глянула своими пепельно-золотыми глазами сверху вниз на ящерку Харуюки и ответила:

– «Акихабара Батлграунд»[6]. Священная дуэльная арена Бёрст-линкеров.

– С-священная?.. – переспросил Харуюки. Потом внезапно ему в голову пришла одна мысль, и он добавил: – Акихабара – значит, здесь база Желтого легиона, или как?

– Нет. Единственная абсолютно нейтральная зона во всей Акихабаре… За мной.

И, цокая сапогами, она пошла прочь. Харуюки засеменил следом.

В самой глубине бара находилась, естественно, стойка, сделанная из железных пластин. Блад Лепард текучим движением села на табурет посередине. Харуюки на раз-два взгромоздил свое ящеричье тельце на соседний.

– Добрый вечер, «Матчмейкер»[7].

При взгляде на аватар по ту сторону стойки, вскинувший голову в ответ на тихие слова Пард-сан, Харуюки мгновенно подумал: «Дворф!»

Низкое, кряжистое тело, спутанная борода. Очки в металлической оправе поверх запавших круглых глаз, громадный галстук-бабочка. Странно, что он не держал топор в грубых лапищах.

Дворфоподобный аватар сперва поднял взгляд на леопардовую голову Пард-сан и выгнул бровь, потом посмотрел на ящеричью голову Харуюки и хмыкнул, затем снова повернулся к Пард-сан и улыбнулся.

– О, да у нас редкий клиент. Сколько месяцев мы тебя не видели, Леопард[8]?

И голос был как у типичного дворфа – этакий баритон. Но раз уж этот аватар был подключен к здешней сети, управлял им тоже Бёрст-линкер, а значит, ему не больше 17 лет.

Впрочем, забивать себе голову подобными вопросами – глупо, да и невежливо. Пард-сан слегка пожала плечами и ответила коротко: «Восемь месяцев». Дворф с многозначительным именем «Матчмейкер» снова улыбнулся – его усы шевельнулись – и спросил:

– Что, заскучала по настоящим боям? Или пришла подзаработать на карманные расходы?

– Прости, но сегодня я пришла не ради дуэлей и не ради ставок.

После этих слов у Харуюки невольно вырвалось:

– Ста… ставок?!

Дворф поднял обе брови и качнул бородой в сторону огромного центрального монитора.

– Глянь-ка на те цифры. Это букмекерские коэффициенты.

– Коэффициенты…

Теперь, когда он это сказал, все стало очевидно. Числа 1.57 и 3.22 следом за именами участников дуэли могли быть только букмекерскими коэффициентами.

Иными словами, здесь делались ставки на исход дуэлей между Бёрст-линкерами.

– …И, и что тут ставят? Не-не-не-не бёрст-пойнты же, да? – хрипло спросил он. Дворф громко фыркнул.

– Дурачок, если бы мы тут ставили очки, азартные идиоты теряли бы «Брэйн Бёрст» один за другим. Конечно, ставят реальные деньги.

– Ре-реальные деньги…

Это тоже было достаточно плохо; собственно, частные игорные заведения сами по себе были вне закона. Глядя на хлопающего губами Харуюки, Матчмейкер вдруг удовлетворенно усмехнулся.

– Ты еще не в курсе, сколько денег здесь заработала эта леопардоголовая сестрица?

– Не говори того, что неверно поймут. Одними ставками на бой ничего не заработаешь, и даже если выиграешь, получишь всего пятьсот иен. Гораздо меньше, чем за час подработки.

– …П-пятьсот иен… – вновь пробормотал Харуюки, все еще неспособный прийти в себя. Дворф довольно рассмеялся.

– Да, так тут все устроено. Максимум тут можно поставить три сотни за бой. Столько карманных денег дают обычно школьникам.

– …П-понятно…

Напряжение наконец начало было покидать плечи Харуюки, но тут голос Блад Лепард вернул его обратно.

– Кончаем с приветствиями, переходим к делу.

– Леопард, ты все такая же нетерпеливая. Если ты не хочешь ни драться, ни ставить, то зачем же пришла?

– Сегодня ты мне нужен как информатор. Мне нужна информация о «локальносетевом тролле»… Бёрст-линкере, который влезает в дуэльные списки, не подключаясь к сети.

Реакция дворфа на эти слова была весьма примечательной.

Едва он услышал вопрос Пард-сан, его глаза ошеломленно сверкнули и забегали. Убедившись, что в пределах слышимости нет других Бёрст-линкеров, Матчмейкер процедил еще тише:

– …О вмешательстве в дуэльный список я слышал в другом месте. Здешние слухи не такие детальные.

На этот раз уже Блад Лепард подняла брови на своем леопардовом лице.

– Спрашиваю я, не кто-нибудь.

– Мм… да, верно. Ну ладно, платить за информацию не надо, но взамен сами расскажете мне, что знаете.

– Кей. Расскажем, сколько сможем.

Матчмейкер кивнул и, перегнувшись над стойкой, заговорил голосом, идущим откуда-то из бороды.

– …Бёрст-линкер, который перехватывает дуэльный список… это большая проблема, от которой сейчас втихаря трясется вся сеть «Акихабара BG».

 

«Слушай сюда, мелкий».

Этими словами дворф начал рассказ, адресованный впервые пришедшему в этот бар Харуюки.

«Акихабара BG» – локальная сеть, к которой можно подключиться из игрового центра «Квадтауэр». Бёрст-линкер, желающий участвовать в боях, должен сперва прийти в бар и зарегистрироваться как игрок у стойки. Потом система выбирает самую подходящую пару исходя из уровней и способностей, и на главном мониторе появляются время боя и коэффициенты.

Те, кто хотят сыграть, могут поставить любую сумму в пределах 300 иен до определенного времени. Потом (прямо перед назначенным временем боя) один из игроков ускоряется, выбирает другого из дуэльного списка, и поединок начинается. Вот так все устроено в общих чертах. Просто, да?

Первостепенное правило в этой локальной сети – никто ни с кем не имеет права драться, кроме тех, кого зарегистрировал Матчмейкер. Любой, кто нарушит это правило и ввяжется в дуэль против игрока, с которым ему удобнее иметь дело и который пришел сделать ставку или просто поглазеть, будет отлуплен сильными охранниками – в дуэли, разумеется, – а потом вышвырнут из локальной сети. Здесь священное место, на которое даже Желтый король, правитель Акихабары, не может наложить лапы.

 

– Однако, – продолжил Матчмейкер, отпив из бокала (Харуюки и не заметил, как этот бокал появился на стойке), – где-то неделю назад появился наглец, который не зарегистрировался как игрок и вызвал на дуэль одного из двух запланированных участников перед самым началом их боя. Поскольку у нас есть механизм, который фиксирует всех, кто ныряет в «Акиба BG» в первый раз, на следующий день, когда этот тип появился снова, охранники тут же ускорились, чтобы как следует его отметелить. Но. Хотя он явно подключился к локальной сети… в дуэльном списке его не было.

– !..

Харуюки резко втянул воздух.

Случай, рассказанный Матчмейкером. Это было в точности то же, что сейчас происходило в локальной сети средней школы Умесато.

Дворф отхлебнул своего янтарного напитка и стукнул дном бокала по железной плите стойки.

– В тот день он опять вмешался в назначенный поединок, победил своего противника и спокойно разлогинился. И на следующий день, и еще. Сейчас мы объясняем игрокам и посетителям, что это баг в системе регистрации игроков, но долго мы так делать не сможем. Да еще слухи о «локальносетевом тролле» расползаются. Если так пойдет и дальше, если этому типу так и позволят делать все что он пожелает, под угрозой будет само существование «Акиба BG».

Харуюки сглотнул и робко спросил:

– Э, это… Как зовут этого Бёрст-линкера, который не появляется в списке?..

Имя, которое выплюнул дворф…

– «Раст Джигсо»[9].

…не совпало.

Невольно у Харуюки вырвался вздох облегчения, однако то, что это оказался кто-то другой, тоже представляло проблему. Ведь это значило, что Бёрст-линкеров, умеющих вмешиваться в дуэльный список, больше одного. А в системе «Brain Burst» такое умение дает слишком большое преимущество.

Матчмейкер подавленным тоном высказал похожее опасение.

– «Нельзя всегда выбирать дуэльного противника по собственному вкусу». Это одно из главных правил ускоренного мира. Даже если ты всегда вызываешь только тех противников, с которыми тебе удобно драться, нельзя заранее предвидеть, кто именно окажется в дуэльном списке. Пока ты ждешь, когда появятся подходящие, тебя самого вызовет кто-то, против кого ты слаб. Поэтому Бёрст-линкеры изо всех сил стараются не только оттачивать свои спецприемы, но и бороться со своими слабыми местами.

– …Да, так и есть.

– Но Раст Джигсо сейчас пользуется «Акиба BG» и при этом свободно выбирает себе соперников по вкусу. Если взглянуть на тот монитор, становится ясно, кто из Бёрст-линкеров в какой момент подключен. Так что ему достаточно просто выбрать себе противника, у которого он точно выиграет, и вмешаться непосредственно перед началом боя. Этот тип уже на одних дуэлях выиграл здесь больше ста очков. Я не могу его простить… не только как Матчмейкер, но и просто как Бёрст-линкер.

Произнеся эти жесткие слова, дворф пристально взглянул из-за круглых очков сперва на Харуюки, потом на Блад Лепард.

– Вот, собственно, и все. Теперь ваша очередь рассказывать. Сейчас здесь только я и охранники знают, что Раст Джигсо вмешивается в дуэльный список; где, черт побери, вы об этом пронюхали?

Харуюки кинул взгляд на сидящую слева от него Пард-сан и, шевеля ящеричьими губами, пробормотал:

– …Эмм, я не слышал о том, что здесь происходит. Просто другой Бёрст-линкер с точно такой же способностью объявился в локальной сети, куда я обычно подключаюсь… И я подумал, что вдруг кто-нибудь в Акихабаре что-нибудь об этом знает…

– Чтооо?! Еще один, и в то же время?!. Совершенно недопустимо… – прорычал дворф и тут же задал естественный вопрос: – Где эта сеть?

– П-прошу прощения. Это связано с моей реальной информацией…

– Чего, это же все равно что я один тут распинался!

…И тут.

Наконец раздался тихий голос Пард-сан.

– Матчмейкер. Какой уровень и тип у Раст Джигсо?

– Хмм? Шестой уровень, как у тебя. Цвет – как имя намекает, цвет ржавого железа. Это тоже очень похоже на тебя; однако стиль боя совершенно другой. Он специализируется на том, чтобы биться с аватарами ближнего боя, держась при этом на средней и дальней дистанции, так что, честно говоря, у рукопашников вроде тебя против него плохие шансы.

…Пард-сан – рукопашник? Несмотря на то, что она в Красном легионе, да и «кровь» в ее имени тоже красная?

Вопросы, мгновенно вспыхнувшие в голове у Харуюки, начисто сдуло следующими словами Блад Лепард.

– Кей. Тогда я за информацию заплачу так. Зарегистрируй меня и парнишку командой и назначь противниками дальнобойщиков. Плюс отмени остальные бои. Тогда у Раст Джигсо не останется других соперников, и он выберет нас.

– …Ч-ч-чтооо?!

Харуюки в панике грохнулся с табурета, потом поднялся, держась за стойку. Дворф снова посмотрел на него подозрительным взглядом.

– …Леопард, твое-то имя здесь достаточно известно, чтобы ты могла быть приманкой… но для начала – кто вообще этот новенький?

На лице Пард-сан появилась едва уловимая улыбка, только намек; потом девушка прошептала дворфу на ухо:

– Его имя еще известнее, чем мое. Этот пацан – «Серебряный Ворон» из нового «Нега Небьюлас».

Из бороды Матчмейкера раздался тихий присвист.

 

Харуюки и Блад Лепард открыли каждый свое меню «Brain Burst» и зарегистрировали друг друга как команду. Теперь если любого из них вызовут на дуэль, на арену автоматически отправятся оба.

Когда Бёрст-линкеры объединяются в команду, эта команда появляется на самом верху дуэльного списка. Игрок-одиночка может вызвать такую команду, в то же время команде вызывать на бой одиночку, естественно, запрещено.

Как только на громадном центральном мониторе появились имена «Блад Лепард» и «Сильвер Кроу», в баре поднялась суматоха. Отовсюду доносились возгласы типа «Эй, Леопард из Проми дерется!» и «Чего это она вместе с Вороном из НН?!». Числа, показывающие букмекерские коэффициенты, тут же забегали.

Отойдя от стойки и сев за унылый столик в углу бара в ожидании начала боя, Харуюки решил, что пора позадавать вопросы.

– …Эмм, почему мы деремся в команде? Этот Раст Джигсо ведь соло, он на двоих сразу не нападет, ведь так?..

– Не так, – качнула головой Пард-сан, поднеся к кошачьему рту коктейльный бокал. – Разница в уровнях – не по среднему уровню команды, а по сумме. Если нас вызывает одиночка, при поражении он почти не теряет, при победе получает много. Раст Джигсо любит очки, мы для него вкусная добыча. Я здесь известна как спец по ближнему бою, Джигсо – спец по спецам по ближнему бою, значит, у него преимущество. И… – ее золотые глаза обратились на Харуюки, она закрыла рот, но потом все-таки продолжила. – …Слухи, что ты больше не летаешь, уже разошлись. Если Раст Джигсо знает, шансов, что он нападет, еще больше.

Чувствуя одновременно боль и радость от того, что Блад Лепард хотя бы на секунду проявила сочувствие по поводу того, что он лишился крыльев, Харуюки быстро ответил:

– Ясно… если он вырубит меня сразу же, потом ему придется иметь дело с тобой один на один.

Кивнув, Харуюки последовал примеру Пард-сан, вновь поднесшей бокал ко рту, и тоже отпил свой виртуальный коктейль. Нахмурившись от необычного вкуса, он задумался.

Если допустить на минуточку, что Раст Джигсо как-то связан с Даск Тейкером и получил от него информацию о Сильвер Кроу, то Харуюки, естественно, следует быть осторожным. Потому что именно из-за Даск Тейкера Сильвер Кроу потерял крылья и стал слаб.

Проверив табло и убедившись, что до начала боя еще есть время, Харуюки задал следующий вопрос:

– Теперь… насчет того рассказа о предыдущих дуэлях… Матчмейкер сказал, что Раст Джигсо не появляется в дуэльном списке, но все-таки к локальной сети он подключается, значит, в реале он должен быть где-то в «Квадтауэре», да?

– Да.

– Тогда не можем ли мы как-то найти его реальное тело?

Пард-сан легонько пожала затянутыми в кожу плечами.

– Здесь ге-цен от полуподвала до третьего этажа и дайв-кафе с четвертого по шестой. Сейчас здесь сотни посетителей, найти в толпе кого-то одного трудно. Но.

– Н-но?

– Возможно, способ есть.

– К-как?!

– Позже объясню. Важнее, – Пард-сан, сидящая на диванчике рядом с Харуюки, гибко пододвинулась, ее рот оказался у самого уха ящеричьего аватара, и на самой низкой громкости, чтобы голос наверняка не услышал никто из окружающих, она прошептала: – Ты не должен применять инкарнацию, пока враг не применит.

Харуюки резко съежился и кивнул, но не мог не сказать в ответ:

– А… ага. Мне и Красный король так сказала. Но… но почему? Ну да, я согласен, это нечестно, когда только одна сторона применяет такую сильную штуку. Но если противник сам нарушает правила ускоренного мира…

– Неправильно. Это не для противника, это для тебя.

– Э?..

Кстати, Нико тоже что-то такое говорила…

Тем временем Пард-сан придвинулась еще ближе и прошептала, в упор глядя Харуюки в глаза:

– «Сила воображения» рождается из дыры в сердце. Когда ты оттуда тянешь силу, ты сам постепенно приближаешься к ней. Если когда-нибудь проиграешь, тебя проглотит тьма этой дыры.

– Ть-тьма?..

– Проклятие «Доспеха бедствия», с которым ты сражался, произошло от беспечного применения инкарнации первым Кром Дизастером. Короли много лет скрывали существование системы инкарнации, потому что знали это.

– !..

Харуюки вновь задеревенел.

Силу инкарнации порождает жажда, вызванная абсолютной нехваткой чего-либо… Красный король Нико и это говорила. И заполучить эту силу невозможно, если не посмотреть в лицо своим шрамам.

– …Но, – прошептал Харуюки, словно пытаясь убедить не Блад Лепард, а себя самого. – Человек, который познакомил меня с инкарнацией, сказал так. Что инкарнацию рождает сила «желания». И что обратная сторона душевных ран – это «надежда».

Красная девушка-леопард, услышав это, тихо вздохнула и таким же шепотом ответила:

– …Я тоже верю в это. Но у системы инкарнации, как и у самого «Брэйн Бёрста», есть две стороны. Напротив «надежды» – «отчаяние». Если за этой силой гнаться, что-то обязательно потеряешь. Думаю, и твой учитель – не исключение.

На миг в памяти Харуюки всплыл силуэт Скай Рейкер на серебряной инвалидной коляске. Ее ноги, которые утрачены и уже никогда не вернутся.

Быстро заморгав глазками своего аватара, Харуюки выплеснул свои полуоформившиеся мысли:

– …И все равно я хочу верить. В «силу воображения»… в силу «желания». Нет… в «Брэйн Бёрст», который меня спас.

– …

Блад Лепард начала было что-то говорить, но замолчала и, что нетипично для нее, молчала долго.

Наконец ее пристальный взгляд смягчился, и она прошептала, поднеся губы к самому уху Харуюки:

– Ясно. Все как Рейн говорила. Ты… может, именно ты для ускоренного мира –

Что она хотела сказать дальше, Харуюки не узнал.

За минуту до официального начала боя, объявленного на мониторе, по ушам Харуюки ударил сухой грохот. И в поле зрения появилась огненная надпись, сообщающая о появлении нового претендента.

 

Предыдущая            Следующая

 

 


[1] Blood – (англ.) «кровь». Второе слово – искаженное «леопард».

[2] NP – сокращение от «No Problem» (нет проблем).

[3] В Японии разрешающий сигнал светофора голубой, а не зеленый.

[4] Today’s battle – (англ.) «сегодняшнее сражение».

[5] Frost horn – (англ.) «морозный рог». Slate bolt – «аспидный болт» (или стрела, или молния) (аспидный цвет – синевато-серый). Lv – сокращение от level (уровень).

[6] Battleground – (англ.) дословно «площадка для сражений». Арена, в общем.

[7] Matchmaker – (англ.) «организатор матчей».

[8] Здесь и далее Матчмейкер обращается к ней не по английскому нику «Лепард», а по-японски «хё», «леопард».

[9] Rust jigsaw – (англ.) «ржавый лобзик».

2 thoughts on “Ускоренный мир, том 4, глава 6

  1. UshwoodFan
    #

    «Ну ладно, платить за информацию не надо, но взамен сами расскажете мне, что знаешь»
    Либо «сама расскажешь, что знаешь», либо «сами расскажете, что знаете». Либо я ничего не понимаю в русском языке. 🙂

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ