Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 7

 

Харуюки, уже в дуэльном аватаре «Сильвер Кроу», приземлился на водяной бак, стоящий на крыше здания.

Сплошные ряды магазинов на улицах внизу были все в неоновых вывесках – совсем как перед тем, как Харуюки нырнул. Множество огней и лазерных лучей подсвечивало низко висящие в ночном небе облака. Над головой парил аэростат с гигантской рекламной панелью, с улиц неслись объявления на непонятном языке.

Но, разумеется, это была не Акихабара реального мира. А 3D-арена, воссозданная по снимкам сети Общественных камер. Арена под названием «Торговый квартал».

Харуюки быстро пригнулся и проверил полосы хит-пойнтов в верхней части поля зрения.

Верхней левой была его собственная полоса. Прямо под ней – полоса поменьше, принадлежащая товарищу по команде, Блад Лепард.

А в правом верхнем углу сияла, как он и ожидал, полоса с подписью «Раст Джигсо». Затаив дыхание под серебряным шлемом, Харуюки уставился на маленький голубой курсор, появившийся в центре поля зрения. Противник был в той стороне. К счастью или к несчастью, на арене «Торговый квартал» в здания заходить было запрещено, как и на арене «Конец века», и потому, похоже, участников перенесло на некоторое расстояние от их изначального местонахождения.

Так, во-первых, надо найти Пард-сан…

Едва подумав так, Харуюки услышал сзади тихий голос и, вздрогнув, крутанулся на месте.

– Кей. Он клюнул.

Харуюки не слышал шагов, не ощущал присутствия, однако высокий, стройный аватар внезапно оказался у него прямо за спиной.

В целом очертания очень походили на аватар леопардоголовой гонщицы, который Пард-сан использовала в баре. Но вместо кожаного комбинезона все ее тело покрывала матовая темно-красная броня. Маска ее спереди была заострена, как пуля, а сзади переходила в острые кончики слева и справа, напоминающие уши; все вместе создавало ассоциацию с хищной кошкой.

На ее силуэте, в целом очень стройном и вытянутом, выделялись широкие, мощные бедра. Весьма проворный на вид аватар сел рядом с Харуюки, и Блад Лепард, Бёрст-линкер шестого уровня из легиона «Проминенс», продолжила шепотом говорить:

– Мы с тобой по ближнему бою, враг работает на средних и длинных дистанциях. Он попытается сперва разделить нас дальними атаками, потом снять тебя. Поэтому: не лезь в глупые контратаки, главная цель – не отделяться от меня.

– …П-понял, – кивнул Харуюки. Полсекунды спустя –

Дззззз! С той стороны, куда показывал курсор, послышался резкий вибрирующий звук, и Харуюки на рефлексах отскочил в сторону.

Через долю секунды водяной бак, на котором они только что находились, оказался рассечен на две равные части. Вода расплескалась по всей крыше. Стараясь не наступать на нее, Харуюки подбежал к Лепард – та отпрыгнула куда дальше, чем он, и теперь стояла, прижавшись спиной к вентиляционной трубе.

– Похоже, это была его дальнобойная спецатака, «Хил со»[1].

Вспомнив про способности Раст Джигсо, о которых они заранее узнали у Матчмейкера, Харуюки ответил на устрашающе быстрый комментарий Пард-сан, стараясь тоже говорить побыстрее:

– Это он выстреливает кольцевидную пилку. Но в такой темноте саму эту пилку мы не разглядим.

– Придется ограничиться слухом. Несколько подряд он, видимо, пускать не может; мы увернемся от следующей атаки и подберемся ближе.

– К-кей.

Кивнуть Харуюки уже не успел – снова раздалось «вззз!».

Вглядевшись, нет, вслушавшись в источник звука, Харуюки прыгнул вправо-вперед. Вращающееся с бешеной скоростью сверхтонкое, едва видимое кольцо мелькнуло слева, ровно там, где он только что стоял. Вентиляционную трубу рассекло надвое, и верхняя часть упала на крышу у него за спиной.

Но оглядываться Харуюки не стал, а со всех ног помчался за Блад Лепард, бегущей прямо перед ним.

Как он и ожидал, развиваемая багровым аватаром скорость была далеко не средней. Лепард передвигалась не столько бегом, сколько скачками. Всего в несколько таких скачков она достигла края крыши – и без тени колебания сиганула в воздух.

От их здания до того, что стояло напротив, через дорогу, было метров двадцать. Лепард с легкостью перемахнула через этот провал, заполненный неоновыми огнями.

…Мне тоже, что ли, прыгать?!

Не тормози, прыгай!!!

Направив эту мысль в правую ногу, Харуюки махнул вперед со всей силы. Воздух яростно засвистел в ушах, крыша следующего здания стремительно придвинулась.

Ноги Харуюки опустились на бетон в десяти сантиметрах от края. Но облегченно вздыхать было некогда. Потому что на крыше соседнего здания, соединенного с этим, он наконец-то различил силуэт врага. Тот стоял прямо, и в огнях, освещающих арену, был отчетливо виден его ржавый цвет.

Раст Джигсо!

Харуюки мысленно выкрикнул:

Ты союзник Номи… Даск Тейкера?! Ты перехватываешь список тем же методом, что и он?! Что, блин, это у вас за секрет?!

Будто издеваясь над нетерпением Харуюки, Раст Джигсо развел руки в стороны и проворно повернулся. После чего неожиданно быстро отступил на соседнюю крышу.

– …Думаешь, сможешь слинять?! – тихо прорычал Харуюки. Пусть у него нет крыльев, но проиграть в скорости дальнобойщику – это просто…

– Стой.

Если бы Харуюки, среагировав на этот резкий приказ, не притормозил слегка, у него бы отлетела голова.

Внезапно он ощутил жестокий удар в горло. Ощущение было такое, будто в него впилось что-то очень тонкое. По горлу прошла вибрация, во все стороны брызнули оранжевые искры, точно кровь. И полоса хит-пойнтов чуток просела.

– Гхх…

Харуюки стиснул зубы и, отчаянно дернувшись всем телом, избавился от штуковины, въедавшейся ему в шею. Уже падая на спину, он наконец увидел. В воздухе – висела сверхтонкая нить; висела горизонтально в том самом месте, где несколько секунд назад Раст Джигсо развел руками. Пилка.

Харуюки упал навзничь, и тут же рука Блад Лепард ухватила его сзади и со всей силы дернула вверх. В следующий миг кольцевая пила, прилетевшая с соседней крыши, разорвала кровлю в том месте, где он только что лежал.

Затащив Харуюки в тень гигантской вывески, Лепард изумленным голосом произнесла:

– Хорошо, что ты металлик.

– Я… прости, я забыл… о втором приеме этого типа, о котором нам рассказали…

– «Стилл Со»[2]. Он помещает пилку прямо в воздухе в определенное место.

Золотые глаза под остренькой маской прищурились, и Лепард продолжила:

– Вблизи атаковать он не дает неподвижной пилой, а сам обстреливает кольцевой. Да, естественный враг рукопашников.

– …И ч-что нам делать?

Всего мгновение поразмышляв, Лепард ответила:

– Дай мне свою шкалу спецатаки.

И, не дожидаясь реакции Харуюки, вдруг открыла пасть, до сих пор прятавшуюся под маской, и впилась острыми клыками в плечо Сильвер Кроу.

– Иии?! – пораженно вскрикнул Харуюки. Но то, что произошло следом, изумило его еще больше. Его шкала спецатаки, заполнившаяся на 30% из-за полученного только что урона, начала разряжаться, а шкала Блад Лепард – с такой же скоростью заполняться.

Забрав у Харуюки всю шкалу, Лепард отвела пасть и воскликнула:

– «Шейп чендж»[3]!

Опустив руки на бетон, ее аватар на миг ало вспыхнул и –

В мгновение ока она превратилась из «человека на четвереньках» в «прекрасного четвероногого зверя». Стройная спина выгнулась, плечи увеличились в размере, задние ноги приняли форму буквы Z, заряженной мощнейшей силой.

– Че… чего…

Уже в третий раз Харуюки был ошарашен происходящим. Блад Лепард тем временем обратилась к нему голосом, в котором заметно усилились звуковые эффекты:

– Забирайся.

Ясно было одно: если он так и будет стоять и пялиться, как идиот, его всего лишь еще раз укусят, поэтому Харуюки, по-прежнему в трансе, влез на гигантскую леопардовую спину. Прильнув к крыше, Лепард прыгнула в сторону, чтобы уклониться от очередной летящей в них кольцевой пилы, после чего понеслась в искрящейся неоновыми огнями ночи по прямой.

– …Кууу! – вырвался у Харуюки гортанный вскрик, когда они помчались на скорости, к которой уже не подходило простое слово «быстро».

Одним прыжком они покрывали метров десять, не меньше. Неоновые огни сливались в полосы, пролетающие мимо с обеих сторон.

На фоне неба четко выделялся черный силуэт Раст Джигсо, бегущего в нескольких крышах впереди. Не оборачиваясь, он на бегу то и дело раздвигал руки в стороны. Там, где он это делал, в воздухе повисали смертельные пилки, но на такой скорости, на которой Харуюки летел, он их совсем не видел…

У него начали возникать дурные предчувствия, и в тот же миг Лепард прыгнула вперед-вправо.

Она приземлилась на все четыре ноги позади ярко освещенной вывески и тут же снова прыгнула – на этот раз вперед-влево. Оттолкнулась от залитой неоновым светом башенки и снова полетела вправо. Несмотря на то, что она неслась зигзагом, избегая тех мест, где были развешаны пилки, а враг бежал по прямой, расстояние между ними сокращалось.

Когда до Раст Джигсо оставалось три, нет, уже два прыжка, он развернулся и сделал то, чего раньше не делал.

Прочертив в воздухе большой круг правой рукой, он затем метнул его прямо в Харуюки и Лепард.

Вззз! Та самая вибрация. «Хил со». Но Блад Лепард, уже взлетевшая в воздух, никак не могла уклониться –

– Она твоя.

Услышав эти слова от аватара под собой, Харуюки машинально ответил «кей».

Несмотря на просто невероятную режущую способность, оружие Джигсо все же обладало уязвимостью. Ведь если летящая к шее Харуюки пилка имела форму кольца, значит, внутренняя ее поверхность не должна быть зазубрена. И, что еще важнее, это кольцо летело медленнее пули.

Конечно, если бы Харуюки не видел траекторию полета пилки, он вряд ли смог бы четко рассчитать время. Но в последний момент он поймал взглядом сверхтонкую черту, пересекающую залитое светом пространство. За миг до того, как пилка прикоснулась к правому плечу Блад Лепард – Харуюки изо всех сил ткнул правой рукой, пронзив ей кольцо.

Раздалось резкое «дзыннн!», и от пальцев Харуюки посыпались искры. Но пальцы не были перерублены; Харуюки поймал кольцо диаметром сантиметров пятьдесят и, изменив его траекторию, послал назад, себе за спину. По телу Раст Джигсо прошло что-то вроде дрожи, когда он увидел, что его сверхприем оказался парирован на убойной дистанции.

– Джи-джей[4].

С этой короткой репликой Блад Лепард совершила последний прыжок.

Она налетела на Раст Джигсо, как раз когда он разводил руками, подвешивая в воздухе очередную пилку, и –

Раскрыв пасть, впилась ему в правое плечо.

От столкновения Харуюки слетел со спины Блад Лепард и, лежа на спине, ошеломленно наблюдал за разворачивающейся перед ним сценой сражения – нет, скорее, охоты.

– Ггх…

Аватар Раст Джигсо, будто склепанный из стальных частей, отчаянно молотил левым кулаком по нависшей над ним багровой Лепард. Однако мощные клыки, впившиеся глубоко в правое плечо, сжимались, как тиски, и не отпускали.

Будь Джигсо аватаром ближнего боя, он бы еще мог перевернуть все с ног на голову. Хит-пойнты Лепард тоже снижались всякий раз, когда кулаки Джигсо достигали цели, но его хит-пойнты падали гораздо быстрее. Периодически прокушенное плечо испускало световой эффект, красный, как настоящая кровь. Даже когда Джигсо, отчаянно изогнувшись всем телом, сумел-таки вырваться из хватки Лепард, та, словно решила уже, что ни за что его не выпустит, мгновенно прыгнула вперед и вонзила клыки ровно в то же самое место.

После бог знает какого по счету укуса –

– У… гуаааа!!!

Крик боли вырвался из-под маски Раст Джигсо, как будто аватар не мог больше сдерживаться.

Одновременно раздался жуткий металлический хруст, и правая рука Джигсо, оторванная в плече, грохнулась на крышу.

Полоса хит-пойнтов после потери части тела сразу обвалилась в ноль. Знакомый звуковой эффект, как от бьющегося стекла, – и аватар Раст Джигсо, развалившись на бессчетное множество осколков, исчез. Уже огненная надпись «YOU WIN!»[5] возникла в центре поля зрения Харуюки, а он все не мог встать.

…Вот это сила!!!

Одна лишь эта мысль крутилась в его занемевшем мозгу. Гигантская девушка-леопард, одной зубастой атакой уничтожившая врага, быстро подняла голову, взглянула на Харуюки своими золотыми глазами и коротко произнесла:

– Джи-джи[6].

После чего ускорение кончилось.

 

Даже когда краткое головокружение осталось позади и ощущение реального тела вернулось, Харуюки не сразу смог вспомнить, где он и что он тут делает.

Поэтому перед тем, как открыть глаза, он не смог сообразить, что это такое упругое прижимается к его лицу. Открыл глаза, тут же машинально закрыл обратно, в голове мелькнуло: «Что это сейчас было?» – и тут его потянули за воротник; резкий голос произнес:

– Вставай.

Харуюки подпрыгнул на месте и обнаружил, что, разумеется, сидит на откидывающемся кресле в одноместной кабинке в дайв-кафе на четвертом этаже «Квадтауэра». Поскольку «Brain Burst» по умолчанию сразу после завершения дуэли отключает и ускорение, и Полное погружение, они с Пард-сан, естественно, вернулись не в бар «Акихабара BG», а в реальный мир.

Девушка в костюме горничной, нырявшая в том же кресле, что и Харуюки, уже встала и отперла замок кабинки. Как только дверь открылась, девушка слегка высунула голову и быстро огляделась.

Харуюки встал с кресла, недоумевая, что она делает; но следующие слова Пард-сан подействовали на него как ледяной душ.

– Уходим. Сейчас у нас есть шанс вычислить его.

Вычислить. Вычислить кого? …Естественно, реальную личность Раст Джигсо.

Однако вопрос «Как, блин, мы это сделаем?» он отложил на полку и засеменил за косой, раскачивающейся поверх платья горничной.

Блад Лепард быстрым шагом направилась к лифту, не забывая внимательно оглядываться по сторонам. Как только она нажала кнопку «Вниз» и они с Харуюки вошли в лифт, Блад Лепард негромко затараторила:

– Я наносила постоянный урон справа от шеи Джигсо. Если болевую чувствительность одной точки так долго стимулировать, эффект останется надолго и после бёрст-аута. Будем искать вблизи входа человека, который ведет себя так, будто у него там болит.

– …П-понял.

Устрашающий метод вычисления. Но – да, возможно, это единственный способ оставить метку на реальном теле противника, находясь в ускоренном мире.

Как только лифт остановился на первом этаже, Харуюки, сглатывая слюну, прошел мимо мальчишек и девчонок, кайфующих за реалистичными дуэлями в игровые автоматы. Минимально шевеля головой, он зыркал по сторонам, но искомого поведения не видел. Все вокруг сосредоточенно таращились в древние дисплеи.

Харуюки и Пард-сан выбрались из помещения и вышли наружу, в деловито суетящуюся толпу. Быстро переглянувшись, они разошлись в разные стороны.

Харуюки пошел налево, сосредоточив всю свою нервную систему на разглядывании десятков проходящих мимо него людей.

Женщина, одетая как персонаж из игры и раздающая гололистовки. Трое парней, стоящих у стены дома и болтающих. Поспешно шагающий мужчина с уймой разноцветных бумажных пакетов в руках –

Взгляд Харуюки обратился на молодого парня, лишь на миг промелькнувшего позади других прохожих.

Потому что он четко увидел белую шею, на которой не было нейролинкера. Харуюки вздрогнул и сосредоточил на парне взгляд, и вдруг тот поднял левую руку и прижал справа к шее.

Это он?!

Харуюки перешел на бег и бросился за уходящим прочь парнем. Серая спортивная куртка. Выцветшие джинсы. Кожаная шапочка на голове. Длинные темно-каштановые волосы.

Опустив голову, парень быстро направлялся в сторону станции. По-прежнему прижимая левую руку к шее, он вдруг выбросил в сторону правую, отталкивая прохожего.

Харуюки на миг кинул взгляд через плечо, чтобы позвать Блад Лепард, но ее костюма горничной в толпе было не видать. Харуюки неохотно повернул голову обратно, и тут –

– Добро пожаааловать!

Одновременно с этим миленьким голосом прямо перед глазами Харуюки возникла рука, не давая пройти. Резко подняв голову, он увидел прямо перед собой улыбающуюся девушку, рекламирующую какой-то магазинчик. Скорее всего, она раздавала гололистовки, но их Харуюки не видел, поскольку не был подключен к Глобальной сети.

Харуюки покачал головой, всем видом показывая «не, спасибо», и дернулся вперед, мимо выставленной руки. Но.

– А… э?..

Он не видел того парня. Спина в серой спортивной куртке исчезла.

Закусив губу и бормоча мысленно «черт!», он прибавил ходу и принялся отчаянно вертеть взглядом во все стороны. Но парень, похоже, свернул куда-то за угол: сколько Харуюки ни бежал вперед, найти его снова так и не смог. В панике он вернулся назад тем же путем, на этот раз осматривая переулочки по обе стороны, но, естественно, парня и след простыл.

– …

Харуюки неохотно остановился и закусил губу. Прохожие толкали его, будто он мешал им идти, но их лица не задерживались в его памяти. В груди расплывались лишь презрение к себе и сожаление от потери ключа, который был уже почти в руках.

 

– Хорошая работа. Даже если видел его только со спины.

Несмотря на эти слова Блад Лепард, которые она произнесла, когда они снова соединились, Харуюки продолжал стоять, прислонившись к стене дома и не поднимая головы.

– …Прости, после всех трудов… ты так старалась, Лепард-сан…

Отвращение к себе за то, что он был бесполезен и в бою, и потом, во время преследования, тяжким грузом давило Харуюки на плечи.

Вдруг он ощутил, как рука опустилась на его взъерошенные волосы.

– Ты тоже старался.

– …Э…

Невольно подняв глаза, он увидел, что на лице девушки, до сих пор абсолютно бесстрастном, появилось нечто вроде легкой улыбки. Пард-сан прошептала:

– Получился великолепный бой… Я передам Матчмейкеру описание человека, которого ты видел со спины. Если в следующий раз, когда он придет, мы его идентифицируем, то будем за ним наблюдать и, возможно, узнаем, как он перехватывает список. Как только мы поймем, как это работает, я сразу сообщу тебе.

– А-ага…

Если взглянуть с этой точки зрения, то надежда еще есть… можно ведь так думать?

Утешая себя, Харуюки тоже улыбнулся, хотя его улыбка получилась жалкой. Пард-сан передвинула руку с головы Харуюки на плечо и, вернув прежнее выражение лица, добавила:

– Сегодня Джигсо наверняка не явится больше. И вообще детям пора по домам.

Между прочим, Пард-сан сама училась максимум во втором классе старшей школы, но Харуюки все равно послушно кивнул.

– Да.

Блад Лепард подытожила вечернее приключение в своей всегдашней лаконичной манере:

– Кей, возвращаемся.

 

Было уже восемь вечера. Выбравшись из квартала электроники, становящегося все более многолюдным, и забрав мотоцикл с парковки, Харуюки и Пард-сан направились на запад тем же путем, каким ехали сюда.

В своем обычном динамическом стиле вождения Пард-сан резко вывернула с улицы Мэдзиро на седьмую кольцевую и направилась в Сугинами.

Когда они добрались до нависающей над головами скоростной линии Тюо, Харуюки произнес «здесь нормально», и Пард-сан ссадила его. Вернув ей шлем, Харуюки снова низко поклонился.

– Эмм… огромное тебе спасибо, правда… Тебе пришлось в такую даль отправиться из-за проблем другого легиона…

Блад Лепард тоже сняла шлем и качнула головой.

– «Акихабара BG» – дорогое мне место, так что это и моя проблема. И еще…

Она замолчала и отвела взгляд; потом Бёрст-линкер в костюме горничной продолжила с каким-то застенчивым выражением лица:

– …Я хотела хоть раз лично тебя поблагодарить. Ты защищал Рейн в той истории с Кром Дизастером… Спасибо, что защитил моего короля…

– Ээ…

– Я хочу, чтобы ты и дальше оставался ее другом.

Блад Лепард впервые за все время, что Харуюки ее видел, улыбнулась чистой, открытой улыбкой и тут же быстро надела шлем. Мотор взвыл, громадный мотоцикл резко развернулся, выехал на противоположную полосу и умчался на север с устрашающей бодростью и напором.

Проводив его глазами, пока задняя фара не затерялась среди огней других машин, Харуюки с силой закусил губу – какое-то чувство с большим опозданием вспухло у него в груди – и еще раз очень низко поклонился.

 

Вернувшись в пустой дом, Харуюки кинул сумку на пол и лег – почти швырнул себя – на кровать.

…Интересно, как там дела у Таку.

Он подумал было сделать звонок, но двигать правой рукой было слишком тяжело. Физическая и ментальная усталость навалилась на него и не давала даже шевелиться.

Харуюки неподвижно лежал какое-то время, но веки становились все тяжелее, и в конце концов он встряхнул головой и встал. Сейчас спать было нельзя. Следовало поговорить с Такуму, пока воспоминания о произошедшем в Акихабаре еще свежи, да и домашка, которой его сегодня нагрузили, лежала нетронутая.

Он снял школьную форму, принял душ и поставил в микроволновку замороженную запеканку с морепродуктами. Пока она не сготовилась, Харуюки подключил нейролинкер к Глобальной сети и через голосовой вызов связался с Такуму.

«Привет, Хару».

Ответивший ему голос звучал совершенно обычно, и Харуюки облегчено выдохнул.

«Привет… ты как? Сегодняшнего дня тебе хватило, чтобы разобраться с этой штукой?»

В ответ на робко заданный мысленный вопрос с той стороны возникла тень неловкой улыбки.

«Эй, эй, обстоятельства, конечно, разные бывают, но так долго я не мог туда нырять. Ну, правда, неделю я там проторчал…»

«Т-так значит, ты инкарнацию освоил?..»

«Хмм».

Короткая пауза.

«Еще не настолько, чтобы пользоваться ей в настоящем бою, – так сказала Красный король. Но суть я ухватил».

«Понятно. Ну, зная твой характер перфекциониста – ты наверняка продолжишь в одиночку нырять в «Безграничное нейтральное поле» и там еще несколько лет тренироваться!»

Харуюки отправил эти мысленные слова вместе с облегченным вздохом. Такуму снова улыбнулся.

«Не настолько много сил у меня осталось. Ладно, важнее другое: что у тебя? Удалось что-нибудь узнать, как Даск Тейкер жульничает с дуэльным списком?»

«Там было кое-что неожиданное…»

Харуюки принялся пересказывать события, произошедшие после того, как он вышел из радиоизолированной комнаты в кондитерской; ту часть, где речь шла о Блад Лепард, он сократил насколько возможно. И все равно –

«…Хммм. Значит, пока я в гордом одиночестве потел на тренировке, ты опять устроил себе свидание с женщиной старше себя».

Это было первое, что сказал Такуму. Харуюки тут же запротестовал:

«Это, это вовсе не так было! И п-потом, ты тоже был с Нико всю неделю!»

«Прости, но она меня обучала только в начале и в конце, а когда как следует наиздевалась, сказала мне зарабатывать очки охотой на «энеми» и удрала».

«Вот… как…»

Прежде чем разговор ушел в еще более странном направлении, Харуюки силой вернул его к главной теме.

«Ладно, насчет перехвата дуэльного списка. Поскольку я облажался и не увидел Раст Джигсо в реале, сейчас нам остается только ждать информацию от менеджера «Акихабара BG»».

«Священное место для дуэлей… хех. Я только слухи об этом слышал, а она на самом деле существует, подпольная арена».

«Только там ни ставки, ни выигрыши не особо большие».

«Если бы не наша ситуация, я бы туда тоже сходил подраться, но…»

Такуму помолчал, потом сочувственно добавил:

«Независимо от результата, думаю, ты отлично поработал, Хару. Ты молодец. Теперь нам остается только надеяться, что этот менеджер быстро расколет, каким приемом пользуется Джигсо».

«Да… верно. Спасибо».

«Да, твой зонтик я забрал с собой. Ну, до завтра, увидимся в школе».

Вздохнув одновременно с завершением соединения, Харуюки достал разогревшуюся запеканку и съел ее в одиночестве.

Потом прибрался на столе, вернулся к себе в комнату и взялся за домашку, но, как всегда, не смог сразу на ней сосредоточиться.

Вчера он пробился сквозь трюк Номи, позволяющий ему не появляться в дуэльном списке, на следующий день снова дуэлился; Харуюки чувствовал, что абсолютно вымотан, как и Такуму, освоивший систему инкарнации. В душе он ожидал – нет, даже предчувствовал такое.

Но, увы, тратить время на отдых было нельзя. Если Харуюки хотя бы на один день выключится из ситуации, Тиюри больше времени проведет во власти Номи. Харуюки стало больно даже при попытке представить себе, как они общаются между собой, пусть и всего несколькими словами.

Харуюки замотал головой и попытался сосредоточиться на голографическом окне перед собой. Он с огромным трудом переводил английские слова, однако тяжесть на сердце все не уходила.

 

Будто издеваясь над нетерпением Харуюки –

В тот же день, 17 апреля, команда из Даск Тейкера и Лайм Белл полновесно дебютировала в ускоренном мире. Харуюки узнал об этом на следующий день от Такуму.

Эта пара нанесла внезапный удар не в Сугинами, а в Синдзюку, мекке дуэлей в западном Токио. Команда, сочетающая «способность к лечению» Лайм Белл и комбо «способность к полету» плюс «дальнобойные атаки» Даск Тейкера, оказалась абсолютно непобедимой и выносила одного за другим самых разных противников.

Номи выстроил тактику совершенно логично. Не обладающую особой атакующей силой Тиюри он использовал как приманку, после чего уничтожал из огнемета тех, кто приближался, чтобы ее атаковать. Слепых зон просто не было; он действовал с безжалостной расчетливостью и не стеснялся при надобности и свою партнершу накрывать площадными атаками. Первые Бёрст-линкеры, сражавшиеся с ними, сгорали, вообще ничего не успев предпринять.

Когда два активных члена Синего легиона, вызвавшие их тоже командой, проиграли следом за остальными, Даск Тейкер стал вызывать в ускоренном мире даже больший шок, чем Сильвер Кроу полгода назад.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] Wheel saw – (англ.) «кольцевая пила».

[2] Still saw – (англ.) «неподвижная пила».

[3] Shape change – (англ.) «смена формы/облика».

[4] GJ – сокращение от «Good Job» – (англ.) «хорошая работа».

[5] You win – (англ.) «вы победили».

[6] GG – сокращение от «Good Game» – (англ.) «хорошая игра».

4 thoughts on “Ускоренный мир, том 4, глава 7

  1. Spyro
    #

    Wheel saw — «Хил со» — разве не «вил»?

    «Акихабара BG» – дорогое мне место, так что это и моя проблема. И еще…»
    Возможно, не хватает знака, обозначающего прямую речь.

    1. Ushwood Post author
      #

      1. Написал, как в оригинале.
      Вообще говоря, если верить Яндекс-словарям, то wheel произносится и [уиил], и [хиил]. Хотя лично я тоже встречал только первый вариант.
      2. Да, исправлю.

  2. UshwoodFan
    #

    «в котором заметно усилились реверберации»
    Конечно, могу ошибаться, но слово «реверберации» нужно употреблять в единственном числе, потому что она (реверберация) в принципе либо есть, либо ее нет. Если не прав, прошу простить 😉

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ