Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 11

 

Черный король Блэк Лотус двинулась вперед в одиночку.

Ступила на здоровенный, пятисотметровый мост, тянущийся от южных ворот Императорского дворца. Руки разведя в стороны и назад, тело наклонив до предела вперед, она понеслась, взрезая лед под ногами.

В центре квадратного алтаря на противоположном конце моста, к которому она стремилась, тут же с хлопком вспыхнул алый огонь.

Огонь, свиваясь в воронку, стремительно разрастался. Миг – и уже весь алтарь шириной метров двадцать превратился в огненное море. И из этого моря начало появляться нечто… гигантское, жутко кошмарное нечто.

Едва это увидев, Фуко с Харуюки на спине выкрикнула:

– Поехали!

«Ураганный двигун» под Харуюки заревел. Бело-синяя огненная струя подсветила все окружающее, лед на улице вмиг испарился. Невероятная тягловая сила бросила два дуэльных аватара вперед и вверх, словно из катапульты.

Воздух стонал в ушах. Сражаясь с давлением набегающего потока, Харуюки изо всех сил вжимался в спину Фуко. Здания по обе стороны размазались в летящее назад голубое пятно. А рев двигателей все усиливался.

Двухсотметровый участок улицы, отведенный для разгона, остался позади почти мгновенно. Следом назад улетел и Т-образный перекресток с Лайм Белл, уже приготовившей колокол в левой руке. Над мостом двое взмыли в небо и, поднявшись на тридцать метров, понеслись вперед на предельной скорости.

Пока они летели, рожденное из огненного моря нечто обретало четкую форму.

Сначала, рассыпав в стороны множество капель, сверкающих, точно расплавленный металл, распростерлись два гигантских крыла. Их размах был почти с ширину моста. Перья походили на демонические огненные мечи. Танцующие в воздухе снежинки испарялись задолго до того, как успевали прикоснуться к этим крыльям.

Потом между крыльями появились могучие плечи, из них выросла чуть удлиненная шея. Она поднялась, слегка изогнувшись, и на ее конце начала материализоваться голова.

Заостренный плюмаж из перьев, похожий на драконий рог. Длинный, острый клюв. И – два глаза ярче пламени, краснее рубинов.

Чудовищная огненная птица, страж крепости императора, энеми класса «супер», один из четырех богов – Судзаку запрокинула широко раскрытый клюв к небу и издала душераздирающий вопль.

Когда этот вопль, точно мощные громовые раскаты, сотряс весь мир, Харуюки увидел. По обложившим небо густым облакам пошли кольца ряби – а миг спустя эти облака разметало в стороны.

Что это.

Что это за штука. Это энеми? Бездушный монстр, которым управляет программа «Brain Burst»?

Нет. Это… эта птица живая. Она в ярости, что ее сон потревожили, и хочет изжарить незваных гостей. Как будто само ее существование – это квинтэссенция стремления атаковать и не пустить. Да, громадный, очень громадный комок образов…

Это тело – скопление «разрушающей инкарнации» в чистом виде.

Едва Харуюки это понял, как почувствовал, что его собственная жажда полета пошатнулась.

Он застыл. Все его пять чувств атаковало такое невероятное ощущение мощи, с которым он никогда еще не встречался в Ускоренном мире, – даже «шесть королей чистых цветов» несколько дней назад не подавляли Харуюки так сильно. У него перехватило дыхание.

«Так нельзя. К такому… к такому приближаться нельзя…» – пронзила слабая мысль онемевшее сознание.

Однако Скай Рейкер не останавливалась. Напротив, рев ее «Ураганного двигуна» все усиливался, реактивная струя тянулась кометным хвостом. Впереди гигантская птица, захлопав крыльями, двинулась с алтаря. Несмотря на ускоренное сознание Харуюки, дистанция между ним и птицей сокращалась с ужасающей быстротой.

Его руки задрожали, кончики пальцев готовы были вот-вот соскользнуть с плеч Рейкер…

Как вдруг.

Из тела стоящей внизу, всего в нескольких десятках метров, Блэк Лотус хлынул слепящий свет.

«Оверрей» инкарнации. Цвет – чисто красный, не уступающий даже огненной птице. Миг спустя от яростного жара Черноснежки раскололся весь мир.

– Ооооооооооо!!!

Плотность оверрея удвоилась. Аватар сиял уже, как звезда, и тут раздался холодный голос:

– «Овердрайв»!!! «Мод ред[1]»!!!

Эта команда была Харуюки незнакома. И с ее последствиями он тоже встретился впервые.

По черной броне Блэк Лотус в разных местах побежали ярко-красные линии. Одновременно изменился дизайн правой руки-меча. Она стала раза в полтора длиннее, у острия сузилась, а самый конец принял форму острого ромба. Это был уже не меч – а копье.

Черноснежка отвела это копье до отказа назад, левую руку-меч положила горизонтально, крест-накрест с правой.

Окутывавший все ее тело оверрей стек на копьё и собрался в точку на самом острие.

– «Разящий меч»!!!

С ревом, как от реактивного двигателя, который вполне соперничал по громкости с воплем гигантской птицы, громадное багровое копье рванулось вперед метров на сто как минимум и…

…шикарным образом вонзилось прямо в мощную грудь Судзаку. Окутывающий энеми огонь брызнул в воздух, точно кровь.

И Харуюки отчетливо увидел. Полоса хит-пойнтов Судзаку, настолько громадная, что она была расположена в пять слоев, едва заметно, но явственно укоротилась.

Семпай. Черноснежка-семпай.

Почему ты… почему ты такая сильная…aw06_303

Эту мысль, промелькнувшую у него в голове, вместе с поднявшейся откуда-то из живота эмоцией Харуюки перечеркнул.

Она «сильная»? Нет. Это вовсе не так, я уже знаю. Она «пытается быть сильной». Ради себя. Ради кого-то еще. Ради чего-то важного, что сияет в ее сердце.

И я тоже. Я тоже, хоть мне и не хватает ни силы, ни ума, ни всего остального – все равно я стараюсь смотреть вперед. Это и есть настоящая сила, которая с самого начала дана всем. Смотри вперед, вдохни, расправь плечи… ну, кричи!!!

– УОООООООО!!!

И на этот вопль Харуюки тут же откликнулась Фуко:

– Лети!!!

– Пошел!!!

И, расправив крылья за спиной – изо всех сил завибрировав десятью металлическими пластинами – Харуюки полетел.

Свистящий в ушах воздух сгустился, превратился в стену. Эту стену, вытянув руки перед собой, Харуюки пронзил сиянием инкарнации на кончиках пальцев. И вдруг давление ушло. Став лучом серебряного света, Харуюки несся вперед.

Впереди и чуть внизу виднелась стремительно надвигающаяся громадная туша Судзаку. По аватару ударила волна жара – горел словно сам воздух. Однако страха уже не было. Потому что Харуюки был не один. Сзади его поддерживали Черноснежка, Фуко, Тиюри, Такуму.

И девочка, готовящаяся впервые за два с половиной года выйти в Безграничное поле, – она тоже.

Они были знакомы всего два дня, но Утай Синомия, несомненно, уже заняла место в сердце Харуюки. Не потому, что ей предстояло очистить его от «Доспеха бедствия». И не потому, что она должна была усилить боевую мощь легиона. Но он хотел, чтобы она вступила в новый «Нега Небьюлас» и стала его товарищем.

Ради этого он сейчас летел. Без страха, без дрожи, только вперед. Вперед.

Летящий серебряной стрелой на высоте тридцать метров Сильвер Кроу пронесся над птицей Судзаку, с ревом наступающей по мосту, – посыпались огненные искры.

Судзаку по-прежнему двигалась на Черноснежку и приземлившуюся рядом с ней Фуко. Теперь им обеим предстояло оттягивать энеми назад, к тому краю моста. Харуюки оставалось лишь верить в то, что им удастся.

На алтаре прямо по курсу Харуюки, где по-прежнему плясали огоньки, вдруг родилось ярко-алое сияние.

Это она. Утай – Ардор Мэйден. Идеальная стыковка. Такуму с ролью связного справился на отлично.

Красно-белый аватар-жрица материализовался практически мгновенно. До него уже и сотни метров не было. Харуюки, готовясь подобрать Утай, начал было снижать…

…ся – как вдруг.

– Харуюки-кун!!!

Полный изумления, страха и отчаяния – крик.

В Ускоренном мире звать человека по реальному имени – естественное табу, и тем не менее именно это донеслось сзади, а следом:

– Беги!!! Сейчас же беги!!!

– ?!

Ни черта не понимая, что происходит, Харуюки кинул быстрый взгляд через плечо.

И увидел.

Судзаку, изогнув крылья, разворачивалась влево. Вывернув длинную шею, она смотрела своими рубиновыми глазами на верхний край моста – нет, прямо на Харуюки.

Вне всякого сомнения, она сменила цель. Но почему? В ее груди по-прежнему сверкал спецэффект от «Разящего меча» Черноснежки. А Харуюки к ней даже не притронулся. У нее просто не было повода им интересоваться…

Эти мысли хаотично мелькали у Харуюки в голове – и вдруг ему почудилось, что он слышит голос.

Он шел от энеми, который, казалось бы, должен просто передвигаться без всякой цели. И в этом голосе был гнев – а может, насмешка.

…Жалкая букашка. За глупое посягательство на мою территорию тебя ждет расплата. Я тебя одним выдохом…

…испепелю.

Гигантский клюв распахнулся на всю ширину.

В полной черноты глотке замелькали огоньки. Атака дыханием. Прямое попадание означает мгновенную смерть, можно даже не сомневаться.

«Беги, Харуюки-кун!!!»

Снова крик Черноснежки.

Миг – нет, даже это слово не подходит – наимельчайшую частицу времени Харуюки колебался.

Если он сейчас взлетит свечкой, то, возможно, увернется от дыхания. И если он поднимется на максимальную высоту, полтора километра, то, может, Судзаку и не погонится. Но… но.

Харуюки под серебряным шлемом заскрипел зубами.

И принял решение.

Не отступать. Сбегать нельзя. Если он сбежит, то Судзаку нападет на ждущую Харуюки в считанных десятках метров впереди Утай Синомию и убьет ее.

Если так случится, вряд ли Утай будет винить Харуюки, когда тот вернется в реальный мир. Скорей всего, просто напечатает со своей обычной сверхскоростью: «Ты ничего не мог поделать».

Но на самом-то деле он может. Потому что здесь и сейчас Харуюки сам выбирает свой путь. Потому что ему даны крылья, чтобы продолжать лететь вперед, и тогда шанс спасти Утай хоть микроскопический, но будет.

– У… о…

Снова приклеившись взглядом к алтарю, Харуюки из самой глубины живота выжал голос.

– О… о… оооооооо!!!

С этим воплем Харуюки напряг волю так, что, казалось, синапсы в голове поджариваются, и заработал крыльями изо всех сил.

Свет, собравшийся на концах вытянутых до предела рук, разлился по всему телу. Харуюки, окутанный серебряным оверреем своей единственной инкарнационной техники, «Лазерного меча», несся вперед.

Он почувствовал зарождение абсурдно колоссальной энергии у себя за спиной. Из глотки Судзаку вырвалась струя пламени, способная вмиг испарить все на свете, и понеслась вперед, окрашивая мир в багровый цвет.

«Харуюки-кун!!!»

«Ворон-сан!!!»

«Харуууу!!!»

Едва-едва коснулись его сознания эти три возгласа, но и их он вытряхнул. Став лучом света, Харуюки продолжал нестись вперед.

Семпай. Я обещал тебе, что, если ты прикажешь удирать, я буду удирать. Потом я буду долго, очень долго извиняться. Но… чтобы остаться самим собой, я обязан делать то, что делаю.

Эта мысль промелькнула белой искрой и погасла, осталась лишь воля, тянущая его дальше, дальше вперед.

Алтарь стремительно надвигался. Ардор Мэйден неподвижно стояла в его центре; судя по всему, она пока что не вполне поняла ситуацию.

Не сводя взгляда с хрупкой фигурки жрицы, Харуюки беззвучно прокричал:

Руки!!!

И, словно очнувшись, Ардор Мэйден вскинула свои тонкие руки.

Снизившись до высоты один метр над мостом, Харуюки тоже вытянул обе руки. Контакт – крепко сцепились –

В следующее мгновение Харуюки изо всех сил дернул аватар Утай на себя и обхватил за грудь.

Держись!!!

Снова безмолвный выкрик – и, как только руки Утай крепко обняли его за шею, Харуюки снова взмыл. Теперь разворот на сто восемьдесят – и отступать…

Внезапно все вокруг изменило цвет.

Красный – в диапазоне от оранжевого до малинового. Цвет пламени.

Все тело аватара застонало. Огненное дыхание Судзаку нагнало его. Несмотря на то, что сам огонь еще не коснулся Харуюки, его полоса хит-пойнтов в левом верхнем углу поля зрения сокращалась с ужасающей быстротой.

Так не пойдет – подняться он не сможет. Если его скорость хоть чуть-чуть упадет, пламя достанет его, и он расплавится.

Придется лететь прямо вперед. Однако там, впереди, высились будто вытесанные из камня громадные ворота.

Чтобы сохранить минимальное достоинство – придется разбиться об эти ворота? Нет, самоубийство недопустимо. Надо выжить. И вернуться вместе с Утай. И я это сделаю.

– Открывайтесь!!! – заорал Харуюки, чувствуя, как горит лицо его аватара.

И одновременно Утай в его объятиях тоже прокричала:

– Открывайтесь!!!

Но обложенные толстым слоем индигово-синего льда ворота, словно насмехаясь над двумя человечками, оставались неприступно-закрытыми…

Нет.

Свет…

Между высоченными створками ворот

появилась тоненькая ниточка белого света.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] Overdrive, mode red – (англ.) «перегрузка, красный режим».

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ