Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 10

 

Разработанный Черноснежкой план по очищению от «Доспеха бедствия» состоял из трех этапов.

Первый этап: связаться с Утай Синомией в реальном мире и так или иначе затащить ее на совещание.

Второй этап: уговорить Утай и провести операцию по спасению ее аватара из «бесконечного ЭК» в Безграничном нейтральном поле.

И, наконец, третий этап: с помощью ее «очищения» избавить Сильвер Кроу от паразитирующего на нем Кром Дизастера…

Во вторник 16 июня, в 7:20 вечера, в гостиной Харуюки Фуко спросила Черноснежку, когда начнется второй этап, и та без тени колебаний ответила: «Конечно, прямо сейчас».

 

Пересев на диваны, все шестеро приняли расслабленные позы и для начала соединили свои нейролинкеры пятью XSB-кабелями в единую цепь. В принципе, чтобы нырнуть в Безграничное поле, Прямое соединение не требуется, но сейчас нужно было установить стандартный предохранитель «пробуждение при дисконнекте». Поэтому все отключили беспроводное соединение своих нейролинкеров с Глобальной сетью, взамен подключившись по проводу к домашнему серверу семьи Арита. Теперь, если случится что-то непредвиденное и кто-нибудь угодит под «бесконечный ЭК», первый, кто вернется через портал, сразу выдернет кабель, идущий к серверу, и все остальные сразу выйдут из ускорения.

Конечно, это означало бы худший сценарий, когда не только Утай не удастся выручить, но и, так сказать, охотник сам станет жертвой, однако страх перед таким исходом уже прошел. Сейчас всем оставалось лишь безупречно подготовиться и идти вперед с верой в стопроцентный успех – так в конце стратегического совещания заявила Черноснежка.

«UI> Ребята – рассчитываю на вас».

На эти слова Утай все остальные – Черноснежка, Фуко, Харуюки, Такуму, Тиюри – синхронно кивнули. Сначала нырнут они впятером, а потом, когда внутри все будет готово, к ним должна будет присоединиться Утай.

Пятеро, сидя на диванах, закрыли глаза и с силой втянули воздух.

Черноснежка начала обратный отсчет от десяти. Как только он дошел до нуля, все хором выкрикнули команду, отправляющую в истинный Ускоренный мир и дозволенную только тем из Бёрст-линкеров, кто уже поднялся выше третьего уровня.

– Анлимитед бёрст!!!

 

Впервые после приличного перерыва увиденное Безграничное нейтральное поле оказалось белым и застывшим до самого горизонта.

Арена «Снег и лед». Небо затянуто серыми облаками, на холодном ветру танцуют сверкающие снежинки.

– Отлично… сразу хороший знак, – произнесла Черноснежка, черный король Блэк Лотус, с хрустом ткнув острием ноги-меча в покрывающую землю толстую ледяную корку. – Идеалом был бы «Легкий дождь» или «Ливень», но они ограничивают видимость… возможно, так лучше, будет проще увидеть нужный момент.

– Да уж. Здесь воздух достаточно прозрачный, видно все хорошо, – кивнула стоящая рядом Фуко, Скай Рейкер, и ее небесно-голубые волосы качнулись.

Не поняв, о чем они, Харуюки склонил круглый шлем Сильвер Кроу набок и робко спросил:

– Эээ… а почему «Снег и лед» и «Легкий дождь» – это удачно?

– У Судзаку атрибут «огонь», значит, так она слабее, нет? – тут же ответил стоящий справа от Харуюки мощный аватар Сиан Пайл – Такуму. Следом подала голос Лайм Белл – Тиюри, – аватар которой в желто-зеленой остроконечной шляпе и с большим колоколом в левой руке стоял еще правее.

– Значит, надо поспешить. Не знаем ведь, когда будет «переход».

Более опытный Такуму ладно, но чтобы Тиюри, ставшая Бёрст-линкером всего два месяца назад, поняла все раньше него… С этой мыслью Харуюки поспешно произнес:

– О, кстати, а я полететь могу. Четверых, пожалуй, с трудом, но подниму…

Но прежде, чем он успел закончить, Черноснежка легонько качнула маской.

– Нет, не в этот раз. Хочу избежать даже микроскопического шанса, что нам помешают какие-нибудь другие Бёрст-линкеры. Риск, что поблизости есть кто-нибудь еще, кто нырнул одновременно с нами, мал, но в небе мы будем видны как на ладони. До Тиёды придется нам бежать.

– А… ну ладно, понятно…

Харуюки повесил голову. Черноснежка приблизилась и мягко сказала:

– И потом, у тебя в нашем плане главная роль. Нельзя, чтобы твои крылья устали еще до начала боя.

– Да… да! Ясн…

Что? У меня – главная роль?

Застывшего посередине ответа Харуюки ласково похлопала по плечу Фуко.

– Постарайся как следует, Ворон-сан. Не волнуйся, ты справишься.

– Вот именно, Хару, ты же любого врага в небе победишь!

– Раз, и все решишь, Хару!

Это добавили Такуму с Тиюри, и все четверо, кроме самого Харуюки, разом кивнули друг другу. И зашагали к щели в стене ледяной башни, в которую превратился дом Харуюки.

…Главная роль, это какая же? Не может быть – нет, наверняка – неужели мне придется в одиночку залезть на территорию суперкрутого энеми-сама… что-то такое?

Чувствуя, как все его металлическое тело покрывается капельками холодного пота, Харуюки вспомнил прежнюю историю. Незабываемую историю полугодичной давности, когда вот точно так же из дома Харуюки он и его друзья отправились в Безграничное поле на «миссию по захвату «Доспеха бедствия»» – тогда тоже, к его ужасу, его вдруг назначили ответственным за атаку. По сравнению с тем разом он, конечно, стал сильней, но все-таки почему ему все время так не везет?..

Несколько секунд Харуюки крутил в голове эти пессимистичные мысли, потом вдруг резко пришел в себя.

Он кинулся догонять остальную четверку – те уже один за другим спрыгивали с ледяного балкона, идущего вдоль внешней стены башни. Харуюки прыгнул в свой черед и, летя к земле, попытался подбодрить себя.

Хоть ее и называют одним из четырех богов, в конечном счете это всего-навсего птица, разве нет? Я же буквально только что видел живую, натуральную сову, в смысле ушастую сову, в смысле ошейниковую совку. Я спокойно вошел в настоящий вольер к настоящей хищной птице, а уж в виртуальном мире что Судзаку, что воробья бояться одинаково нечего. И потом, мне же вовсе не обязательно ее побеждать. На полной скорости подлететь, забрать аватар Синомии-сан, так же быстро свалить – вот и все. Проще простого.

– …Да, запросто! – тихонько выкрикнул он под шлемом одновременно с приземлением и вместе со всеми помчался на юг по широкой ледяной лощине.

Между районами Сугинами и Тиёда по прямой было почти десять километров. Будь они сейчас в своих реальных телах, пробежать такое расстояние в полную силу было бы, пожалуй, невозможно. Однако дуэльные аватары, если только слишком уж не перенапрягались, усталости не чувствовали. Впереди стремительно скользила Черноснежка, за ней, выстроившись клином, неслись остальные. Пятерка сбежала с седьмой кольцевой линии, пробежала по четвертой токийской линии Токородзава сквозь Синдзюку – и все это, ни на миг не снижая скорости.

Несколько раз на их пути возникали большие силуэты энеми, но компания, сворачивая в переулки, всякий раз избегала встречи. На арене «Снег и лед», в отличие от «Девственного леса» или «Завода», почти не было препятствий, и можно было свободно использовать всю дорожную сеть центра Токио. С другой стороны, разрушаемых объектов тоже было мало, и, чтобы заполнить шкалу спецатаки, приходилось разносить любой попавшийся на глаза кусок льда.

Минут сорок спустя…

По ледяному коридору, в который превратилась улица Синдзюку, из Яцуи в сторону Кодзимати, вверх по склону – и вдруг перед глазами Харуюки открылась невероятная картина.

Величественная. Потрясающая. Грандиозная. Какие слова ни подбирай, все равно для описания этой картины их не хватит.

Упирающийся в небо частокол шпилей – громадных, точно копья богов. Словно защищаемый этими копьями прекрасный и в то же время устрашающий замок. Вокруг замка – высокие стены, а сразу за стенами – крутой обрыв.

И стены, и башни были индигово-синими от льда, а под этим льдом мерцало множество красных огоньков. Внутри ничего не двигалось, однако замок ни в коем случае не был заброшен. В самой глубине замка отчетливо чувствовалось присутствие чего-то – или кого-то.

Так выглядел Императорский дворец в Безграничном нейтральном поле. То есть…

– …«Крепость императора»… – дрожащим голосом пробормотал Харуюки, сбавляя скорость. Черноснежка впереди тоже затормозила, проложив во льду колею острой ногой, и ответила:

– Да. Иной мир в самом сердце Ускоренного мира. Абсолютно непроницаемое святилище, которое всего за две минуты полностью раздавило первый «Нега Небьюлас», бросивший ему вызов…

Задрожав всем телом от этих слов, Харуюки вновь изо всех сил вгляделся.

Стены высотой метров тридцать образовывали почти идеальное кольцо. По идее, общий размер сооружения был такой же, как у Императорского дворца в реальном мире, значит, диаметр этого кольца должен быть около полутора километров.

Улица Синдзюку, по которой подбежала пятерка, ледяным мостом взлетала на окружающий крепость императора обрыв. Мост этот имел в длину около пятисот метров, в ширину около тридцати, а по ту сторону его высились циклопические ворота. Они были закрыты, самим своим видом отвергая всех, кто попытался бы в них войти.

– Командир, здесь в реале находятся западные ворота Хандзомон, верно?

На вопрос Такуму Черноснежка снова кивнула. Тогда Тиюри встала на цыпочки и, оглядывая местность вокруг ворот, озадаченно спросила:

– Но, семпай. «Четыре бога»… так их зовут? Это громадные энеми, а их нигде не видно почему-то?..

– Белл, посмотри вон туда.

Шагнувшая вперед и вставшая рядом с Тиюри Фуко вытянула левую руку и показала прямо вперед. Там, где ледяной мост подходил к воротам, была площадка, и на ней виднелся высокий квадратный помост вроде сцены. По углам стояли четыре колонны, и все вместе выглядело очень строго, вроде алтаря.

– Как только кто-то войдет на мост, вон там появится один из «четырех богов». Другими словами, его территория – весь этот мост пятьсот на тридцать метров. Кстати, вокруг обрыва везде, кроме моста, действует аномально большая сила тяжести, даже с моим «Ураганным двигуном» прыгать невозможно. Как будто падаешь в глубокое, черное ущелье – и там мгновенно умираешь. Если такое происходит, то возрождаешься ты снаружи от этой области, у самой границы.

Харуюки, Такуму и Тиюри молчали, невольно представляя себе падение в бесконечную черноту. Черноснежка спокойным тоном сказала:

– …Два с половиной года назад мы с Рейкер повели часть легиона на защищавшего западные ворота Бякко, одного из четырех богов. Поскольку мы до того такими же силами несколько раз побеждали энеми «легендарного» класса, то в душе были уверены, что и «супера» бояться нечего. Но… как мы знаем, результат был ужасен. Честно говоря, когда я просто стою здесь и гляжу на эти ворота… ноги становятся как ватные.

– …С-семпай… – вырвалось у Харуюки, и черная зеркальная маска чуть качнулась.

– Приношу свои извинения, я вовсе не собиралась вас пугать. Естественно, поворачивать назад я не намерена. Однако я хочу, чтобы вы запомнили. «Четыре бога» – не те существа, которых может победить человек. Каковы бы ни были ваши причины – никогда не пытайтесь с ними сражаться. Как только я скомандую, либо как только вы сами почувствуете, что очутились в сложном положении, – сразу, немедленно отступайте за пределы моста.

– Это, это конечно… я так и собираюсь сделать, но… – закивал Харуюки. Глядя прямо на него, Черноснежка более жестким, чем прежде, голосом, сказала:

– Никаких «собираюсь». Это приказ. Если я скажу бежать – бегите. Даже если меня, или Рейкер, или нас обеих будет пытаться убить Судзаку.

Тут Харуюки резко ахнул – а потом запротестовал:

– Нет же!.. На мост ведь должен лететь я! Ведь и семпай, и Рейкер-сан совсем недавно говорили же!!!

Черноснежка и Фуко обменялись быстрыми взглядами, и…

От механических масок аватаров стало исходить теплое ощущение, похожее на улыбку. Девушки подошли к Харуюки с обеих сторон и заговорили поочередно:

– Ха-ха… дурачок ты, Кроу. Я бы ни за что не отправила тебя одного в самоубийственную атаку.

– Вот именно, Ворон-сан. Если бы она так поступила, Белл и Пайл очень рассердились бы.

– Целью Судзаку будем мы. Мы не дадим ей даже на миг положить на тебя глаз.

– Ты должен думать только о спасении Ардор Мэйден.

После этих неожиданных слов Харуюки мог лишь переводить взгляд с одной девушки на год старше его на другую.

Честно говоря, когда они покидали дом, он был готов к худшему и даже хотел заявить: «Я пойду один!» Однако, сколько он ни думал, не мог найти способ, как в одиночку сделать что-нибудь с четырьмя богами, которых боялась сама Черноснежка. По боевым способностям Харуюки с этими двумя и рядом не стоял. Даже если бы он сейчас настаивал на своем, это была бы всего лишь поза, попытка порисоваться.

Мог он лишь одно: лететь изо всех сил. Это был предел его способностей.

Харуюки повесил голову, не в силах что-либо сказать, и тут стоящая слева от него Тиюри хлопнула его по плечу. И бодрым голосом произнесла:

– Сестрица, прости! Я серьезно думала, что наш план – отправить Кроу в гнездо Судзаку одного, а самим поддерживать его с дистанции! И я хотела поругаться, ага.

Тут у Харуюки подкосились ноги, и он машинально воскликнул:

– Э… эй! Ты хотя бы подлечивай меня!

– Не пойдет – это точно привлечет внимание энеми.

Слушая эту пикировку, Такуму, Черноснежка и Фуко хором рассмеялись.

Да, я могу еще кое-что.

Я могу – верить. В силу своих товарищей, в узы между нами, в чудо, которое они могут совершить.

Мысленно произнеся эти слова, он с силой сжал кулаки. И тут Черноснежка, подняв над головой левую руку-меч, сказала:

– Так, у нас сейчас еще одна пробежка. До южных ворот, где находятся Судзаку и Ардор Мэйден, бежим вправо по улице Утибори.

 

Еще несколько минут они мчались, оставляя величественную крепость императора по левую руку, а ледяные небоскребы, которыми стал правительственный квартал Касумигасэки, – по правую, и наконец увидели еще один громадный мост. По размеру он был такой же, как и мост у западных ворот, – пятьсот метров в длину и тридцать в ширину. За мостом виднелся квадратный алтарь, за алтарем высились громадные ворота – всё точно такое же.

Южные ворота императорской крепости – в реальном мире они называются Сакурадамон. Святилище, охраняемое одним из четырех богов, огненной птицей Судзаку.

Без всяких проблем добравшись наконец до подножия моста, пятерка остановилась.

С запада на восток шла улица Утибори, от нее на юг ответвлялась улица Сакурада; в месте ветвления была просторная площадка. К юго-западу от нее стояло высокое здание. Наверняка это было Главное управление полиции, называющееся Сакурадамон в честь ворот, неподалеку от которых оно было возведено. Но, разумеется, сейчас ни единого полицейского там не было.

Стоя посреди перекрестка, Черноснежка выдвинула из своей полосы хит-пойнтов системное меню и посмотрела на часы.

– Мы нырнули ровно час назад. Пока все идет по плану…

Иными словами, в гостиной семьи Арита в реальном мире прошло 3.6 секунды. Не нырнувшая вместе со всеми Утай успела лишь пару раз вдохнуть-выдохнуть, но наверняка ей это время казалось десятикратно более долгим.

Резко развернувшись, Черноснежка посмотрела в лицо всем остальным поочередно и торжественно объявила:

– Итак, начинаем второй этап операции по очищению от «Доспеха бедствия» – «Спасение Ардор Мэйден»!

В ответ раздалось хоровое «да!» остальной четверки. Кивнув, Черный король с подобающим этому титулу достоинством продолжила:

– Напоследок еще раз обговорим тактику. Начальная расстановка: у самого подножия моста – я, Блэк Лотус. Сразу за мной – Лайм Белл и Сиан Пайл. Еще дальше, на двести метров сзади по улице Сакурада – Скай Рейкер и Сильвер Кроу.

Она сделала паузу, чтобы все мысленно представили расстановку, потом снова продолжила:

– Сначала вперед иду я. Дохожу до середины моста, и появляется Судзаку. Как только она появляется полностью, Рейкер берет Кроу на спину и стартует на своем Ураганном двигуне. Поднимается на тридцать метров и на полной скорости летит к воротам. В это время я атакую Судзаку инкарнацией с дистанции и таким образом фокусирую ее на себя. После чего сразу отступаю. Пока все понятно?

– Да! – ответили четверо. Черноснежка снова кивнула и повернулась к Фуко и Харуюки.

– Я отступаю, Рейкер пролетает сверху, и прямо надо мной Кроу от нее отделяется. Добавив к ее силе силу своих крыльев, он на полной скорости летит над наступающей Судзаку к южным воротам. Рейкер приземляется рядом со мной и применяет защитную инкарнацию. Защищаясь от огненных атак, мы вдвоем отступаем. Если мы будем держаться от Судзаку на расстоянии минимум сто метров, тогда мгновенно погибнуть не должны, однако серьезный урон получим. Его убирает стоящая прямо за мостом Белл, применив «Цитрон колл, режим один». К тому времени, когда мы с Рейкер добираемся почти до самого подножия моста, Кроу должен уже быть перед южными воротами, возле «алтаря четырех богов». Ардор Мэйден появляется там, Кроу ее подбирает, сразу взлетает и разворачивается на сто восемьдесят градусов. Снова летит над мостом на юг, пролетает над Судзаку и убирается с ее территории. Все.

Дослушав быстро выложенные указания, Харуюки перевел дыхание.

С учетом их состояния и боевой мощи это было оптимальное решение. Простое, как все гениальное. После того как они начнут, переговариваться для лучшей координации будет даже не нужно.

Однако в этой схеме не хватало одного «метода» и одного «фактора».

Метод: как совместить по времени нырок Утай из реального мира сюда и скоростной пролет Харуюки? Фактор: в указаниях Черноснежки не было упомянуто одно имя.

Словно прочтя эти вопросы в мыслях Харуюки, Черноснежка произнесла, чуть понизив тон:

– Полагаю, вы все заметили, что для успеха плана очень важно контролировать время появления Утай в Безграничном нейтральном поле до секунды. И способ есть только один – кто-то должен выйти из поля и сообщить Утай нужный момент. Эту задачу… поручаю тебе, Сиан Пайл.

– Есть, командир, – тут же ответил Такуму.

Однако Харуюки показалось, что все же этот ответ прозвучал чуть медленнее обычного.

Для общего успеха плана задача Такуму связаться с Утай в реальном мире была чрезвычайно важна. Однако нельзя отрицать, что Такуму был выбран по принципу «последний оставшийся». Умный Такуму наверняка все понял еще до того, как Черноснежка объяснила весь план. Понял, что он единственный из всех не будет рисковать жизнью в бою с богом.

Следует ли сейчас что-то сказать? Харуюки колебался. Однако он понимал, что, что бы ни сказал, лишь ранит этим гордость Такуму. Фуко и Тиюри, всегда умеющая разрядить атмосферу в подобных ситуациях, тоже молчали.

Секундное молчание разрушил сам Такуму. Естественным голосом он произнес:

– На этот раз наш враг – летающий. Я заточен под ближний бой, для меня он слегка неудобен. Так что роль связного возьму на себя с радостью. …Но, командир, в будущем, когда будем разбираться с Гэмбу или с Бякко, врагами ближнего боя, я тоже хотел бы принять участие.

На эти слова, произнесенные обычным спокойным тоном, Черноснежка медленно кивнула.

– …Да, когда до них дойдет дело, Пайл войдет в ударную группу. Надеюсь, что ты… станешь достаточно силен, чтобы как следует их поколотить.

– Да, непременно… непременно, – ответил Такуму, словно убеждая самого себя, и энергично кивнул. Черноснежка развернулась в прежнем направлении, сделала глубокий вдох и произнесла:

– Итак… еще вопросы есть? Не стесняйтесь, времени у нас полно. Я сказала Мэйден, что ей придется ждать не больше пяти минут, так что, если хотите поговорить, у нас целых три дня.

– Эмм, будет жалко, если мы заставим Мэй-тян ждать, семпай! – воскликнула Тиюри. Похоже, она уже определилась с тем, как звать Утай в Ускоренном мире. Наверняка она и для реальности тоже придумает какое-нибудь ласковое прозвище.

Ну и ладно, я тоже не буду ее звать «Синомия-сан», а придумаю прозвище какое-нибудь. Интересно, если я придумаю что-нибудь короткое, как с «Нико» было, скажем, «Уй», она рассердится?..

Поймав себя на подобных бесполезных мыслях, Харуюки поспешно выкинул их из головы.

Этим шансом – поговорить со всеми – можно воспользоваться, чтобы обсудить одну вещь. Проблему не менее, а может, и более важную, чем операция по очищению от «Доспеха бедствия». Конечно, речь о тихо расползающемся по Ускоренному миру паразитирующем объекте – «ИСС-ките».

Однако после несколькосекундных колебаний Харуюки передумал.

Сейчас все члены легиона должны стопроцентно сосредоточиться на спасении Ардор Мэйден. Нельзя отвлекать их разговорами, не связанными напрямую с этой целью.

Кроме того, ИСС-кит видел вблизи не только Харуюки. Утай, напрямую сражавшаяся своей инкарнацией с обладающим этим «китом» Буш Утаном, должно быть, ухватила его суть гораздо лучше. А раз так, правильнее будет отложить обсуждение этого вопроса до того момента, когда они спасут аватар Утай и она официально вернется в «Нега Небьюлас».

Поэтому Харуюки оставил свои мысли при себе. Остальные – и Тиюри, и Такуму, и Фуко – тоже хранили молчание.

Медленно обведя взглядом лица своих товарищей, Черноснежка энергично кивнула.

– …Так. Похоже, духовно вы все готовы. Прежде чем мы начнем – еще одно указание для Лайм Белл. Если произойдет что-то неожиданное и Судзаку убьет всех находящихся на мосту, ни в коем случае не пытайся нас спасать. Выходи в реальный мир через ближайший портал и выдерни кабель, соединяющий нейролинкер Кроу с домашним сервером. Ясно?

Голос ее прозвучал сурово. Необходимость довериться этому последнему средству безопасности будет означать, что не только Утай, но и Черноснежка, Фуко и Харуюки попали под «бесконечный ЭК».

Однако Тиюри решительно вскинула голову в заостренной шляпе и кивнула.

– Да, семпай.

– Рассчитываю на тебя. …Ну что, начали? – спокойно, как будто речь шла об обычном еженедельном сражении за территорию, сказала Черноснежка. И тут же она повернулась к Такуму и мягко произнесла: – Теперь, Пайл, ты отправляйся к порталу у входа в Главное управление полиции. Оттуда подай сигнал к началу боя, отправив в небо свой «Лайтнинг Сиан Спайк», и сразу отступай в реальный мир. Как только Утай увидит, что ты очнулся, она тут же нырнет. На эту передачу эстафеты понадобится одна секунда реального времени, следовательно, здесь пройдет шестнадцать минут сорок секунд. За это время Кроу и Рейкер должны отступить на двести метров вниз по улице Сакурада и занять позицию для взлета. За минуту до появления Утай я вхожу на мост. Рейкер, как только увидишь Судзаку – взлетай. Затем все пойдет, как запланировано.

– Есть, командир. Ну ладно, Рейкер-сан, Белл, Кроу – рассчитываю на вас.

Вместо ответа Харуюки выставил правый кулак. Такуму стукнул по нему своим левым и быстро развернулся. И, не оглядываясь больше, синий аватар побежал к зданию Главного управления полиции. Вскоре он пропал из виду.

Несколько секунд спустя в обложенное густыми облаками небо взмыла молния. Поскольку напротив стояло здание Министерства внутренних дел, а рядом с ним – громадина Высшего суда Токио, то этот свет был виден только от того места, где стояли Харуюки и его товарищи.

Итак, через шестнадцать минут сорок секунд Утай Синомия – Ардор Мэйден – появится на противоположном краю моста. И Харуюки должен будет любой ценой схватить ее и доставить сюда, на эту сторону.

– Ну что ж, Кроу. Нам тоже пора идти. Белл, береги Лотус, – и Фуко хлопнула Харуюки по плечу.

– Да… да! …Семпай, эээ, в общем… я буду очень стараться, так что…

Лишь это ему удалось выжать сквозь сдавленное от напряжения горло. Фиолетово-синие глаза Черноснежки пристально смотрели на него, и наконец она коротко ответила:

– Да, я в тебя верю.

 

Следующие пятнадцать минут казались длинными, как вечность, и в то же время стремительными, как водопад.

Стоя рядом со Скай Рейкер, уже надевшей свой «Ураганный двигун», Харуюки изо всех сил пытался сосредоточиться, но сам не мог понять, то ли это ему удается, то ли, наоборот, он тонет в праздных мыслях. В Безграничном нейтральном поле с танцующими в воздухе снежинками царила глубокая тишина; казалось даже, что само время замерзло.

Даже на расстоянии в семьсот метров – часть улицы Сакурада плюс мост – возвышающиеся к северу гигантские ворота не утратили своего угрожающего величия. Взгляд Харуюки упирался в них, точно они закрывали от него весь мир.

– Два с половиной года назад… учитель и остальные пытались прорваться через эти ворота… – почти непроизвольно вырвалось у Харуюки. Фуко рядом с ним еле заметно улыбнулась.

– Не только прорваться через ворота… но и атаковать саму крепость.

– А, в-вот как…

Да уж, первый «Нега Небьюлас» был куда более горячей компанией, чем нынешний, это факт. При этой мысли Харуюки вздохнул, и вдруг у него в голове всплыл вопрос.

– …Но почему нужно было атаковать всех четырех богов сразу? Семпай вчера сказала, что эти боги – это единое целое… но ворот-то четыре, и, если бы весь легион атаковал одни какие-нибудь, не лучше бы было?..

– …Люди, которые думали так же, уже пробовали. И тогда поняли, что четыре бога действительно связаны между собой. Если атаковать кого-то одного, остальные трое его очень быстро лечат. Сегодня, поскольку мы не собираемся их побеждать, это не имеет значения.

– …А, по-понятно…

Ну да – идею, которая пришла Харуюки в голову, разумеется, уже опробовали. Кивнув, он пробормотал с тенью вздоха в голосе:

– Вот как… Ну да, конечно, в эту крепость легионы уже много раз пытались прорваться. Нет, даже не только в крепость императора… Исследовали необследованные места, придумывали разные новые тактики… Эх, жаль, что я сам не стал Бёрст-линкером раньше…

– У-ху-ху, что ты такое говоришь, Ворон-сан, – со смехом перебила его Фуко и вдруг крепко обняла обеими руками. «Уааа?!» – мысленно завопил Харуюки, задеревенев, и тут в ухе у него раздался озорной шепоток: – Все только начинается. Для тебя, Ворон-сан, и для твоего «Брэйн Бёрста» все только начинается. Нет, не только для тебя… И для меня, и для Лотус тоже. Мы думали, что эта дорога уже закончилась, а на самом деле она идет и идет… в бесконечность. И понять это нас заставил ты.

Держащие его сзади руки сжались сильнее. Рождающийся у самого уха Харуюки голос, будто растапливая холод арены «Снег и лед», нес с собой тепло.

– …В серебряных крыльях Ворона-сана есть сила распахнуть этот мир. Твое будущее безгранично. Я хочу своими глазами увидеть, как ты летишь на крыльях. И Лотус так же считает, и Мэйден, я уверена, тоже. …Кстати, пора нам с ней поздороваться. Пора.

И мягко разжала объятие.

Сознание Харуюки незаметно для него самого полностью очистилось, его переполняло лишь одно стремление.

Лететь. Лететь, и ничего больше. Потому что это доказательство самого существования рожденного в сердце Харуюки аватара по имени Сильвер Кроу.

– …Да! – энергично кивнул Харуюки. Скай Рейкер повернулась к нему спиной и встала на колени. Харуюки пристроил правое колено между двумя реактивными двигателями на ее спине – Усиленным вооружением под названием «Ураганный двигун» – и крепко вцепился ей в плечи.

– Готов!

Фуко кивнула и застыла неподвижно, пристально глядя вперед, на мост.

Там, у подножия, виднелись две маленькие фигурки. Блэк Лотус и Лайм Белл. Секунд через десять Лотус подняла правую руку-меч – и резко махнула вперед.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ