Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 11

Оверрей исчез, и одновременно с этим крылья Харуюки вернулись к изначальной форме, десяти металлическим пластинам. Они автоматически сложились и ушли под выступ брони на спине. Мысленно поблагодарив свои настоящие крылья, Харуюки снова обвел глазами друзей.

Все они ласково улыбались, словно видели, что под зеркальным визором шлема он плачет. Но сейчас он чувствовал, что опускать голову в попытке скрыть смущение нет нужды. Потому что само то, что сейчас перед ним стояла и улыбалась маленькая жрица, было неописуемым чудом.

Да. «Жрица очистительного огня» Ардор Мэйден, два года проведшая в плену у южных ворот крепости императора в Безграничном нейтральном поле, наконец-то была свободна. Достаточно пройти на юг еще сто метров до треугольного здания – в реале это Главное управление полиции – и войти в расположенный там портал, и Утай вернется в реальный мир вместе со своим альтер эго.

– …У тебя получилось, Хару.

Эти слова с улыбкой произнесла Лайм Белл – Тиюри. Глядя в глаза-линзы, полные прозрачных капелек, Харуюки от всей души ответил:

– Да. …Спасибо, Тию. Спасибо, ребята…

Тут вдруг из ног ушла вся сила, и он чуть было не сел прямо там, где стоял, но поспешно выпрямился. Расслабляться было еще рано. Оставалось еще одно… то есть два дела.

Во-первых, очиститься от обитающего внутри Харуюки «Доспеха бедствия». Если это закончится успешно, можно будет уже не бояться, что шесть королей назначат за его голову награду. И заодно должен наконец оборваться «цикл бедствия».

А когда очищение будет завершено, Харуюки поджидает тренировка системы инкарнации, совместная с Эш Роллером, Ребенком Скай Рейкер, который ее изначально и пожелал. В чем выразится инкарнация Эша, Харуюки даже представить себе не мог, но наверняка он потрясет всех какой-нибудь выпендрежной те-…

– Ой?

Лишь додумав до этого места, Харуюки осознал, что байкера прошлого века с черепоподобной маской перед ним нет. Поморгав, чтобы смахнуть с глаз слезы, он повернулся к Фуко и спросил:

– А что с Эшем-саном? Вы же с ним встретились возле дома в Сугинами и вместе пришли сюда, да? …О, только не говори, что он при виде Судзаку намочил штаны и свалил?..

Последнее он добавил на тридцать процентов серьезно, на семьдесят в шутку, но Фуко не улыбнулась. Напротив, легонько закусила губу, и в глазах-линзах мелькнул огонек тревоги.

– …По правде сказать… мы с ним не смогли встретиться.

– Э… в каком смысле?..

Эш Роллер в реальном мире находился в машине Фуко на подземной парковке дома Харуюки, оттуда он и должен был нырнуть в Безграничное нейтральное поле. Расстояние по горизонтали – практически нулевое. Разминуться, по идее, очень трудно.

Растерянному Харуюки напряженным голосом пояснил Такуму:

– В общем, Хару, было так. Перед домом мы увидели только следы от шин мотоцикла Эш Роллера. Мы его ждали больше получаса, но он так и не появился…

– Следы шин?.. Может, он не стал дожидаться, а поехал к крепости один… а потом заблудился по пути?..

– Нет… это вряд ли, – на этот раз, покачав головой, ответила Фуко. – Это дитя должно хорошо знать дорогу из Сугинами к Императорскому дворцу. Дороги на арене «Демонический город» тоже понятные, заблудиться трудно.

– И еще, Харуюки-кун. Мы немного прошли по этим следам, но они от дома шли четко на юг, – пробормотала Черноснежка, скрестив перед собой руки-мечи. Действительно, это было странно. Если из Сугинами направляться к Императорскому дворцу, то даже если сначала ехать на юг, все равно очень скоро нужно свернуть на восток.

Внезапно…

Харуюки охватило дурное предчувствие – словно сдавило грудь.

Конечно, характер у Эш Роллера переменчивый, но все-таки он не из тех, кто не выполняет обещаний. Кроме того, среди тех, с кем он должен был встретиться, была Скай Рейкер – его Родитель и учитель. Даже если он увидел вдалеке маленького энеми, которого мог убить, вряд ли погнался бы за ним на мотоцикле.

Раз так – значит, что-то случилось. Скорее всего, когда он ждал на подземной парковке. Что-то настолько срочное, что Эш даже не мог дождаться Фуко и остальных, а вынужден был отправиться на юг. И там произошло что-то еще.

С того момента, как Харуюки и остальные нырнули в Безграничное нейтральное поле, прошло два с половиной часа. А если Эш нырнул всего на минуту раньше назначенного времени, семи вечера, то в этом мире он уже больше десяти часов.

– Э, это… я полечу его искать!

Охваченный тревогой, которую невозможно было выразить словами, Харуюки вновь развернул за спиной металлические крылья. Воспользовавшись шкалой спецатаки, успевшей зарядиться во время космического боя с Судзаку, он мягко поднялся в воздух.

– Харуюки-кун, в одиночку опасно! Если искать, то всем вместе…

– Все нормально, я как только найду что-нибудь, сразу вернусь! Ребята, ждите меня перед порталом в Главном управлении полиции!

Прервав попытавшуюся его остановить Черноснежку, Харуюки взлетел еще чуть выше.

– …Хару, мы будем ждать час, и если ты не вернешься, мы на той стороне выдернем кабель!

Улыбнувшись на эти слова Тиюри, Харуюки кивнул и, крикнув «Ясно, давайте!», рывком набрал высоту.

Если Эш Роллер направился из Коэндзи на юг, то от крепости императора это на юго-запад. Харуюки вгляделся с пятидесятиметровой высоты, однако множество зданий арены «Демонический город» мешало обзору. Харуюки неспешно полетел вперед, продолжая набирать высоту.

Он полетел из расположенного к югу от крепости императора квартала Касумигасэки через Акасаку в Аояму. В процессе полета он отчаянно обегал взглядом окрестности, однако все движущееся, что он обнаруживал, – это маленькие и средние энеми. Если бы он встретился с командой охотников на энеми, то расспросил бы их, но, видимо потому, что сейчас был вечер буднего дня, звуки боя до него не доносились.

Как он ни вслушивался, слышал лишь свистящий над ареной ветер. Но эта тишина лишь усиливала тревогу Харуюки. Хотя летел он, стараясь экономить энергию, шкала спецатаки потихоньку таяла. Конечно, у него была недавно освоенная инкарнационная техника «Скорость света», но Харуюки сомневался, что в нынешнем психологическом состоянии сумеет ей воспользоваться.

– …Ничего не поделаешь…

Собравшись с духом и смирившись с тем, что его могут обнаружить с земли враги, Харуюки еще набрал высоту. Незаметно для себя он добрался уже до Нарадзюку. Впереди был уже парк Ёёги, а южнее – Сибуя.

И вдруг…

Там, где в реале была, по-видимому, станция Мэйдзидзингумаэ, в самом центре просторного перекрестка улиц Мэйдзи и Инокасира, что-то вроде как блеснуло. Вглядевшись, Харуюки убедился, что это не бёрст-линкер и не энеми, но на всякий случай решил спуститься.

Настороженно оглядываясь по сторонам, Харуюки приземлился на сине-черную дорогу и, потянувшись себе под ноги, взял то, что, видимо, и было источником отраженного света.

С первого взгляда он не смог опознать этот предмет. Металлический диск диаметром сантиметра четыре, в него вделана полусферическая оранжевая линза. Сбоку диска тянулся тонкий штырек, но он, похоже, был обломан посередине.

– …Что это… – пробормотал Харуюки, крутя в руках странный предмет. Тот периодически оранжево сверкал, отражая тусклый свет солнца арены «Демонический город».

И вдруг – Харуюки понял.

Это поворотник от мотоцикла. Не далее как сегодня утром во время дуэли на Седьмой кольцевой линии Эш Роллер обманул Харуюки, включив этот самый поворотник.

В Безграничном нейтральном поле объекты, отвалившиеся от Усиленного вооружения, продолжают существовать довольно долгое время по сравнению с обычными дуэльными аренами. Вероятно, когда Эш Роллер здесь проезжал, случилась какая-то авария, и поворотник сломался. Харуюки еще раз внимательно огляделся и на стене одного из зданий, выстроившихся вдоль южного края дороги, увидел несколько черных следов повреждений.

Бой продвигался с севера на юг. Стало быть, Эш с Седьмой кольцевой выехал на улицу Инокасира, по ней доехал досюда, здесь кто-то напал на него с севера, и он на перекрестке свернул на юг?..

По-прежнему сжимая в руке поворотник, Харуюки оттолкнулся от земли и взлетел. Уровень переполняющей грудь тревоги поднялся уже к самому горлу.

Он полетел на юг над улицей Мэйдзи максимально быстро, чтобы только шкала спецатаки не убывала слишком резко. И всего секунд через двадцать обнаружил следующий отвалившийся объект. Спустившись на землю, он проверил его.

Раздумывать о том, что это, необходимости не было. Ступица, вокруг нее тонкие спицы и обод. И серое резиновое кольцо. Это – колесо от мотоцикла. Переднее, судя по размеру.

Вокруг на земле виднелись черные следы боя, такие же, как уже виденные. Мотоцикл здесь получил серьезные повреждения и лишился переднего колеса, но, по-видимому, искусный наездник поставил его на дыбы и так поехал дальше на юг. Однако до бесконечности этот трюк длиться не мог.

– …Эш-сан!.. – хрипло выдавил Харуюки и вгляделся вдоль дороги в южном направлении.

Именно в этот момент воздух вздрогнул от слабого звука удара.

В сотне метров впереди на стенах группы зданий возникло зеленое свечение. Этот жесткий звук и сияние не были вызваны взрывами каких-то объектов или спецэффектами боя. Это был эффект гибели дуэльного аватара.

– !..

Харуюки машинально побежал, уже потом перешел на полет. Дорога впереди плавно сворачивала влево, но Харуюки срезал поворот, перемахнув через крышу здания. Едва он кинул взгляд на дорогу близ парка Ямасита в Сибуе, его бросило в дрожь. Крылья задеревенели, и сами перевели Харуюки в парение на высоте метров двадцать.

Первым, что бросилось ему в глаза, были жестоко изуродованные, раскиданные колесо, двигатель, рама, глушитель – то, что прежде было металлически-серым американским мотоциклом.

Немного впереди стояли кольцом шесть бёрст-линкеров. Близко он ни с кем из них не был знаком и даже по имени почти никого не знал. Объединяло этих шестерых то, что от их тел поднималась слабая темная аура. Оверрей инкарнации. Источник энергии – красный, словно кровавый «глаз» в груди. ИСС-кит.

А в центре этого кольца из шести человек скорчился, свернулся в комочек одиночный бёрст-линкер.

Мотоциклетный костюм из блестящей кожи. Пижонские защитные наплечники и наколенники. А на голове – глухой шлем с забралом в виде черепа…

– …Эш… сан?.. – вырвался из груди Харуюки голос, так и не ставший настоящим голосом.

Все тело Эш Роллера было покрыто ранами. Но двигаться он не пытался вовсе не из-за полученного урона. Он пытался всем телом защитить парящий над самой дорогой крохотный огонек.

Этот мерцающий огонек травяного цвета в Безграничном нейтральном поле – маркер, отмечающий место гибели бёрст-линкера. Именно эта гибель породила спецэффект, который Харуюки видел меньше минуты назад. Цвет огонька Харуюки узнал. Этот цвет, несомненно, принадлежал младшему брату Эша, Буш Утану.

Харуюки тут же интуитивно понял, что здесь происходило, когда он и Утай сражались, чтобы выбраться из крепости императора.

Скорей всего, случилось вот что.

Ожидая в реальном мире семи часов вечера в машине, оставленной на подземной парковке дома Харуюки, Эш Роллер попал в качестве зрителя на чью-то дуэль. И там наткнулся на Буш Утана, который был либо одним из участников дуэли, либо тоже зрителем. Он убедил Утана тоже нырнуть в Безграничное нейтральное поле и встретиться с ним там. Чтобы он мог передать Утану то, что должен был передать как старший брат.

Место встречи, вероятно, было назначено где-то в Сибуе. Поэтому Эш, чтобы еще до встречи с четверкой из «Нега Небьюлас», назначенной ровно на семь перед домом Харуюки, встретиться с Утаном и привезти его с собой, нырнул раньше и поехал в Сибую.

Но где-то, вероятно среди зрителей той же дуэли, нашелся обладатель ИСС-кита, который подслушал информацию о месте и времени встречи. И эти люди устроили засаду у Мэйдзидзингумаэ, чтобы поохотиться на Эша с Утаном. Застигнутый врасплох темной инкарнационной атакой, Эш, хоть его мотоцикл и получил повреждения, все-таки сумел изо всех сил добраться вот досюда, но здесь его обожаемый мотоцикл все-таки был разрушен окончательно. Нет, не только это. Если он действительно нырнул в этот мир раньше назначенного времени, семи вечера, то здесь, вполне возможно, прошло уже больше десяти часов. Значит – он и Буш Утан в этом месте уже несколько раз прошли через цикл смерти и возрождения.

В Безграничном нейтральном поле если ты лишился Усиленного вооружения, то, пока не выйдешь и снова не войдешь, оно к тебе не вернется. Эш Роллер, потеряв все хит-пойнты и погибнув, через час воскрес, но его американский мотоцикл, в который он вложил почти весь свой потенциал как дуэльного аватара, – нет.

Значит, стоящие там бёрст-линкеры вшестером окружили почти полностью лишившегося боевой силы Эш Роллера и истязают его темной инкарнацией, порожденной ИСС-китами.

Раз за разом. Раз за разом. Раззаразомраззаразомраззаразом…

– У… а, а…

Из горла парящего Харуюки вырвались нечленораздельные хрипы.

Не замечая его, один из шестерых подошел к скорчившемуся Эш Роллеру. Он был среднего размера и непримечательной внешности, только в руках чувствовалась объемистость. Вроде бы Харуюки его где-то видел, однако имени вспомнить не мог.

– Теперь… моя очередь. Очки… остались еще?

Рассеянно произнеся эти слова, аватар схватил Эша за шлем своей правой ручищей, по которой текла темная аура. Раздался глухой хруст, и гордость Эша, черепоподобная маска, раскололась на части.

Показалась лицевая маска с довольно тонкими для такого персонажа чертами, почти мальчишескими. Враг снова схватил Эш Роллера, теперь за шею.

Бёрст-линкера, все еще пытающегося защитить маркер Утана, он с натугой оторвал от земли и поднял. Взгляд висящего лицом кверху Эша наткнулся на парящего над крышей здания Харуюки.

Бледно-зеленые глаза-линзы на миг распахнулись – и тут же как будто слабо улыбнулись. В сознании Харуюки раздался голос – всегда бойкий и безбашенный, сейчас он звучал прерывисто.

…Хе-хе… облажался я. Прости, Кроу… Твои и учителя чувства… пропали зря…

Раздался тупой звук, и левая рука врага вошла Эшу прямо в грудь.

Поднялся столб серого света, и худой аватар вместе с мотоциклетной курткой распался на части.

Купаясь в разлетающихся осколках, напавший, заглянув, видимо, в свое меню, склонил голову чуть набок и произнес:

– О, еще один раз остался до нового уровня. Хорошо бы до меня еще дошла очередь.

Все тело Харуюки охватила такая дрожь, что, казалось, оно вот-вот рассыплется. До предела напряженные руки-ноги заскрипели, из-под шлема донесся скрип зубов. Вырвавшийся из горла голос были низким, раздавленным, надтреснутым – такого сам Харуюки никогда раньше не слышал.

– А… а, а, ааа… аааа…

Все тело словно залила ледяная жидкость. Или нет, может, это расплавленный, раскаленный металл? Так или иначе, одна-единственная эмоция сгустилась и потекла по сосудам вместо крови.

Ярость.

Гнев. Всепоглощающая, заливающая красным все перед глазами ненависть. И жажда разрушения.

– А… аа, а, аааа!..

Донн.

От обеих рук Харуюки донесся резкий металлический звук. Тонкие пальцы Сильвер Кроу заострились и изогнулись, точно когти хищной птицы, стали крупнее. И одновременно изменился цвет брони. С блестящего зеркально-серебряного – на хромово-серебряный, словно затененный.

Нет!

Нельзя сдаваться этим эмоциям! Ты исчезнешь!..

Чей-то далекий, очень далекий возглас. Но этот слабый голос в сознание Харуюки уже не проникал.

Металлический звук не прекращался, и вот уже обе руки Харуюки покрылись дополнительным слоем хромовой брони. Потом ноги. Этот брутальный облик, весь с острыми краями, был намного более зловещим, более демоническим, чем тот, что проявился на «Гермес Корде».

Вместо женского голоса его сознание заполнил другой – искаженный, металлический.

Я – это ты. Ты – это я.

Прошла вечность, и наконец-то я воскрес. Я Бедствие. Я Гибель. Я тот, чей голос возвещает конец света.

Этот же самый голос Харуюки слышал сегодня в реальном мире – после уроков на заднем дворе средней школы Умесато, – но, в отличие от того раза, сейчас не было боли. Значит, это не «оверфлоу» негативной инкарнации. Это то, что Харуюки сам пробудил и вызвал, с чем хочет слиться воедино.

Одновременно с этим голосом Харуюки выкрикнул имя.

Мое имя…

– …«Кром Дизастер»!!!

Это был не просто яростный вопль – это был звериный рев, кровожадный, полный желания убивать. Левый верхний угол зрения слева направо молнией прочертила строка фиолетовым системным шрифтом.

«YOU EQUIPPED AN ENHANCED ARMAMENT: THE DISASTER».

Металлические звуки продолжались; туловище от живота к груди покрывалось массивной броней, утыканной демоническими клыками. Из спины вытянулся острый хвост, крылья приобрели силуэт какого-то оружия.

Напоминающий звериные челюсти визор сомкнулся сверху и снизу поверх лица, поглотив гладкий, округлый шлем. Поле зрения покрыла бледно-серая пленка.

Тучи в небе арены «Демонический город» образовали громадную воронку. Из ее центра с громом упала черная молния. Харуюки, вытянув правую руку, принял ее на себя.

Достигнув его руки, молния изменила форму, превратилась в некий объект. Блестящая черная рукоять, зловещий острый клинок – это был меч. Высокоуровневое Усиленное вооружение, в далеком прошлом носившее имя «Старкастер».

Именно он загадочно сиял возле шестой звезды «Кайё» – регалии «Зе Дестини», изначальной формы «Доспеха бедствия». Двойная звезда судьбы. Восьмая звезда семизвездия Большой Медведицы…

Воздев над головой демонический меч, Харуюки взревел:

Уру… АААААААААА!!!

Этот звериный рев, полный ярости и ненависти, но несущий как будто и капельку горя, разнесся по небу Ускоренного мира.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ