Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 5. Имперский декрет (Bisozerl Kimuna)

 

– Номер один, Gor Putarloth, враг 907 уничтожен. Номер два, Gor Putarloth, враг 632 уничтожен. Номера шесть и семь, Gor Putarloth… – доклады временно исполняющего обязанности Drokia разносились по мостику Alek «Кайсоф». Этим временно исполняющим обязанности был Духир.

Не отрывая взгляда от Ja Fad, он отслеживал слияние Flasath и работал языком без устали.

– Номер одиннадцать, Gor Putarloth. Враг 915 – без изменений. О, он тоже уничтожен. Номер двенадцать, Gor Putarloth, враг 336…

– Все идет хорошо, – произнес Bomowas Берсот.

– Да. Просто отлично, – согласился Казув.

Духир чувствовал себя опустошенным.

Действительно, Hoksath уничтожали врагов, распространяя по Fath волны Supflasath, но большинство врагов тоже представляло собой мины. Ну, утешало хотя бы то, что так «Кайсоф» защищал другие корабли Аб.

– Всё в порядке? – спросил Берсот.

Когда Sarerl задает вопрос, этот вопрос не должен остаться без ответа. Все Lodair на мостике поочередно доложили об отсутствии каких-либо неполадок.

– Отлично. Подготовить следующую серию мин. Нам уже прислали список целей?

Как правило, линейный корабль не выбирает себе добычу. Штаб дивизиона распределяет цели, а кораблям остается лишь стрелять, куда приказано.

– Пока нет, – ответила Alm Drokia Вонью.

– Чем они там занимаются? Может, нам разок пальнуть по своему усмотрению?

– Пожалуйста, не говорите то, чего вам делать не положено, – укорила его Вонью. – О, пришел список целей от Glaga.

– Да? Ну тогда вводите его, – разочарованным тоном приказал Берсот.

– Информация о целях введена, – отрапортовал Казув.

– Произвести поочередно Gor Lyutcoth.

– Есть произвести Gor Lyutcoth.

Hoksath к этому времени были уже выпущены и находились внутри Flasath «Кайсофа». Теперь, получив приказы, они одна за другой начали отделяться.

– Номер двадцать один, Gor Lyutcoth. Номер двадцать два, Gor Lyutcoth, – декламировал Духир.

«Кайсоф» деловито избавился от всего боезапаса.

Духир вернул взгляд на Ja Fad.

Все корабли ударной эскадры «Гудерус» выстреливали Hoksath в направлении вражеского флота.

Дислоцированные впереди подразделения Resii и Gel выждали некоторое время, затем двинулись вперед и смешались с минами.

От вражеского флота тоже отделились Hoksath.

Символы, обозначающие Flasath, стали сливаться друг с другом.

– Номер двадцать четыре, Gor Putarloth, враг 117 уничтожен. Номер двадцать пять, Gor Putarloth, враг 532 – без изменений. Номер двадцать шесть… – скучным голосом вновь зачастил Духир.

Патрульные корабли и эсминцы прошли через участок Fath, пузырящийся от множества столкновений Hoksath.

В конце концов все Hoksath были уничтожены.

– Сигнал к отступлению с Glaga Sov, – доложила Вонью.

Духир глянул на Ja Fad. Флагман дивизиона уже начал отходить.

– На сегодня все, – сказал Берсот и потянулся. – Полное Noktaf, курс девять-пять. Следовать за Glaga Sov.

– Мы что, так вот просто покидаем поле боя? – неосторожно брякнул Духир.

– А вы думаете, что от Alek без Hoksath есть какая-то польза? – на удивление мягко поинтересовался Берсот.

– Нет, – ответил Духир.

Тем временем далеко впереди продолжалось жестокое сражение.

Но линейный корабль со своей громадной тушей на поле боя мог бы лишь отвлекать на себя врага. А Labule находились отнюдь не в таком отчаянном положении, чтобы использовать линейные корабли в качестве приманки.

Так что приказ был правильный.

Прежде всего: приказ поступил с флагмана дивизиона, так что у Sarerl просто не было выбора. И все же веселый голос Берсота казался каким-то неуместным.

Духиру стало стыдно. Похоже, ему лезут в голову совершенно несправедливые обвинения.

Любого человека, имеющего Fiith Абриел, с детства учат быть крайне осмотрительным, когда он критикует вышестоящих офицеров. Некоторые из них могут принять эти упреки просто из страха перед Fasanzoerl. Впрочем, Духир чувствовал, что Берсот не из их числа.

Feia Lartsor недовольны, – ухмыльнулся Берсот.

Духир не мог приучить себя, что ему должна нравиться эта улыбка.

– Вовсе нет, – запротестовал он.

Берсот всем видом показал, что не верит.

– Вы так неискренни.

– Совершенно искренен, – снова возразил Духир.

– Похоже, вы начинаете отрицать каждое слово Sarerl, – криво усмехнулся Берсот.

– Прошу прощения.

Капитан, похоже, не был так уж недоволен.

– Послушайте, Fektodai Абриел, – произнес капитан. – У вас, так или иначе, особое положение.

– Да, – согласился Духир.

Fasanzoerl действительно единственная в своем роде во Frybar. Гордясь этим, плевать на армейские порядки немыслимо, но и отрицать свои права на трон – тоже нельзя. Если коротко – надо быть уверенным в собственных способностях. Прятать свой талант в Labule вовсе не считается добродетелью.

– Ну так вот, – гордо произнес Берсот. – У нас, кто прикреплен к вам, тоже особое положение.

– Да нет же, – машинально возразил Духир. – Это меня прикрепили под командование Sarerl, не наоборот.

– Формально да, – Берсот не стал отрицать очевидного.

– И неформально тоже, – сразу добавил Духир.

– Да ладно? – с полной уверенностью в себе переспросил Берсот.

– Я так думаю, – Духир почувствовал, как его собственная уверенность куда-то улетучивается.

– Это вообще имеет какое-то значение? – вмешалась Вонью.

– Что, для вас не имеет значения, особенное у вас положение или нет? – удивленным тоном поинтересовался у нее Берсот.

– Я знаю, что у меня особенное положение, – отмахнулась Вонью. – Новых доказательств мне не нужно.

– Вы уходите от темы.

– Даже и не собиралась, – удивленно возразила Вонью.

– Послушайте, «особость», о которой говорите вы, присуща всем людям. В этом смысле и я особенный. В конце концов, я же Аб. Но я имел в виду, как бы это сказать, положение в Империи. В общем, иными словами…

– Нашему Sarerl интересно, ждет ли его успешная карьера, – подвела итог рассуждениям Берсота Вонью.

Взглянув на Вонью с видом хорошо воспитанного кота, Берсот спросил:

– А вас не интересует успешная карьера?

– Не интересует, – отрезала Вонью. – Поскольку Frybar сейчас ведет войну, это моя обязанность как Ryuuk. Но в мире есть вещи поинтереснее, чем служить на Wikreurl.

– Ну, это-то понятно… – печально заметил Берсот. – Но все же: неужели вы не хотите занять пост, на котором могли бы сами ставить перед собой цели?

– Не хочу, – холодно ответила Вонью. – В любом случае мне придется убивать незнакомых мне людей.

– Прямолинейно сказано… – Берсот явно был ошеломлен ее заявлением.

– Такова война.

– Не думаю, что человек, который не стремится делать карьеру Bosnal, может мне читать лекции, что такое война.

– У меня не было намерения читать вам лекции. Я просто изложила свой взгляд. И вообще, если Bosnal начнут раздумывать, что такое война, вряд ли из этого выйдет что-то путное. Кроме того… – Вонью вдруг запнулась.

– Кроме того?

– Ничего. Просто это было бы невежливо по отношению к старшему по званию.

– Тогда произнесите это себе под нос.

– Мелкий человечишка, вся мечта которого – дослужиться до Lesheik Sov, – тихо пробормотала Вонью.

Впрочем, Берсот услышал.

– Это не мечта. Это самое малое, чего я рассчитываю достичь. И обязательно достигну, если выживу. Разве это называется мечтой?

– Пожалуйста, не отвечайте на то, что я говорю себе под нос. И потом… – Вонью многозначительно покосилась на Духира. И, словно показывая, что это было не нарочно, а случайно, тут же отвела взгляд.

– Ну да, вы правы, – Берсот беззаботно посмотрел на Духира и улыбнулся. – Не стоит говорить о карьере рядом с юнцом, который, может быть, когда-нибудь окажется на Skemsorl Roen.

Skemsorl

Неправдой было бы сказать, что Духир о нем не думал. Но всякий раз, когда он мысленно рисовал Alfa с Гафтоношем, символом Spunej, он неизменно вспоминал свою старшую сестру Лафиль. Она ни за что бы не согласилась на меньшее.

Даже Лафиль была не первой в списке кандидатов на роль Императрицы. Множество людей в Ga Lartei были ближе к трону, чем она. Что уж говорить о Духире, который пока лишь робко делал первые шаги на этом пути.

Кроме того, ему самому не очень-то хотелось становиться Spunej.

Larth Kryb Дебеус, его отец, сказал как-то: принадлежность к Fasanzoerl налагает определенные обязанности. Но в их числе не значится такая обязанность, как «стать Spunej». В конце концов, кандидатов много, а Император должен быть один.

Когда Духир услышал эти слова, никаких особенных эмоций он не испытал. Он это и так знал. Он не совсем понимал: зачем отец говорит с ним о таких очевидных вещах?

Но сейчас, живя среди людей, редко общающихся с Fasanzoerl, он осознал всю значимость слов отца. Находясь рядом с членом Императорской семьи, люди всегда ожидают, что он станет Spunej. Об этом никто не говорит вслух – это невежливо, – но даже молчание давит почти физически; оно словно подталкивает на путь к трону.

Духир молчал и мысленно радовался, что от него сейчас не ждут каких-либо слов.

Sarerl, – произнесла вдруг Вонью, нахмурив брови, и прижала свою Alfa плотнее ко лбу.

– Сообщение? – спросил Берсот.

– Да, одну минуту, – и Вонью сосредоточилась на своем Frosh.

– Сообщение случайно не от этого Flasath? – Берсот указал своим Greu на Ja Fad. Там, куда он показывал, виднелся союзный пространственно-временной пузырь. Связное судно. Само по себе наличие Longia на поле боя было не удивительно. Странным и неестественным выглядело его расположение.

– Так точно, – кивнула Вонью. – Сообщение для Sarerl из Glagaf Byrer. Переправляю в Kreuno капитана.

– Прямо из штаба флота? – изумленно пробормотал Берсот и опустил взгляд на свой Kreuno. Прочтя сообщение, он тут же буркнул: – Alm Drokia, пошлите Drosh Flacteder на Glaga Sov.

– Содержание сообщения? – отозвалась Вонью.

– Приказом штаба флота этому кораблю предписано действовать в индивидуальном порядке. Прошу разрешения.

Вонью проворно отослала сообщение.

– Готово.

– Итак, в курсе ли Fektodai Абриел, куда мы сейчас направимся? – совершенно неожиданно для Духира спросил Берсот.

– Никак нет, – бесстрастно ответил Духир.

«Откуда мне знать-то», – подумал он.

Sarerl, Drosh Flacteder из штаба дивизиона, – доложила Вонью. – Разрешение действовать в индивидуальном порядке получено.

– Хорошо, – кивнул Берсот и тут же приказал: – Alm Rilbiga, осуществить Gor Putarloth со связным судном «Токрул».

«Токрул» был тем самым судном, с которого поступило предыдущее Drosh Flacteder.

– Неужели, Sarerl, на нас надвигается исполнение вашей давней мечты? – поддразнила Вонью.

– Какой еще давней мечты?

Вонью начала было отвечать.

– Да ладно, – махнул рукой Берсот. – Не отвечайте. Я понял.

– Ну так и что?

– Это другое. До того, чтобы исполнить мечту маленького человека, Glagaf Byrer не снизошел бы, – Берсот уставился на Alm Drokia. – Вы что-то собирались сказать?

– Можно я произнесу это себе под нос? – спокойно поинтересовалась Вонью.

– Когда меня поблизости не будет, – великодушно разрешил Берсот.

– Ничего, если будут другие?

– Не нужно спрашивать у кого-то разрешения говорить о нем гадости за его спиной.

– Вы так думаете? Отлично, тогда я буду без разрешения.

– Не очень понимаю почему, но у меня ощущение, будто меня только что записали в неудачники, – и Берсот уселся в капитанское кресло. – Короче говоря, наш приказ – переправить Fektodai Абриела на «Токрул».

– Меня? – изумленно переспросил Духир.

– Вас, вас, – кивнул Берсот. – Вас вызывают в штаб флота.

– Меня вызывают? – вновь переспросил Духир, чувствуя себя полным идиотом.

– Не знаете почему?

– Да нет же, – помотал головой Духир.

– Сама скромность, несмотря на юные годы.

– При чем тут скромность? – озадаченно спросил Духир.

– Если бы я сказал, что ни при чем, вы могли бы надуться.

– В Kenru такому этикету не обучают.

– Знаю. Даже я там учился.

Духир испустил глубокий вздох, стараясь сохранять серьезный вид. Серьезные споры с этим Sarerl очень опустошают.

– Так или иначе, выдвигайтесь.

Sarerl, вам что-то известно?

– Да, – уверенно ответил Берсот.

– Что же? – Духир моргнул.

– Дело в вашем Traiga «Feia». Или в вас есть еще что-то особенное?

Ничего другого Духиру в голову не шло. Хотя он никогда раньше не слышал, чтобы в Glagaf Byrer вызывали какого-то Fektodai – даже если он из Fasanzoerl.

– Может, в штабе флота членов Fasanzoerl и считают «особенными», но я себя никаким таким «особенным» не чувствую.

Отвечая так, Духир тем не менее подумал: «А может, все-таки есть еще какая-то «особость», помимо моей принадлежности к Fasanzoerl

– Я уверен, это не визит вежливости, – произнес Берсот.

Из-за того лишь, что внук Spunej оказался в подчинении у командующей флотом, она вряд ли захотела бы просто поздороваться. Пожалуй, для Абриела это было бы оскорблением.

– Да. Так что я понятия не имею, что происходит, – честно сказал Духир.

– Хм, – произнес Берсот, поглаживая рукой подбородок. – Похоже, ваше особое общественное положение в сочетании с неизвестными мне особыми обстоятельствами породило какие-то особые причины, которых я, простой Bomowas, мечтающий стать командиром дивизиона, касаться вообще не должен.

«Похоже, что так», – подумал Духир.

Gor Putarloth со связным судном «Токрул» через семьдесят минут, – объявил Alm Rilbiga.

 

Glaga Byrer Robina Volper «Шайкау» вышел через Сорд Элкон, но расположился вдали от зоны боевых действий. Для флагмана целого флота его сопровождало на удивление мало кораблей. На его функции указывало лишь множество связных судов, то сливающихся, то отделяющихся от него.

Связное судно «Токрул» подошло к «Шайкау».

«Шайкау» относился к патрульным кораблям. Однако он был модифицирован таким образом, чтобы выполнять функции флагмана флота.

Флагману дивизиона приходится постоянно участвовать в сражениях, да и офицеров штаба на нем немного, так что этот корабль мало чем отличаются от обычного. Glaga Jadbyrer уже нуждается в довольно сложном и громоздком оборудовании, так что такие корабли производятся специальными сериями.

Однако когда корабль, как «Шайкау», становится флагманом целого флота, оборудования Glaga Jadbyrer оказывается недостаточно. В то же время таких кораблей требуется недостаточно много, чтобы производить их серийно. Поэтому за основу берется флагман эскадры и подвергается достаточно серьезной модификации.

В частности, эта модификация включает в себя наличие шести Pelia, конференц-зала, разнообразных кабинетов для штабной работы и жилых кают для персонала. Под это отведено место, предназначенное изначально для двенадцати громоздких Hoksath.

Но, по правде говоря, этого тоже недостаточно. Поэтому внутренняя планировка «Шайкау» представляет собой наглядное решение сложной задачи «как разместить много функций в таком ограниченном пространстве».

Духир шел по одному из таких креативно применяемых коридоров. Пользование Yazuria было для Fektodai непозволительной роскошью.

На флагмане флота наверняка бывает множество посетителей. Всюду виднелись указатели, не дающие заблудиться.

То тут, то там на постах стояли Sash Leitofec. Появление в штабе враждебно настроенных личностей – дело почти немыслимое. Должно быть, эти боевые дежурства предназначались не столько для охраны чего-либо, сколько просто чтобы держать людей занятыми. Штаб флота должен держать много вооруженных охранников на случай, если в них возникнет надобность.

Вскоре Духир добрался наконец до входа на Gahorl Glarl.

На страже перед входом стояли Sash Idar. Эти люди, набираемые из обычных караульных и Sash Wakerol, – специалисты и по этикету, и по охране.

Они явно нервничали.

Похоже, они знали, что Духир должен прийти. И его общественное положение тоже.

Fektodai, я искренне извиняюсь, но по долгу службы обязан провести личный досмотр, – сказал один из часовых.

– Я с уважением отношусь к вашему долгу, – ответил Духир стандартной фразой и позволил себя обыскать.

Наконец обыск был завершен.

– Мои извинения. Сейчас я вас провожу, – произнес часовой и повернулся к Духиру спиной.

Дверь перед ним открылась.

Sash Idar, вышагивая специфической, странной походкой, сопроводил Духира на мостик.

Сделав еще несколько шагов, часовой возвестил:

Fektodai Абриел прибыл.

На мостике собрались все высокопоставленные офицеры штаба Byr Robina. Большинство из них, должно быть, поступили на военную службу, когда Духир еще даже не родился.

Духир отдал салют.

– Благодарю за визит, – вернула приветствие женщина с ярко-алыми губами, стоящая на возвышении в одну ступеньку высотой.

Это была Glaharerl Byrer, Spen Labular Котопони.

Glaharerl, – вновь салютовал Духир.

– Проводите Fektodai Абриела в рабочий кабинет Glaharerl, – приказала Котопони часовому почетного караула.

На этом, похоже, дела Духира на мостике были закончены.

С этой невеселой мыслью Духир вновь отдал салют и развернулся.

Когда он вышел за дверь, там уже ждали два других охранника. Видимо, они и сопроводят его до кабинета.

Кабинет командующего использовался в основном для совещаний и был достаточно просторен, чтобы там могли разместиться все офицеры штаба. Пол устилал большой и густой ковер, на столе черного дерева, казалось, вполне могла бы жить небольшая семья.

К краю этого стола и проводили Духира.

Затем сопровождавшие его охранники встали по обе стороны входной двери.

Разумеется, они не снизошли до пустой беседы. Стояли молча.

Духир сел и положил руки на колени; он тоже молчал.

С самого раннего детства его приучили: перед чужими людьми нужно держаться прямо и неподвижно. Он к этому привык. Отец частенько говорил: самое важное качество, которым должен обладать член Императорской семьи, – умение терпеливо ждать. Но также он говорил, что Абриелов, у которых это умение в крови, очень мало.

Здесь публики, которая на него смотрела, было мало – что и к лучшему. Духир не сомневался, что сможет так просидеть дня два.

Если только Glaharerl не пожелала по каким-то своим причинам поизмываться над членом Fasanzoerl, ждать ему долго не придется.

С противоположной стороны большого стола стояло кресло командующего. За креслом, расшитым изображением Rash Biharel, символа Glaharerl Byrer, висели три флага: Rue Gla с Гафтоношем, затем Gla Byrer с числом 13, выполненным в виде пересекающихся шипов, и, наконец, Gar Gla семьи Котопони c серебряным крестом в черном поле.

Герб Котопони был самым простым среди всех 29 семей-основателей Империи. По слухам, предок семьи Котопони потратил на создание этого герба три секунды: просто провел две линии, постаравшись лишь, чтобы они пересекались под прямым углом. У семьи Котопони была репутация людей, скорых на принятие решений. Однако соотношение длин проведенных тогда линий осталось неизменным и по сей день.

Духир уже привык к этому гербу, но всякий раз при виде креста его охватывала какая-то неловкость.

Вот и сейчас он ощущал смутное беспокойство.

Нельзя ли сделать вертикальную линию чуточку подлиннее, подумалось ему. А если это невозможно, то хотя бы приопустить горизонтальную.

Критиковать герб другой семьи – непростительная грубость даже для Абриела. Крест Котопони имеет право критиковать лишь Котопони. Потому-то никто ничего и не говорит. Но вдруг найдется храбрец, который нарушит табу, или, может, вдруг в семье Котопони родится кто-то с нормальными представлениями об эстетике? Может, тогда остальные тоже поймут?

Lonyu Glaharerl! – возвестил часовой.

Духир встал и, повернувшись к креслу, отдал салют.

Командующая вошла одна. Небрежным жестом вернув приветствие, она заняла свое место.

Духир опустил руку и тоже собрался было сесть, когда Котопони приказала тихо, но отчетливо:

– Выйдите!

«Это она мне?» – на миг удивился Духир.

Команда, однако, предназначалась не ему, а Sash у него за спиной.

– Есть, – тут же раздалось сзади.

– И никого не впускать! – добавила Котопони.

Часовые вышли, оставив Духира с Котопони наедине.

Будь они сейчас при дворе, Котопони должна была бы держаться почтительно. Конечно, ее титул Rue Kler был весьма уважаем в Ruebei, но Духир-то был Lartso и к тому же внуком Императрицы. Однако здесь, на фронте, фраза «их роли полностью переменились» является преуменьшением. Простой Fektodai даже в лицо Spen Labular не мог прямо смотреть.

– Нам был прислан Bisozerl Kimuna, – без лишних предисловий сказала Glaharerl. – Вам знакома процедура работы с ним?

– Так точно.

Имперские декреты – это приказы высшей степени секретности. Они зашифровываются в Kreuno самого Spunej и, за исключением особых случаев, никогда не передаются с помощью электромагнитных волн – только доставка в Jeish. Чип памяти кладется в шкатулку, которая запечатывается также лично Императором.

Число Kreuno, способных дешифровать имперский декрет, очень мало – не больше сотни на всю Галактику. Кроме того, существует множество ограничений: при дешифровке владелец запястного компьютера должен надеть его на руку, дешифрованный текст должен быть стерт немедленно по прочтении, и так далее.

Котопони передала Jeish Духиру.

– Держите. Вы уполномочены его дешифровать.

– Есть.

Действительно, как только член Fasanzoerl производится в Lodair, он получает полномочия дешифровать личный код Императора. Все, что нужно, – переправить информацию из Jeish в запястный компьютер и произнести фразу, известную лишь обладателю этого компьютера. Духир к числу этих людей относился.

– В чем дело? Боитесь, что я услышу кодовое слово? – спросила Котопони.

– Нет, не боюсь.

– Тогда побыстрее. У меня много дел.

Для человека с фамилией Котопони нет ничего более невыносимого, чем видеть перед собой кого-то, кто слишком долго возится со своим заданием. А если этот кто-то – потенциальный Император, ситуация становится еще более неловкой.

Духир, однако, не удержался от вопроса.

– Почему я должен его прочесть?

– Вам дан доступ к этой информации, потому что вы обладаете Traiga «Feia», а значит, в будущем сможете претендовать на трон, – на одном дыхании произнесла в ответ Котопони. – Так что ваши непосредственные командиры не уполномочены ею обладать. Полагаю, я достаточно внятно все объяснила, так что давайте читайте.

Духиру показалось, что его вопрос остался не отвечен. Как и сказала Котопони, он обладал и полномочиями, и способностью прочесть имперский декрет. Однако это не означало, что он должен это делать.

Но продолжать спрашивать он стеснялся.

К счастью, Glaharerl, похоже, догадалась, что у него на душе.

– Я приказываю вам сообщить мне содержание декрета.

– Слушаюсь.

Этого было более чем достаточно. Раз командующая сочла, что содержание декрета должно быть передано ей, очевидно, Духир должен его знать. Он, правда, все равно не понимал, почему она решила, что он должен ей рассказать, но решил воздержаться от дальнейших расспросов.

– И это еще не все, – темно-синие брови Котопони шевельнулись, выдавая некоторое ее недовольство.

– Прошу прощения? – Духиру, тем не менее, стало легче.

– Не исключено, что, согласно имперскому декрету, моему флоту придется выполнять какое-то серьезное задание.

– Ясно, – ответил Духир, хотя что может быть серьезнее, чем нынешняя операция, не мог себе представить.

– При этом ситуация может сложиться таким образом, что мой флот окажется отрезанным от территории Империи.

Это, вообще говоря, было не слишком удивительно. Да и не страшно, если только изоляция будет временной. В истории Империи бывали случаи, когда какой-либо флот терял связь с линиями снабжения. Иногда флоты оказывались вообще без связи.

Чего по-прежнему не понимал Духир, так это при чем тут он.

– В этом случае мы будем рассматривать вас как представителя Spunej Erumita.

– Что? – Духир не мог поверить своим ушам. – Я что, буду командовать флотом?

Он, конечно, знал, что когда-нибудь такой момент наступит, но сейчас он был к этому просто не готов – во всех отношениях. Он должен был хотя бы закончить Voskura, иначе другие Bosnal флота будут сильно недовольны.

– Гипотетически, если я передам вам командование, так и будет. Но, скорее всего, этот пост будет чисто символическим. Окончательное решение за мной. Я буду наблюдать за вашей работой и все обдумаю.

– У меня еще вопрос, – не удержался Духир. – Можно?

Мы с ней в любом случае не можем поменяться положением на поле боя, подумал он. Даже если Духир станет Spen Labular когда-нибудь, она к тому времени, вероятно, уже погибнет в бою или выйдет в отставку.

То, что их роли все-таки могут поменяться в самое ближайшее время, вгоняло в легкую панику.

Он просто не мог не уточнить еще раз причину ее решения.

– Разрешаю. Спрашивайте, – к счастью, кивнула Котопони.

– Я так понимаю, что когда подразделение оказывается в изоляции, то, независимо от его размера, представителем Spunej Erumita становится старший офицер.

– Вы правильно понимаете.

– В таком случае, если такое неудачное стечение обстоятельств произойдет, разве не вы, Glaharerl, станете представителем Erumiton?

– Нет ничего необычного в том, что представитель, в свою очередь, тоже назначает своего представителя.

– Это не противоречит военному уставу, но зачем вам принимать такое решение?

– В зависимости от ситуации, я должна принять все возможные меры на случай длительной изоляции.

– Не понимаю, – озадаченно произнес Духир. – При чем тут длительность?

– Возможно, «длительный» в вашем понимании несколько отличается от «длительного», о котором только что говорила я.

– Что вы имеете в виду, «отличается»?

– Вы поймете, когда дочитаете приказ. Если не поймете, то мне нечего будет добавить.

«Понятно, в этом случае она сочтет меня дураком», – решил Духир.

– Но не в каждом же Byr служит кто-то из Fasanzoerl. Если бы никого не было, что бы вы сделали?

– Но вы есть.

– Гипотетическую ситуацию мне нельзя рассмотреть?

– Нет, – покачала головой Котопони. – Если бы членов Fasanzoerl не было, значит, их бы не было, и все. Как вы сами сказали, представителем Erumiton была бы я. Но если есть лучший вариант, не применять его едва ли мудро.

– Назначить меня представителем – лучший вариант?

– Это будет зависеть от вашей квалификации. Вы для меня как жукоустрица в своей раковине. Я знаю о вас лишь то, что вы внук Erumiton и знаменитый юный Lodair. Ваши способности как офицера я не знаю совсем. Если окажется, что вы непригодны для этой роли, я сниму вас без малейших колебаний.

– Рад это слышать.

– Для Абриела вы довольно неамбициозны, – Котопони взглянула на него чуть сердито.

– Я уже провалил испытание?

– Нет, выводы делать пока рано.

Вот это было удивительно. Котопони отложила принятие решения.

– У вас больше нет вопросов?

– Можно задать еще один?

– Не обязательно один. Спрашивайте, пока вопросы не закончатся. Сколько-то времени на это у меня есть.

Да, время Glaharerl драгоценно, как вода на пустынной планете.

– Какой смысл заранее сообщать мне информацию о военной операции?

– Чтобы предотвратить хаос в будущем, – ответила Котопони и тут же добавила: – И даже если полностью предотвратить его не удастся, то хотя бы уменьшить. Кроме того, я должна учесть возможность, что вы окажетесь отрезаны от штаба флота.

– Если это произойдет, кто будет судить о моей квалификации?

– Никто. Прежде чем вы вернетесь к себе на корабль, я отдам вам персональные распоряжения. Кроме того, в случае чрезвычайной ситуации вас обязаны доставить в штаб флота, не считаясь ни с какими потерями. Передайте этот приказ вашему старшему командиру сразу же, как только сможете с ним связаться. Если штаб флота будет уничтожен, ему надлежит действовать по собственному усмотрению.

– Не считаясь ни с какими потерями? – Духир не сводил глаз с Котопони.

– Именно так. Должна подчеркнуть, это не фигура речи. Доставить вас сюда – задача номер один, даже если всему флоту будет грозить распыление.

– Позвольте, – Духир поднялся на ноги, не в силах усидеть на месте. – Меня что, оберегают, что ли?

– Приказ однозначен – вас оберегать.

– Я не согласен! – вскричал Духир.

Абриелы – воины. Для них смерть на поле боя – лучшее завершение жизненного пути.

Это относится даже к Spunej. Конечно, при нем всегда есть личная охрана; а когда Rue Liur выдвигается, его сопровождает несколько кораблей эскорта. Потому что даже если гибель от вражеского корабля является достойным уходом из жизни, то смерть от руки наемного убийцы или безумца – отнюдь. Словом, охрана Императора – это все равно что меры гигиены.

Но когда Император находится при флоте, он должен вести флот к победе. Флот никогда не предназначается для охраны Императора.

А ведь Духир далеко не Spunej, он просто член Fasanzoerl. Он во флоте как обычный Аб. Охранять его нет оснований.

Мысль, что его станет охранять целый флот, была унизительной.

Даже если перед ним Spen Labular – какое право она имеет так его унижать?

– Вы недовольны? – спросила Котопони.

– Да, – тихо ответил Духир.

– Сядьте, Fektodai.

– Но, Glaharerl

– Придержи язык, цыпленок. Вы пока что Fektodai. Это мой Glaga. Вы будете подчиняться моим приказам.

Она была права. Духир сел обратно на свой стул. Но это не значило, что он смирился.

В груди его синим пламенем пылала ярость, поджидая шанса вырваться наружу.

– Гордость Абриелов меня не волнует. Вы выполните приказ, нравится он вам или нет. Или, может, вы недовольны, что вас оберегают, когда в этом есть прямая необходимость, и при этом требуете, чтобы оберегали вашу гордость?

– Нет… – здесь Духиру возразить было нечего.

– Вы абсолютно вольны сами решить, на что вам соглашаться. Если вы и на это не способны, то вы даже не цыпленок, вы яйцо. Возможно, ваше присутствие на фронте само по себе ошибка. Labule не дошли еще до такого состояния, чтобы полагаться на яйца. Я могу дать вам разрешение вернуться в Arosh вместе с больными и ранеными, там вас будут обогревать, пока вы не вылупитесь.

Действительно, сама мысль о том, что кто-то должен оберегать его гордость, уже была неподобающей.

– Приношу свои извинения, командующая. Я буду следовать вашим приказаниям.

– Хорошо, что вы поняли, – плечи Котопони заметно расслабились. – Все-таки вы Абриел. От вашего выражения лица несколько секунд назад меня бросило в дрожь.

Котопони вовсе не походила на человека, которого только что бросило в дрожь. В первую очередь Духир сейчас был недоволен тем, что его оценили как «хрупкого», но он решил, что сейчас об этом лучше помолчать.

«Я что, действительно выглядел таким страшным?»

Lonyu, а как вы считаете, насколько вероятно, что мы окажемся в изоляции? – спросил Духир.

– Понятия не имею, – ответила Котопони. – Слишком много неопределенных факторов. И даже если бы знала, не стала бы сейчас обсуждать, чтобы не сбивать вас с толку еще больше.

– Ясно.

– Еще вопросы?

– Откровенно говоря, я по-прежнему не могу принять идею Вашего Превосходительства. Но, возможно, имперский декрет разрешит мои сомнения, так что пока я от вопросов воздержусь.

– Хорошо. Тогда приступайте к дешифровке.

Духир приступил.

Дешифровка и чтение много времени не отняли.

– Это…

– Ваши впечатления? – ядовито-алые губы Котопони изогнулись в усмешке.

Духир был не в состоянии полноценно облечь свои мысли в слова.

– Но это… – он запнулся, – …пока что не решено окончательно.

– Да, мои приказы могут еще оказаться совершенно бесполезны.

Содержание Bisozerl Kimuna было таково: «Разработать план по оккупации территории Федерации Хании и по разоружению Федерации Хании силами флота». То есть планирование провести, но будут ли эти планы реализованы – неизвестно.

Erumiton тоже дает странные указания. Если не знать цели всего этого, то и план нормально не разработать. Хотя если речь только о подготовке, это может быть какой-то обманный маневр.

Духиру стало легче, когда он увидел, что даже Котопони жалуется.

– Нужно сообщить Was Kasaler.

– Да. Спасибо за ценное замечание, – улыбнулась Котопони. – Обманные маневры с подчиненными – это по ее части.

– Вы считаете, что все, что я сейчас узнал… что это все будет не впустую?

– Не знаю. Я всего лишь фронтовой командир. Такие вопросы вне моей компетенции. И я не скромничаю. Мои обязанности ограничены командованием флотом. Я не могу быть готовой ко всему абсолютно, но думаю, что должна держаться как можно ближе к этому.

– В данной ситуации моя обязанность – хранить этот декрет у себя в голове, так? – уточнил Духир.

– Да. Только в голове.

– Есть, – конечно же, он не намеревался рассказывать кому бы то ни было.

– Теперь сотрите сообщение и верните мне Jeish.

Духир сделал что было велено.

– Что ж, на этом мы распрощаемся, Fektodai, – сказала Котопони. – Возвращайтесь на свой корабль.

Духир отдал салют и собрался было выйти. Однако, осознав вдруг некую возможность, снова развернулся.

Котопони взглянула на него вопросительно.

– Командующая, может, вы… – он замялся.

– Что я?

– Нет, ничего. Приношу извинения, – Духир вновь отдал салют и на этот раз действительно собрался уходить. Однако…

Fektodai! – обратилась к нему Котопони. – Я склоняю голову только перед Skemsorl Roen. Я не желаю, чтобы временный трон был на моем Glaga. Даже если в будущем вы примете всю полноту военной власти. Я не хотела бы встречаться с вами до завершения операции.

– Я тоже, – согласился Духир, но тут же поспешно поправился: – То есть я хотел бы, но не в качестве украшения на временном троне.

– Да, – поправилась и Котопони. – Когда цыпленок подрастет, я с удовольствием повстречаюсь с ним вновь.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ