Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 6. На озерном берегу (Gronir Bityum)

 

В битве за звездную систему Кемаль наступила пауза. Sord Kemaler окончательно перешел под контроль Rue Labule. Звездная система, однако, не была очищена от врага полностью. Остатки вражеского флота рассеялись по системе и выжидали возможности для контратаки.

Предположительно сильнейшая военная группировка в системе дислоцировалась близ планеты Акаддо – газового гиганта с несколькими спутниками. Именно благодаря наличию этих спутников система Кемаль и стала промышленным центром. На них располагалось огромное количество ресурсодобывающих предприятий и заводов.

Labule же контролировали внутренние планеты системы.

Стандартно, как только под контролем оказывается звезда, вокруг нее развертываются Joth Hoka, а на орбитах планет располагаются Dausia, Rebubonia и Garyumia.

Корабли Sov Deir Kasna находились близ ремонтного судна, где их чинили после боя.

Хоть в сражении и наступила пауза, здесь было недостаточно безопасно, чтобы строить Lakneb Hoka. Временной заменой ему служило больше десяти Isath, расположенных на орбите Мендереса, второй планеты системы Кемаль. Вместо грузовых трюмов в них находились рестораны, бары, спортивные сооружения, парки развлечений, театры, аквариумы, музеи, зоопарки – словом, все для отдыха, что только можно разместить в тесном пространстве космического корабля.

Все они относились к классу «Кутейл». Это были высокомобильные транспортные суда, изначально предназначенные для работы в составе разведывательных эскадр. Более того, они несли вооружение на уровне Leit. Подвергнувшись атаке врага, эти корабли могли отступить с поля боя, даже если на них отдыхали Bosnal.

Одно из этих судов, «Батокутейл», отличалось по внутреннему дизайну от остальных. В нем был парк. Он насчитывал пять Zok Deur в десять Wesdaj длиной и два Wesdaj шириной каждая. Три палубы были разделены на отдельные секции, две обошлись без разделения.

Одна из этих двух, Zok Deur Gona, имеющая также название «Wabes Gronir Bityum», была на сегодня зарезервирована для первого штурмового дивизиона.

 

– Сперва давайте почтим минутой молчания память всех Bosnal, и друзей и врагов, павших на поле боя, – произнесла Lesheik, Shewas Атосурьюа.

Более двухсот солдат разом склонили головы, и над садом повисла тишина.

Атосурьюа стояла немного выше остальных. Можно сказать, на небольшом холмике, поросшем Tikrev. Это была генетически модифицированная низкорослая трава, цветущая маленькими цветками. Она не вяла, сколько по ней ни ходи. Цветки, естественно, отцветают, но всего через несколько десятков минут на их месте распускаются новые – восхитительное свойство.

Такая же трава расстилалась под ногами и у остальных.

Четвертая парковая палуба была покрыта ковровой травой почти вся, за исключением пруда. То тут, то там среди травы возвышались деревья. Стены и потолок были выкрашены таким образом, чтобы создавалась иллюзия берега озера под бескрайним голубым небом. Кроме того, здесь обитали настоящие животные. Особенно обращали на себя внимание негромко щебечущие птицы.

Одна птичка, не осознающая торжественности момента, крикнула довольно громко, нарушив воцарившуюся в парке атмосферу.

– Минута молчания окончена, – чуть сердитым тоном произнесла Атосурьюа и затем торжественно отдала новое распоряжение: – Всем приготовиться к тосту.

Bosnal выстроились вдоль нескольких десятков столов, протянувшихся между холмиком и прудом; на столах заранее было расставлено множество бокалов и бутылки с напитками 88 сортов.

Солдаты энергично разобрали бокалы и принялись наполнять их по своему вкусу.

Рядом с Атосурьюа стояли офицеры штаба дивизиона; для них был готов отдельный столик.

Джинто взял стеклянный бокал и налил себе розового Lortek.

Вдруг рядом с ним к столу протянулась рука. Лафиль.

– Что будешь пить? – спросил Джинто, увидев, что она держит нефритовый фужер.

– Пожалуйста, Ketek разведи Lertel.

– Может, лучше Lertel развести Ketek?

– Ну и вкус у тебя, – Лафиль посмотрела удивленно. – Так получится слишком сладко.

– Ну да. Ладно, забудь.

Все Аб способны пить крепкое спиртное без каких-либо ограничений. Алкоголь в крови полностью разлагается.

Джинто за ними никак не угнаться. Аб способны не моргнувши глазом выпить то, от одного взгляда на что Джинто замутило бы. И при этом не опьянеть.

Будь здесь Самсон, он сказал бы, что это проклятие. И кстати, подумал Джинто, зачем вообще Аб пьют?

Те, кто ненавидят Аб, на этот вопрос ответили бы: «Они просто подражают людям». Но тогда они и пьянели бы так же, как люди.

Взяв у Лафили фужер, Джинто начал было наливать Ketek.

– Не так, – остановила его Лафиль. – Ketek нужно наливать, помешивая палочкой.

– Правда?

– И этой же палочкой потом вмешивать кальвадос. Это же все знают.

– Серьезно? – Джинто считал, что он уже достаточно неплохо знаком с обществом Аб, но, похоже, пробелы в его знаниях еще остались. – Но так ведь смешивать не имеет смысла, разве нет? И потом, ты же сказала «развести»?

– Получается вкусно.

– А.

Джинто принялся готовить напиток, как было указано.

Подобные сцены можно было заметить то тут, то там; подготовка к тосту заняла неожиданно много времени. Похоже, для улучшения вкуса спиртного имелось множество приемчиков.

У Атосурьюа не ушло много времени на то, чтобы наполнить свой бокал Rinmo, но она терпеливо ждала, пока ее подчиненные не закончат делать себе напитки.

– Подготовка к тосту завершена, командующая, – отрапортовал Собаш. Сам он держал в руке что-то зеленое.

– Итак, мои храбрые Bosnal, – начала Атосурьюа. – Впрочем, храбрые вы или нет, сегодня неважно. В любом случае, быть храбрым хорошо. Однако, хоть в Sov Deir Kasna и собралось столько храбрых воинов, он имеет пока что слишком мало традиций. Я считаю, что наше полное право и наша обязанность – создавать их. Сегодня мы впишем новую главу в историю наших традиций.

Джинто, стоя недалеко от Атосурьюа, внимательно слушал.

– Наша первая традиция. Объясню, поскольку здесь много новых лиц. Когда Sov Deir Kasna собирается на совместное празднование, салютовать запрещено. Это не означает, разумеется, что вы вправе забыть об уважении к старшим по званию, коллегам и подчиненным. Те, кто будет вести себя излишне грубо, получат приглашения на мою территорию. Специально для них у меня есть помещение между Basev и Gleik.

– Какая именно грубость заслуживает столь великолепного наказания? – раздался голос из толпы.

– Подумайте об этом сами. На всякий случай предупреждаю: та секция была переделана под изолятор. Там очень одиноко. Если кто-то любит одиночество, ему там понравится.

Отовсюду раздались выкрики; впрочем, довольные выкрики, судя по всему.

– Переходим к следующей традиции: запрещается тратить попусту еду. Есть люди со странной привычкой не доедать со своих тарелок. В некоторых культурах важное значение придается закидыванию других людей Bazor. Может, это какая-то религиозная концепция, которую я не понимаю. Конечно, я не настолько дурно воспитана, чтобы отказывать иной культуре в праве на существование только потому, что я ее не понимаю, но, как первый командир нашего дивизиона и Lyuf Febdak, запрещаю это раз и навсегда. Если из каких-то религиозных соображений вы не можете иначе, скройтесь куда-нибудь. Ясно?

Возгласов протеста не последовало.

– Итак, сегодня рождается новая традиция. Она очень проста. Если в дивизионе есть Voda, они угощают всех. Это их благородный долг. Я прослежу, чтобы эта прекрасная традиция соблюдалась.

Крики восторга.

В настоящее время в Sov Deir Kasna был лишь один представитель наземного дворянства – Dreu Haider Джинто.

Если считать всех Sif, получилось бы больше. Атосурьюа, к примеру, была Lyuf Febdak. Но она всего лишь Fapyut, не <Voda. Наземными дворянами называют только тех, кто владеет звездной системой с обитаемыми планетами.

Кстати говоря, при создании новой традиции никто не поинтересовался мнением Джинто. Собственно, кроме самой Атосурьюа, вообще ничье мнение в расчет не принималось.

Джинто ощутил раздражение.

Дело было не в деньгах. Dreuhynu Haider приносило колоссальный доход. Большинство денег инвестировалось обратно в экономику графства, но все равно Джинто как глава семьи получал больше, чем мог потратить.

Он мог бы позволить себе устраивать подобные празднования каждую неделю.

Но почему его использовали не только в качестве источника денег, но и как организатора мероприятия? Ведь Wiigt, как и Bynkerl, особенно занят именно тогда, когда корабль стоит на якоре.

Да, идея устроить вечеринку, зарезервировав парковую палубу, принадлежала именно Джинто.

Сказать по правде, на уроженца Nahen парковая палуба производит неважное впечатление. На планетах могут быть самые разные природные условия; но искусственная природа, созданная на маленьком пространстве транспортного судна, не пробуждает в наземниках воспоминаний о доме. Более того, некоторые наземники говорят, потрясая кулаками, что такая искусственная природа – просто издевательство над настоящей.

Однако Джинто считал, что время от времени Аб и наземникам неплохо было бы пообщаться друг с другом на природе, пусть даже на искусственной.

После того как эта мысль пришла ему в голову, устроить банкет было не так уж трудно.

Однако некоторое недовольство сохранялось.

– Позвольте представить вам сегодняшнего спонсора. Давайте все поаплодируем!

Под несмолкающие аплодисменты Джинто нехотя поднялся на холм. Он тоже должен был всех приветствовать.

Нужно было делать вид, что это его собственная вечеринка, и неважно, нравилось ему это или нет.

Джинто пытался убедить себя, что это его долг как дворянина.

– Я буду краток, так что потерпите меня немного, – начал Джинто, и всеобщее внимание обратилось к нему. – Сегодня у нас скромное торжество. Все мы оказались здесь благодаря везению и усердному труду. Гордитесь нашим дивизионом. Простите, если это звучит хвастливо, но дела Dreuhynu Haider идут очень хорошо. Поэтому, думаю, подобная честь будет нам оказываться и в будущем.

Последовала новая порция радостных возгласов и аплодисментов.

Джинто поднял бокал.

– Я хочу поприветствовать вас всех, в том числе новых Bosnal. На этот раз я не успел, но в следующий раз я доставлю особое вино из Dreuhynu Haider, и я хочу, чтобы вы все его попробовали. Сейчас я передам привилегию приветствовать вас кое-кому другому. А пока — ваше здоровье!

– Спасибо за угощение, Lonyu Dreur! – хором произнесли Bosnal.

Повсюду разнесся звон бокалов.

– Итак, позвольте представить вам нашего ведущего. Fektodai Гномбош, подойдите сюда.

– Слушаюсь! – и Гномбош с решительным видом поднялся на холм.

– Аплодисменты! – призвал Джинто.

Солдаты послушно захлопали в ладоши.

Вдруг на Джинто накатило чувство одиночества, а с ним мысли, вызывающие смущение.

Он ощутил волшебство командования людьми. Однако Джинто как Lodair Sazoirl служил в административном подразделении. У него не было власти. А в Gariar он, лишенный Frokaj, перевестись не мог.

Лафиль глянула на Джинто критически, когда он спустился с холма, освободив место Гномбошу.

– Я что, сказал что-то странное? – встревожился Джинто.

– Нет. Но ты жестокий человек.

– Это почему? – Джинто склонил голову набок, услышав столь неожиданное заявление.

– Как ты мог оставить все на такого ребенка?

– Вести праздник – не командовать, да и он не ребенок все же. Кроме того, он же Lodair, значит, старше по званию, чем большинство здесь присутствующих. И потом…

– Что?

– Тебе самой еще не так много лет, чтобы считать других здесь детьми, Лафиль.

Onyu.

Но ведь действительно, между Джинто, Гномбошем и Лафилью было не больше пяти лет разницы. Frybar не докатилась еще до того, чтобы отправлять на фронт настоящих детей.

– И приветствие твое было скучным. Как у торговца, который рекламирует что-то.

– Обязанность Voda. По крайней мере, Самсон так говорил.

– Ну надо же, как тяжело быть Voda.

– Как будто к тебе это не относится. Ты тоже станешь Voda.

– Это когда еще случится, если вообще случится.

– Это да.

На территории Лафили, в Borskor Paryun, не было обитаемых планет. Так что, прежде чем Лафиль станет наземной дворянкой, необходимо будет провести на одной из планет терраформинг. Это займет много времени.

Более того, терраформингом вряд ли начнут заниматься раньше, чем Лафиль выйдет в отставку – иными словами, выполнит свои обязанности члена Fasanzoerl. А если она воссядет на Skemsorl Roen, это время отодвинется еще сильнее. Ну и, конечно, сперва должна кончиться война.

Одним словом, все это дела очень и очень отдаленного будущего.

Тем временем Гномбош на холме поспешно воскликнул:

– Так, вносите блюда. Прошу внимания всех!

Появились автоматические столики с едой. Они скользили по воде пруда, некоторые даже спускались с потолка.

– Пожалуйста, не загораживайте дорогу. Вот вы, отойдите чуть в сторонку. Вы – не трогайте блюда, пока столики не остановятся! Потом… эй! – голос Гномбоша перешел на крик. – Что вы делаете? Lowas Экурьюа!

С того места, где стоял Джинто, он не видел, что именно делала Экурьюа.

Bosnal вокруг него были заняты обсуждением блюд.

– Ладно, пусть будет, как есть, – произнес Гномбош. – В любом случае, пожалуйста, стойте там, где стоите, пока я не дам команду.

– Плохо все организовано, Джинто, – заметила Лафиль, следя за группой опускающихся столиков. – По-моему, вести вообще не нужно было.

– Это же первый раз, – заоправдывался Джинто. – В следующий раз сделаю лучше. Но мне казалось, это была хорошая идея.

– И приветствие тоже получше продумай.

– Мда? – Джинто сник. – А ты как бы их поприветствовала?

– Хм, – Лафиль склонила голову набок. – Даже и не знаю, пока не попробую. Но вряд ли я сумею приветствовать, чтобы было интересно.

– Вот как. Тогда давай в следующий раз вот что сделаем, – предложил Джинто. – Я тебя попрошу поприветствовать их. А я займусь организацией.

– Ни за что! – мгновенно ответила Лафиль.

– Но ведь для членов Fasanzoerl важно уметь толкать речи, разве нет? Нет, даже не только для них, вообще для командиров.

– Я могу произнести речь перед боем. Но что хорошего в том, чтобы говорить речи перед людьми, которые пьют? И потом, я просто не могу тренироваться на Bosnal.

– Тогда не жалуйся.

– Я не жалуюсь. Просто высказала свое мнение, – Лафиль подняла бровь. – Может, ты хотел, чтобы я тебя похвалила?

– Да нет, не в этом дело…

– Ну и ладно.

Тем временем усилия Гномбоша наконец принесли свои плоды, и столики расставились как надо.

– Итак, можно приступать. Есть покрывала, есть стулья. Можете ими пользоваться сколько хотите. Наслаждайтесь едой и беседой, – с облегчением в голосе произнес Гномбош и спустился с холма.

– Благодарю, Fektodai Гномбош, – Джинто поднял бокал в знак признательности.

– Вам спасибо, – устало ответил Гномбош. – Трудновато пришлось.

– Буду рассчитывать на вас и дальше.

– Есть, – с утомленным видом кивнул Гномбош.

– Что будете пить? – спросил у него Джинто.

Tyl Murem, пожалуйста. Мне еще вести.

– Не нужно так напрягаться, расслабьтесь, – улыбнулся Джинто и протянул руку за пустым бокалом.

Но его опередили. Кто-то уже дал Гномбошу бокал.

Экурьюа.

Гномбош с удивленным видом взял бокал, и Экурьюа молча налила ему напиток. Какой именно – на взгляд было не разобрать, но явно не виноградный сок.

– Благодарю, Lowas, – ошарашенно произнес Гномбош.

Экурьюа кинула на него быстрый взгляд и отошла.

Может, она так извиниться хотела?

– Кстати, никто не в курсе, что Lowas Экурьюа только что… – начал было спрашивать Джинто, но тут к ним подошла Атосурьюа.

– Спасибо за работу.

Джинто едва не салютовал машинально, но спохватился на полдвижении. Салютовать же запрещено. К счастью, в руке у него был бокал, который он и приподнял легонько.

– Не за что, – ответил он.

– Хорошая была идея, Lonyu Dreur, – похвалила Атосурьюа.

– Спасибо.

– Не знаю, когда именно это будет, – продолжила Атосурьюа, – но, когда мы вернемся в Arosh, придет моя очередь устраивать банкет.

– Жду с нетерпением.

– Ждите, ждите. Если собираетесь писать рапорт о переводе, пишите только после этого банкета.

– Эээ, я не собираюсь…

Атосурьюа оглядела Bosnal.

– Однако… наши потери оказались выше, чем я ожидала. Хотела бы я, чтобы нас здесь было больше. В Лакфакалле я собираюсь потратить гору денег.

– Потери в пределах ожидаемых, – возразил подошедший Собаш.

– Правда? Но я ожидала, что бой будет легче, – Атосурьюа отпила сидра. – Более того, настоящее сражение еще впереди.

– Серьезно? – Лафиль явно заинтересовалась. Бокал в ее руке был уже пуст.

– Тебе повторить? – протянул руку Джинто.

– Да, – Лафиль вручила ему бокал.

Джинто принялся помешивать Ketek палочкой.

Пока Джинто составлял коктейль, Атосурьюа начала рассказывать о военных операциях, которые сейчас обдумывал штаб флота.

– А это нормально в смысле секретности? – беспокойно перебил Собаш.

– То, о чем я говорю, – это предположения о том, как пойдут эти операции. Не то чтобы я там подслушивала.

– По-моему, нам не помешало бы знать, на чем основаны ваши предположения, – с сомнением в голосе произнес Собаш.

– К сожалению, Alm Kasalia, тут уже замешана секретная информация, – ответила Атосурьюа.

– Но эта операция будет эффективна?

– Естественно, – и Атосурьюа продолжила рассказывать: – Противник уже выдавлен на внешние планеты звездной системы. Точнее, на их спутники, превращенные в крепости. На месте Glaharerl я нанесла бы удар Sopai. Потому что более эффективного средства, чем бомбардировка с кораблей, летящих на субсвете, просто нет.

– Это верно, – кивнул Собаш. – Но сил одного дивизиона в любом случае будет недостаточно.

– Конечно. На нас одних все не взвалят. Но мы сыграем ведущую роль.

– Большая честь, – натянуто улыбнулся Собаш.

– По-моему, это прекрасная возможность испытать Sopai на предельных ускорениях! – вмешался в разговор Sarerl «Марскова».

К этому времени вокруг Атосурьюа собрались все капитаны.

«Вообще-то фрегаты на предельных ускорениях уже давно испытаны, – подумал Джинто. – Это наверняка была шутка».

– Готово, – Джинто передал Лафили ее бокал.

Лафиль сделала глоток и тут же кивнула Джинто.

– Да. Вкусно.

– Отлично, – широко улыбнулся Джинто.

– Эта звездная система слишком проблемная, – горестно вздохнула Атосурьюа. – Их корабли просто не кончаются.

– Зато о людях этого не скажешь, – заметил капитан «Шутукова».

– Именно, – кивнула Атосурьюа. – С вражескими кораблями можно сражаться до бесконечности, значит, наша главная задача – убивать их людей.

– Это война. Ничего не поделаешь, – спокойно сказал Собаш. – Человечество еще не изобрело технологии, которая бы позволила вести войну, не убивая.

– Да, но, – возразила Атосурьюа, – есть некая разница между тем, чтобы уничтожать корабли, в результате чего гибнут люди, и тем, чтобы убивать людей, ради чего атаковать и уничтожать корабли.

– Весьма необычная точка зрения, – высказался Sarerl «Накова».

– А вы так не считаете?

– Не считаю. То, как мы воюем, от этого не изменится, верно?

– Конечно, – кивнула Атосурьюа. – Но почему-то все равно это кажется неправильным.

Джинто вполне понимал ее чувства.

Как минимум в военное время Аб склонны рассматривать экипаж корабля как его составную часть. Джинто не мог заставить себя чувствовать и думать так же. Что до Атосурьюа, отец которой наземник, – похоже, она тоже тянула за собой остатки тех наземных взглядов, хоть и в меньшей степени, чем Джинто.

– Кроме того, в этом же нет никакого смысла, – огорченно добавила Атосурьюа.

– Правда? – без интереса в голосе переспросил капитан «Накова».

– Система Кемаль – самая большая военно-промышленная система Суверенного Союза Народов Звездных Систем, – начала объяснять Атосурьюа. – Нет, даже не так: это их единственная военно-промышленная система. Суверенный Союз собрал здесь почти всю свою промышленность. И этот узел он расположил у самой границы с противником? Ведь именно поэтому нам пришлось так тяжко. Может, они, когда вступали в Альянс четырех наций, не догадывались, что Frybar и есть их противник?

– Думаю, это все уходит корнями в историю, – предположил Sarerl «Накова». – Эта звездная система была их военно-промышленным центром еще до подписания договора. И они просто не сумели все это передислоцировать после образования Альянса.

– Это все я знаю, – оборвала его монолог Атосурьюа.

– Хаа?

– Но, – заметил Собаш, – разве не благодаря как раз тому, что противнику не хватает здравого смысла, у нас появился шанс увидеть конец этой войны?

– Что вы имеете в виду? – переспросила Атосурьюа, склонив голову набок.

– Раз эта система потеряла связь с внешним миром, Суверенный Союз Народов Звездных Систем утратит способность продолжать войну, – развил свою мысль Собаш. – Теперь нам придется сражаться только с их резервами. И получить помощь от союзников они тоже не смогут. Потому что между ними и их союзниками стоят нейтральная Федерация Хании и враждебная Frybar.

– Так что получается, Суверенный Союз выпадает из войны?

– Я согласен с начальником штаба, – кивнул капитан «Шутукова». – Все именно так, как он говорит.

– Хорошо бы так, – с некоторым безразличием в голосе произнесла Атосурьюа.

– А мне кажется, это очень печально, – заметил Sarerl «Марскова».

– Вы все еще не навоевались? – поинтересовалась Атосурьюа.

– Да.

– Ничего страшного, – утешающе сказал капитан «Накова». – Объединенное Человечество зато старается изо всех сил.

– Вы так думаете? – скептически произнес капитан «Марскова». – Оно ведь тоже довольно разобщено.

– Да, в основном мы рассчитываем на Республику Великого Алконта, – ответил капитан «Шутукова».

Объединенное Человечество и Суверенный Союз Народов Звездных Систем являются федерациями, им недостает чувства единения. Разумеется, по сравнению с Frybar они гораздо более монолитны. По крайней мере, во всех их звездных системах используется один язык – в Империи такое просто немыслимо. Конечно, языку Аб как иностранному обучают во многих мирах, но политика Империи подразумевает ненавязывание его наземным гражданам.

Но монолитность Республики Великого Алконта – на совсем другом уровне. Эта нация, хоть и межзвездная, по-прежнему исповедует принципы, типичные для Nahen. Процветающая межпланетная торговля и мощный чиновничий аппарат связывают звездные системы воедино.

Они будут сопротивляться отчаянно.

– А вы что думаете, начальник штаба? – поинтересовалась Атосурьюа.

– Я всегда считал и считаю себя торговцем, – ответил Собаш. – Надеюсь поскорее вернуться к своему главному занятию.

– А я всегда считала и считаю себя лентяйкой и прожигательницей жизни, – вздохнула Атосурьюа. – И тоже надеюсь поскорее вернуться к своему главному занятию.

– А как вы планируете управлять своей Skor? – спросил Sarerl «Шутукова».

– После войны найму туда хорошего Toserl, – небрежно ответила Lyuf Febdak. – Кроме того, мой отец еще жив.

– Понятно.

– А что думает Roibomowas Абриел? – Атосурьюа повернулась к до сих пор молчавшему капитану «Фликова».

– Я не думала еще, чем буду заниматься, командир, – ответила Лафиль.

– Ну в вашем случае Lodair – лишь один шаг на долгом, долгом пути.

На эту реплику Лафиль ничего не ответила, лишь потягивала свою Ketek, разведенную Lertel, как она сама это называла.

«А я чем хочу заниматься?» – спросил сам себя Джинто.

– Ох, что ж я делаю, – спохватилась Атосурьюа, кинув взгляд на Джинто. – Здесь совершенно неподходящая обстановка для военного совета. Так, всем разойтись. Sarerl должны пользоваться возможностью лучше наладить отношения со своими экипажами. Может, и с Bosnal с других кораблей тоже есть смысл пообщаться.

Капитаны неловко заулыбались и разошлись.

– Ну ладно, Fektodai Гномбош, – Джинто хлопнул по плечу Kleria с «Фликова». – Ваш пост сейчас здесь. Рассчитываю на вас.

– Есть, Lekle.

Джинто тоже отошел.

Откуда-то донеслось громкое пение. Слышно было два голоса, обладатели которых, похоже, состязались между собой. Неприятно на слух, но уж лучше такое состязание, чем драка.

Джинто начал думать, что, пожалуй, место для банкета он выбрал удачно.

Он арендовал просторную парковую палубу именно потому, что она стерпела бы даже некоторую несдержанность солдат. Обычный ресторан с этим справился бы хуже.

Lonyu Dreur! – вдруг позвали его.

Обернувшись, Джинто увидел незнакомого Sash. Похоже, он был с другого корабля. Экипаж фрегата составляет меньше 30 человек. Естественно, на «Фликове» Джинто знал в лицо и по именам всех. В конце концов, именно его обязанностью было заботиться об их пропитании и здоровье. Кроме того, никто из экипажа «Фликова» не обратился бы к нему по титулу. К нему обращались «Wiigt» или «Lekle Линн».

– Да? – спросил Джинто.

– А здесь Derbonyu нету?

– А что, Kreuno не годятся?

Иногда Джинто казалось, что Kreuno может помочь абсолютно во всем. В нем были реализованы все функции, даже, на первый взгляд, бесполезные. Относится к таковым музыка или нет, зависит от человека. В общем, если нужен музыкальный аккомпанемент – доверься запястному компьютеру. Выбирать любимые песни можно из сотен миллионов.

– С ними атмосфера совсем не та, – мгновенно ответил Sash.

Видимо, этому солдату было мало просто громко петь. Ему подавай такое усиление звука, чтобы вся палуба тряслась.

– Ладно, – кивнул Джинто. – Сейчас организую.

Подбежал еще один запыхавшийся солдат.

– И нам тоже, пожалуйста.

– И вам?..

Двое Sash принялись спорить.

Насколько Джинто разобрал, один из них был с «Керкова», другой с «Накова». Похоже, они и их товарищи устроили певческую дуэль. И сейчас они требовали, чтобы каждому кораблю выделили по музыкальной платформе.

– Это будет справедливо, – заявил представитель «Накова». – Если противник с голыми руками, значит, сражаемся голыми руками; но, если он вооружен, я никак не могу молчать. Я должен быть так же вооружен, а то проиграю.

– Слишком много о себе воображаешь, – огрызнулся солдат с «Керкова». – Мы вообще не собираемся состязаться. Мы просто хотим попеть в свое удовольствие.

– Ну и пойте. Мы тогда тоже будем петь в свое удовольствие.

– Вот и ладно.

Пока эти двое спорили, вокруг них собрались члены экипажей других кораблей. Должно быть, забавы ради они все принялись наперебой требовать себе музыкальные платформы.

«Интересно, пяти штук им хватит?» – подумал Джинто.

Впрочем, эту мысль он тут же выкинул из головы.

Парковая палуба, конечно, была большая, но все же не настолько большая, чтобы здесь могли нормально расположиться несколько музыкальных платформ. Состязание на природных голосах еще можно вытерпеть, но на многократно усиленных? Уж лучше бы они подрались. Тогда он хотя бы мог бы сделать вид, что ничего не замечает.

Можно было бы, конечно, организовать круговое звукопоглощающее поле, но тогда какой вообще был смысл устраивать банкет?

– Ну уж нет, все обойдутся одной платформой, – решительно заявил Джинто. – Очередность назначит Fektodai Гномбош с «Фликова».

– Это тот парнишка, в смысле Lodair, который был ведущим?

Джинто кивнул и распорядился насчет платформы. Мысленно он извинился перед Гномбошем.

Музыкальная платформа вскоре прибыла, скользя над поверхностью воды.

Какое-то время Джинто раздумывал, где ее расположить; наконец решил, что у одного из краев пруда ей самое место. Там от нее будет меньше всего вреда.

Вскоре первый Sash уже стоял на платформе и прочувствованно пел песню из какого-то Nahen.

Едва песня началась, примчалась Атосурьюа.

– Что здесь происходит?

– Они попросили, – заоправдывался Джинто. – Я хотел доставить им радость.

– Доставлять радость – это хорошо, конечно, но что насчет остальных? – спросила Атосурьюа, уставившись на Джинто, но тут же улыбнулась. – Ладно, все в порядке. Это же ваша вечеринка, верно? Говоря откровенно, я плохо понимаю, что радует Sash. Возможно, вы сделали как раз то, что нужно.

– Весьма вам признателен.

– Однако, как вы можете видеть, не всем Sash это нравится.

И действительно, часть присутствующих старалась держаться от музыкальной платформы подальше.

– Именно поэтому я поместил платформу в уголок, – гордо сказал Джинто.

– Идея-то ваша была хорошая, – поежилась Атосурьюа. – Но, с вашего позволения, в следующий раз я это запрещу.

– Так точно, – сник Джинто.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ