Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 9. Улетевшая дрянь (Robiash Sesura)

 

«Да он в меня просто влюбился».

Энторьюа, скрестив руки, смотрел сбоку на бесстрастное лицо Кайта.

Когда оккупанты реквизировали пожарные и медицинские летающие лодки, он решил было, что теперь его освободят, но поторопился.

Кайт был зациклен на том, чтобы взять Энторьюа с собой, и Слит, которому было наплевать, согласился.

Севшие под угрозой оружия пожарные лодки тут же взлетели, оставив на земле пожарных, полицейских и не поместившихся солдат. Тушением огня они заниматься не стали.

Скорую помощь отправили с докладом о сложившейся ситуации, а остальные машины висели в пяти Wesdaj над Гузорнью и высматривали Uusia беглецов. Для связи между собой они использовали световую сигнализацию, благо на нее радиопомехи не действовали.

Группа воздушных судов поднялась от центральной части города и обменялась примитивными световыми сигналами с пожарными лодками.

«Что за нелепый размах».

Энторьюа в душе саркастично усмехнулся. Похоже, оккупанты наводняли Гузорнью всеми имевшимися у них войсками, и всё для того, чтобы отобрать у карикатурных радикалов двух детишек.

– Инспектор, – обратился к нему Кайт. – Вы знаете, зачем я взял вас с собой?

– Без понятия, – ответил Энторьюа без намека на вежливость.

– В качестве проводника.

– Вы же сами отлично знаете, – вздохнул Энторьюа. – Я служу в полиции Луна Веги. Я родился в Луна Веге, я вырос в Луна Веге. Про Гузорнью я ничего не…

– Вы не поняли. Вы будете проводником для Аб.

– А?

Кайт цинично ухмыльнулся.

– Проводником в ад. Когда мы схватим Аб, я у нее на глазах сначала убью вас, потом апологетов рабства, которые мешали аресту, потом этого мальчишку, который опустился до роли ее зверушки. Если в псевдоразуме Аб есть хоть что-то похожее на эмоции, я уверен, она изобразит печаль.

– Но я с этой Аб едва знаком, – сказал Энторьюа, а мысленно добавил: «Я тебя знаю куда лучше, чем ее».

– Поэтому вас я всего лишь застрелю. Но тех, кто помогал Аб больше, ждет куда более печальная судьба. Особенно того пацана – думаю, он у меня целую ночь кричать будет. Ну а для Аб, конечно, мы придумаем особо изысканную церемонию отправления.

– А я-то думал, вы, ребята, хоть немного цивилизованные.

– Разумеется, армейские законы запрещают убивать пленных без суда, а также казнить жестокими способами. Но у нас сейчас такая ситуация, мы даже не знаем, где наше командование. Я уверен, что у нас сейчас немного больше свободы действий. Особенно с учетом того, что наше излишне любопытное правительство до нас здесь не доберется.

«Он это серьезно? – не мог понять Энторьюа. – Или просто пытается меня запугать, такая вот у него жалкая месть?

Нет, у него просто нет полномочий для принятия таких решений. Наверняка в Гузорнью у них есть офицер с более высоким званием, чем капитан».

Но оккупанты были из другой страны. Энторьюа не знал, как у них выглядит цепь командования.

И кроме того… сумасшествие – штука заразная.

 

Поблизости от беглецов приземлилось военное транспортное судно.

– Сюда! – Марка потянула Джинто за собой, и они укрылись позади дома-дерева.

Свой летающий автомобиль беглецы бросили сразу же, как только добрались до Гузорнью. Если бы они этого не сделали, сейчас их, как и машины, уже бы не было.

Грязную одежду они тоже сменили. Воспользовавшись бумажником Марки, они купили новую одежду в ближайшем автомате. Alfa и оба Kreuno в очередной раз были убраны с глаз подальше, а Frosh Лафили скрыла широкополая шляпа.

– Давайте пойдем под землей, – предложил Мин.

– Ты прав.

Пять членов местной ячейки Антиимперского Фронта Класбула и два их заложника спустились под землю.

Их глазам открылась ярко освещенная подземная улица. По ширине она не уступала наземной светящейся дороге, по которой они ехали раньше, и через каждые пятьсот Daj у обочины стояли торговые автоматы. Дорожное полотно двигалось со скоростью бегущего трусцой человека, и на нем то тут, то там стояли горожане.

Беглецы встали на самодвижущееся полотно.

– Это становится масштабно, – заметил Джинто.

– Ну, вы же закидали их гордость грязью, а потом еще потоптались на ней. Неудивительно, что теперь они пытаются спасти лицо, – сказала Марка, развернувшись к Джинто и Лафили.

– Возможно, вам лучше бросить это дело, – предложила Лафиль. – Они гонятся только за нами. Я не хочу, чтобы вы пострадали.

– Слишком поздно, – холодно ответил Мин. – По крайней мере я уже залез в это по самые уши. Они знают мое имя. Я уже сейчас беспокоюсь за семью.

– Тем более лучше бросить.

– Мы уже многое принесли в жертву и хотим за это что-то получить, – сказала Марка.

– Независимость и Menyu не обсуждаются, но Lartei Kryb будет благодарна за все, что вы для нас уже сделали.

– Благодарность Аб, – вмешался Могильщик. – Куча золота и драгоценностей?

– Увы, нам нужен Menyu, – произнесла Марка.

– Я же говорила уже, это невозможно, – смущенно повторила Лафиль.

– Они могли бы его арендовать, – предложил Джинто. – Не знаю, что они собираются с этим кораблем делать, но не полезут же они в драку с Frybar, верно? Ну, может, в будущем и полезут, но, по крайней мере, не сейчас. В чем тогда проблема?

– Да, может быть, это и получится, – кивнула Лафиль.

– Ничего не попишешь. Нас это устроит? – Марка посмотрела по очереди на своих товарищей.

– Я бы предпочел вести Menyu собственными двумя руками, – с некоторой досадой в голосе произнес Билл. – Ну да ладно, просто поиграюсь с тамошней аппаратурой когда-нибудь…

– У тех, кто арендует корабль, есть ведь право выбора, куда лететь, верно? – уточнил Мин и, когда Лафиль кивнула, сказал: – Ладно, небольшое отклонение от курса не повредит. Я использую корабль для создания межпланетной сети борцов за свободу.

Дасвани молча кивнул.

– Но золото и драгоценности тоже неплохо было бы включить, – добавил Могильщик.

– По сравнению с Menyu это легко, – заверила Лафиль.

– В таком случае пообещайте нам, принцесса, – потребовала Марка, – что вы дадите нам в аренду Menyu. Бесплатно и на неопределенное время.

– Я не могу дать такого обещания, – нахмурившись, ответила Лафиль. – Все, что я могу пообещать, это что попрошу Spunej Erumita.

– Этого достаточно. Я уверена, что Императрица сделает все, о чем попросит ее любимая внучка.

– Я обязательно попрошу Erumiton, если только доживу до встречи с ней, – и Лафиль перепрыгнула на дорожку, движущуюся в противоположном направлении. – Пойдем, Джинто!

– А, ага, – и Джинто прыгнул следом.

К их удивлению, Марка прыгнула за ними.

– Я устрою так, что вы доживете до встречи с ней, – шепнула она. – Пойдемте с нами. Мы можем отправить вас в космос.

– Каким образом? – удивился Джинто.

– Могильщик – это на самом деле могильщик, – таинственно ответила Марка.

 

– Посмотрите на этот сигнал, – показал в окно Кайт. – Он означает, что транспортный центр взят под контроль. Скоро подземные дороги будут остановлены, и их займут наши войска. Аб не уйдет.

Кайт постоянно сообщал Энторьюа о ходе поисков, скорее всего потому, что больше делать ему было нечего. Каждый свой отчет он заканчивал словами «Аб не уйдет».

Всякий раз при звуках монотонного голоса Кайта Энторьюа чувствовал, как холодный, точно лед, страх расползается по всему телу.

Как только Аб поймают, ему конец. Теперь Энторьюа в этом не сомневался. Вопрос, есть ли у Кайта такие полномочия, просто не стоял. Едва Кайт услышит, что Аб поймали, он наверняка ринется туда на пожарной лодке, после чего с радостью его, Энторьюа, пристрелит.

Посмотрев вниз, на город, Энторьюа увидел, как то тут, то там вспыхивает огонь. Это горели машины, пытавшиеся миновать посты оккупантов и показавшиеся им похожими на летающий автомобиль беглецов.

Мелькали и вспышки выстрелов.

«Граждане Гузорнью, – чертя дуги над городом, властным голосом вещал летающий танк. – Помогайте нашему розыску. Незамедлительно отвечайте на все вопросы. Если вы увидите кого-либо подозрительного, сообщите об этом ближайшему солдату. Мы разыскиваем Аб. Граждане Гузорнью. Помогайте нашему розыску…»

– Взгляните вон туда, – Кайт указал на вершину одного из домов-деревьев. Там стоял солдат и сигналил, направив в небо мигающий фонарь. – Этот сигнал означает, что в том здании они обыскали все комнаты. Обшарили каждый уголок в каждой комнате. Аб не уйдет.

– Обыскиваете жилища людей без ордера?.. Мечта любого полицейского, – как можно саркастичнее заметил Энторьюа.

– Это все ваша вина. Если бы вы более уважительно относились к демократии и не противились божьей воле, мы могли бы вести себя более сдержанно, – Кайт говорил, будто вспоминая забытую мечту. – Мы же не оккупанты, мы освободители.

– Но мы вас сюда не звали, согласитесь.

– Какая досада, инспектор. А я думал, что мы в конечном итоге сможем понять друг друга, – Кайт выглянул из окна и поднял палец. – Эй, взгляните вон туда…

 

В городе творился хаос.

Почти все жители осознали, что Аб вернулись. Неудивительно, что они начали задаваться вопросом: в чем смысл сотрудничества с оккупационными войсками?

Большинство Sos оккупантов не любило, но и не ненавидело – просто воспринимало как неких странных гостей, посетивших Класбул ненадолго. Конечно, когда пришельцы принялись арестовывать членов местного правительства, гордость класбульцев была уязвлена. Потом, были те, кого обрили наголо за окрашенные в синий цвет волосы, у кого-то забрали родственников в «школы демократии».

Но ко всему этому жители относились скорее как к временному стихийному бедствию. Большинство находило происходящее довольно занятным, и лишь зернышко ненависти к оккупантам было заронено в их души.

Но в последние полчаса это зерно пробудилось и начало стремительно расти.

Оккупанты перекрыли дороги, они вламывались в дома, бесцеремонно обыскивали людей, открывали огонь при малейшем подозрении… Причин для ненависти было более чем достаточно.

«Уважаемые граждане, вся вина за временные беспорядки лежит на Аб. Найдите Аб. Как только она будет поймана, спокойствие будет восстановлено».

Голос твердил это с небес снова и снова, однако ненависть народа была все же направлена на зелено-коричневую униформу. В конце концов, на людях, которые с налитыми кровью глазами тыкали повсюду свое оружие, была отнюдь не черная Serlin Аб.

Поднять полномасштабное восстание горожане не могли – для этого у них не было ни организации, ни вооружения. Тем не менее, многие недостаточно везучие и недостаточно осмотрительные солдаты оказывались избиты и обезоружены.

Те, кто не верил в свою физическую силу или находил ее применение неразумным, обменивались информацией и пытались укрыться по домам, не попадаясь на глаза солдатам.

В этих людских потоках были и наши беглецы.

– Туда.

Марка и ее товарищи знали Гузорнью как свои пять пальцев. Кроме того, у них было чутье на потенциальные встречи с противником. Иногда они вливались в толпу, иногда пробегали безлюдными закоулками. То они бежали по остановленным дорожкам-транспортерам, то петляли по улочкам на поверхности, то пересекали пространства между домами-деревьями по подвесным коридорам. Дикую беготню сменял степенный шаг, и наоборот.

Всякий раз, когда вокруг никого не оказывалось, беглецы разделялись на две группы и делали вид, что совершенно не знакомы друг с другом.

Когда они в очередной раз вышли на открытое пространство, Джинто был в группе с Маркой и Дасвани. Лафиль вместе с остальными тремя пересекала площадь первой.

Вдруг сверху приблизился какой-то кашляющий звук.

Удивленно подняв голову, Джинто обнаружил двух вражеских солдат. На них были надеты реактивные ранцы, и они приземлялись прямо перед группой Лафили.

– Ты! Девка! Снимай шляпу! – властно приказал один из них.

Джинто ощутил, как в его руку что-то вжалось. Это Марка сунула ему Ribrasia.

– Чего вам надо, братишки? – Могильщик прикинулся пьяным. – Шляпа моей племяшки вам глянулась?

– Нечего чужие шляпы цапать, – таким же тоном подхватил Билл. – Эту шляпу я ей купил. Если вам что-то не нравится…

– Вы ведете себя как грубияны! – изобразил гнев Мин.

Теперь, если бы еще Лафиль со страхом в глазах уцепилась за руку Билла, картина была бы совершенной. Но, конечно же, гордая принцесса Аб пойти на такое не могла.

Джинто мог видеть Лафиль лишь со спины, но он легко представил себе, как она одаряет солдат взглядом, в котором читается: «Да вы плевка моего не стоите».

Группа Джинто прошла мимо группы Лафили, делая вид, что они незнакомы и происходящее им совершенно не интересно.

– Говорю, снимай шляпу! – и один из солдат попытался спихнуть шляпу стволом своего оружия.

Марка и Дасвани начали действовать одновременно, с обеих сторон.

Джинто развернулся мгновением позже и уткнул Ribrasia солдату в шею. От резкого движения раненое левое плечо протестующе кольнуло, но Джинто, не обращая на это внимания, выстрелил.

Лафиль и трое ее спутников резко бросились наземь. Шляпу сорвало с головы, и она отлетела в сторону.

– Уаа! – простонал один из солдат, посылая в небо веер пуль.

Второй мешком осел на землю, не издав ни звука и не выстрелив.

Беглецы покинули место столкновения, не трогая оружие солдат: с этим оружием они бы только сильнее выделялись.

– Я вам уже рассказывал про человека, который прыгнул в ежевичник? – спросил Могильщик, когда компания снова опустилась под землю.

– Да, – раздраженно ответила Марка.

– Так вот, у этой истории было продолжение, – опустошенным голосом сообщил Могильщик. – Через месяц после того, как он вышел из больницы, он снова сделал то же самое. Разумеется, он снова угодил в больницу. Я снова навестил его там, в больнице, и спросил, зачем он это сделал. И он ответил, что не помнит всех деталей, но тогда он считал, что это хорошая идея.

– А, вот как, – коротко ответила Марка. – Ну, мы уже почти на месте.

– Надеюсь, там никого нет, – высказал Мин мысль, которая и без этого была в головах у всех.

 

– «Обнаружили», – Кайт, словно в трансе, читал световые сигналы. – Они нашли Аб!

– И схватили? – Энторьюа подумал о том, сколько времени ему еще отпущено. «Такая короткая жизнь. А я хотел успеть дать в морду будущему мужу моей дочери, прежде чем помру».

– Нет пока. Доложил раненый солдат, которого наши подобрали. Они нашли девушку, похожую на Аб. Солдат клянется, что видел орган пространственного восприятия. Несомненно, это Аб, – лицо Кайта перекосила дьявольская ухмылка. – И схвачу ее я…

Кайт что-то приказал пилоту.

Пожарная машина развернулась и направилась в северо-западную часть города.

За домами-деревьями показалось скопление башен.

– Что это там? – озадаченно спросил Кайт.

Энторьюа прекрасно знал, что это были за башни, и догадывался, что затевают люди, помогающие Аб.

– Кто их знает? Я же говорил, о Гузорнью мне мало что известно, – солгал он.

– Я ведь и сам могу легко это посмотреть.

– Ну так и смотрите, вместо того чтоб меня спрашивать.

 

«Погребальная служба города Гузорнью. Временно закрыто в силу различных причин».

Могильщик привычным движением отпер замок.

Ворота открылись легко.

– Как только пришли оккупанты, ребята из правительства наложили в штаны и закрыли погребальню, – сказал Могильщик, ведя своих спутников. – Так что оккупанты, думаю, не обращают на нее особого внимания, а может, и вовсе не знают пока, что это такое.

– А почему ее закрыли? – полюбопытствовал Джинто.

– Боялись, что захватчики примут ее за противоорбитальное оружие, – пояснил Мин. – А если бы они разбомбили это место, взорвался бы весь Гузорнью.

– За оружие? – Джинто понимал все меньше.

Покинув маленькое строение при входе, Джинто и Лафиль смогли лучше рассмотреть это место. На огромном открытом пространстве рядами высились разноцветные башни.

Джинто вспомнил: они с Лафилью эти башни уже видели, когда ехали в Гузорнью.

– Я еще с того раза гадаю, что это за место, – произнес Джинто, идя быстрым шагом по длинному проходу между башнями. – Я решил, что это громадное кладбище.

– Не путайте кладбище с местом погребения, – раздраженно поправил его Могильщик. – Непростительная ошибка.

– Простите. Тогда что вот это такое?

– Это гробы.

– Что?

– А кладбище вон там, – Могильщик указал пальцем в зенит.

– Что?!

– Вы, молодежь, что, совсем обычаев не знаете?

– Я знаю, – сказала Лафиль и укоризненно посмотрела на Джинто. – У тебя никакого здравомыслия. Очевидно же, что, когда человек умирает, его тело отправляют в Dath.

– Угу. Аб, видимо, просто скидывают их с кораблей, ну а нам со дна гравитационного колодца приходится их выстреливать вверх.

– У меня на родине мертвых либо сжигают, либо закапывают в землю, – вяло сказал Джинто.

– Когда я приземлялась на эту планету, я подумала, сколько здесь мусора на орбите. Тогда я думала, что это из-за сражения, но на самом деле это все гробы, – сказала Лафиль.

– Но если вы их отправляете в Dath, то почему не с Arnej? – спросил Джинто.

– Что за бесчувственный юноша нам попался! – наигранно всплеснул руками Билл. – Погребение – это же церемония; конечно, ее надо обставить как можно торжественнее.

– Мне казалось, погребения должны идти… я не знаю, тише, что ли…

– Это просто стереотип, – ответил Мин. – Возможно, в этом обычае есть какое-то влияние Аб, но мы ведь тоже пришли сюда из космоса, так что он нам подходит.

– Да мне не то чтобы не нравилась идея запускать тела в Dath… – внезапно в голову Джинто пришла мысль, от которой его охватил ужас. – Погодите-ка. Вы что, хотите нас запустить в космос в этой штуке?!

– А что мы только что говорили?! – в унисон воскликнули Могильщик и Мин.

– Так никто же не объяснил толком… – запротестовал Джинто.

– Я ошибалась в тебе, Джинто, – Лафиль смотрела на него укоризненно. – Я думала, что ты более наблюдательный. Мне стыдно за своего спутника-Аб.

– Да, извини… – Джинто был раздавлен.

– Но у меня один вопрос, – Лафиль перевела глаза на Могильщика. – Я к таким кораблям не привыкла. Я смогу его нормально пилотировать?

Могильщик стоял, как громом пораженный, и смотрел на Лафиль.

– Послушайте-ка, принцесса, – наконец сказал он. – Эту штуку нельзя пилотировать. Ее просто не нужно пилотировать. Вас просто выстрелят вверх. И все.

Кровь отхлынула от красивого лица Лафили.

– Я ошибался в тебе, Лафиль, – Джинто не упустил возможности отыграться. – Я думал, что ты более наблюда-…

– Утихни.

«И почему я надеялся, что Лафиль дослушает мой сарказм до конца?» – Джинто усомнился в собственном рассудке. Лафиль тем временем задала Могильщику следующий вопрос:

– Он герметичный?

– Само собой. Уж не знаю, о чем вы думаете, но даже мы, наземники, знаем кое-что о Dath и на что он похож. У нас там даже аварийный запас кислорода имеется, на случай если туда нечаянно попадет кто-нибудь живой. На двенадцать часов.

Дойдя до конца прохода, беглецы прошли через дверь. За дверью обнаружилась лестница, ведущая вниз.

Спустившись, они оказались в маленькой комнатке с множеством дисплеев.

– Приготовиться к погребению, – скомандовал Могильщик, подбежав к одному из дисплеев.

– Погребальная служба закрыта по приказу городских властей, – ответил механический голос.

– А ты разве не слышала? Этот приказ отменили уже.

– У меня нет подтверждения этому.

– Не люблю непослушные машины, – вздохнул Могильщик и повернулся к остальным. – Дасвани, можно тебя попросить?

Дасвани кивнул и, достав Segeisu, подсоединил ее к Kuro. Толстые пальцы Дасвани застрекотали по крохотным клавишам с невероятной скоростью.

– Я всегда говорю, что голосовое управление быстрее, но Дасвани у нас неразговорчив, – прокомментировал Могильщик.

– Так гораздо быстрее, – произнес Дасвани.

– Ух ты, – поразился Билл. – Кто-нибудь когда-нибудь слышал, чтобы Дасвани так много говорил?

– Это, наверно, от возбуждения, – предположил Мин.

– Да, кстати, а на каком топливе летает этот корабль? – поинтересовался Джинто, тщательно избегая произносить слово «гроб».

– На водороде, – ответил Могильщик.

– На водороде? Термоядерный синтез, что ли?

– Нет, – на удивление доброжелательным тоном стал объяснять Могильщик. – Химическая реакция. Когда водород реагирует с кислородом, получается тепло и вода. Этим мы и пользуемся. Если вкратце, он летит, сжигая водород.

– Джинто, – простонала Лафиль. – Держи меня, я сейчас в обморок упаду.

– От меня пользы будет мало, – покачал головой потрясенный Джинто. – Я, кажется, упаду следом.

– Не волнуйтесь, – успокоил их Могильщик. – У нас довольно давно не было аварий.

– «Довольно давно»? – Джинто слова Могильщика отнюдь не успокоили.

– О, я неудачно выразился. За все время существования людей на этой планете тут никто не погиб. Хотя гробы несколько раз взрывались.

– …Просто замечательно.

– Да, кстати, у нас есть гробы с функцией самоуничтожения и без нее. Вы какой предпочитаете?

– Функция самоуничтожения?!

– Через два часа после запуска гроб возвращается в атмосферу, и запускается самоуничтожение. Участники церемонии смотрят на фейерверк в небе и еще раз вспоминают умершего.

– …Без самоуничтожения, пожалуйста.

– Правда? Жаль. Те, которые с функцией самоуничтожения, выше классом.

– Спасибо за добрые намерения.

– Могильщик, хватит их дразнить, – укоризненно сказала Марка.

– Это моя маленькая месть, я имею право, – весело ответил Могильщик.

Дасвани поднял голову от Segeisu.

– Приготовиться к погребению, – снова скомандовал Могильщик.

– Принято. Пожалуйста, введите имя могильщика.

Могильщик опустил свой бумажник в щель на Kuro.

– Просьба подтвердить личность.

Могильщик заглянул в окошко сканера сетчатки на Kuro.

– Доступ могильщика к погребальным церемониям подтвержден. Пожалуйста, приступите к выполнению процедуры. Введите имя человека, который оплатит погребе-…

– Полная предоплата со счета могильщика.

– Принято.

Могильщик с улыбкой глянул на Лафиль.

– Вернете мне потом, хорошо?

– Да, – кивнула Лафиль.

– Пожалуйста, введите номер погребального разрешения.

Могильщик ввел со своего коммуникатора серию цифр.

– Вы, ребята, будете Бигг Темпел, годится? Правда, с настоящим погребением Папаши Бигга потом будут проблемы.

– Номер разрешения подтвержден. Пожалуйста, введите параметры планируемой орбиты…

– Марка, я тут один справлюсь. Проводи их до пусковой установки. Номер три, ты ведь знаешь, где она?

– Знаю, – кивнула Марка и обратилась к Джинто и Лафили. – Пойдемте, Feia Lartneir и Lonyu Jarluk Dreur.

 

Энторьюа холодно наблюдал за тем, как Кайт сражается с незнакомой ему Имперской конструкцией терминала, пытаясь извлечь нужную информацию. Энторьюа ему ничего не объяснил, но Кайт вполне мог спросить пожарного; однако он, похоже, не хотел больше доверять ни одному жителю Класбула.

Когда Кайту наконец удалось переправить искомую информацию на свой компьютер и перевести, прочитанное его ошеломило.

– Почему вы мне не рассказали о класбульских погребальных обрядах?!

– Потому что вы не спрашивали, – пожал плечами Энторьюа и напрягся, предчувствуя, что сейчас его снова ударят.

Но Кайт лишь сжал кулаки и стоял молча.

А потом вдруг рассмеялся.

– Да нет, так сбежать невозможно! Аб не уйдет!

Кайт похлопал солдата по плечу, привлекая его внимание, и отдал приказ.

Солдат принялся передавать приказ с помощью своего фонаря.

 

Над дверью, ведущей к пусковой установке номер три, горело красным светом объявление: «Идет заправка и подготовка гроба. Пожалуйста, подождите». Перед дверью на самодвижущейся платформе лежал новехонький красивый гроб.

Сама пусковая установка располагалась под землей.

– Это чтобы защитить город от ударных волн при запуске, – пояснила Марка.

– Когда я был маленький, их запускали с поверхности, и мы могли все время ходить смотреть. Но город стал больше, и пусковые установки убрали под землю. Хотя это несправедливо, погребальня здесь была первой, – добавил увязавшийся за ними Билл.

– Кстати, я тут подумал, – Джинто обнаружил новый повод для беспокойства. – А если в Labule решат, что мы – ракета, которую по ним запустили?

– Кораблик, который летает, сжигая водород? – наморщила свой прекрасный носик Лафиль. – Как оружие он может разве что рассмешить их до смерти.

– Ну…

– Да. Кроме того, мой Kreuno будет подавать сигналы системы свой-чужой. Начиная со стратосферы, никаких Dembuus уже не будет.

– А, ну тогда ладно.

– Ты слишком много беспокоишься.

– Назовем это осторожностью. Ты и сама совсем недавно была вся бледная, скажешь нет?

– Я уже приняла решение. Я доверюсь этим людям.

– Большая честь для нас, – улыбнулась Марка.

– Да я не то чтобы вам не доверял…

– Марка, – раздался из громкоговорителя голос Мина. – Они уже близко. Но не волнуйтесь, это та же самая пожарная машина, а мы будем готовы к запуску через минуту.

– А вы, ребята, что будете делать? – спросил Джинто. – За вами ведь могут прийти, уже когда вы нас отправите в космос?

– Это не страшно, – улыбнулась Марка. – С нами все будет в порядке. Мы родились и выросли в Гузорнью, мы не позволим каким-то глупым иностранцам себя изловить. Опаснее после старта будет для вас, ведь никакой брони здесь нет. Будьте осторожны.

– Спасибо. Но как мы можем быть осторожны? Мы же не можем этой штукой управлять, так?

– Я слышала, что Аб атеисты. Вы тоже атеист? – поинтересовалась Марка.

– Нет, – на секунду вопрос Марки застал Джинто врасплох, но ответил он честно. – Я потомственный пресвитерианин. Хотя не сказать чтоб очень ревностный.

– Ну тогда кое-что вы можете сделать, – Марка положила руку Джинто на плечо и произнесла, будто подбадривая его: – Молитесь.

 

– Что, подкреплений все еще нету? – прокричал Кайт.

Этот вопрос Энторьюа уже успел услышать пять раз.

– Прибыли, – с облегчением в голосе доложил солдат.

Над погребальней появилось пять летательных аппаратов.

Они тут же принялись поспешно обмениваться сигналами.

– Всего пять? – недовольно поморщился Кайт. – Здесь довольно большая площадь. И, кажется, это безоружные транспорты?

– Они спрашивают, где им приземляться, – сообщил солдат.

– Сам не знаю. Пусть высматривают, которая из этих штук готовится к запуску. Как найдут, пусть сразу уничтожат.

Все пусковые установки погребальни Гузорнью располагались под землей; на поверхности стояли лишь выставочные образцы гробов. Энторьюа об этом знал, но помалкивал.

«Быстрее, Аб. Быстрее улетай отсюда».

Если уж ему суждено умереть, то путь он умрет, увидев сперва, как оккупантов обвели вокруг пальца.

 

Светящуюся красную надпись сменила зеленая. «Установка готова к загрузке гроба».

– Быстрее, запуск через тридцать секунд, – прозвучал из динамика голос Мина.

– Не забудьте про Menyu, – и Марка жестом пригласила Джинто и Лафиль занять гроб.

– Непременно попрошу, – произнесла Лафиль, укладываясь в гроб.

– Так, теперь вы, – сказал Билл.

– Ага. Спасибо вам за все…

– За вами ответная любезность.

Джинто улегся рядом с Лафилью.

Гроб втянуло в дверь установки, и позади него одна за другой закрылись три двери.

Внутри воцарилась полная темнота.

– Какое унижение, – прошептала Лафиль. – Приходится лететь на корабле, у которого нет ни Gooheik, ни внешних сенсоров.

– Это не корабль. Это гроб. Г-Р-О-Б, – Джинто напомнил ей о суровой реальности.

– …Внезапно ты стал меня раздражать. Отодвинься от меня.

– Здесь мало места, я ничего не могу поделать. Ай! Я же ранен!

– Ты же сказал, что это просто царапина, – ледяным тоном напомнила Лафиль.

– Я соврал. Я иногда вру. Ты что, забыла? …Ай! Аааййй!

РОААААААААРРРРРРРРРРРРРРР

Гроб завибрировал.

 

– Вон они! – Кайт во все глаза смотрел на воздвигающийся из-под земли шпиль. – Что же вы делаете, что же вы не стреляете, вы что, не видите?!

Пять воздушных транспортов приземлились между башнями, чтобы выгрузить солдат.

– Сигнальте им!

Сидящий в кресле второго пилота солдат склонился над Kuro и принялся мигать посадочными огнями, сигнализируя другим кораблям.

Но гроб-снаряд продолжал торжественно подниматься.

Наконец он вылез на поверхность полностью. По земле прошла ударная волна; нескольких ближайших солдат снесло.

Гроб-снаряд поднимался в воздух, постепенно набирая скорость.

Вот он уже приблизился к пожарной машине.

– Достань его! Тарань его! – орал Кайт, точно безумный.

Пилот, однако, был простым пожарным, лишь временно взятым на роль пилота. Выполнять самоубийственный приказ он, разумеется, не собирался. Да и будь на его месте солдат оккупационных войск – еще вопрос, выполнил бы он такой приказ.

Пилот, наоборот, отвел машину подальше от траектории гроба, опасаясь ударной волны.

Кайт высунулся из окна и начал стрелять.

– Черт! Где же подкрепление? Что делает ПВО?! Пускай стреляют! Сбить эту летающую дрянь!

ГОАААРРР

Горячий воздух ворвался в раскрытое окно, и пожарную машину качнуло. Энторьюа среагировал, вжав лицо в спинку сиденья впереди. Даже Кайт был вынужден закрыться руками от ударной волны.

Когда Энторьюа поднял глаза, гроб-снаряд был уже высоко, и лишь яркая реактивная струя виднелась в ночном небе.

– Черт! Черт побери!!! – Кайт снова принялся стрелять.

В это же самое время наконец-то открыли огонь и солдаты на земле.

Только гроб был уже в стратосфере. Подобно фениксу, глядящему свысока на этот бренный мир, он воспарил ввысь, оставляя позади себя роскошный огненный хвост и не обращая ни малейшего внимания на вражеские пули.

– Бесполезно, – спокойно проговорил солдат. – Это уже не летающая дрянь, это улетевшая дрянь…

Едва Энторьюа услышал эти слова, в груди его зародился смех и вырвался наружу.

Энторьюа хохотал, откинувшись назад. Давно уже ему не было так хорошо. В голове у него мелькнула мысль, что сейчас его могут убить, но эта мысль не помогла ему удержать рвущийся изо рта хохот.

– Проклятье! – орал Кайт – Ну почему?! Почему везет всегда им?! Неужели бог нас не любит?! Почему он не даст мне хотя бы одну маленькую жертву? Хоть какое-нибудь утешение!

Лишь теперь Энторьюа наконец понял. На свете были две расы, созданные путем генетических манипуляций, – Аб и Республика Силезия, – но до чего различна была судьба этих рас. Ненависть Кайта не была чем-то личным; она произрастала из жгучей зависти ко всей расе Аб.

Сочувственное отношение Энторьюа к капитану военной полиции частично вернулось, но жажду смеха это не утолило.

Инспектор полиции Луна Веги все хохотал и хохотал.

 

– Подтверждено уничтожение военного склада под условным названием «объект сто двадцать восемь», тридцать восемь градусов одиннадцать минут восточной долготы и пятьдесят два градуса двадцать четыре минуты южной широты, – доложил Куфадисс. – Далее…

– Пожалуйста, Alm Kasalia, не надо загружать меня такими мелкими деталями, – Roifrode Споор, Lesheik Jadbyr Usem «Футюне», покачала Greu перед своим красивым лицом.

– Но, Lesheik

– Все, что касается уничтожения наземных целей, я оставляю на вас.

– Но я должен по крайней мере докладывать о результатах.

– А Lesheik говорит, что это не обязательно, – Споор отвернулась. – Это не бой, это просто истребление.

«Согласен», – подумал Куфадисс.

Он и сам начал уже жалеть, что предложил эту операцию.

На транспортах, захваченных в Loebehynu Sufagnaum, находилось около пятнадцати тысяч человек, включая высшее командование вражеской армии. Базы данных захваченных кораблей содержали много ценной информации.

Согласно этой информации, захватчики выпустили в атмосферу над городами примерно триста миллионов Dembuus. Это были нанороботы, и всякий раз, когда они принимали электромагнитную волну, они испускали помехи на той же частоте. Сигнал от каждого из них был очень слабый, но триста миллионов вместе глушили абсолютно все. Выпущенных электромагнитных жучков Объединенного Человечества невозможно было разом уничтожить. Даже само Объединенное Человечество не могло бы теперь быстро справиться с помехами, что уж говорить о Labule.

Это означало, что двести тысяч вражеских солдат на поверхности Класбула оказались изолированы друг от друга и лишены централизованного командования.

Разбомбив крупные трансляторы на вершинах гор, удалось прекратить глобальную передачу радиопомех. В труднодоступных районах между землей и орбитой даже установилась связь. Но в густонаселенные города слово Аб по-прежнему не доходило.

Тяжелая кавалерия космоса, разведывательная эскадра «Футюне» сейчас могла лишь бомбить одиночные вражеские сооружения и отстреливать мобильные отряды, располагающиеся вдали от городов, пытаясь хоть как-то снизить будущую нагрузку на Byr Wakeil.

Откровенно говоря, это было совсем невеселое занятие. Расстрел врага, который не сопротивляется, вреден для душевного здоровья. И к несчастью, большая часть вражеских войск пряталась в городах, где достать их с орбиты было невозможно.

– Если вы решите сделать что-то, что может повредить Sos, тогда обратитесь ко мне за разрешением. В остальных случаях можете выполнять эту работу так, как сами сочтете нужным, – при слове «работа» Споор скривилась.

– Слушаюсь, – Куфадисс опустил голову.

– Сколько осталось до прибытия главных сил? – спросила Споор.

– Ориентировочное время прибытия – через четыре часа пятнадцать минут по корабельному времени.

– А, – сказала Споор и встала. – Ну, тогда я возвращаюсь в Shir Lesheikal.

– Так точно, – отсалютовал Куфадисс.

Alm Kasalia, срочное донесение, – доложил Kasalia Droshot.

– Переправьте его мне.

– Есть.

Kreuno Куфадисса бибикнул, сигнализируя о получении сообщения.

Lesheik, обождите, пожалуйста, – окликнул ее Куфадисс, едва пробежал донесение глазами.

– Что там? – Споор обернулась.

Bodemia с «Лардбирша», похоже, подобрало на орбите потерпевших бедствие.

– И что?

– Похоже, спасенные представились Feia Borl Paryun и Lonyu Jarluk Dreur Haider.

Feia Borl Paryun? Что, интересно, принцесса Абриел делает в таком месте? – Споор склонила голову набок. – Из дома сбежала?

– Нет, я полагаю…

– Ох уж, – Roifrode, взметнув полами Daush, вернулась в Lesheikibash. – Иметь дело с ребенком, у которого трудный возраст, едва ли элегантно.

– Тут другое, – стал пояснять Куфадисс. – Насколько я помню, Feia Borl Paryun служила Bene Lodair на Resii «Госрот», а Lonyu Jarluk Dreur Haider находился там же в качестве пассажира. Так что…

– Я все это знаю, Alm Kasalia. Вы очень уж серьезны.

– …Мои извинения.

– И не извиняйтесь по каждой мелочи.

– Мои… есть.

– Но подумать только – они выжили в Nahen. Где они сейчас?

– По-прежнему на Bodemia. Sarerl «Лардбирша» спрашивает, что с ними делать. Мне кажется, лучше всего будет переправить их непосредственно к нам сюда.

– Элегантные Спооры никогда не ладили с грубыми Абриелами… – скрестив руки на груди, пробормотала себе под нос командующая.

– Значит, мы пока оставляем их на «Лардбирше»? До подхода Frode Трайфа?

– Что вы такое говорите? – алые глаза удивленно уставились на Alm Kasalia. – Это должно быть забавно, прикажите доставить их сюда.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ