Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 9

 

– Хммм, – это Арго.

– Вовсе нет, – это я.

Если опущенные нами части фраз все-таки оставить, получится вот что:

«Хммм. Бывший бета-тестер Кирито и одиночка Асуна заключили союз? Интересно, сколько эта информация будет стоить

«Вовсе нет. Мы с ней, так получилось, временно работаем вместе, никакого союза, ни-ка-кого».

Однако сколько бы я ни отрицал подразумеваемого, факт оставался фактом: мы с ней действительно были вместе. Более того, это длилось уже двадцать семь часов – как началось вчера во второй половине дня на восточной площади Урбуса, так и продолжалось до сих пор.

Эта ситуация выглядела странной, даже, возможно, подозрительной – однако, по моим стандартам, между всего лишь «партией из двух человек» и «союзом» есть огромная разница.

Партия – развитие обычной группы игроков, после завершения боя она может распасться. Союз же должен существовать на условиях, обговоренных до мелочей. Например, необходимо подобрать свое снаряжение и набор навыков таким образом, чтобы компенсировать слабые стороны партнера и лучше использовать его сильные стороны. И назначение союза – не по отдельности охотиться за каждой добычей (как вчера мы с Асуной вдвоем охотились на ос), а координировать навыки мечника, чтобы вместе уничтожать по-настоящему тяжелых для одиночного игрока монстров.

Сдается мне, мы с Асуной еще не достигли такого состояния, чтобы нашу пару можно было назвать союзом в этом смысле. Даже если оставить в стороне «Битера» и прочие обстоятельства – рапиристка очень гордилась своими мощными навыками мечника, и едва ли она захочет изменить свой отточенный стиль ради лучшей кооперации со мной.

…На миг задумавшись, я понял, что объяснить все это толком не смогу; поэтому я просто сделал вид, что ничего не заметил, уселся напротив Арго и, дождавшись, когда мой временный сопартиец сядет рядом, заказал черный эль. Асуна тут же заказала фруктового вина с содовой; NPC-официант отошел, и менее чем через десять секунд наши напитки прибыли. Мне казалось, что вполне можно было бы отменить официантов вообще, а бокалы чтобы просто возникали на столе, но, видимо, это был пунктик создателя. Ну, по крайней мере NPC-персоналу не нужно платить за работу.

Мы с Асуной подняли свои напитки; Арго, поднявшая свой эль еще раньше, взглядом предложила мне начать. Вынужденно кашлянув, я сказал:

– Ээ, в общем… за открытие лабиринта второго уровня – до дна!

– До днааа!

– …До дна.

Несмотря на несколько разное настроение, мы, поздравив друг друга, одним глотком ополовинили свои кружки. Это пиво (которое здесь называется элем, хотя в чем разница, я без понятия) мне показалось едким и газированным, как питье, которое мама давала к ужину в реальном мире, но после целого дня беготни в поле и донжоне оно было восхитительно вкусным. Правда, у меня сложилось впечатление, что те игроки, которым уже больше двадцати, не видят смысла в спиртных напитках, которые можно пить сколько угодно и не пьянеть.

С этой точки зрения – Арго, которая в несколько глотков прикончила свой золотистый пенистый напиток и звучно выдохнула, вероятно, тоже была подростком, не ищущим в спиртном лишь градус. Определить возраст по ее лицу, украшенному усами в виде трех нарисованных перманентным маркером черточек на обрамленных красновато-коричневыми кучеряшками щеках, было невозможно.

Резко поставив на стол опустевшую кружку, Арго тут же потребовала добавки, а потом произнесла:

– До лабиринта добрались всего через пять дней после открытия ворот. Очень быстро получилось.

– Это по сравнению с первым уровнем Айнкрада. Там мы надолго застряли, много игроков успело десятый уровень набрать. А этот изначально на какой уровень игроков рассчитан – седьмой-восьмой, кажется?

– Ну… с точки зрения цифр да. Но это только если говорить о самой возможности прохождения.

Замолчав, Арго поднесла к губам вторую кружку эля. Воспользовавшись паузой, Асуна спросила у меня:

– Во время бета-теста босса второго уровня с какого раза убили?

– Ммм… я участвовал с первого раза, и нас выносили раз десять… Ну, это потому что в первый раз мы были всего лишь пятого уровня, чистая наглость.

Из-за того, что каждый хотел получить бонус от решающего удара. Но этого, естественно, я добавлять не стал.

– Да, точно, когда мы его все-таки завалили, средний уровень рейда был больше семи.

– Хмм… А сейчас на переднем крае средний уже подходит к десяти, да?

Я кинул взгляд на отображенные в моем поле зрения полосы хит-пойнтов партии. После беготни по лабиринту и охоты на мино… то есть просто тавров мой уровень поднялся на единичку, до четырнадцатого. Асуна, судя по всему, тоже поднялась – до двенадцатого. Думаю, у главных сил переднего края, партий Линда и Кибао, уровни примерно такие же…

– Эээ, сдается мне, уже перевалил за десять. Если смотреть чисто по характеристикам, у нас уже достаточно безопасное преимущество, но… ту логику, которая годится для мелких монстров, к боссу уровня применять нельзя…

Пример этого мы уже видели. Средний уровень рейда против босса первого уровня, «Лорда-Кобольда Злого Клыка», был намного выше, чем во время бета-теста. Особенно у лидера рейд-группы Диабеля – он добрался до двенадцатого уровня, такого же, как у меня, одиночки.

И тем не менее катана короля кобольдов срубила Диабелю все хит-пойнты. Это ясно показывало, что к боссам с их мгновенными выплесками ярости нельзя подходить с такими понятиями, как «безопасное преимущество».

Мы с Асуной смолкли, и сидящая напротив нас Арго, опустошив свою вторую кружку на 70%, заявила, словно нанося решающий удар:

– И потом, против этого босса будет важен не столько уровень, сколько крутое снаряжение.

– Да уж… – кивнул я со вздохом. Навык мечника «Цепенящая детонация», визитная карточка босса второго уровня, нацелен не на то, чтобы наносить урон. Поэтому одним лишь количеством хит-пойнтов себя от него не обезопасить. Необходимо повысить устойчивость к негативным эффектам с помощью бонусов от оружия и доспехов.

Полагаю, усилиями сидящего передо мной торговца информацией это в ближайшее время станет известно всем. Игроки переднего края массово кинутся усиливать снаряжение, и у магазинчика переехавшего в эту деревню Незхи начнется столпотворение…

– …Уу… – вырвалось у меня, когда я додумал до этого места.

Причиной переезда Незхи из Урбуса в Таран было вовсе не желание дать обстановке успокоиться… Может, он с самого начала предвидел, что среди игроков переднего края резко вырастет спрос на усиление? Если ему уже без разницы такие вещи, как доверие к кузнецу, которое неизбежно упадет, когда он в критический момент будет заниматься своим жульничеством при усилении редкого оружия… но в результате «Легендарные храбрецы» перегонят организации Линда и Кибао и станут сильнейшей гильдией, и тогда кузнец Незха –

– …Арго.

Пытаясь прогнать мурашки, побежавшие по рукам, я открыл окно прямо над столом.

– Для начала – вот карты первых двух этажей лабиринта.

Быстро превратив данные в объекты (два маленьких свитка), я положил их перед Арго. Девушка-торговец информацией тут же их взяла – они исчезли, как по волшебству – и сказала:

– Снова спасибо, Ки-бо. Как я уже говорила, если нужна плата за эту информацию

– Не надо… я не любитель продавать карты донжонов. Потому что если какой-нибудь игрок погибнет из-за того, что не сможет купить карту, я спать не смогу по ночам… Но сейчас я хочу кое-что у тебя узнать, причем с одним условием.

– Хмм? Ну давай, поделись с сестрицей?

Арго кокетливо глянула на меня, и я тут же ощутил исходящую от Асуны по соседству некую волну. Кинуть взгляд в ту сторону мне почему-то было страшновато, так что я продолжал смотреть перед собой.

– Арго, ты, наверно, об этом уже знаешь, но… – тут я понизил голос и оглядел бар; поскольку он выходил в узкий переулок, других игроков тут не было. – В бою с Бульбуйволом сегодня утром участвовала команда под названием «Легендарные храбрецы»; так вот, мне нужна информация о них. Имена всех членов, как эта команда образовалась.

– Мм. …и какое же условие?

– Никто не должен знать, что я собираю о них информацию. В первую очередь они сами.

Когда имеешь дело с торговцем информацией «Крысой» Арго, самое неприятное то, что у нее напрочь отсутствует понятие «конфиденциальность клиента»; напротив, ее девиз – «Предметом для продажи может быть все, включая имя клиента». Поэтому, честно говоря, шансов тайно купить у Арго информацию о «Легендарных храбрецах» у меня не было. Арго, в полном соответствии со своими правилами, наверняка обратилась бы к «Храбрецам», сказав примерно следующее: «Не хотите ли купить имя человека, который запросил информацию о вас?» Разумеется, я мог заставить ее все-таки скрыть свое имя, предложив больше денег, чем она бы слупила с них, но все равно они бы узнали, что «кто-то собирает информацию о «Храбрецах»». Чего в нынешней ситуации очень хотелось бы избежать.

Таким образом, мое условие – поискать информацию о «Храбрецах», но так, чтобы они об этом не узнали, – явно шло против девиза Арго.

– Хм… мммм…

Торговец информацией Арго несколько секунд с задумчивым видом подергивала свои кудряшки, потом наконец небрежно произнесла: «Ну ладно». На миг я облегченно расслабился, но Арго, довольно улыбнувшись, продолжила:

– Но запомни это. Сестрица поставила свои чувства к Ки-бо выше профессиональных правил.

Вновь я что-то ощутил справа от себя и весь напрягся. Отведя от меня взгляд, Арго улыбнулась и спокойно произнесла:

– Так, А-тян тоже хочет меня о чем-то спросить?

 

Десять минут спустя –

Мы с Асуной вышли из бара на окраине Тарана и вновь направились к восточной площади деревни.

Это называлось деревней, и, естественно, размер безопасной зоны тут был заметно меньше, чем у Урбуса. Однако общая структура «круглый плоский холм, из которого вынули все, кроме склонов» была та же самая, а значит, в вертикальном направлении размер был более чем вдвое больше, чем у деревень, построенных на плоской земле.

Круглая площадь тоже не была исключением; ее со всех сторон окружали высокие здания. Причем это в основном были не постоялые дворы, не NPC-магазинчики и не дома игроков (для последних, естественно, было еще рановато), и заходить туда свободно мог любой.

Вообще говоря, эти «пустые здания» немало игроков используют как бесплатное жилье. Но важное отличие их от управляемых NPC постоялых дворов состоит в том, что эти комнаты не дают игроку системную защиту.

Естественно, опасность для жизни никому не угрожает, но все равно спокойно спать в такой ситуации нереально, да и кровати там жесткие и неудобные. Я несколько раз пробовал так ночевать, чтобы сэкономить на оплате жилья, однако, разумеется, подпрыгивал от малейшего звука с улицы – в общем, спокойным сном это никак нельзя было назвать. Совершенно глупая тревога – ведь мое настоящее тело в реальном мире, скорей всего, лежит в безопасности на больничной койке, и его зрение и слух полностью отключены – но все равно в виртуальном мире качество постели и шум снаружи на меня очень сильно влияют.

Короче, из-за этого я уже довольно давно прекратил экономить таким способом и для ночлега снимал комнаты либо на постоялых дворах, либо в домах, принадлежащих NPC.

Однако есть определенные цели, для которых и пустой дом в городе вполне годится. Мелкая деловая встреча, дележ выпавших в бою трофеев – или наблюдение за кем-нибудь.

 

– Вот так – хороший обзор, – коротко сказала Асуна, после того как села на пододвинутый к окну стул, осмотрительно держась не у самого окна, и глянула сверху вниз на площадь. – Думаю, здесь лучшая точка. Чуть подальше – и уже трудно что-нибудь разглядеть, угол будет слишком крутой… Давай здесь и поужинаем.

Я выложил на круглый столик четыре дымящихся пирожка с непонятной начинкой, купленных с лотка по пути из бара.

Тесто было нормального белого цвета, в поднимающемся теплом паре тоже ничего странного не чувствовалось… в целом на вид они были довольно аппетитные. Как предмет они имели название «Таранский пирожок на пару», что по-японски, надо полагать, соответствует «Таран мандзю».

Отведя взгляд от источника доносящегося снаружи звонкого стука молота, Асуна с подозрением посмотрела на пирожки и пробормотала:

– Там… что внутри?

– Кто его знает. Но раз у этого уровня коровья тема, по идее, это должен быть никуман с говядиной, нет? Кстати, насколько я помню – то ли читал, то ли слышал где-то, – в Кансае, когда говорят «нику», имеют в виду обычно говядину, поэтому то, что в Канто называют «никуман», там называют «бутаман»[1].

– И? Здесь у нас Канто или Кансай? – холодным голосом пресекла Асуна мои попытки поделиться с ней огрызками своих познаний. Я с извиняющимся видом пододвинул к ней горку таранских пирожков.

– Это, это, попробуй штучку, пока он теплый.

– …Приятного аппетита.

Сняв кожаную перчатку, Асуна взяла самый верхний пирожок. Дождавшись этого момента, я тоже с нетерпением схватил один.

С середины дня мы торчали наверху, в донжоне, и даже не перекусили ни разу, так что проголодались всерьез. Если бы аватары обладали реализмом не только в плане ощущений, но и в других физиологических аспектах, думаю, уже во время разговора с Арго у меня бы начало урчать в животе. Распахнув рот, я впился было зубами в нежную горячую мякоть – и в этот момент.

– Уняаа!

Услышав этот странный вскрик, я вздрогнул и поднял глаза. Сидящая на стуле Асуна, держа пирожок обеими руками, словно окаменела. Большой, сантиметров двенадцать в диаметре, круглый пирожок с небольшим надкусом с одного бока – и из этого надкуса выливалась некая вязкая субстанция кремового цвета; она уже залила все лицо рапиристки и стекала по шее…

Застыв, я смотрел, как Асуна, хоть ее лицо и скривилось, как в плаче, все же честно пытается жевать; потом она сглотнула и еле слышно произнесла:

– …Начинка – теплый заварной крем… что-то кисло-сладкое, фруктовое…

– …

Я аккуратно отодвинул таранский пирожок ото рта сантиметра на три. Потом донес его до стола, разжал руки – и в этот момент до меня донесся острый, как рапира, голос.

– Если… если ты во время бета-теста это уже ел и знаешь, что там за начинка, но мне не сказал, чтобы заставить попробовать… я не уверена, что смогу удержать себя в руках…

– Я правда не знал. Честное слово, совершенно, эбсолютли.

Яростно мотая головой, я достал из поясной сумки платочек и протянул Асуне. В этом мире, слава богу, «эффект загрязнения» сам собой исчезает через какое-то время, но, если применить предмет из категории «ткань», грязь пропадает сразу же. При каждом использовании прочность матерчатого предмета немножко снижается, но существуют магические платки, способные делать свое дело сколько угодно. Эффекты загрязнения от монстров и некоторых условий среды сильно мешают жить, так что бесконечные платки пользуются популярностью, однако, похоже, эти предметы выпадают довольно редко…

– Мм.

Мои эскапистские мысли прервал возвращенный платок. Всего несколько секунд – и от крема на лице не осталось и следа.

В нагрузку к платку рапиристка одарила меня еще одним сердитым взглядом и, повернувшись к окну, заявила:

– В следующий раз, когда мы будем наблюдать за кем-то, я сама еду приготовлю. Не хочу еще раз получить такой же сюрприз.

Тут мне захотелось сказать что-то вроде «Если у тебя кулинарный навык на нулевом уровне, ты получишь мегасюрприз» – но четырнадцатилетний я уже усвоил, что это не лучшая идея. Взамен –

– Эээ, это было бы здорово.

Как только я это сказал, еще одна стрела прилетела и пронзила мою улыбку.

– Никто не говорил насчет того, чтобы приготовить и на тебя.

– …Ага.

Я кивнул, сник и попробовал успевший уже остыть таранский пирожок. На этот раз я взялся за дело серьезно… сейчас его вкус был отличным. Естественно, в качестве десерта.

Тесто оказалось очень мягким, крем не разбрызгивался во все стороны, а бархатисто собрался на языке. Сладковатый с кислинкой вкус напоминал клубнику – неплохое качество воспроизведения. Возможно, при разработке этого пирожка создатели закладывали в движок воспроизведения вкуса данные о реальном «пирожном с клубничным кремом», а то, что их продавали горячими, – ошибка разработчиков либо шутка системы. В конце концов Асуна тоже съела две штуки, и ее настроение заметно улучшилось.

И это было хорошо, вот только… что до главной цели нашего наблюдения – похоже, мы промазали.

Цель была – выяснить, как, черт побери, Незха, магазинчик которого работал вовсю на площади прямо у нас под носом, подменяет оружие, которое ему заказывают усиливать.

Магазин вполне процветал. В основном клиенты хотели восстановить прочность снаряжения; за час, что мы наблюдали, усиление оружия заказали всего двое. Более того, оба случая закончились полным успехом. Я бы сказал, это из-за того, что оружие было среднего класса, однако в нынешних обстоятельствах у нас самих начала таять уверенность, что мошенничество вообще имело место. Разрушение рапиры Асуны, ее воскрешение благодаря кнопке «Материализовать все предметы» – мало ли, может, какой-то сбой системы… баг, иными словами – почему бы и нет?..

– …Нет, это точно не баг… – пробормотал я себе под нос, стряхивая малодушие.

Способ подмены оружия оставался загадкой, но почему «Воздушный флерет» тогда разлетелся на кусочки – это, по крайней мере, было уже ясно. Потому что эту информацию А-тян… в смысле Асуна купила у Арго.

В баре на вопрос Арго, хочет ли она что-то узнать, Асуна сказала нечто неожиданное для меня. «Хочу, чтобы ты выяснила, существует ли при неудачном усилении оружия штраф «разрушение»».

И от Арго последовал не менее неожиданный ответ.

«Этого мне выяснять не надо. Я уже выяснила».

Мы обалдели, а Арго, взяв с нас обещание в обмен на информацию заплатить за ее выпивку, сказала:

«Разрушение оружия – слишком суровый штраф за неудачу, и с самого начала, несомненно, он не предполагался. Однако есть одна ситуация, когда попытка усиления всегда приводит к тому, что оружие разрушается. Это – когда пытаются усилить оружие, у которого уже все попытки израсходованы».

То есть.

Вчера вечером разбившийся у нас с Асуной на глазах «Воздушный флерет» – это было каким-то образом подмененное… оружие, которое до того уже усиливали шесть раз, таким образом исчерпав разрешенное число попыток, иными словами – «конечный продукт». Кстати говоря, у того «Воздушного флерета +4», что висел сейчас на поясе у Асуны, оставалось еще две попытки. Следовательно, даже если очередное усиление окажется неудачным, разрушиться рапира никак не сможет.

Как только всплыло ключевое слово «конечный продукт», мне вспомнилась сцена, свидетелем которой были мы с Асуной; в ней участвовал другой клиент Незхи – Люфиор.

Подменил ли тогда Незха «Закаленный меч» Люфи-си, мы сейчас судить не можем. Однако результатом стало не разрушение меча, а три неудачи подряд. Может, дело в том, что вокруг было много любопытных глаз, а может, у Незхи просто не имелось под рукой запаса конечных «Закаленных мечей» – почему бы и нет?

Если так, становится понятным, почему Незха купил у впавшего в отчаяние Люфи-си конечный «Закаленный меч +0», заплатив больше рыночной цены. Это была вовсе не компенсация неудачи, а подготовка к следующей попытке…

– …Кирито-кун.

Резкий шепот прервал мои размышления.

Я моргнул и сфокусировал взгляд. Как-то незаметно площадь под нашим окном окуталась ночной чернотой, и игроков, ходящих по ней туда-сюда, тоже стало заметно меньше.

На другом краю площади, прямо напротив нас, показалась фигурка игрока. Свет уличного фонаря отражался от высокоуровневых металлических доспехов, под которыми виднелась темно-синяя одежда. Я не сомневался – это один из сильнейших игроков переднего края, цвет одежды выдавал принадлежность к отряду Линда…

Мы с Асуной, затаив дыхание, наблюдали за тем, как этот парень подошел к «Кузнечному магазину Незхи» и отстегнул с пояса меч.

Судя по длине и форме – одноручный прямой меч.

Однако он был чуть короче и шире, чем «Закаленный меч» у меня за спиной. Из-за расстояния и темноты сказать с уверенностью было нельзя, но, судя по большой гарде, это был, похоже, «Крепкий булат». Среди прямых мечей он относился к субкатегории «широких мечей»; такое оружие ориентировано не на множественные быстрые атаки, а на мощь одного-единственного удара. Что касается его редкости, то она была на уровне «Воздушного флерета» или, может, чуть выше –

– …Для подмены он подходит идеально, – раздался рядом быстрый шепот Асуны. Малость удивившись, что она с одного взгляда распознала меч, я чуть кивнул.

– Угу. Все зависит от того, что он закажет, уход или усиление…

Кузнечный магазин находился на северо-западном краю площади, мы смотрели на происходящее сверху вниз с юго-западного края, расстояние было больше двадцати метров. Благодаря навыку обнаружения детали было видно не так плохо, как могло бы, однако разговора на обычной громкости было почти не разобрать.

– Не знаешь, как зовут этого парня из отряда Линда?

Асуна, чуть подумав, ответила:

– Уверена, его зовут Сивата-сан.

– «Ва», точно «ва»? Не Сибата?

– Произносится «С-и-в-а-т-а». Так что это точно «ва».

– «Ва», значит…

Пока мы с Асуной покусывали себе нижнюю губу, упражняясь в произнесении звука «в»[2], переговоры Незхи с Сиватой закончились, и последний передал первому «Крепкий булат» вместе с ножнами.

Вот теперь. Мы придвинулись ближе к окну, только чтобы нас не было видно с площади, и впились взглядами в руки кузнеца. Естественно, при этом мы с Асуной соприкоснулись плечами и даже волосами, однако сейчас гордая фехтовальщица не возражала.

Если это уход за оружием, то Незха сейчас извлечет меч из ножен и приложит его к маленькому точильному кругу, прикрепленному сбоку к наковальне. Однако он, повернувшись спиной к клиенту, взял с ковра один из множества разложенных на нем мешочков. Скорее всего, в этих мешочках хранились его запасы материалов для различных целей. Значит –

– …Усиление! – приглушенно воскликнул я. Асуна кивнула и прошептала:

– Левая рука, следить за левой рукой!

Могла бы и не говорить. Движения правой руки и так привлекали к себе внимание, но нам нужно не отводить глаз от левой.

Незха принял меч от Сиваты и, не доставая из ножен, оставил в расслабленно свисающей руке. И положение руки, и угол выглядели совершенно естественно.

Совсем рядом с мечом лежало множество выставленных на продажу товаров, однако заменить один меч на другой было совершенно невозможно. Потому что те, продажные, были дешевым железным оружием, не то что относящийся к редким предметам меч «Крепкий булат». И потом, весь этот цирк – «положить полученный меч на ковер, взять вместо него другой» – был бы слишком заметен. Вчера вечером, когда Незха подменил «Воздушный флерет», мы с Асуной вдвоем вряд ли пропустили бы такое…

Левая рука Незхи удерживала меч, даже не подрагивая, в то время как правая продолжала порхать. Выбрав из кожаных мешочков нужный, опорожнила его в горн, стоящий возле наковальни. Десять с хвостиком предметов-материалов загорелись красным огнем и вскоре превратились в единую массу – это, впрочем, я дополнил воображением, так как видеть не мог. Так или иначе, перед нами была типичная картина усиления. На миг маленький горн вспыхнул ярко-алым – цветом, характерным для усиления на Вес, – и тут же все снова приугасло…

– !..

Все мое тело внезапно застыло.

Ровно в тот момент, когда алый огонь ярко вспыхнул, мне показалось, что левая рука Незхи как-то странно двинулась. Видимо, Асуна тоже это почувствовала – я ощутил, что ее плечо вздрогнуло.

– Сейчас… – Меч… – одновременно пробормотали мы, не сводя глаз с происходящего внизу. Но продолжить свои фразы мы не смогли. Яркий световой эффект, хоть и длился всего полсекунды, не дал разглядеть самую важную часть картины.

Скрипя зубами, я продолжал наблюдать, как левая рука Незхи осторожно поднимает «Крепкий булат». Даже если «что-то» уже произошло, этот меч выглядел точно так же, как при передаче от Сиваты к кузнецу.

Взявшись правой рукой за рукоять, Незха медленно извлек меч. Поместил широкий клинок в наполненный красным сиянием горн. Несколько секунд – и сияние охватило меч. Теперь – на наковальню. Правой рукой взялся за молот. По площади стал разноситься чистый металлический звон ударов. Пять. Восемь. И наконец… десять.

Хоть мы этого и ожидали, но, когда серый «Крепкий булат» разлетелся вдребезги, и я, и Асуна невольно отвели глаза.

 

– …Что теперь?.. – пробормотала Асуна, продолжая глядеть на вновь погрузившуюся в тишину площадь.

Опущенная часть ее фразы была очевидна. Сивата-си, проявив самоконтроль, достойный восхищения, сдержал гнев и горе и удалился, не сказав Незхе почти ни слова возмущения; догнать ли нам его и рассказать ли о жульничестве?

Если, как обычно, в течение часа после подмены применить команду «Материализовать все предметы», драгоценный меч вернется к своему законному владельцу; эмоции диктовали нам, что так и надо поступить. Однако если Сивата узнает об этом трюке, он, естественно, не удовлетворится возвращением меча. Он вернется на площадь, набросится на Незху с обвинениями и – насколько далеко это может зайти, я даже вообразить был не в силах.

Конечно, действия Незхи – зло в чистом виде. И он непременно должен понести соответствующее наказание. Однако в Айнкраде, где нет ГМов, принимающих такого рода решения, каким будет это «соответствующее наказание»?

Будучи игроком ремесленного класса, Незха не может вечно сидеть в безопасной зоне. В худшем – маловероятном, но возможном – случае, выбравшись наружу, он может наткнуться на игрока, вполне способного придумать очень тяжелое «наказание». И применить его на месте.

Если мы сейчас раскроем Сивате все, то этим самым, вполне возможно, спровоцируем появление первых в Айнкраде плееркиллеров. Понимая это, Асуна и спросила «что теперь?»; и готового ответа на этот вопрос у меня тоже не было…

Пока во мне сражались нерешительность и нетерпение, снаружи раздался спокойный, чистый колокольный звон. Восемь вечера.

Одновременно с этим прекратился разносившийся над площадью звук молота. Придвинувшись ближе к Асуне, я глянул вниз: Незха начал готовить свой магазин к закрытию. Он погасил горн, убрал инструменты и материалы, сложил стенд, положил все на ковер; все это кузнец делал молча, и его спина вдруг показалась мне особенно маленькой.

– …Почему Незха… почему «Легендарные храбрецы» задумали это жульничество с усилением… даже не так – почему они его применяют? – пробормотал я. Асуна вопросительно склонила голову набок. – Ведь даже если они наткнулись на трюк с подменой оружия, между «система позволяет» и «реально сделано» огромная разница, так? SAO – не просто онлайновая игрушка, это смертельная игра, которая взаправду забирает жизни. Обманом отнять оружие у другого человека – явное преступление, и когда это вскроется, мне даже подумать страшно, что будет…

– Я думаю… они это понимают, но все равно решили через это переступить.

– Э?..

– Если закрыть глаза на этические вопросы, остается чисто практическое препятствие: когда все откроется, их жизнь окажется в опасности, верно? Но… если еще до того, как все откроется, они станут намного сильнее всех в этом мире – вот тогда эта опасность им угрожать не будет. Если на них за пределами безопасной зоны кто-то решит напасть, они сами смогут его одолеть. Не исключено, что шестерка… нет, пятерка «Легендарных храбрецов» уже сейчас не очень далека от такого.

Когда слова Асуны впитались в мое сознание, у меня мурашки побежали по коже.

– Э… эй, кончай такие вещи говорить. Компания, которая не стесняется совершать преступления и которая достаточно крута, чтобы сделать игроков переднего края… это уже…

Выбравшийся из пересохшего горла голос мне самому показался хриплым и деревянным.

– …Они будут править миром, так, что ли?

Жульничество с усилением меня возмущало, но я считал, что это проблема кого-то другого, а лично мне ничего не грозит. Не давать свой меч кузнецу Незхе, вот и все.

Однако это был очень узкий взгляд на вещи.

Тридцать три дня назад – в тот день, когда мы оказались заперты в парящей крепости, – я сбежал из Стартового города, фактически бросив своего первого и единственного друга, саблиста Кляйна. Моя цель была – как можно быстрее покинуть окрестности Стартового города, которые очень быстро должны были истощиться, и перебраться в так называемый «следующий город» – Хорунку. Иными словами – с максимальной быстротой и эффективностью прокачивать свое снаряжение и характеристики, чтобы повысить свои шансы на выживание…

Идеально применяя знания, накопленные во время бета-теста, я бежал и бежал, выполняя по пути все квесты подряд и выкашивая монстров. С того момента, когда я принял решение лететь вперед, и до сегодняшнего дня я не снижал скорости.

Однако эта быстрая прокачка – в полном соответствии с правилами игры (хотя с моральной точки зрения тут есть вопросы). Более того, если бы я, «Битер», еще и правила игнорировал, эффективность моей прокачки могла бы вообще взлететь до небес. Скажем, если бы я насильно занимал самые «вкусные» охотничьи угодья – это было бы то же самое, что красть у других игроков редкое оружие.

Конечно, полученное обманом оружие можно только продать за деньги либо оставить себе, а навыки так не прокачаешь. Однако, как справедливо заметила Асуна, если есть коллы, снаряжение можно усиливать сколько хочешь.

Свое основное оружие я уже довел до +6, однако доспехи усилил всего до +3. Если, скажем, в таком состоянии я скрещу мечи с игроком даже более низкого уровня, но у которого все снаряжение усилено по полной программе, – вероятно… да нет, наверняка мне не победить.

Иными словами, сидеть сложа руки и смотреть, как «Легендарные храбрецы», к которым принадлежит Незха, жульничают с усилением, – значит позволить возникнуть группе игроков, которые сильнее меня и при этом не связаны ни правилами, ни нормами морали…

– …Прости. До меня только сейчас дошло, насколько тут все серьезно, – пробормотал я. Рапиристка, насупив брови, посмотрела на меня озадаченно.

– А почему «прости»?

– Не, ну просто… у тебя же один раз уже почти отобрали оружие, да? А я все равно до сих пор воспринимал все это как чьи-то чужие проблемы…

Слушая эти бездумно вырвавшиеся у меня слова, Асуна вновь нахмурилась и несколько раз моргнула; потом вдруг резко отвернулась, будто рассердилась на что-то, и торопливо ответила:

– Вовсе не за что извиняться. Не в том смысле, что мы с тобой совершенно чужие люди… нет, ну, то есть, мы знакомы и в одной партии, но это ничего особо не значит… блин, из-за того, что ты наговорил всякого странного, я просто не понимаю!

Мне показалось, что «просто не понимаю» – это, скорее, я должен был бы сказать, но, прежде чем я успел что-либо ответить, повернувшаяся к окну Асуна вдруг прищурилась.

– …Этот ковер…

– Э?..

– Его ведь можно не только для сохранения вещей использовать.

При этих словах я снова устремил взгляд на восточную площадь Тарана. На ее северо-западном краю Незха, закончивший возиться со своими торговыми принадлежностями, работал с меню «ковра торговца». Вскоре ковер свернулся в рулон, проглотив и отправив в свое собственное хранилище все, что на нем было.

– Как думаешь… а для подмены оружия нельзя какой-нибудь функцией этого ковра воспользоваться? – прошептала она. Я тут же помотал головой.

– Нет, думаю, это нереально. Чтобы применить его функцию хранения, как Незха сейчас сделал, надо обязательно войти в меню ковра; и потом, как только ты это сделаешь, он сразу проглотит все, что на нем есть. Забрать всего один меч, да еще вытащить другой на замену… это никак…

Едва я договорил до этого места, мои губы сами собой остановились.

Функцией хранилища, чтобы подменить предмет, воспользоваться нельзя.

Но что если он пользуется собственным хранилищем… то есть панелью рюкзака?..

Я резко отскочил от окна и бухнулся на колени.

– Что, что ты делаешь?

Вместо ответа на вопрос Асуны я взмахом правой руки вызвал меню и переключился на панель рюкзака. Затем, как в тот раз, вчера вечером, когда я показал Асуне фигурку со снаряжением персонажа, я тюкнул по верхнему и нижнему краям окна, чтобы его можно было поворачивать. Потом опустил это окно, так что оно почти легло на пол слева от меня… Если позволить левой руке повиснуть естественно, она окажется прямо над меню.

Наконец я снял со спины «Закаленный меч» вместе с ножнами и сел на корточки, свесив левую руку с мечом. Складного стула у меня не было, но все равно моя поза сейчас была почти такой же, как у Незхи, когда он брал меч для усиления.

– Смотри внимательно и засеки время.

– Хорошо.

– Приготовились… три, два, один, ноль!

Одновременно с этим возгласом я выронил меч, который держал в левой руке, прямо в окно меню. Едва он коснулся окна, как рассыпался на искорки света. А в рюкзаке появилась строка с названием. Тут же я ткнул указательным пальцем в это слово. В появившемся подменю выбрал опцию «материализовать». Еще один световой эффект – и я поднял меч, снова очутившийся в моей левой руке…

– …Ну как?!

Вскинув голову, я встретил взгляд широко распахнутых глаз рапиристки. Эти карие глаза медленно моргнули, посмотрели на мою левую руку… после чего Асуна мягко качнула головой.

– Выглядит похоже. Но… слишком медленно. Между исчезновением и появлением меча прошло больше секунды.

– Ну… если потренируюсь, будет получаться быстрее…

– И потом, есть разница. Когда он уходил в окно и появлялся обратно, был довольно приличный световой эффект, правда? Даже когда материалы вспыхивают, такой эффект, как сейчас, пропустить невозможно. Тем более два раза.

– …Мда… – полупроизнес, полувздохнул я и пальцем правой руки закрыл окно на полу. Потом встал и убрал меч за спину. – Я думал, что более-менее угадал… Когда окно лежит на ковре, его под товарами не видно…

– Но это же тоже невозможно? Ведь в режиме рюкзака все, что ты ставишь на окно, туда проваливается, верно?

– …Гх.

Она была права. Вместо ответа я кивнул и еще разок выглянул наружу.

Незха как раз поднял на плечо скрученный в рулон ковер и двинулся прочь с площади. Он шел неровно, повесив голову, будто с трудом неся тяжесть на правом плече, и его фигурка совсем не производила впечатления жулика, только что взявшего большой трофей в виде «Крепкого булата».

– …Если не вычислим его трюк, придется все-таки рассказать все Сивате-сану…

– Но если вернем ему меч, то он точно догадается, что его пытались обжулить. И в этом случае вся ответственность ляжет на одного Незху, с остальными пятью «Храбрецами» разобраться будет уже невозможно. Конечно, то, что делает Незха, – это сволочизм. Но… как бы это сказать… мне…

Тут у меня закончились слова. Асуна прямо смотрела на меня. Ее глаза, полные огня, всего на миг смягчились… по-моему.

– …Тебе не показалось, что этим мошенничеством с усилением Незха-сан занимается по собственной воле… так?

– Ээ…

Я вытаращил глаза: она блестящим образом угадала мои чувства. Асуна отвернулась от меня и прислонилась спиной к стене. Подняв взгляд к потолку темной комнаты, она медленно продолжила:

– Помнишь? Вчера, когда я подошла к нему, чтобы заказать усиление «Воздушного флерета», он спросил: «Желаете что-либо приобрести? Или интересует уход за снаряжением?» Как будто… он не хотел усиливать…

– …Да, точно ведь… И потом, когда ты попросила его усилить оружие, у него стало такое грустное лицо…

– Если бы, скажем, Сивата-сан узнал о мошенничестве и обвинил Незху, а остальные «Легендарные храбрецы» вступились бы за него, сказали бы, что это клевета, было бы еще туда-сюда. Но… если «Храбрецы» бросят Незху-сана и оставят его одного отвечать за преступление…

Хуже всего то, что, если Незха один навлечет на себя гнев всех игроков переднего края, существует вероятность, что его и «казнить» могут. Да нет, «вероятность» – это еще мягко сказано. Потому что –

– …Пятеро с воинскими классами взяли себе имена героев, а ремесленнику Незхе не дали так сделать…

– А… кстати, насчет этого, – и Асуна, словно вдруг что-то вспомнив, подняла палец.

– Э?

– Еще когда я узнала, что он член «Легендарных храбрецов», меня это немножко грызло. Имя Незха… «Nezha». Поэтому я спросила у Арго-сан…

Тут с правого края моего поля зрения замигала фиолетовая иконка, и я перебил Асуну: «Прости». Нажал на изображение письма, и передо мной открылось довольно длинное сообщение от друга. Отправитель – Арго собственной персоной.

«Наспех, первые новости»

Под этой шапкой был список с запрошенной мной информацией о членах «Легендарных храбрецов». Имена, уровни; описание персонажей лишь самое общее, однако за столь короткий срок собрать такое количество сведений – ее умение поражало.

Я визуализировал содержимое окна и пальцем поманил Асуну, после чего мы вместе принялись изучать текст письма. Первым стояло имя лидера, Орландо. Уровень 11, щит, средние доспехи, прямой одноручный меч.

Помимо этого, была одна фраза о происхождении имени. Это относилось уже к запросу Асуны. В полном соответствии с моими смутными воспоминаниями, источником вдохновения послужил один из «двенадцати великих воинов Карла Великого»; «Орландо» – итальянское написание его имени, а по-французски его звали «Роланд».

– …И где только эта Арго берет свою информацию…

На мои слова, сопровождающиеся кривой улыбкой, Асуна тоже невольно улыбнулась и ответила:

– Наверняка наняла какого-нибудь маньяка по части истории. …Так, Беовульф – не из английского фольклора, а из датского. Кухулин… из кельтских мифов, мы правильно вспомнили…

Невольно пропуская другие данные персонажей, кроме происхождения имен, мы добрались до последнего имени в списке, «Незха», и тихо выдохнули.

Уровень 10, довольно приличный – видимо, благодаря тому, что создание различных предметов тоже дает опыт. Боевые навыки, однако, невысоки, на переднем крае ему пришлось бы тяжело. Прочие характеристики, естественно, тоже типичны для кузнеца. И наконец – происхождение имени…

– …Эээ?!

– Что?!.

Эти возгласы вырвались у меня и Асуны одновременно. Потому что там была написана единственная фраза, которая стала для нас полной неожиданностью.

– Оно читается… совсем по-другому?..

– Но, но ведь эти типы из «Храбрецов» звали его «Незуо»?!.

Мы переглянулись, потом снова впились взглядами в окно сообщения. Если эта информация о происхождении имени, более обширная, чем у остальных пятерых, верна… то я совершенно неправильно понимал этого низкорослого кузнеца…

Миг спустя.

В голове у меня кусочки информации, до сих пор разрозненные, зашевелились, склеились друг с другом и ярко вспыхнули.

– А!..

Я поднял левую руку и, пристально глядя на нее, резко сжал. Раскрыл, потом снова сжал.

В этот момент меня наконец охватила полная уверенность, что я знаю, как именно кузнец Незха подменял оружие.

– Вот что… вот как оно было!..

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] Никуман – мясной пирожок, приготовленный на пару. Хотя «нику» означает мясо вообще, никуманы, как правило, делают со свининой. «Бута» означает как раз свинину. Кансай и Канто – регионы соответственно на юго-западе и востоке Японии.

[2] В японском языке жесткое «в» почти не используется; при надобности (в иностранных словах, например) вместо него используется «б».

7 thoughts on “Progressive том1, часть 2, глава 9

  1. Orange1556
    #

    в начале написано что у Диабеля был 12 уровень при битве с 1 боссом, но я помню что в какой-то части было написано : на первом уровне максимум можно набрать 10лвл
    непонятка!

    1. NerV
      #

      Не стоит сравнивать прогрессив с основной серией.
      Кстати на счёт максимального 10 уровня я не очень уверен, но тут лучше спросить кого-то с памятью получше

  2. dimajio1
    #

    Солидаризируясь с автором первого коммента, рискну предложить свой вариант:
    Я выложил на круглый столик четыре дымящихся пирожка с непонятной начинкой, купленных с лотка по пути из бара.

  3. mar4uk
    #

    «Я выложил на круглый столик четыре купленных с лотка по пути из бара сюда дымящихся пирожка с непонятной начинкой.» — извините, так и должно быть? звучит немного криво. Извините, если не так.

      1. holahuman
        #

        Тут больше 3 предложно-именных групп, идущих подряд. Имеет смысл упростить предложение, например: «выложил на круглый столик четыре купленных по пути сюда из бара дымящихся пирожка».

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ