Предыдущая            Следующая

МОНАРХ 16.1

То, что у меня на душе скребли кошки, еще не означало, что я должна отыгрываться на своих подопечных.

Человек шестьдесят собрались свободным кольцом. Дороги были непроходимы, так что мы устроились посередине перекрестка, сложив друг на друга бетонные блоки и поместив между ними металлическую решетку. Отверстие в нижней части позволяло нам подбрасывать в огонь топливо, а внутрь мы поместили котлы со свиными лопатками в пиве с морковью, луком и зубчиками чеснока.

Аромат привлек сюда людей со всей моей территории. Соблазнительно лежащие на палете рядом упаковки пива, газировки и конфет тоже сыграли свою роль.

Шарлотта и группа детей постарше, которых я к ней прикрепила, чтобы люди ее не донимали, занимались едой. Сьерра сидела на палете с припасами, следя за тем, чтобы всем досталось не больше чем по одному пиву. Я назначила двух людей защищать ее, но в этом почти не было необходимости. Здесь каждый либо сам знал, что стоит ему попытаться, как я его остановлю, либо его об этом уже предупредили друзья.

В любой другой день я, возможно, отправила бы этих людей работать. Свинина будет готовиться четыре – пять часов, и мне не хотелось тратить целый погожий день на то, чтобы люди просто болтались в ожидании пиршества. Но я не стала их трогать.

Змей в курсе, что мы собираемся делать, и он выключил Ябеду. Дина теперь вне досягаемости, моя попытка восстановить какой-то контакт с папой закончилась не то чтобы идеально. Не плохо, но и не так хорошо, как я надеялась.

По каждому пункту надежда еще оставалась, но все равно настроение у меня было неважным.

Вот это, здесь, было единственным источником хороших эмоций. Мои люди, моя территория, работы по восстановлению. Может, я могла бы пощелкать кнутом, но предпочла, чтобы они были счастливы. Это даст больше в перспективе, хоть и означает меньше выполненной работы сейчас. Они будут бродить вокруг, ожидая, пока приготовится пища, и ничего не сделают сегодня к вечеру, после того как я дала им не такой уж строгий доступ к пиву и вину, заказанному через Крэнстон. Если подумать – скорее всего, и завтра утром тоже.

И ладно. Змей приказал нам расширять территорию и разбираться с угрозами. Люди на моей территории расчистили достаточно места, чтобы спать, хранить необходимые вещи и инструменты. Если в ближайшие двадцать четыре часа ко мне придут двадцать – тридцать новых людей и скажут, что хотят на меня работать, у меня найдется место и для них. Дальнейшее расширение территории будет идти поэтапно – стадии расчистки будут перемежаться стадиями заселения. Нет смысла лезть вон из кожи, пытаясь расчистить больше пространства, если ни я, ни мои враги не займут его до предельного срока.

Змей обозначил срок – три дня. Один мы потратили на разборку с «Избранниками», следующий я использовала, чтобы переговорить с Париан и нанести визит мэру. У нас еще сегодняшний вечер и завтрашнее утро, но свои задачи мы уже выполнили.

Мой рой проинформировал меня о посетителе. Я отошла от палеты, на которой сидела Сьерра. Слегка неуютно было смотреть, как толпа расступается, давая мне дорогу. В первую мою ночь в костюме я видела, как АПП вели себя так перед Луном. Сколько в этом уважения, а сколько страха?

Возможно, граница не такая уж четкая, когда речь идет о суперзлодеях.

Мы встретились посередине улицы. Мрак был в своем новом костюме и маске; полужидкая тьма изливалась из него, растекаясь по земле и скрывая большую часть тела.

Я сложила руки на груди и достаточно тихо, чтобы больше никто меня не слышал, прошептала:

– Какие-то проблемы?

Голос Мрака прозвучал гулко из-за эффекта его способности.

– Просто зашел проверить, как ты. Ждал, что ты позвонишь после задания. А пришлось получать последние новости о твоих делах от Ябеды.

– Извини.

– И еще я услышал, что собирался сделать босс.

– Собираешься отругать меня за то, что я пошла?

– Нет. Мне это не нравится, но я понимаю, что выбора у тебя не было. Или был, но вариант Б для тебя не вариант.

– Да. И в итоге выбор оказался верным. Он играл с нами, пытался послать нам сигнал, не раскачивая лодку.

– У тебя в этом деле высокие ставки. Ты держишься?

«Это я должна спрашивать, держишься ли ты», – подумала я, а вслух ответила:

– Справляюсь.

– И это «справляюсь» включает в себя барбекю-вечеринку?

Я кинула взгляда через плечо на наблюдающую за нами толпу.

– Укрепляю лояльность.

– Тебе не кажется, что ты тут перебарщиваешь? Слишком миндальничаешь?

– Они усердно трудятся.

– Только поэтому?

Я чуть было не пожала плечами, но решила сохранить зримую невозмутимость, чтобы выглядеть уверенно перед моими людьми. Нужен какой-то более удачный термин для них. Они что-то вроде моих работников, но это туманно. Может, мне воспользоваться подходом Париан, назвать как-то свою территорию? Обитатели Ройвилля? Или Пчельвара? Или Улья?

– Нет, не только. Я решила расстараться в равной степени ради себя и ради них. Прямо сейчас из всего, что у нас происходит, это единственное, что дает мне положительные эмоции.

Единственное?

Я взглянула на него. Ой.

– Нет, не единственное, ты прав. Хотя я не вполне уверена, что мы делаем и кто мы друг другу. Наше положение не особо располагает к тому, чтобы вместе ужинать или ходить в кино.

Мое сердце колотилось с такой силой, что я боялась – он заметит. Вот как раз сейчас он скажет, что передумал, что это была ошибка, что он был не в себе. Или он пойдет на шаг дальше и обвинит меня, что я воспользовалась его состоянием, разозлится?

– Я и сам об этом думал, – ответил Мрак.

– Но это окей? В смысле, между нами?

– Да. Железно окей.

Интересно, что бы подумали мои люди, если бы могли подслушать?

– Я знаю, что мы не можем полноценно ходить на свидания, но, если ты не против, может, заглянешь ко мне вечером? Дадим моим людям отпраздновать конец недели тяжелого труда, а сами пойдем ко мне в логово, там поедим, посидим вместе на диване, посмотрим кино?

– Окей. Не уверен, что смогу вырваться до темноты, если займусь проверкой своей территории всерьез. Чертовка сейчас делает львиную долю всей работы.

– Ничего страшного. Я… не знаю, как это выразить получше, так что буду откровенна, – сообщила я ему, подумав при этом: «Легче сказать, чем сделать». Секунда мне потребовалась на то, чтобы упорядочить свои мысли. – Я не рассчитываю на то, чтобы быть для тебя первым приоритетом. У нас есть работа. Не уверена, что именно планирует босс, будем ли мы заниматься этим спустя несколько месяцев или даже спустя неделю. Но я полностью пойму, если территория будет превыше всего. Или Чертовка будет превыше всего, или нам поручат задание, которое будет мешать нашим планам. Друг друга мы уместим в перерывы.

Сквозь тьму я мельком увидела, как он сложил руки.

– Ты можешь так говорить, но я не уверен, что это будет работать, когда то же самое произойдет в третий раз или в десятый.

– Ничего гвоздями не прибито. Если это перестанет работать, мы обсудим, что делать дальше. Может, лучше всего будет открыто высказывать все, что у нас на уме, если учесть наших тараканов. Мы ведь оба не очень сильны по части общения, верно?

– Да уж, – тут он отвел взгляд и помолчал немного. – В плане «открыто высказывать все, что у нас на уме» – мне вроде как любопытно, как твои люди среагируют, если я прямо сейчас тебя поцелую.

«Слава богу, что на мне маска». Я ощутила, что мое лицо пылает; если бы кто-то мог сейчас его видеть, то увидел бы меня красной от смущения.

Я сглотнула.

– Нет. Не надо. Не потому, что я не хочу, а просто пострадал бы мой имидж среди них.

– Я знаю. И только поэтому я так не поступил. Ну и с масками было бы тяжело управляться. Трудно быть спонтанным, когда приходится возиться, чтобы приподнять маску. А из-за дизайна этой маски ее приподнимать еще труднее, – он постучал пальцем по пересекающимся клыкам, которые я встроила в лицевую часть. Они придавали маске жесткость и затрудняли снятие – приходилось снимать сразу всё.

– Есть что усовершенствовать в следующей версии. Хочешь прихватить что-нибудь на обед?

– Мне пора возвращаться. Надо разобраться с кое-какими бродягами, а Чертовка трудится не покладая рук уже довольно долго, мне пора ее подменить.

– Она относится к этому со всей серьезностью, да?

– Да. Меня бы это радовало, если бы не было так опасно.

– Если нам повезет, опасность скоро пройдет.

– Да. Ладно, до скорого?

Я раскрыла рот, чтобы ответить, но не ответила, так как ощутила дрожь.

– Ты это почувствовал? – спросила я.

– Нет.

Ну да, я ощутила это не собственным телом. Ощутил рой. Вибрацию, пронизавшую пространство.

Запах выхлопа. Едкий вкус озона, за неимением лучшей формулировки. Я сосредоточилась и обнаружила, что один из домов почти на краю моей досягаемости обзавелся новым дополнением на крыше. Дополнение было большим: словно два крупнотоннажных грузовика стояли бок о бок и еще два – на них сверху, но только единое целое.

– Вот дерьмо, – произнесла я, когда в голове у меня сформировалась общая форма. Я развернулась в том направлении, где эта штука находилась. – У нас проблемы.

Вокруг Мрака заколыхалась тьма, из-за чего он стал выглядеть крупнее.

В первую очередь я подумала о Пищалке, но та была предположительно мертва. Альтернатива же… Дерьмо.

– Внимание всем! – объявила я, усилив голос роем. Большинство людей и так уделяли мне какое-никакое внимание, но после этого возгласа ко мне повернулись все. – Надвигается угроза. Прекратите все свои занятия и уходите в том направлении! – я указала.

Некоторые нерешительно пошли в указанную мной сторону.

– Живо! – крикнула я. Толпа пришла в движение. Среди людей были и Сьерра с Шарлоттой, оставившие еду и импровизированный очаг. Сьерра глянула в мою сторону, ища подтверждения, и я напряженно кивнула.

Я сомневалась, что моим людям угрожает опасность, как было с Манекеном или Жгуньей, но полагаться на авось не собиралась.

– Кто? – спросил Мрак.

– Чертовски уверена, что Дракон.

Она не двигалась. Устроилась на самом высоком здании в окрестностях неподалеку от того места, где я начала свою карьеру в костюме, сразилась с Луном и познакомилась с «Темными лошадками». Она была настолько громадной, что две ее механические передние конечности цеплялись за два угла крыши. Она лежала подобно отдыхающей кошке или сфинксу, подняв голову и медленно поворачивая ее, оглядывая все вокруг.

– Хуже момента она выбрать не могла, – произнес Мрак и, положив руку мне на плечо, потянул меня в том же направлении, куда бежали мои люди. – Змей хотел, чтобы мы закончили сегодня. И именно сейчас герои начали действовать?

– Месть за мэра, – ответила я. – Мы на них нажали, они в ответ подключили крупный калибр. Возможно, в буквальном смысле.

– План?

– Без понятия, – я достала мобильник и набрала Ябеду. Она взяла трубку с первого гудка, пока я возилась с меню, чтобы включить громкую связь.

– Дракон здесь… – начала она. Потом ее голос утонул в помехах, как у ненастроенного приемника. – …не сражайся.

– Как? – спросила я, но помехи вспухли опять, и я не была уверена, что Ябеда меня расслышала. – Она здесь. Как она может быть у тебя?

– Ударила по многим территориям одновременно… – следующие ее слова я не услышала. Помехи усиливались, и очень быстро. – …драться, и герои явятся на подкрепление. Беги, прячься. Встречаемся…

И ее голос окончательно утонул в море помех. Несколько напряженных секунд я ждала, надеясь, что она все-таки вернется.

– Рой, – на этот раз по телефону говорила Дракон. – Я обрезаю коммуникации. С нетерпением жду возможности побеседовать с тобой, когда ты будешь взята под стражу.

И телефон умер. Не было даже гудка.

– Ох блин, – произнес Мрак.

– Валим.

Мы и до того отступали, но, когда телефон вырубился, побежали со всех ног.

Дракон, в свою очередь, тоже начала действовать. Из бортов ее костюма стали вылетать металлические предметы размером с пляжный мяч. Они парили в воздухе, строем разлетались во все стороны. Их были десятки.

– Она пытается победить меня в моей же игре, – тяжело дыша, проговорила я. – Миньоны. Ненавижу Механиков. Охеренно ненавижу Механиков.

Скопление моих букашек разом погибло, после чего один из шаров упал на мостовую со стуком, который букашки ощутили.

Я с этим уже сталкивалась. Электрический импульс Оружейника, который он применял со своей алебардой.

– И особенно ненавижу Механиков, которые делятся друг с другом наработками.

Кинув взгляд через плечо, я увидела, как дроны летят по небу волнами. Я велела Атланту вернуться ко мне в логово, где он будет в безопасности. Я не хотела рисковать им, не хотела, чтобы меня сшибло с него, пока я лечу, а кроме того, я не могла взять с собой Мрака и не желала улететь без него.

Это ли испытывали мои враги? Смутное ощущение ужаса, когда недосягаемый противник собирает армаду? Я не смогу сражаться с ними, и даже сбить один дрон будет бесполезно. Его место будут готовы занять пять или десять новых.

Они нас догоняли. Каждый раз, когда я собирала вместе более чем несколько букашек, какой-нибудь дрон истреблял их электрическим разрядом в упор. Это было единственным, что их замедляло: истратив заряд, дрон падал на землю, а несколько секунд спустя, перезагрузившись, снова взлетал.

Когда дроны приблизились, я смогла их лучше разглядеть. Они представляли собой идентичные черные сферы с двумя крыльями, напоминающими лезвия секир; кончики одного лезвия соединялись с другим. Камера с красной линзой объектива была закреплена на пластине, блуждающей по внешней поверхности дрона, а еще одна пластина, всегда обращенная к земле, сияла точно так же, как антигравитационный скейт Малыша Победы.

Один дрон пролетел у меня над головой, потом затормозил и стал парить в нескольких футах надо мной. Я на бегу резко повернула влево – он неотступно последовал за мной. Я понеслась зигзагами, однако стряхнуть его не могла.

«Внимание, гражданин, – громко произнес он тем же голосом, который я слышала из нарукавных повязок во время битвы с Левиафаном. – Ради вашей же безопасности лягте на землю и поместите руки на голову. У вас есть десять секунд на то, чтобы подчиниться».

– Холера!

– Сюда! – выкрикнул Мрак. Он развернулся ко мне, опустился на колено. Его пальцы переплелись, почти касаясь земли.

«Пять секунд».

Я подбежала к нему и оперлась ногой о переплетение его ладоней, одновременно выхватывая нож. Мрак выпрямился и поднял меня. Я ошиблась с моментом, не смогла подпрыгнуть в тот же миг, когда он меня толкнул вверх, но мне удалось не потерять равновесие. Как только Мрак меня поднял, я поставила вторую ногу ему на плечо и, оттолкнувшись, прыгнула на дрон. И ударила ножом, целясь в антигравитационную панель.

Дрон поднялся выше. Я промахнулась на какой-то миллиметр.

«Неподчинение».

Я ощутила, как все волосы на моем теле встали дыбом, за мгновение до удара. На меня как будто упал грузовик, – я не ожидала, что электрический разряд будет ощущаться вот так; впрочем, было и довольно знакомое ощущение кучи змей, ползущих по телу.

Это сбило мне дыхалку, и я рухнула на Мрака. Вскоре добавился и вес дрона – не меньше сотни фунтов упало на нас двоих.

Мрак издал какой-то гортанный звук.

– Вставай, – пропыхтела я, пытаясь при этом протолкнуть воздух обратно в легкие. – Быстрей.

– Мы не потеряли сознание? – он протянул мне руку, и мы оба встали.

– Паучий шелк дает частичную… – меня прервал приступ кашля, – …электроизоляцию.

«Внимание, гражданин. Ради вашей же безопасности лягте на землю и поместите руки на голову. У вас есть десять секунд на то, чтобы подчиниться».

Два голоса перекрылись, один на полслога впереди другого.

Я задрала голову. Ну точно, надо мной и Мраком висели еще два дрона.

Мрак окутал нас тьмой, схватил меня за запястье и потянул прочь с такой силой, что я едва удержалась на ногах.

– Не поможет, – пропыхтела я. – Она не полагается на стандартные органы чувств. Видела Чертовку.

Ответ услышать я, конечно, не могла. Я сосредоточилась на дронах – помещала на них букашек, чтобы отслеживать их передвижения. Сколько-то букашек я поместила и на Дракон, чтобы быть в курсе ее занятий.

Дроны падали. Созданная Мраком тьма распространялась, и дроны медленно опускались, пока не оказывались на земле. Электрических разрядов они тоже не выпускали.

Каким бы способом Дракон ни общалась с ними, тьма эти сигналы блокировала.

Мрак убрал тьму на маленьком пятачке вокруг нас.

– Дроны готовы. Мы можем вернуться и нанести удар по ее основному телу.

Я переключила внимание на Дракон. Она приподнималась, упираясь когтями в край крыши, и поворачивала голову в нашу сторону. Ее пасть открылась.

– Берегись! – крикнула я. Теперь была моя очередь схватить Мрака и отдернуть его в сторону. Мы бросились туда, где располагалось несколько каменных лестниц. Опустившись на корточки, чтобы головы не торчали, мы прижались спинами к боковине лестницы, ближайшей к Дракон.

Атака была беззвучной, но это само собой разумелось, когда в деле участвовала тьма Мрака. Удар прошел по улице в виде плотного, концентрированного порыва ветра. Этот порыв рассеял тьму и заставил лежащие на дороге дроны проскользить на несколько сотен футов. Мои волосы стегнули меня же по маске.

Мы с Мраком синхронно выбежали из дверного проема и свернули за первый угол направо.

Как только тьма оказалась вычищена, дроны снова стали подниматься.

– Она подготовилась ко мне, – заметил Мрак.

– Может, планировала наведаться к тебе после того, как закончит здесь, – ответила я и нервно глянула на дронов, обшаривающих своими красными глазами каждую поверхность и каждый предмет в поисках «граждан», которых можно задержать. – Или это часть какого-то более сложного плана. Нам сюда. Сможем пройти через здание и выйти с той стороны.

Мы преодолели половину пути, когда три дрона преградили нам дорогу, а еще один перекрыл отход. Маневр был настолько точным, что я поняла: у Дракон наверняка тепловизоры или еще какие-то способы нас обнаруживать.

Мрак ударил по дронам своей тьмой, оборвав их связь с Дракон. Мы пробежали мимо них, когда они опускались на пол. Дракон поворачивалась, готовясь к следующему выстрелу. У нас было за чем укрыться, но об этом она наверняка знала.

Мимо нас пронесся заряд горячего ветра. Его почти полностью приняло на себя здание, но он был не так сильно сфокусирован, как первый. Снова он сдул большую часть тьмы Мрака. Мрак тут же создал новый слой, и мы продолжили бежать.

Дракон нас не преследовала.

 

***

 

Мы подошли к базе Змея, и одного взгляда на позу Регента мне хватило, чтобы понять: добрались не все. Спрашивать нам с Мраком не хотелось, как будто мы боялись услышать ответ. Никто не произносил ни слова, когда мы с идущими впереди Регентом и Птицей-Разбойницей спустились в подземную базу.

Сразу за последней дверью оказалась Чертовка. Мрак обнял ее, и она для разнообразия не стала вырываться или жаловаться.

Солдаты Змея были наготове; каждый держал оружие на коленях или на ремне через плечо, все были облачены в свою специализированную броню. На нас смотрели три – четыре десятка пар неподвижных глаз. Змей стоял на дорожке напротив нас. По левую руку от него был Плут, по правую – Солнечная Балерина и Оливер.

– Вы добрались, – произнесла Ябеда. Я чуть не пропустила ее в толпе солдат. Она была в компании Рыбона и Минора, командиров отрядов.

– Кого не хватает? – спросил Мрак.

– Баллистика, Генезис и Суки.

Черт. Генезис мне ни нравилась, ни не нравилась, но я не хотела, чтобы она страдала. Что до Баллистика… о нем я не могла заставить себя так волноваться.

Но Сука? Это плохо.

Мы подождали, пока Змей и «Странники» не пройдут по дорожке, а Ябеда не пересечет помещение нижнего яруса до лестницы.

– Это не идеально, – произнес Змей.

– Да, – согласился Мрак.

– Этих штук семь, – сказала Ябеда. – Они нанесли удар по Солнечной Балерине, Генезис, Баллистику, мне, Суке и Рой. Пытались атаковать Плута, но он восстанавливался здесь. Интуиция подсказывает мне, что Дракон управляет этими штуками с помощью ИИ. Умный ИИ, но, похоже, не такой умный, как она сама во время нашего последнего с ней столкновения. Либо ее внимание рассеяно на слишком много целей. Не могу сказать. Ее цель, похоже, не остановить нас прямо, а нарушить наш контроль над городом.

– Думаю, мы вдвоем ускользнули только потому, что она не ожидала, что там окажусь я, – произнес Мрак. – Против вас она тоже выпустила тучу дронов?

– Нет, – ответила Ябеда. – Она пилотировала модифицированную версию того, что задействовала против Левиафана. Повсюду разливала арест-пену. Мои парни начали гвоздить ее из ракетных установок и дали мне время сбежать. Возможно, я потеряла половину отряда, это зависит от того, как там все пошло. Пока что вернулись только Минор и Брукс.

– Ко мне явилась в раздутом парящем корабле, который постоянно ставил вокруг меня силовые поля, – подхватила Солнечная Балерина. Она крепко обхватила себя руками. – Моя способность даже опрокинуть их не могла. Я прожгла себе путь к бегству в земле. Чуть не увязла в расплавленном асфальте. Это было глупо, я могла погибнуть.

Оливер положил руку ей на плечо.

– Семь разных кораблей, – проговорил Мрак.

– Момент выбран настолько удачно, что можно было бы заподозрить, что в наших рядах предатель, – сказал Змей, после чего сделал короткую паузу, во время которой короткими движениями поворачивал голову, окидывая взглядом нас всех. – Но я о своих общих планах не рассказывал никому, и никто не способен прочитать мои мысли, чтобы понять мою стратегию в целом, тем более здесь, в Броктон-Бее.

– Просто невезение и хорошее планирование, – ответила Ябеда. – Связи нет, никакого сигнала с камер, никакого радио. Телефоны тоже бесполезны. Ни мобильные, ни спутниковые сигналы не проходят.

– Значит, нам придется держаться вместе, а не координировать атаки, – сказал Мрак.

– Проблема в том, – ответила Ябеда, – что они уже выложили свой план операции, и он хорош. Семь костюмов присматривают за нашими территориями и не дают нам вернуться обратно. Если мы завяжем бой, как поступил Баллистик, то они пришлют на подкрепление Протекторат, Защитников и, вероятно, все незанятые костюмы.

На это ни у кого ответа не нашлось. С одной Дракон разобраться было бы трудно. А разобраться с Дракон в сопровождении отряда героев – практически невозможно.

– А Мрак может позаимствовать ее способность? – спросил Плут.

Мрак покачал головой, и тьма вокруг него как будто слегка вспухла.

– Нет. От Механиков я вообще мало что получаю.

– Тогда Регент, – продолжил Плут. – А конкретнее, Птица-Разбойница.

– Не вопрос, – отозвался Регент.

– Возможно, она уже разработала какие-то меры, – указала я. – Она знает, что Птица-Разбойница у нас. Это может быть что-то достаточно простое, вроде ветровой пушки, которой она выметала тьму Мрака. Она сможет сбить Птицу-Разбойницу в ту же секунду, как увидит. Или еще что-нибудь.

– Может, попробовать крупномасштабную детонацию? – предложил Плут. – Не получится вынести сразу парочку костюмов, не раскрывая себя?

– Нет, – ответил Регент. – Не уверен, что смогу контролировать площадь, если нажму слишком сильно. Эта штука скользкая… Мне трудно объяснить словами. Я могу крутануть ручку куда угодно от единицы до десятки, но с каждым новым уровнем дальность может скакнуть вдвое, а может впятеро. Эффект… даже не знаю.

– Видимо, когда ты вкладываешь больше усилий, способность увеличивает мощь экспоненциально, – предположила я.

– В яблочко. Не знаю, что это означает, но прям в яблочко.

Змей прокашлялся и сказал:

– Я вложил очень много времени и денег в то, чтобы две ваши команды закрепились в Броктон-Бее, и я сделал это именно на случай подобного рода развития событий. Повторюсь, момент неудачный, но все же я рассчитываю, что вы разрешите эту ситуацию. Вам надлежит выяснить, что с Сукой, Баллистиком и Генезис: они пленены или просто где-то заблокированы, – выручить их при необходимости и устранить Дракон.

Вот и конец моим планам с Брайаном.

– Это, по-моему, самую чуточку за гранью наших обязанностей, босс, – заметил Регент.

– У вас будет доступ ко всем моим ресурсам, – ответил Змей. – Однако предыдущие приказы – очистить и взять под полный контроль свои территории к завтрашнему полудню – остается в силе.

– А не то?

Все взгляды обратились на Чертовку.

– Прошу прощения? – произнес Змей.

– Эй, я в этом участвую ради прикола, славы и денег. Получить по шее и загреметь в тюрягу к этому никаким боком не относится.

– Понятно. Я ожидал от тебя большего профессионализма.

– От меня? – Чертовка пожала плечами. – Не, нафиг-нафиг.

Я ощутила сгущающееся в воздухе напряжение. Здесь находилось полсотни обученных солдат. Мужчин и женщин, умеющих стрелять и попадать. Если Змей отдаст приказ, едва ли мы выберемся отсюда целыми и невредимыми. Намеренно или нет, но Чертовка делала Змею подножку именно тогда, когда он и так был уязвим и держался на ногах нетвердо.

Вот и хорошо.

– Остальные тоже так считают?

– «Странники» не в том положении, чтобы уйти. Ты это знаешь, – ответил Плут. – И мы должны выручить Генезис и Баллистика, если они в этом нуждаются. Так что нет. Мы точно в деле.

Мы с Ябедой и Мраком переглянулись. Ябеда целую секунду не отводила от меня взгляда. Решение за мной?

– Честно? – сказала я. – Я не знаю пока, как поступить. Это чертовски опасно, и мы на такое не то чтобы подписывались. Я бы согласилась быть в деле, как минимум чтобы удостовериться, что Сука выберется нормально, но сделать это плюс расчистить весь этот бардак за то время, какое ты нам дал? Это серьезный запрос.

– За риск, с которым ты столкнешься, ты получишь адекватную компенсацию, – пообещал Змей.

– Я в этом не сомневаюсь. Но мне не нужны деньги.

– А. Что же тебе нужно, Рой?

– Ты и сам знаешь.

– Я уже сказал тебе: я рассмотрю твою просьбу.

– Мне нужно обещание.

Он не ответил. Просто молча смотрел на меня сквозь свою сплошную маску без отверстий для глаз, носа и рта. Мне пришлось считывать мелкие детали – движение приподнятой брови, положение челюсти, шевеление и напряжение пальцев скрещенных на груди рук. Если бы мне предложили оценить его эмоции, я бы сказала, что он оскорблен.

– Я даю его тебе, Рой. В случае если ты справишься с ситуацией в течение ближайшего двадцати одного часа и твоя команда вернет контроль над своей территорией, я буду считать твою часть сделки выполненной. Надеюсь, остальные «Темные лошадки» тоже участвуют?

– Ничего не обещаю, пока тоже чего-нибудь не получу, – заявила Чертовка.

– Что тебе требуется?

– Моя собственная территория.

– Это можно организовать. С учетом того, в какой критической ситуации мы в настоящее время находимся, удовлетворишься ли ты, если мы обсудим этот вопрос после того, как кризис будет разрешен?

– Чего?

– Он хочет знать, устроит ли тебя, если то, какую именно территорию ты получишь, вы определите после того, как мы закончим дело? – пояснил Мрак.

– Ага.

– Мрак, Ябеда, Регент?

– Я с ней, – Ябеда ткнула большим пальцем в мою сторону. Мрак кивнул, покосившись на Чертовку.

– Не собираюсь оставаться за бортом, – сказал Регент. – Но, может, ты подкинешь миленький денежный бонус?

Я услышала микроскопический вздох Змея.

– Это можно организовать.

– Класс.

– Значит, решено. Мне поступила информация, что Дракон тоже кое-что ищет – хватает и прячет все цифровые товары в городе. Виктор согласился работать с моими командами и сделать все возможное, чтобы минимизировать урон. Если у вас больше ничего…

– Есть еще кое-что, – перебила Ябеда.

– Изложи.

– Данные, которые мы украли в ОПП. Ты их еще не взломал?

– Частично. Они серьезно повреждены.

– Они мне нужны. Как можно больше.

– Хорошо, – кивнул Змей. – Я покажу тебе дорогу.

– И еще одно. Ты сказал, у нас доступ ко всем твоим ресурсам?

– Да.

– Сколько именно денег ты в состоянии потратить?

– Мы можем обсудить это по пути в помещение, где хранятся данные, – твердо ответил Змей. – «Темные лошадки», «Странники», я желаю вам удачи.

И он широким шагом удалился. Ябеда последовала за ним.

Слишком легко, подумала я. Слишком легко он дал это обещание.

Но это уже кое-что.

– Идемте, – сказала я.

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ