Предыдущая            Следующая

ИМАГО 21.7

Я мягко закрыла дверь и остановилась, чтобы дать глазам привыкнуть.

Ставни на всех окнах были закрыты, и вдобавок задернуты занавески. В комнате было пыльно, и взвесь пылинок, попадая под тоненькие лучики света, вспыхивала.

Я постепенно разбиралась в окружающем пространстве, различая темно-серые силуэты посреди кромешной темноты. Посреди комнаты располагался С-образный стол с удобным компьютерным креслом внутри изгиба. На столе через равные интервалы стояло четыре монитора. Позади них на треногах было три широкоэкранных телевизора. Стены и открытые пространства позади телевизоров, в свою очередь, были заняты стендами и маркерными досками.

Я кинула взгляд на свой мобильник. Последняя полученная мною СМСка все еще отображалась на главном экране:

«для входа ближайшая клава. не броди и не включай монитор. введи WQtksDH2»

Я последовала инструкции и подошла к столу, осторожно выгибаясь, чтобы не прикоснуться ни к одной доске и не наткнуться ни на что свободной тканью моих спортивных штанов или рюкзаком. Я не хотела рисковать, применяя букашек для поиска препятствий, поэтому в почти полной тьме мне пришлось полагаться лишь на зрение.

Я нашла клавиатуру, нащупала маленькие выступы на клавишах «f» и «j», чтобы правильно расположить руки, и очень аккуратно ввела пароль.

В комнате раздалось несколько едва слышных звуковых сигналов. Что я только что отключила? Мины?

Хочу ли я это знать?

Теперь, когда все защитные меры, какие бы они тут ни были, снялись, я включила монитор. Тусклое сияние залило половину комнаты, осветив костюм Ябеды в углу и тяжелую металлическую дверь, ведущую в ее спальню.

Я нашла на стене регулируемый выключатель и зажгла свет ровно настолько, чтобы видеть. Стали различимы детали на стендах. Они были разных цветов в зависимости от тем, но имелись также нити, соединяющие отдельные элементы, и кусочки тесьмы, пришпиленные кнопками или удерживаемые магнитиками.

Я подошла к ближайшим стендам. Самая левая группа сопровождалась заголовками «Котел» и разными подзаголовками; все они либо были выполнены на зеленой бумаге, либо надписи были зеленым маркером. Ближайший ко мне стенд содержал фотографии разнообразных Плащей, выстроенные в сорок строк и двадцать пять колонок и снабженные заголовком «Котел, неподтвержденные». Изображения масок размером полтора на один дюйм, под ними ручкой написаны имена. То тут, то там портретов не хватало – видимо, для них Ябеда нашла более подходящие места.

Столько Плащей. Это реально пугало, и я подозревала, что тут не все. Собирается ли Ябеда расширять список?

В верхней половине имелись секции с заголовками «Вероятные» и «Подтвержденные». У многих «вероятных» Плащей рядом с именем были пятизначные буквенно-цифровые комбинации – номера в базе данных.

«Подтвержденных» было всего три. Плащи, относительно которых мы могли быть более-менее уверены благодаря их собственным признаниям и способностям Ябеды: Эйдолон, Александрия, Легенда.

На плотной цветной бумаге позади них были нарисованы линии, ведущие к прямоугольнику размером с портрет на самом верху, словно демонстрируя иерархию. Прямоугольник этот был пуст, а «имя» под ним было всего лишь: «Котел?»

На тыльной стороне этого стенда располагались Плащи с «подтвержденными триггерами» и «Пятьдесят третьи». У каждого «триггерного» Плаща под именем ручкой был описан его триггер, а также указан тот же буквенно-цифровой код. «Жадеит: расстройство вследствие промывки мозгов HSPuT». «Гефсимания: потеря семьи в войне H2UXa». «Рой: травля 9Zw3t».

Остальные «Темные лошадки» тоже были на этой части стенда, но без описаний триггеров. Вероятнее всего, Ябеда не хотела, чтобы любопытные глаза копались в деталях, ну а моя информация, предположительно, и так была достоянием общественности.

Я шла вдоль ее расстановки, ведя рукой по карточкам и фотографиям, словно могла впитывать информацию через касание.

Ленточки тесьмы соединяли стенд «Котла» с маркерной доской ОПП, где карточки были закреплены в нужных местах магнитиками. Черная лента тянулась от Александрии на стенде «Котла» к недавно ушедшему в отставку генеральному директору на доске «ОПП». Черное означает прямую связь? От стенда «Котла» к карточкам, посвященным финансам ОПП, тянулись желтые ленты.

На маркерной доске виднелось множество написанных от руки фраз: замечаний, мыслей, возможностей, – некоторые были полустерты. Глубина связи с Котлом? Финансирование: ОПП направляет официальные финансы на покупку способностей? Их политика?

Это не очень-то вдохновляло. И количество вопросов, и сама идея, что ОПП может быть куда крупнее, чем мне казалось.

Я перешла к доскам с другим цветом. Красные стенды и маркерные доски с красными надписями: Броктон-Бей. Потенциальные угрозы: «Зубы», «Красные руки», Сердцеед, «Затерянный сад», «Адепты», «Теплица», «Падшие».

Каждая надпись была снабжена кодом, как и триггеры, а затем и буквенно-цифровой комбинацией.

Мне понадобилась всего минута, чтобы понять, куда ведут эти ссылки. За изначальным налетом хаоса все было четко организовано. Маленький, высотой до колена, стеллаж содержал папки с теми же буквенно-цифровыми сочетаниями, какие я видела на стенде. Я достала одну наугад.

«Адепты». Самопровозглашенные маги. Одна страница информации – список имен и способностей. Еще одна страница с информацией ОПП: набор кодов и символов, которые я не поняла, числа в цветных кругах, квадратах и ромбах. Насколько я смогла понять, они характеризовались низким уровнем угрозы, средним уровнем преступности, средним уровнем «вовлеченности», низким уровнем активности. Лидер – Эпоха, путешественник во времени.

Забавно. Мне даже думать не хотелось о том, сколько головной боли может причинить эта способность.

Я аккуратно убрала эту папку, достала другую. «Затерянный сад». Высокий уровень угрозы, низкий уровень преступности, низкий уровень вовлеченности и средний уровень активности. Лидер – Курган. Сильный Влиятель, похожий на Лабиринт, но более однообразный в своей деятельности. Он не может покидать измененную область, созданную вокруг себя, может только медленно развивать изменения в одном направлении, давая им угасать позади. Создаваемый им эффект описывается как «впадина» с зарослями, распространяющимися в окружающее пространство. Согласно пометкам Ябеды в этой папке, он медленно, но уверенно двигался в сторону Броктон-Бея, и это началось сразу, как только появился портал.

Я пролистала папку до конца. Каких людей тянет к таким, как он? Похоже, вокруг Кургана, мужчины средних лет, собралось много очень молодых паралюдей, парней и девушек возраста Айши. Немного пугающе, когда я представила себе эту компанию Плащей и соответствующую динамику.

Я убрала папку и вернулась к стендам. Их в броктон-бейском разделе было еще несколько. Деньги. Планирование. Приоритеты в приобретении собственности. Продажи собственности. Маркерная доска с красным словом «Врата», несколько раз обведенным овалами и подчеркнутым, с вопросительными знаками вокруг.

Кто будет владеть порталом?

Одиночная маркерная доска с синими буквами и светло-синими карточками. На самом верху – заголовок крупными жирными буквами. «Способности: источник».

Я посмотрела на карточки для записей, закрепленные на доске магнитиками. Реальных ответов здесь не было. Только вопросы и теории. Поток сознания Ябеды в очищенном виде.

 

целое? куски большой мозаики но не знаю какой она формы. место человек предмет или чтото менее конкретное? что такое способности? зеркалка/экстраполяция рассматривается? есть связь между здесь и там?

почему? способности распределяются бесцельно примитивно хаотично. ошибка? чтото идет не так? только одна сторона чегото большего? план или чтото более простое?

почему триггеры? зачем такие проблемы? Связь с источником? привязка к чему-то первичному или какому-то плану? простая или навороченная?

в чем отличие между котлом и типичным триггером? была от котла утечка в водоснабжении? Паразит? глянуть в эпидемиологию. вероятно нет. узнать чью-нить историю как получал способности от котла, поискать там подсказки.

У кого есть ответы? если не мыслители, то плащи с более тесной связью с пассажиром? ОПП? котел? ок9? другие пр-ва? через какие каналы я смогу достать эти ответы? кража принуждение деньги добрая воля бартер? надо установить цену ответа прежде чем поднять тему со змеем с Рой

 

Я нахмурилась и отошла на шаг.

Последний стенд, самый правый, был обтянут черной бумагой. Наверху жирными черными буквами на белых карточках было напечатано: «Конец света».

Стенд был неприятно гол. В верхнем левом углу красовался портрет Джека, под ним – несколько листков бумаги с описанием всех его деяний после того, как он покинул наш город. На каждом листке были имена всех известных существ, с которыми он взаимодействовал любым прямым образом. Места, атакованные «Девяткой», цепочка маленьких городков, через которые она прошла, удаляясь зигзагом от Броктон-Бея.

Плащи, рекрутированные в команду; погибшие Плащи.

Остальные три четверти стенда были пусты, если не считать одной карточки в верхнем правом углу:

 

границы способности Дины: не может ясно видеть точки взаимодействий с плащами иммунными к способностям, провидцами, Мыслителями меняющими ситу. Ограниченный обзор за точками взаимодействий. это «стопперы».

Хартфорд: нет известных стопперов.

Энфилд: нет известных стопперов.

Чикопи: нет известных стопперов.

Саутбридж: нет известных стопперов.

Бостон, Чарльзтаун: есть стопперы, нет прямых взаимодействий между стопперами и Девяткой. позвонить Стиллу уточнить. нет взаимодействий

Песочница: нет известных стопперов.

Это выглядело осмысленным. Отслеживать разрушительную траекторию Джека от точки, где он покинул город, найти точку, за которой Дина не сможет или не должна видеть, воспользоваться этим, чтобы сузить варианты.

Но обилие черноты на этом стенде пугало, если учесть, сколько всего стояло на кону.

Я вернулась к столу, поставила рюкзак на пол и села в кресло Ябеды. Нажала кнопки включения на всех остальных мониторах, и экраны зажглись. Проверив ящики стола, нашла пульт дистанционного управления и включила по очереди все телевизоры.

Два телевизора показывали общие новости, третий – новости бизнеса. Все три были в беззвучном режиме, слова репортеров показывались субтитрами.

Пароль, который я ввела, похоже, залогинил меня во все компьютеры как гостя. Я стянула обувь и закинула ноги на стол, как при мне делала Ябеда; на время я оказалась на ее месте.

Все располагалось так, чтобы быть на виду: мониторы, телевизоры, стенды. Все эти заметки, разные цвета, хаос, количество вопросов – наводили на мысль о чем-то вроде параноидальной шизофрении, когда человек видит взаимосвязи повсюду. Вот только Ябеда была права.

Даже залогиненная под «гостем», я видела признаки деятельности программ, которые она установила в своих главных аккаунтах: биржевая бегущая строка, новостная бегущая строка, погода, время, популярные темы, ленты соцсетей, несколько плашек с предупреждениями, срабатывающими, когда создаются или модифицируются страницы, посвященные тем или иным конкретным темам. Даже фон представлял собой четыре видеопотока с камер, озирающих Броктон-Бей.

И это только содержимое рабочего стола, без каких-либо открытых окон.

Новая информация мелькала на мониторах в два-три раза быстрее, чем на телеэкранах, а там материал подавался тоже не сказать чтобы медленно. Стенды, напротив, оставались статичны. Это было как физическое представление того, что происходило в мозгу у Ябеды. Информация вливалась потоком; стоило мне сосредоточиться на одном источнике, как в сознание вторгались детали из других. И всегда оставались вопросы на заднем плане, те самые, которые были на стендах. То, что надо держать в голове, когда вбираешь в себя другие детали, постоянно выискивая связи, удерживающие всё вместе. Она просто сидит здесь, впитывая все это и одновременно с помощью телефона и компьютера занимаясь делами «Темных лошадок»?

Ничего удивительного, что она перегрузила себя с этой своей способностью.

Я загрузила на компе браузер и вошла в Parahumans Online.

Две новых вкладки. Поиск по запросу «Рой», поиск по запросу «Тейлор Хиберт».

«Примерно 95000 сообщений, относящихся к Рой»

«Примерно 5200 сообщений, относящихся к Тейлор Хиберт»

Я вздохнула, закрыла вкладки, потом стала проглядывать форум, посвященный Броктон-Бею. Там ничего интересного не находилось.

Я проверила большинство тем до середины второй страницы броктон-бейского подфорума, когда тяжелая металлическая дверь со щелчком открылась. Вошла Ябеда… Лиза в не по размеру большой футболке и пижамных штанах. Я на миг была сбита с толку, как ее воспринимать, потому что ее волосы были распущены, что я ассоциировала с Ябедой, но при этом она была в гражданском, что, естественно, подходило к имени «Лиза».

– При-… о черт, – перебила она себя, дернувшись от боли из-за тусклого освещения и сияния экранов, и прикрыла глаза рукой.

Я поспешила к выключателю, но она уже произносила голосовую команду:

– Система, выключить свет.

Свет погас.

– Система, выключить экраны.

Телевизоры и компьютерные мониторы также отключились.

– Извини, – тихо произнесла я. – Думала, ты больше восстановилась.

– Не, – ответила она. Глаз она по-прежнему не открывала и говорила с осторожностью, которая подсказывала, что ей больно даже от звуков собственного голоса. Под глазами у нее были темные круги. Похоже, она не спала в последнее время. – Но ничё.

– Может, тебе вернуться в кровать? – предложила я.

– Не, такого я ни за что не пропущу, – ответила она. – Мое кресло.

Я вылезла из кресла и развернула его так, чтобы ей проще было сесть. Она направилась к креслу медленно, как старуха, наконец с облегчением опустилась на сиденье и откинулась на спинку, закинув одну ногу на стол. Рукой она прикрывала лицо, так что глаза прятались в изгибе локтя.

– Тут столько всего… Для тебя это слишком много, – сказала я. – Ты пытаешься за раз справиться со слишком большой кучей вещей.

– Иронично, – пробормотала она. – Чья бы корова мычала.

Я села на краешек стола.

– Ты себя просто бомбишь. Стоит попытаться заняться каким-то одним делом за раз.

– Не могу. Сосредоточусь на чем-то одном – остальные отвалятся. Надо учесть слишком много всего.

– Может, тебе надо позволить остальному отвалиться, – прокомментировала я. – Так ли уж важно разобраться, откуда берутся способности? Тебе мало управлять городом, следить, не появятся ли враги, и, может, уделять выходные проблеме Джека?

Она простонала.

– Прости, – сказала я. Я лишь давала ей новые намеки, тем самым поощряя непроизвольное применение ее способности и еще ухудшая ее состояние. Задавать вопросы – это жестоко при ее нынешнем состоянии.

– Ничего. Ничего, не страшно. Понимаешь, оно все взаимосвязано. Помнишь, я описывала свою способность как здоровенное трехмерное судоку? В котором я заполняю клеточки.

– Угу.

– Вот это все… Если я где-то застреваю, то, может, на периферии найдется что-то, что поможет мне взглянуть под другим углом. Если я собираюсь биться с проблемой, мне придется биться со всей проблемой. Помогает держать факты в узде. Быстрее замечаю, когда где-то неправильный кусочек инфы.

– Ты забыла отметить, что Аккорд покупает способности, – сказала я. – Появилось недавно, но я не нашла этого сзади на зеленом стенде.

Она опустила ноги на пол, словно намереваясь вскочить и сделать необходимые исправления, но затем, похоже, передумала. Оперлась локтями о стол и зарылась лицом в ладони.

– Я сделаю, – предложила я.

– Пустые карточки на стеллаже рядом с дверью.

Я встала, подошла к стеллажу и, покопавшись там, отыскала зеленые карточки и черный фломастер. Написала: «Напоминание: Аккорд покупает способности у «Котла» для своих квалифицированных подчиненных. Они знают о процедуре мало, но он – наверняка много».

Я прикрепила карточку в секции «Вероятные».

Закончив, я снова взглянула на Лизу – та по-прежнему сидела, зарывшись лицом в ладони.

Минуту или две я ничего не говорила, давая ей собраться с мыслями.

– Так, – произнесла она наконец.

– Так.

– Прости, что так долго выбиралась сюда.

– Нет проблем, – ответила я. – Минутка покоя была даже приятна. Краткое затишье перед бурей.

– Я не нарушаю твое расписание? Сколько сейчас? Восемь?

Я покачала было головой, но тут же осознала, что Лиза на меня не смотрит. В темноте трудно понять.

– Не мешаешь. И сейчас где-то без четверти.

– Не уверена, что смогла ухватить этот твой план. А если я не могу сообразить, это плохой признак.

– Ты сейчас не в лучшей форме.

– И тем не менее.

– И тем не менее, – повторила я за ней и вздохнула. Прислонилась к стене, сунула большие пальцы в карманы. – Может, ты и права.

Она медленно подняла голову, ее лицо исказилось, и она снова опустилась в полулежачую позу, двигаясь со скоростью улитки. Меня кольнуло сочувствием.

– Может, тебе чего-нибудь принести? – предложила я.

– Лекарства не помогают.

– Может, что-нибудь еще. Воды, скажем.

– Нет. Ничего не работает – только время, плюс полная неподвижность, полная темнота и полная тишина. Давай просто…

Она смолкла.

– «Давай просто» что? – подтолкнула ее я.

– Я собиралась сказать, что нам надо покончить с этим, но… мы ведь этого не хотим, верно?

– Верно, – ответила я почти что шепотом.

Повисло молчание.

Я смотрела на комнату, на неотвеченные вопросы, уже неразборчивые в темноте, превратившиеся в оттенки темно-серого на черном или черного на темно-сером.

Эти вопросы – епархия Лизы. Мой же фокус – на команде, на динамике нашей группы, на взаимодействии с теми, кто вне нашего внутреннего круга. С врагами, с союзниками, которые могут стать врагами. Даже с общественностью в целом надо как-то взаимодействовать, как-то управляться, относиться к ней как к возможной угрозе.

Вот что заботило меня прямо сейчас.

– Жаль, что я не могу применять свою способность больше, – сказала Лиза. – Дала бы тебе совет, чтобы ты шла туда не вслепую.

– Мне тоже жаль. Но не вини себя. Я не предупредила тебя достаточно загодя, и ты уже перенапрягла свою способность. Мне достаточно твоих чувств.

– На самом деле недостаточно. Черт меня подери. Мне это плохо удается. Быть неуверенной. Расстроенной. Разочарованной тем, что не могу предложить хоть что-то…

Она увяла.

Я подумала о той Лизе, которую знала, о ее характере, о ее манере поведения. Слегка безбашенной, уверенной, нахальной. Бесстрашной.

– И испуганной? – дополнила я ее перечень.

– И испуганной, – согласилась она.

Я никогда не видела ее ранимой. Раненой видела, видела ее реакцию после того, как ей вывихнуло руку, и после того, как Джек распорол ей лицо. Видела ее встревоженной, даже нервничающей, когда к нам приближался Всегубитель и когда она беспокоилась за меня.

Но здесь и сейчас была Лиза, временно лишившаяся способностей. Простая смертная.

Я не очень понимала, как на это реагировать.

– Знаешь, вчера вечером Рэйчел сказала спасибо, – сообщила я.

– Правда?

– И я подумала, – продолжила я. – Не помню, тебе я когда-нибудь это говорила? Я обязана тебе больше, чем кому-либо другому, в определенном смысле.

Лиза улыбнулась, но радости в этой улыбке не было.

– Не уверена, что тебе стоит быть такой уж признательной, – прошептала она. – За то, что я сделала, что втянула тебя в игру, что пыталась помогать, если это вообще можно назвать помощью, если учесть, где мы в итоге очутились.

– Возможно, средства оправдывают цель, – предложила я.

– Возможно.

– В любом случае, я это ценю.

– Ну тогда пожалуйста, – ответила она.

Она сменила позу и издала едва различимый болезненный стон.

– Думаю, это намек, что мне пора идти, – сказала я ей.

Она нахмурилась.

– Черт. И это всё?

Я пожала плечами.

– А что еще говорить?

– Я вроде как должна дать тебе совет. Проинтуичить что-нибудь. Но я никакая.

– Попробуй все равно, – предложила я.

Она снова нахмурилась. И через несколько секунд произнесла:

– Задай им жару.

– Задам, – кивнула я. Подошла к Лизе, наклонилась и обняла ее, все еще сидящую в кресле. Один-единственный жест, словно я могла передать им все, что не могла передать словами.

Мрак беспокоился, что я фаталистка. Здесь этот термин не вполне подошел бы. Но идея в его основе была верная.

Мы установили что-то вроде правила еще тогда, в ту ночь, когда впервые узнали про Дину и ее способности, в ту самую ночь, когда явился Левиафан. Я была на волосок от того, чтобы покинуть команду, и Ябеда установила правило.

Никаких прощаний.

Я взяла свой рюкзак, развернулась и вышла без единого слова.

Солнце и жара успешно расправлялись с туманом, повисшим над городом после недавней непогоды. В результате небо над головой было ярко-синим, но в самом городе следы утреннего тумана еще оставались. Было не больше девяти утра.

Я была без костюма, но и не пряталась в одежде, какую не ношу в обычной жизни. Простой белый топ, черные спортивные штаны и кроссовки. Любой мог увидеть во мне Тейлор Хиберт, не отличимую по облику и по одежде от девушки, которая была в новостях.

Ничьи взгляды на мне не останавливались. Я двигалась целенаправленно, и этого было достаточно. Глаза прохожих смотрели сквозь меня.

Некогда у меня ушло немало времени, чтобы привыкнуть к такой чудовищной невнимательности людей. Даже Рэйчел с ее необычной внешностью могла существовать, лишь изредка привлекая внимание общественности. Это касалось не столько перспектив попасться, сколько путей отхода. Если бы меня заметили, когда я шла на встречу с Мраком и Цитрин, это создало бы проблемы. Если бы меня заметили на обратном пути к моей территории, проблем бы не возникло. К тому времени, когда герои успели бы среагировать, они уже не были бы причиной для беспокойства.

Тот же принцип работал и здесь. Вся разница была в причине, почему герои не были причиной для беспокойства.

Напряжение звенело в моем теле с каждым шагом. В животе ощущалась пустота – особого аппетита сегодня утром у меня не было.

В то же время мной владело почти что буддийское спокойствие. Мысли были ясными. Я уже решила, как буду действовать. Похожее спокойствие я испытывала, когда противостояла Бунтарю и Дракон.

Я приблизилась к штаб-квартире ОПП. Многие из букашек, которых я поселила там в свой предыдущий визит, все еще там оставались, и обитатели здания к ним приспособились. Никто не обращал внимания на прикосновение букашки к телу – разве что непроизвольно прихлопывал комара или смахивал муравья с ноги.

Я почувствовала Тэгга – он говорил по телефону в своем кабинете.

Люди заходили через главный вход – и сотрудники, и туристы, жаждущие проверить новооткрывшийся сувенирный магазин и разузнать насчет экскурсии. Это было для меня загадкой. Тэгг что, не ожидал новой атаки? Или он счел, что моя атака букашками была пределом того, на что я готова пойти? Максимальной угрозой, которую я представляла, если меня разозлить?

ОППшники, находящиеся прямо за входом, взрослые мужчины и женщины, работой которых было высматривать проблемных посетителей, лишь мазнули по мне взглядами, когда я, присоединившись к толпе, вошла прямо у них под носом.

Впрочем, я сама говорила Регенту нечто подобное. Атаковать с неожиданного направления, делать то, чего враг ожидает меньше всего. Несомненно, сейчас было именно это. Никак они не могли ожидать, что я войду прямо к ним в здание солнечным утречком, при том что они в последнее время даже не сделали ничего, что могло бы меня спровоцировать.

Я прошла в середину фойе и остановилась, чтобы оглядеться.

Возможно, роль сыграло именно то, что я стояла неподвижно, а остальные в фойе двигались. Я не шла против потока, но сопротивлялась ему. Так или иначе, меня заметили. ОППшник возле стола регистрации. Краем глаза я увидела, как он потянулся за оружием.

Я медленно выдохнула. Мной владело пугающее спокойствие, а моя способность ревела в уголке сознания. Как будто все букашки кричали, чтобы я позволила им атаковать, мстить. Отделять плоть от костей, жалить, кусать.

Я оттолкнула букашек, велела им оставаться неподвижными. В последний раз я так воевала с собственной способностью много месяцев назад. Много месяцев прошло с тех пор, как я сидела в туалете старшей школы Уинслоу, убеждая себя, что не хочу драться, не хочу мстить тем, кто меня травит.

Сейчас мне оставалось гадать: это мое подсознание или мой пассажир?

– Злодейка! – прокричал ОППшник, наводя на меня оружие.

Реакция была странно замедленной: каждый из пяти – шести десятков людей в фойе повернулся к ОППшнику, чтобы понять, что происходит, как-то узнать об источнике опасности, о направлении, откуда исходит угроза. Они увидели, в какую сторону он смотрит и куда навел пистолет, и повернулись ко мне.

Лишь тогда посетители и невооруженные служащие начали кричать и бегать в поисках укрытия. Лишь тогда другие ОППшники достали оружие и навели на меня. Полдесятка бойцов в закрывающих все тело доспехах, с летальным и нелетальным оружием, и все это оружие смотрело на меня.

– На пол! – проорал один из них.

Я медленно опустилась на колени и положила руки на затылок.

Раздались шаги. Из комнаты за столом регистрации вышли Мисс Милиция и Защитники. Я попыталась вспомнить, что сообщили мне букашки о планировке этого здания во время моих прошлых визитов. Совещательная комната, если мне не изменяет память.

Мисс Милиция, Хроноблокер, Флешетта, Виста и Тигель уставились на меня во все глаза. На лице Мисс Милиции читалась озабоченность, брови были нахмурены. Она стояла неподвижно, в отличие от ОППшников вокруг меня, которые орали и задавали вопросы, на которые я не могла отвечать. Я опустила голову и закрыла глаза, словно могла найти убежище того же рода, какого ищет Ябеда, найти спокойствие, отрезав от себя хаос окружающего мира.

Я попрощалась с моей командой, насколько смогла.

Я разложила дела по полочкам, опять-таки, насколько смогла. Мне придется верить, что Мрак присмотрит за Регентом и Айшей, удержит их на верном пути. Мне придется верить, что Ябеда присмотрит за Мраком.

Когда я разговаривала с мамой, я решила, что должна буду перейти эту черту, если вообще собираюсь следовать указаниям Дины, если собираюсь достичь всего, чего хочу, что мне надо достичь. Чтобы сделать это, сказала я ей, мне придется быть бессердечной, а это самое бессердечное, самое бесчеловечное, что я могла сделать. Бросить своих людей. Бросить Рэйчел. Бросить Брайана.

Я подумала о той бумаге, о словах Дины. «Рви узы». Надеюсь, Дина, ты знаешь, что делаешь, потому что это самый мощный разрыв, на какой я способна.

Я встретилась глазами с Мисс Милицией.

– Я сдаюсь.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ

Система Orphus